Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Игуменья Тамара. Жизнь до эмиграции

Анатолий  Холодюк, Русская народная линия

08.09.2017


Глава первая. «Она прелестная девочка, всегда веселая и тихая...» …




Посвящается  монахине Веронике (Рахеб) -
воспитаннице и  преданной келейнице елеонской игуменьи Тамары, в миру
княгини Татьяны Константиновны  Багратион-Мухранской
(урожд. Романовой; 1890 -1979)



Игуменья Тамара (княжна императорской крови Татиана, в замужестве княгиня  Татьяна Константиновна Багратион-Мухранская) родилась  11/23 января 1890 года в многодетной семье великого князя Константина Константиновича (1858-1915) и великой княгини Елизаветы Маврикиевны (1865-1927), урожденной принцессы Саксен-Альтенбургской. Местом рождения княжны Татианы,  принадлежавшей к ветви Константиновичей Российского императорского дома Романовых, является Санкт-Петербург, Мраморный дворец на берегу Невы - официальная резиденция ее отца. Княжна Татиана была третьем ребенком и старшей дочерью в княжеской семье Романовых, где воспитывалось девять детей (в 1905 году одна девочка умерла в младенчестве). Княжна Татиана является  внучкой великого князя Константина Николаевича, второго сына императора Николая I и младшего брата императора Александра II.

Появление на свет в княжеской семье первой дочери  Татианы   осчастливило ее родителей, имевших  к 1890 году двух сыновей - четырехлетнего Иоанна и  трехлетнего Гавриила. О  радости отца - великого князя Константина Константиновича свидетельствуют  его дневниковые записи за январь - июнь 1890 года :

«Четверг.11[января].

<...> Наконец, в 5 ч. 35 м. раздался первый крик ребенка. По лицу жены я увидал, что страдание сменилось радостью, и услыхал, как Крассовский*1) сказал: «Княжна!». Подле жены на белом одеяле копошилось маленькое, голенькое, красненькое созданьице. Татулька родилась в сорочке. Завернули ее в мою ночную рубашку, я взял ее на руки и отнес в уборную жены, превращенную в детскую. Там приняла ее Атя*2)...>

Мраморный.13 [января].
Вчера не успел продолжить про день рождения Татьянки.
Я послал карету за духовником о. Арсением Двукраевым. В 7 ч[асов] утра он приехал. <...> Маленькую вымыли в ванне. Когда все было готово, я пригласил батюшку в спальню, взял новорожденную на руки и начался обряд наречения имени...

<...>

12 [января].

<...> Татьяночка была бы у нас именница, ее уже окрестили. Служили благодарственный молебен в церкви. <...> После обеда я присел отдыхать у жены в спальне; новорожденную в корзине поместили подле матери и все трое мы спали - Papa, Maman et bebe ( Отец, мать и дитя (фр.).- Примечание автора) .

< ...>
Среда. 7 [февраля].
Раздавал в роте серебряные рубли в память крещения Татианки...

Пятница. 22 июня. <...> Атя принесла Татьянку. Она прелестная девочка, всегда веселая и тихая...[1].

Появление на свет княжны Татианы нашло отражение  в официальном издании государственных органов власти Российской империи и Временного правительства России - "Собрании узаконений и распоряжений правительства, издаваемом  при Правительствующем Сенате".  Здесь 16 января 1890 года (ст. 43; № 6518 от 12 января 1890 г.)    опубликован "Именной Высочайший Указ, данный Сенату", повествующий  "О разрешении от бремени Ея Императорского Высочества, Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны Дочерью, нареченною Татианою"[2]. Во второй  части этого Указа говорится: "Повелеваем  Правительствующему Сенату сделать распоряжение, чтобы сия Новорожденная Княжна Императорской Крови, по принадлежащему Ей, как правнучке Императора, титулу, во всех, где приличествует, случаях была именуема  Ее Высочеством".   

В  дневниковой записи от 21 января 1890 года великий князь Константин Константинович написал, что он специально ездил к великому  князю Сергею  Александровичу, основателю Императорского Православного Палестинского Общества,  и после обедни, проходившей в домовой церкви,  "просил его в крестные отцы Татульке".

5 февраля того же года в небольшой дворцовой церкви приготовили к крестинам  богатую купель с тремя серебряными паникадилами. Купель стояла посреди ковра, разостланного перед иконостасом. Церковь была украшена многочисленными  гостями в нарядных одеждах. Княжеских сыновей Иоанна и Гавриила няня Варвара Михайлова ("Вава") заблаговременно привела в церковь. На семейном торжестве присутствовал и император Александр III.

Согласно записи в "Метрической книге о Членах Августейшего  Императорского Дома" (1890) и    "Метрическому свидетельству княжны  Татианы Константиновны"[3], таинство  "Крещения Ее Высочества совершено было  пятого Февраля того же года в церкви Мраморногo Дворца в Высочайшем присутствии. Восприемниками изволили быть лично: Ее императорское Величество  Государыня Императрица Мария Федоровна и Их Императорские Высочества Великая Княгиня Мария Павловна, Великий Князь Сергей  Александрович и Великая Княгиня Екатерина Михайловна; и не лично : Их Императорские Высочества Великие Князья Константин Николаевич и  Николай Николаевич Старший, Ее Королевское Высочество принцесса Мэри Ганноверская, Принцесса Великобританская и Ирландская и Их Высочества: Наследный Принц Бернард Саксен-Мейнингенский, герцог Саксонский, Принцесса Мария  Саксен-Мейнингенская, герцогиня  Саксонская; Принц Мориц Саксен-Альтенбургский Герцог Саксонский, Принц Эрест-Бернард Саксен-Альтенбургский, Герцог Саксонский  и Принцесса Тереза Саксен-Альтенбургская, Герцогиня Саксонская. Таинство Крещения совершал Духовник Их Императорских Величеств Протопресвитер Иоанн Янышев*3).
 
Все присутствовавшие  на семейном торжестве заметили, что маленькую Татиану подносила к причастию   Государыня Мария Федоровна, а крестному отцу, великому князю Сергею Александровичу, вовсе не пришлось держать на руках крестную дочь.   По завершении таинства крещения Государь Александр III поздравил великого князя и его супругу с новой христианкой Татианой. Великий князь Константин Константинович поблагодарил всех восприемников, и  далее все высокие гости  пошли к супруге князя, которая по болезни не смогла присутствовать в церкви. Новокрещенную Татиану несла на руках императрица. Она передала спеленутую малышку счастливой матери.  Угощение участников семейного торжества проходило в гостиной великой княгини Елизаветы Маврикиевны.

Через два месяца после этого события, в пасхальные праздники   по приглашению княжеской супружеской четы великий князь Сергей Александрович как крестный отец     вновь посетил  Мраморный дворец и уже в этот раз     лично он подносил в церкви к причастию княжну Татиану. Отец не мог налюбоваться ею, называя первую дочь "прелестной", "веселой и тихой" девочкой.

После крещения первой и  "многожеланной" дочери Татианы счастливый отец пожертвовал дорогую   подвесную лампаду для образа святой мученицы Татьяны на фасаде Московского университета. По воспоминаниям современников, эта лампада была "неугасимой". Великий князь, имея благочестивый обычай, жертвовал икону и лампаду после крещения своих детей в православные монастыри или храмы, носившие имя тех святых, в честь которых были названы новорожденные дитяти.

В императорской России великий князь Константин Константинович считался самым состоятельным из всех известных великих князей. Ему по наследству  достались Мраморный дворец в Санкт-Петербурге и загородный дворец в Павловске, где хранились дорогие художественные коллекции. Кроме того, он владел большим доходным домом на Спасской улице в Санкт-Петербурге,  имением Осташёво в Московской губернии, а  также частью имения   и участками  земли   в Черноморской губернии [4]. Великий князь имел генеральское звание и в разные годы был начальником Главного управления военно-учебных заведений, а также президентом Императорской Академии Наук.  Среди современников великий князь был известен как человек глубокого религиозного чувства, всецело преданный православной церкви, а еще и как  духовный поэт под криптонимом «К.Р.».

Жизнь княжеской семьи  всецело была проникнута христианским духом. В семье исповедовали православную веру, благородство и высокие чувства.   Все ее члены  любили читать духовные книги, торжественно отмечать главные религиозные  праздники, а также дни именин. Несмотря на то, что глава семейства и  его все  дети были православными,   их мать  - великая княгиня Елизавета Маврикиевна, будучи немкой по национальности, так и не перешла в православие и   до конца жизни исповедовала лютеранство.  Однако, будучи человеком глубоко религиозным, супруга великого князя не препятствовала мужу воспитывать детей в православных традициях и всячески его в этом поддерживала.

Во дворцах, где проживала княжеская семья, были устроены домовые церкви. Как и все дети в семье Романовых, княжна Татиана была религиозной и уже в подростковом возрасте интересовалась монашеством, о чем вспоминала ее младшая сестра - княжна императорской крови Вера.  В комнате у отца была установлена во весь рост и икона равноапостольного царя Константина и перед нею висела на цепи неугасимая лампада. В доме находилось и очень большое деревянное распятие. В отцовской молельной  висело много образов и всегда  перед ними теплилась лампадка. Многие иконы подарили отцу великие князья Сергей Александрович и Павел  Александрович - сыновья императора Александра II и императрицы Марии  Александровны. Ежедневно  в  молельню великого князя приносили из домовой церкви икону того святого, чей был день в православном календаре. Великий князь устраивал маленьким детям  чтения с комментариями  Закона Божиего и житий тех святых, чьи имена носили дети.  Они  учили наизусть православные молитвы и Символ веры.   Для юной княжны Татианы посещение богослужений в дворцовой церкви или в монастырях всегда было праздником. В семье великого князя  дети знали, что только успехи в учении, достойное поведение и послушание могут служить им своеобразной наградой  для участия в церковных богослужениях.  Княжеские дети с юных лет прислуживали священникам,    читали евангельские  тексты и пели в церкви. В 1905 году хор, составленный  из детей великого князя, дал представление в церкви имения Осташево. Известно, что старший сын князя Иоанн - большой любитель  церковного песнопения   организовал собственный хор, участвовавший и в театральных постановках. Отец требовал, чтобы дети знали наизусть тропари двунадесятых праздников и читали их в положенные дни. Он запрещал своим чадам опаздывать на службу в церковь. Если кто приходил в нее после возгласа  диакона "Благослови, Владыко", то провинившийся получал от отца «крепкие щелчки пальцами в шею». Дети этого боялись и, как угорелые, спешили в церковь к началу службы. Однако все они понимали, судил ли их строго отец или хвалил их - любовь его к ним была безмерна. По вечерам, когда дети ложились спать, родители приходили к ним, чтобы присутствовать при их молитве.

Княжна Татиана очень почитала своих родителей, нежно называя   в письмах  свою маму -"Мусь", а папу - "Пусь". В детских  письмах  обращение к отцу "Папа" и слово "Тебе" девочка писала с большой буквы. Восьмилетняя Татиана подписывала свои письма родителям по разному: "Татьянка", "Ваш птенчик без крылышков Татиана" и др. [5].  Родители  тоже  в свою очередь обращались к маленькой княжне "Тусь" или "Татулей". Взрослым подражали их сыновья ("Туська"), а любящий отец  всех своих детей  называл так - «мои гуси».

Cодержание дневников великого князя Константина Константиновича и личных писем княжны Татианы дают представление о том, как развивалась девочка и как проходило формирование ее характера.

Самыми любимыми семейными праздниками были Пасха Христова и Рождество Христово, к которым взрослые и дети  готовились заранее. На Пасху в Мраморном дворце все члены княжеской семьи в праздничной или парадной одежде выстраивались с красными  восковыми свечами  и с цветами для участия в праздничном крестном ходе, проходившем по ярко освещенным залам. Маленькой княжне Татиане  в дни праздников  родители дарили  детские игры и куклы, которых она называла мужскими именами, например, "Андрюшей" и "Глебом". Среди  других подарков были  иконки, крестики  и  книги. 13 июня 1900 года княжна Татиана написала  отцу из германского Швальбаха: "Дорогой мой Папу! Очень благодарю тебя за письмо, а от всей души за образок и крестик, а когда мы приедем  в милую родину Россию, я прицеплю крестик к моей цепочке. Я страшно обрадовалась, когда получила Твое письмо и пакетик ( в котором лежали крестик и образок), как раз в тот день, когда я  получила Твое письмо, было Игорево рожденье. < ...> После, когда я прочла письмо  и вынула из пакетика образок и крестик, то сейчас же взяла образок и поставила его на кровать с той стороны, где лежит моя голова, когда я сплю. < ...> Прощай. Христос с тобой. +++ Обнимаю и целую Тебя 900000 раз крепко-крепко. Твоя Тебя очень-очень любящая дочка Татиана" [6].

В отроческие годы  Татиана получала  от родителей в подарок книги,  пасхальные ювелирные яички для  ожерелья вокруг шеи, а также красивые канцелярские принадлежности, краски,  конверты и бумагу для писем, специальные в кожаных переплетах тетрадки с миниатюрными замочками для ведения дневниковых записей, однако их княжна почти не вела,  ибо не очень любила заниматься этим делом. Ей преподавали уроки рисования, и она с большим удовольствием раскрашивала с братьями яички к пасхальным  праздникам и потом дарила их. 7 января 1905 года княжна Татиана подробно написала брату Иоанну, как выглядела их рождественская елка, как  в Зимнем дворце отмечали  праздник "Иордань"  и о том, что она получила в подарок от родных и близких "прелестные золотые с жемчужинами часы" на руку, "сочинения Лермонтова", "картину с Мадонной", "шоколад", "вазу декадентского стиля, но очень красивую".

Когда княжеские дети повзрослели и умели самостоятельно читать книги, в дни  больших религиозных праздников они получали от отца   подарки подороже - Евангелия и молитвословы. Однажды великий князь подарил детям тексты Евангелия в специально заказанных переплетах  из дорогой светлой, тонкой свиной кожи  с оригинальными позолоченными застежками. Отец сначала   гордился таким своим подарком, а потом, после реакции детей был очень смущен. Причина? - Татиана и ее братья  возмущались вслух: "Как для такой священной книги можно использовать кожу...от свиней!?"

Дни рождения в княжеской семье отмечали скромно. Исключение  составляли только дни совершеннолетия детей иди круглые даты.  Торжественность присутствовала в те дни, когда в семье отмечали дни Ангела детей. Княжна Татиана знала с братьями, что  их отец равнодушно относился к такому светскому празднику, как  Новый  год. Он  демонстративно его не отмечал  и в последний день декабря  рано ложился спать.

В Мраморный дворец часто приезжали известные  священники, среди них был и  отец Иоанн Кронштадтский, почитавшийся уже при жизни как великий молитвенник, чудотворец и прозорливец. К нему  подходили под благословение  все княжеские  дети. Мальчики Иоанн и Гавриил ласкались к нему, отец Иоанн  гладил  малышей по головке и при этом говорил о них : «Вот это благочестивые дети...»

Княжеские дети не оставляли молитвы и в загородных имениях, во время летнего пребывания  в Калужской губернии, а также на отдыхе в Крыму и заграничных курортах, куда родители по  советам состоявшего при семье врача С.А.Острогорского, а также по рекомендациям  профессора, врача-консультанта Д.А.Соколова; доктора медицины Д.А.Муринова отправляли детей  для укрепления здоровья.  Княжна Татиана, хотя и  росла "бодрым и веселым"  ребенком, но  в целом ее здоровье нельзя  было  назвать уж очень крепким. Из-за особенного  северного климата города на Неве у княжны были ослаблены легкие, она часто кашляла и имела насморк.  От отца девочка  унаследовала проблемы со зрением - близорукость. Иногда у нее случались тошноты и  она жаловалась на  боли в  желудке. Кроме того,  без всякой видимой причины у Татианы часто "бывали  дурноты", о чем ее воспитательница в письменной форме   сообщали родителям.

После первой ее няни "тети Ати" воспитанием княжны занималась Татьяна Васильевна Олсуфьева,  сопровождавшая Татиану во всех поездках по России, в Крым или за рубеж. А первое заграничное путешествие  княжны Татианы с братьями состоялось в сопровождении воспитателей весной 1900 года. На воспитание княжны оказывали большое влияние не только  ее родители, но "Дядя" или "Дяденька"*4) -  младший брат отца и   член семьи Константиновичей,  великий князь  Дмитрий  Константинович, а также "Теоля" или "Тетя Оля"*5) - старшая сестра отца, великая княгиня Ольга Константиновна.  С весны  1907 года  общее руководство по воспитанию и образованию младших княжеских детей в доме Константиновичей  временно  принял  себя заведующий двором великого князя Константина Константиновича  Александр Васильевич Короченцов*6). Косвенно он тоже влиял на  семнадцатилетнюю  княжну Татиану, и   она... очень и очень ему  симпатизировала.

Княжна Татиана проходила домашнее обучение под руководством авторитетных  в России и Санкт-Петербурге преподавателей. Их подбирал для своих детей сам великий князь Константин Константинович, руководивший процессами обучения и воспитания своих детей.  В Мраморный и Павловский дворцы часто приглашались историки, археологи, литераторы и искусствоведы П.Г.Власенко, В.Т. Георгиевский, Н.К.Кульман, С.Ф. Платонов  и др. для проведения с детьми, родными и близкими тематических бесед.  Русский язык и  литературу  преподавал княжне Татиане  историк и филолог, профессор Женского педагогического института Н. К. Кульман, а также учительница русского языка Анастасия Петровна Орлова. Директор того же института, историк С.  Ф. Платонов проводил для княжны Татианы уроки русской истории. Господин М.Тьешь преподавал французский язык. Почетный профессор Санкт-Петербургского  лесного института Д. Н. Кайгородов, автор книг о природе преподавал  ей естествознание.  Одним из учителей музыки был пианист Г. (Рудольф) В. Кюндингер. Еженедельно по четвергам вместо послеобеденных уроков дети ездили осматривать музеи, фабрики  и всякие достопримечательности в Санкт-Петербурге и его пригородах. 4 октября 1900 года княжну Татиану возили осматривать  духовное училище для девочек в Царском Селе. Здесь она присутствовала на уроках священной истории и русского языка.

Домашнее образование юной княжны Татианы было очень разносторонним. Наряду с арифметикой, естествознанием  и географией приглашенные в Мраморный и Павловский дворцы педагоги преподавали детям  гимнастику,  танцы и верховую езду. Верхом детской мечты Татианы и братьев было катание на отцовской  тройке с ямщиком по имени Филипп, украшавшем сбруи лошадей толстыми звенящими бубенцами.

Великий князь  и приглашенные воспитатели учили детей катанию зимой на лыжах, а в летние дни  езде   на  велосипеде. Отец Татианы и сам  иногда пользовался велосипедом, направляясь, например, в Красносельский лагерь.  Однажды он вернулся на велосипеде из Красного Села в Павловск с перевязанной рукою, а Татиана с другими детьми настойчиво расспрашивали отца о причинах падения с велосипеда.  Тот  не  жаловался на боль в руке  и  с виноватой улыбкой отвечал детям: "Конечно, больно". И на этом примере отца дети тоже учились быть  мужественными, терпеливыми и выдержанными.

В роли талантливого педагога  выступал и сам  глава семьи, устраивая в доме литературные и музыкальные вечера, а также чтения и своих произведений. Культура речи и культура общения у великого князя была в крови.   Отец заботился о развитии речевой культуры своих детей, корректировал художественное чтение детьми классических стихотворений. Татиана  читала много книг, что развивало  не только  ее ум, но и речь. Великий князь приучал детей читать вслух, и это учило их  хорошо и свободно говорить. Художественное чтение стихотворений русских поэтов также  побуждало  княжну Татьяну  говорить  красиво и грамотно. К письменному русскому языку и каллиграфии   великий князь относился  очень строго, не позволял себе  и детям каких-либо вольностей. С детских лет  они учились составлять письма своим родителей и друг другу. Юная княжна Татиана сочиняла письма уже с шести лет. В сравнении  с братьями она  заметно  преуспевала в  грамотном оформлении текстов своих писем, где нередко фигурировали религиозные мотивы и церковные слова и выражения. Десятилетняя княжна очень любила писать письма, о чем признавалась отцу: "...я заметила: раньше, когда мне говорят, напиши кому-нибудь письмо, тогда я думаю: "все мне эти писать, так скучно, и не знаю, про что мне писать", а после, когда я начну писать, так весело  становится, и так много вещей приходит в голову, чтобы написать, что бывает и бумаги не хватает, чтобы все написать, вот  я Тебе написала, теперь и кончу писать Тебе письмо, а все-таки не хочется отрываться Тебе писать" [7].   (В настоящее время  опубликованы ее 68  писем родителям и 20 писем братьям. - Примечание автора)  [8].

Глава семейства заботился о том, чтобы дочь Татиана  кроме родного языка основательно изучала  и европейские языки: английский,  французский и немецкий. Он и сам практиковал себя в роли учителя английского языка и проводил в Павловске   тематические и  так называемые "английские лыжные прогулки", где дочь Татиана разговаривала со взрослыми только на английском.   Кстати, дочь Татиану  родители тоже  привлекали к проведению занятий по чтению и русскому языку с младшими братьями и сестрой Верой. Выступала Татиана в роли педагога и  в селе Прыски Калужской губернии, когда  отец попросил ее  помочь одному малограмотному  пареньку овладеть  алфавитом  и  научиться читать.

Отец княжны Татианы, будучи известным поклонником драматического искусства, часто устраивал с участием  детей музыкально-литературные вечера и небольшие спектакли. В них неизменно принимала участие и дочь Татиана.  В юные годы она хорошо музицировала и проявляла на самодеятельной сцене неплохие артистические способности . Так, 17 апреля 1909 года, в день празднования  серебряной свадьбы родителей,  в Павловске был поставлен в присутствии императора Николая II  и    с участием более пятидесяти детей  большой спектакль по пьесе Поликсены Соловьевой «Свадьба солнца и весны».  Роль «Весны» в этом представлении  успешно исполнила Татиана. Великий князь отметил в своем дневнике, что это "очаровательное представление", где все выглядело "необыкновенно красиво, поэтично, душисто",   смотрели многие гости [9]. Отец  всегда восторженно отзывался  и писал  о старшей дочери, ее талантах, характере  и  внешнем виде,  подбирая при этом красивые эпитеты: "прелестная девочка", "веселая", "похорошела", "поздоровела", "расцвела",  "очень мила"    и др.

Отец заботился о том, что дети знали православные традиции и народные обычаи  русского народа. С этой целью он устраивал паломнические путешествия детей по монастырям и известным русским  святыням. Летние каникулы дети проводили с воспитателями на сельской природе,  вблизи  известных  русских монастырей.  Родители желали дать детям настоящее русское воспитание и хотели, чтобы они некоторое время пожили в русской деревне, так как они ничего,  кроме дворцов и дворцовых парков не видели в России. Вдохновительницей идеи показать детям настоящую русскую деревню была воспитательница княжны Т. В. Олсуфьева.

В  1901 году  княжна Татиана вместе с пятью братьями проводила с  все лето в отремонтированном  отцом имении Кашкина в селе Прыски Козельского уезда Калужской губернии. В этом селе присутствовала православная атмосфера и его население духовно окормлялось влиянием двух монастырских обителей  в Оптиной Пустыни и в Шамордино. Воспитательница детей Т.В.Олсуфьева в письме великому князю  от 4 июня 1901 года  из села Прыски  сообщала: "Мы занимаемся только по- русски  и по-немецки, т.к. я не поспеваю с тремя заниматься на 2-х языках. Кроме того, погода такая дивная, что мне хочется предоставить Детям как можно больше свободы - они занимаются своим огородом, ухаживают за разными птицами и другими живыми существами, которыми нас наделяет иногда случай, иногда здешние крестьяне"[10]. 

Из села Прыски княжна Татиана написала  отцу 31 мая:  "В Игорино рождение мы поехали в лес завтракать. Надо ехать туда через паром мимо Оптиной Пустыни. Там в лесу Костя, Олег и я, сидя на траве, как крестьяне, ели суп из одной миски, нам это очень понравилось, потом мы бегали босиком в ручье; пока мы там были два монаха принесли нам от Игумена меду - есть и пить. Когда Егорушка откупорил бутылку, мед выпалил фонтаном на всех нас, в особенности на монахов: мы ужасно смеялись. Крепко обнимает и целует Тебя
       Твоя дочь Тусь" [11]. 

Недалеко от села Прыски располагалось и небольшое селение ("сельцо")  Шамордино. Здесь  княжна Татиана и молилась вместе с сестрами  местной Казанской женской общиной, насчитывающая более 200 монашествующих. При   общине, управляемой слепой и прозорливой  монахиней Евфросинией (Розова),  существовали детские ясли и приют. Здесь была начальная школа, где дети получали первоначальные знания: сёстры занимались с ними чтением, письмом и Законом Божием. В начале июля 1901 года община была возведена в степень монастыря и переименована в Казанскую Амвросиевскую пустынь.

Княжна Татиана посещала богослужения  и в Оптинском монастыре, знакомилась с  монахами, приобрела у свечного ящика книжечку "Помянник", где заполняла  странички "О здравии" и "За упокой"  ("Об упокоении"). Этот "Помянник" княжна хранила многие годы. На всю жизнь запомнились княжне Татиане   дни пребывания в Прысках: "Слепая игуменья  Ефросинья настоятельствовала Шамординым по благословению старца Амвросия, несмотря на слепоту. Когды мы в первый раз  к ней подошли, она попросила прощения, "но она всегда так узнает людей", и ощупала Отца и всех нас по очереди лоб, глаза, нос, щеки, рот. Тогда говорила: "Теперь я знаю"[12].   

К детям в село Прыски приезжал  на несколько  дней их отец. Всех монахов  Оптиной Пустыни великий князь Константин Константинович  благодарил  за молитвы,  по которым   в 1889 году приняла православие великая княгиня Елизавета Федоровна, супруга великого князя Сергея Александровича. В присутствии княжны Татианы игумен Пустыни подарил великому князю икону Казанской Божией Матери и просфору. Монахини из Шамордина обращались к княжне Татиане  с просьбами подарить им духовные стихотворения ее отца - "поэта К.Р."  И дочь сообщала в письме  отцу: "...я им обещала Тебе написать и попросить. Можешь ли Ты прислать Твои стихотворения? Пожалуйста, будь так добр». В Прысках княжне Татиане и ее  братьям "было так благодатно, хорошо", что  они по решению родителей остались в имении Кашкина гораздо дольше предполагаемого срока - до глубокой осени. Надолго запомнился княжне Татиане в Прысках  треугольник  журавлей в осеннем небе, все дети  любовалась им. А отец написал позже стихи, где есть строки  об осенних журавлях...

Пониманию детьми  русской истории, исторических памятников церковной архитектуры и географии российской земли  способствовали специально организованные великим князем познавательные путешествия по старинным городам в европейской части России и по реке Волге. В 1908 году Татьяна вместе со всей семьей и в сопровождении  авторитетных знатоков русской старины    совершила большое путешествие по Волге «для осмотра русских древностей» в Твери, Угличе, Романове-Борисоглебске, Ярославле, Ростове Великом, Костроме, Нижнем Новгороде, Владимире, Суздале и др. Великий  князь Гавриил Константинович вспоминал, что вся "Россия глянула нам в глаза", когда  помимо плавания на пароходе дети с родителями путешествовали от Нижнего Новгорода до Москвы, а от Владимира до Боголюбова и Суздали - на лошадях [13]. Во Владимире, в ризнице собора Татьяна рассматривала шелковые материи одежд погибших в городе княгинь. С того времени она стала увлекаться старинными вышивками. В 1910 году княжна Татиана с братьями посетила исторические достопримечательности Новгорода.
Однако родители заботились и о досуге и развлечениях своих детей, которые, повзрослев, участвовали и танцевали на организованном в Павловске молодежном балу. Этот бал с участием некоторых молодых людей из Москвы состоялся в самом начале марта 1907 года.  Перед его участниками предстала и княжна Татиана, одетая как невеста по всем белом, с белым бантиком в волосах жемчугом на шее, с бриллиантовой и топазными брошками и  живыми ландышами на плече. Семнадцатилетняя княжна Татиана в душе уже была влюблена в штабс-ротмистра Александра Васильевича Короченцова,  о  чем  она  искренно призналась  матушке.


                     (Продолжение следует).

*      *       *

Примечания к 1-й главе.

*1). Крaссовский Антон Яковлевич (1821 -1898 ) - известный русский акушер XIX века, академик, профессор Медико-хирургической академии и директор С.-Петербургского родовспомогательного учреждения, автор книги «Оперативное акушерство» (СПб.,1885). 

*2). Беляева Анна Александровна, вторая няня при детях великого князя Константина Константиновича, позже - монахиня Гаврила в Леснинском монастыре.

*3).Священнослужитель Иоанн Янышев (1826 - 1910),  богослов, проповедник. С 1883 года - духовник, зав. придворным духовенством и протопресвитер собора в Зимнем Дворце.

*4). Дмитрий  Константинович, великий князь, (1860 - 1919), третий сын великого князя Константина Николаевича (1827-1892) и великой княгини Александры Иосифовны (1830-1911).  Член большой семьи Константиновичей.

*5). Ольга Константиновна, великая княгиня, дочь великого князя Константина Николаевича (1827-1892) и великой княгини Александры Иосифовны (1830-1911). В 1867 году стала супругой короля Греции Георга I (1845-1913). Член большой семьи Константиновичей.

*6). Александр Васильевич Короченцов (1877-1922) - штабс-ротмистр;  заведующий двором великого князя Константина Константиновича  и позже - управляющего делами великого князя Дмитрия  Константиновича.


*       *       *

Литература.

[1].См.: Дневник великого князя Константина Константиновича.1890-1891.- М., 2015, с.19-22 и  с.118.

[2]. См. раздел писем и документов в кн.: Княжна императорской крови Татьяна Константиновна (1890 -1979): Биография и документы / Сост. Т.А. Лобашкова. - М., 2015, с. 97.

[3]. Там же, с. 98.

[4].  Там же, с. 513.

[5].  Там же, с.142 -143.

[6].  Там же, с. 151-152.

[7].  Там же, с. 152.

[8].  Там же, с. 135 - 178  и  c.180 - 206.

[9]. Дневник великого князя Константина Константиновича. 1909-1910 гг. - М., 2015, с.52.

[10].  См.: раздел писем и документов в кн.: Княжна императорской крови Татьяна Константиновна (1890-1979): Биография и документы / Сост. Т.А. Лобашкова. - М., 2015,   с. 397.

[11]. Там же, с. 156.

[12].  См.: Игуменья Тамара. К столетию поэта К.Р. Только в отрывочных картинках, каким я помню отца (записки его старшей дочери). - См.: Сборник памяти великого князя Константина Константиновича Поэта КР/ Под ред. А.А.Геринга. -Париж, 1962,

[13].    Гавриил Константинович, вел. кн. В Мраморном дворце: Из хроники нашей семьи. - СПб, 1993, с. 65 -66.

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме