Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Аль Каида в Албании и Косово: изменение сознания албанцев

Анна  Филимонова, Русская народная линия

Война в Сирии и Ираке
Косово / 23.06.2017

 

«Албанский вопрос» - уникальная проблема Балкан. Ее уникальность заключается в трех константах: уровне конфликтного потенциала в диапазоне от высокого до критического, вековой неизменности содержания и формы «албанской ирреденты», главное место в которой отведено острой сербофобии и ключевой роли внешнего фактора (Турции, Австро-Венгрии; в современный момент - США). Со времен Первой Призренской Лиги (июнь 1878), когда была принята программа создания «Великой Албании», «албанская ирредента» была всегда. И всегда была направлена против сербов. Так было до недавнего времени - до военной агрессии НАТО, открывшей путь Саудовской Аравии и салафизму (ваххабизму). Саудиты внесли свой специфический вклад в генезис национальной идентичности косовских албанцев, привнеся в него регрессивный и разрушительный сегмент исламского радикализма. Теперь «албанская ирредента» приобретает выраженный ваххабистский характер и направлена уже не только против сербов, но и против самих албанцев - тех, кто не разделяет ценности учения Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба.

Косово и Метохия - место зарождения сербской цивилизации, неисчерпаемого духовно-исторического наследия сербского народа. КиМ соединяет важнейшие на Балканах сухопутные транспортные артерии, не случайно его территория стала ядром формирования сербского средневекового государства. (Не случайно и США выбрали сербский край для своей самой крупной военной базы - «Бондстил».) В течение 500 лет османского владения Балканами сербы выселялись, а албанцы, наоборот, заселялись Портой в города КиМ. Военная агрессия НАТО на СРЮ (1999) и подписание актуальной властью Сербии Брюссельского соглашения с Приштиной (2013) завершили «австро-венгерское и турецкое дело»: формирование албанской нации, расселение  и закрепление албанцев на других балканских землях. Брюссельское соглашение ликвидировало полицию, суд, гражданскую защиту и все остальные государственные органы и учреждения Республики Сербии на всем пространстве края, передав его под управление Приштины. На всей территории КиМ, кроме севера края, сербы забиты в несколько геттоизированных анклавов, в которых на ежедневной основе подвергаются унижениям и запугиваниям. Сербы, кроме севера, не проживают в городах, они остались только в селах. Албанцы тем или иным способом вынуждают их продавать землю. Спектр воздействия - от внушительных сумм (что немаловажно, у наркомафии есть неограниченные финансовые возможности, справиться с которыми под силу только государству, которое думает о будущем) до физической расправы. «Косовская полиция», как нетрудно предположить, сербов от своих не защитит. В итоге сербы вынуждены покидать вековые очаги, разрывая последние нити связей Сербии с Косово. Север Косово с четырьмя сербскими общинами (северная Косовская Митровица, Лепосавич, Зубин Поток, Звечан), державшийся как неприступная крепость до Брюссельского соглашения, именно по этому соглашению был инкорпорирован в конституционно-правовой порядок Приштинской власти. С того момента все сербы КиМ вынуждены жить и работать по законам и в учреждениях «Республики Косово», более того - в обязательном порядке брать документы «Республики Косово». И, что самое примечательное, под прямым давлением актуальной власти в Сербии должны участвовать в выборах «Республики Косово».

*****

Исторически религия для албанцев была скорее разделяющим, нежели объединяющим, фактором. Албанцы исповедовали ислам, православие и католицизм. Исламизация албанского населения началась после установления власти Оттоманской Порты в первой половине XVI в. и продлилась весь период власти османов. В начала ХХ в. христиан и мусульман в Албании было почти поровну: 47 % католиков и православных, 53 % мусульман. В 2010 году мусульмане составляли 63 % населения Албании, христиане - 31 %, атеисты - 5 %. В итоге в настоящий момент примерно 70 % албанцев-мусульман Албании являются приверженцами суннитского ислама, остальные - бекташиты (шиитская секта). Религиозные различия албанцев усиливаются лингвистическими: северный диалект гегов (более развитых в политическом и  экономическом плане) весьма различается от южного варианта тосков, линии коммуникаций между «северянами» и «южанами» исторически были серьезно нарушены. Албанское государство по решению великих держав было создано в 1912 г., создание единого литературного языка на основе диалекта гегов было осуществлено в 1972 г. после проведения общенационального конгресса филологов в Тиране. Следующая линия разделения заключается в узко-локальном клановом сознании, базирующемся на патриархальных консервативных нормах. Из общей массы резко выделяются немногочисленные, но значительно более образованные слои христианского (католического и православного), преимущественно, городского, населения. Итак, албанцев разделяют религиозные, лингвистические, социокультурные, экономические и локальные различия.

Албанское общество в Косово в настоящий момент является преобладающе мусульманским (90 % населения - мусульмане, остальные 10 % делят католики, православные, протестанты и иудеи. Албанцы-католики сосредоточены в Джаковице - Джаковицкий клан, у которого хорошие связи с албанской диаспорой, особенно в США. Однако и они опасаются, что рано или поздно придет момент, когда радикальные исламисты «ударят и по нам, албанцам другой веры»[1].) До начала ХХ в. не допускались попытки политизации ислама. В период социалистической Югославии первая фаза «религиозного ренессанса» относится к 1970-1980-м гг. ХХ в., когда суфийский ислам в Косово создал систему орденов дервишей (Bashkësia e Rradhëve Dervishe Islame Alijje - BRDIA) с центром в Призрене. Суфизм являлся специфической формой албанского ислама и важной составляющей этнического сознания. Дервиши были серьезным религиозно-культурным фактором, в 1984 г. их насчитывалось 50 000, а в 1998 г. их число возросло до 100 тыс. членов[2]. Албанские шейхи противостояли Исламскому Риясету Югославии, в котором доминировали боснийские мусульмане.

*****

Параллельно в другой точке планеты шло формирование Аль Каиды. Точкой отсчета в ее создании является 1953 год, создатель - ЦРУ, которое в тот момент приняло решение вовлечь праворадикальных мулл в свою операцию по свержению демократически избранного правительства премьер-министра Ирана Мохаммеда Моссадека («операция Аякс»), взявшего на себя смелость проводить политику национализации нефтяной промышленности. 3 июля 1979 г. Президент СЩА Дж. Картер подписал первую директиву об оказании секретной помощи оппонентам просоветскому режиму в Кабуле. В знаменитом интервью 1998 г. Збигнев Бжезински, советник президента по национальной безопасности, признает, что «эта секретная операция была блестящей идеей. Результатом стало  заманивание русских в афганскую ловушку... Мы получили возможность дать СССР его собственную Вьетнамскую войну... войну, которая принесла деморализацию и в итоге сокрушила Советскую империю»[3]. С этого момента исламский джихад - инструмент в глобальных операциях ЦРУ.

Запомним главное: проект «исламский джихад» посредством афганской войны тогда привел к уничтожению не только просоветского правительства в Кабуле, но и самого СССР. Аналогия ясна - теперь на Балканах салафи-албанский сегмент в соединении с мусульманским сегментом БиГ создадут единую «зеленую зону», в которой нет и никогда не будет ни места, ни возможности для возвращения России на Балканы.

Последующее резкое возвышение Талибана было связано с деятельностью пакистанских спецслужб, оказавших логистическую помощь афганским повстанцам, в то время как финансовые потоки шли со стороны Саудовской Аравии. С занятием Кабула и установлением в 1996 г. правительства Гульбеддина Хекматьяра и его партии Hezb-e-Islami связи талибов с Аль Каидой усилились: она поставляла тысячи боевиков из Пакистана, арабских стран и Центральной Азии. Исламистское правительство сохранило контроль над тренировочными лагерями на территории Афганистана, подготавливаемые здесь ваххабиты направлялись затем в страны бывшего Советского Союза и на Балканы[4]. Афганистан и Пакистан более 90 % производимого у себя героина направляли на региональные рынки. Албания и Косово оказались в центре «Балканского пути», связывающего «золотой полумесяц» (Афганистан и Пакистан) с рынками Европы[5].  

*****

После коллапса коммунистической системы в Албании страна стала объектом приложения сил США, НАТО и исламских стран. США после 52-летнего перерыва восстановили отношения с этой страной. Новый президент Сали Бериша отправился с визитом в США в марте 1991 г., в июне последовал ответный визит госсекретаря Джеймса Бейкера. Одновременно высшее военное командование Албании установило линию военного сотрудничества с США: в 1992 г. Вашингтон создал  Группу военной связи для Албании и приступил к оснащению ее армии. Но речь не шла только об армии Албании. С 1998 г. спецлужбы США (прежде всего, DIA), британская SAS, MI6, американские и британские частные военные кампании и германская БНД начали подготовку, вооружение и боевое применение т.н. Армии освобождения Косово (сокращ. от алб - УЧК), причем с помощью джихаддистов Аль Каиды. Все - для дестабилизации Сербии на Балканах.

Первые ощутимые признаки присутствия на Балканах т.н. афганских арабов (на самом деле - из различных ближневосточных стран), связанных с Аль Каидой, началось в 1992 г., вскоре после начала войны в БиГ. Тогда мусульманское правительство в Сараево выдало моджахедам тысячи паспортов, многие из них после войны решили остаться на «гористых Балканах». Тогда же постепенно стала налаживаться сеть поставок опиумной продукции афганского производства через Турцию и Косово в центральную Европу. Затем была открыта вторая фаза: Аль Каиа оказала поддержку УЧК и ее «македонской ветви» - Освободительной национальной армии (ОНА). Члены УЧК проходили, помимо прочего, террористическую и диверсионную подготовку в лагерях Афганистана, а, как известно, афганских арабов в ходе войны в Афганистане тренировали инструкторы из США.

Параллельно с США и НАТО, которые, в свою очередь были заинтересованы в поиске исламских союзников, Албания с 1990 года, начала устанавливать исламистские связи с исламскими странами и организациями. В фокусе интереса были неисчерпаемые фонды исламских стран, для которых она являлась подходящим плацдармом для проникновения на Балканы. Албания включилась в ряд мировых исламских организаций: Организация исламской конференции (решение не было ратифицировано парламентом); Банк исламского развития (помимо прочего, выделял стипендии молодым албанцам для обучения в исламских странах); в 1994 г. был создан Арабо-албанский исламский банк (самым крупным акционером банка был Осама бен Ладен. Банк выделял субсидии на строительство мечетей, обучение молодежи в исламских странах, но, главное, оплачивал разворачивание ваххабистской пропаганды).

 

Отмывание денег являлось неразрывным атрибутом деятельности исламистских финансовых и иных организаций. Тирана постепенно превращалась в исламистскую финансовую и логистическую базу. Появилась «кровная организация» Islamic Charity Project International, объединяющая вокруг себя с десяток других организация «благотворительно-гуманитарного характера», включая Muwafaq Foundation саудовского олигарха Ясина Аль Кади и International Islamic Relief Organization (IIRO), относительно которой существовали открытые сомнения в прямой поддержке Бериши. Осама бен Ладен лично финансировал организацию Al Haramain. Muslim Forum of Albania с одной стороны, декларировал себя сугубо как «организацию гражданского общества», фокусирующейся на вопросах защиты прав человека, с другой стороны, вела скрытую радикальную политическую деятельность.

 

Появились и отдельные представители. С «первой волной» ваххабитов Аль Каиды в Албанию прибыл иорданский экстремист Abdul Latif Saleh. Он и 40 других экстремистов по специальному распоряжению Сали Бериши в 1992 г. получили албанское гражданство. Салех финансировал ячейки движения «египетский джихад» в Албании через Muwafaq Foundation и Al Haramain. Вторым «знаменитым джихаддистом» был Мохаммед Аль-Завахири, младший брат будущего главы Аль Каиды Аймана Аль-Завахири. Тогда у Мохаммеда была задача «обеспечить легальное прикрытие для египетского джихада».

 

«Египетские джихаддисты» широко использовали Албанию  в своей деятельности: Shavki Salama Attiya, бывший инструктор тренировочных лагерей Аль Каиды в Афганистане бежал в Албанию из Судана; ключевая фигура «египетского джихада» Mohamed Ahmed Salama Mabrouk также скрывался в Албании; Hassan Mustafa Osama Nasr (Абу Омар), человек с богатейшим террористическим опытом, участник радикальной группы, взявшей на себя ответственность за убийство египетского президента Анвара Саддата (1981), затем занявшийся подготовкой моджахедов в тренировочных лагерях Пакистана для афганского джихада, «работал» в Тиране под прикрытием одной из гуманитарных организаций. Правая рука Бериши, Башким Газидеде глава разведслужбы Албании (сокращ. от алб. ШИК) выполнял двойную роль: помогал ЦРУ контролировать деятельность ведущих террористов (бен Ладена и Аль-Завахири) и, будучи убежденным исламистом (в отличие от Бериши, который таковым не являлся) поддерживал устремления иностранных исламистских групп. Газидеде сотрудничал с «главой разведки Косово» Джавитом Халити и Абдул Латиф Салехом. Салех сопровождал бен Ладена в его вояже по Турции, Албании и Косово, а затем вернулся в Албанию для создания террористической базы[6]. Ваххабиты нелегально построили в Албании 140 мечетей, преимущественно в северной части страны, большей частью финансирование осуществлялось King Fahd Foundation (Саудовская Аравия).

 

Так ваххабистское движение инфильтрировалось на Балканы, начав с Албании - страны, совершенно не проарабской, не радикально-исламистской. Здесь началось выстраивание ваххабистской параллельной финансовой, образовательной и религиозной инфраструктуры с перспективой превращения страны в «распределительный узел» расширения ваххабизма. Но до 1999 г, до окончания военной агрессии НАТО на СРЮ соединяющим звеном для «албанцев одной нации трех религий» являлась УЧК, которой в борьбе с сербами нужна была поддержка всех албанцев без исключения. Окончание бомбардировок НАТО, этническая чистка сербов албанский национальный вопрос, форсируемый Турцией, Австро-Венгрией, нацистской Германией и НАТО, в Косово окончательно закрыли. Чтобы позволить Саудовской Аравии и ваххабитам открыть религиозный вопрос.

*****

После военной агрессии НАТО на СРЮ территория КиМ формально перешла под управление ООН (действующая и обязательная для исполнения резолюция СБ ООН 1244 утверждает КиМ как составную часть республики Сербии), однако точнее будет сказать - под оккупацией КФОР/НАТО. Отметим, что актуальная сербская власть Брюссельским соглашением в одностороннем порядке вывела Сербию из режима действия Резолюции 1244 (поскольку то, что делают сепаратистские группы, не обладающие международной правосубъектностью, не должно никого волновать. Стране следует провозгласить статус оккупации части территории до складывания благоприятных условий для возвращения ее в свой конституционно-правовой порядок).

Агрессия НАТО против сербов была частным мега-экспериментом глобалистской элиты США/НАТО по апробированию оружия - прежде всего, запрещенного, обладающего массовым и долгосрочным уровнем поражения. После агрессии мега-эксперимент продолжился. Теперь все новосозданные страны бывшего югославского пространства стали полигоном этноинженеринга в условиях построения «неоколоний балканского типа»: создания новых наций (бошняки, черногорцы), мобилизации общества на основе возрождения нацизма (хорваты), закрепления результатов этноинженеринга еще времен Оттоманской Порты и Австро-Венгрии (албанцы). Но все эти новые государства, безотносительно их лояльности/нелояльности Западу отличают крайняя степень отсутствия суверенности (ни одно из них не является суверенным государством!), пауперизации населения, зашкаливающий уровень коррупции и криминала (катастрофическая ситуация с кадрами в государственных структурах, продажа должностей, обрушение уровня работы государственных органов вплоть до превращения их в декоративные единицы). Исключение составляет лишь одно государство - Республика Сербская. Итак, в настоящий момент западом осуществляется очень важная фаза «изменения сознания», что относится ко всем народам юга Балкан.

Сейчас в КиМ, по данным албанской и западной сторон, проживают порядка 1,8 млн албанцев, по данным сербской стороны (сербов севера КиМ) албанцев - не более 1,2 млн. чел. Сербов - порядка 130 тыс. чел. Албанцы - наиболее проамериканское общество на Балканах, но и они являются объектом особого эксперимента в области этнической идентичности. Условно его можно назвать «от албанизма к ваххабизму», и при его осуществлении реализуется, на первый взгляд невыполнимая миссия. Дело в том, что албанское общество сербского автономного края до недавнего времени носило секулярный характер. Военная агрессия НАТО 1999 г. против СРЮ мобилизовала и консолидировала албанцев, но на национальных, а не религиозных, началах. Казалось бы, завершено создание «независимого государства», и далее албанцев в «Республике Косово» (на отнятой у сербов земле) ожидает «золотой век процветания» под незыблемой защитой Запада.

Однако ни процветание, ни защита албанцев не входят и не могут входить в интересы иностранных факторов. Албанцы являются объектом воздействия с определенными геополитическими и весьма агрессивными целями. В Косово после окончания бомбардировок НАТО появились представители Саудовской Аравии, государств Залива и Турции. Особой сферой их интереса стала религиозная жизнь албанцев. Уникальная традиционная модель ислама подверглась наступлению. И реальность перестала быть узнаваемой. Благодатную почву для продвижения салафитов проложил раскол общества, прошедший по линии собственно албанизма. В политической жизни «Республики Косово» выделились течения, первое из которых ориентировалось на всеобщее албанское единение (слияние Албании и Косово) и «декосовизацию». Второе объединило «эксклюзивистов» - сторонников в первую очередь «косовской идентичности», и лишь потом - албанской. Однако оказалось, что у «эксклюзивистов» весьма зыбкая почва под ногами ввиду отсутствия исторических корней албанцев в КиМ. В результате «политический проект РК» завис в воздухе - идея унификации населения на основе упрощенной секулярной национальной идеологии «всеобщей албанизации» оставила разлом в религиозном сегменте национального сознания. Нерешенный внутренний идейный конфликт «албанизма» создал вакуум, усеченность и конфузию, особенно среди молодых генераций. Религиозная идентичность является неотъемлемой частью национального сознания балканских народов, и албанцы, сформированные как нация усилиями Венского двора достаточно поздно - лишь в начале ХХ в., не стали исключением[7]. В начале ХХI в. вакуум заполняется исламом, причем исламом радикальным. 

Итак, фаза наступления ваххабизма в КиМ началась с 1999 г. Тогда общая ситуация характеризовалась как хаотичная, органы управления практически не существовали, гуманитарная ситуация приобретала катастрофический характер. В албанском обществе циркулировали различные, зачастую, взаимоисключающие, идеи. Разруха и неопределенность стали плодотворной почвой для появления гуманитарных организаций, но с четко выраженным религиозным характером. Администрация УНМИК и международное сообщество, равно как и разведывательные структуры, в целом держали в фокусе финансовые потоки, однако контроль деятельности «новых гуманитариев» практически отсутствовал.

«Местная линия» была представлена Исламским сообществом Косово (ИСК, Bashkesia Islame e Kosoves, BIK), существующим с 11 декабря 1993 года, когда собрание исламского духовенства объявило об отделении от Риясета Югославии. ИСК после 1999 г. приступило к институциональной, инфраструктурной и социальной реконструкции. До войны в ИСК было зарегистрировано 560 мечетей, 218 из которых были в ходе войны разрушены. После войны разрушенные мечети были восстановлены и построены новые. В настоящее время ИСК усилило свою социальную роль и политическое влияние в обществе, восстановив административную систему управления. Глава ИСК (муфтий) избирается ассамблеей, состоящей из 27 членов, ИСК объединяет 28 местных советов и осуществляет управление 800-ми мечетями.

Однако традиционный ислам стал помехой. Постепенно стал складываться порочный международный триумвират: интересы косовских кланово-криминальных структур срастались с интересами транснациональных исламистских факторов (стран и организаций) и «международного сообщества». Местные имамы стали получать угрозы - не препятствовать деятельности иностранных исламистов и радикализации мусульманского населения.

На первый план в этот период вышли саудовские организации Saudi Red Crescent Society и International Islamic Fond  бен Ладена с его главой-спонсором УЧК шейхом Омаром Бакри Мохаммедом. А также другие «неправительственные организации гуманитарного характера»: Совместный Комитет Саудовской Аравии для помощи в Косово и Чечне (Saudi Joint Committee for the Relief of Kosovo and Chechnya, SJCRKC) - главный спонсор ваххабизма в Косово, Международная Исламская организация по оказанию чрезвычайной помощи (International Islamic Relief Organization, IIRO), фонды Al-Haramain, Al-Waqf al-Islami. Обо всех имеется информация о поддержке террористической активности и других странах - Албании и Македонии. «Гуманитарные организации» в сельской среде предлагают албанцам помочь в строительстве домов, налаживании водоснабжения, постройке больниц и школ - но только при одном условии: в деревне должна быть возведена мечеть. Гуманитарная помощь четко обусловлена приятием идеологии ваххабизма. Фокус национально-политического и религиозного дискурса «Республики Косово» сместился в сторону двух главных факторов: УЧК и Аль Каиды.

Интересы Саудовской Аравии универсальны, и в Косово началась агрессивная пропаганда салафизма (ваххабизма), специфическими чертами которой были политизация ислама, нетерпимость к секуляризму и религиозному плюрализму. Генеральной целью была трансформация традиционного албанского ислама и культурных взаимоотношений к политическому и ультра-консервативному исламу.

Первыми под прицелом оказались суфийские ордена. 600-вековое оттоманское наследство в счет не шло. Политические албанские лидеры, занятые исключительно политическим «добиванием сербов» в ходе «Брюссельского процесса» и своими позициями в Вашингтоне, в лучшем случае полагали, что языкового единства и прозападной ориентации вполне достаточно. В августе 2000 г. в Джаковице бульдозерами при молчаливом согласии НАТО были разрушены Оттоманская библиотека и Школа Корана XVI в. Аутентичный «оттоманский ислам» трактуется ваххабитами как раздражающий фактор, а ничего «аутентичного» на пути формирования из Косова «трансферной зоны» не должно быть. В ход будут пущены все методы: от физического насилия до прямой покупки. Повторим: для Саудовской Аравии, наркогосударства «Республика Косова» с потоком от наркотрафика и американскими фондами нет проблем с покупкой людей и организаций. Поэтому на защиту оттоманского наследия и дервишей никто не встал. Действия ваххабитов показывают: культурно-исторические и духовные ценности албанцев (реальные и вымышленные, но трактуемые ими самими как аутентичные) будут разрушены саудитами как досадная помеха.

С началом своей деятельности в Косово Совместный Комитет Саудовской Аравии для помощи в Косово и Чечне (Saudi Joint Committee for the Relief of Kosovo and Chechnya, SJCRKC) выделил 500 000 долларов по внедрению 388 ваххабистских миссионеров для индоктринации местного албанского населения. Ветвь Комитета - Исламский благотворительный фонд (Islamic Endowment Foundation) - поддержал создание 30 специальных школ по изучению Корана в сельской среде. Всего подобных школ было основано гораздо больше - около 100.

Ударным авангардом Саудовской Аравии является организация Al Waqf al Islami, появившаяся впервые на Балканах еще в 1989 г. Al Waqf al Islami носит ярко выраженный радикально исламистский характер, действует под покровительством Саудовского комитета объединенной помощи (Saudi Joint Relief Comittee, данный Комитет является головной организацией ваххабистских организаций по всему миру). Наряду с Саудовской Аравией Al Waqf al Islami  финансируется Катаром, Кувейтом и Бахрейном. Al Waqf al Islami  создала собственную банковскую сеть в БиГ, Албании и Словении с целью отмывания денег[8]. Не менее агрессивной организацией является Al-Haramain, в 2004 г. маркированная США как террористическая организация. Она существует, помимо упомянутых стран, еще и на средства Объединенных Арабских Эмиратов[9]. Курирование всей «благотворительной» деятельности Al Haramain осуществлял пресловутый Салех, таинственным образом исчезнувший из Албании, арестованный и тут же освобожденный ЦРУ.

Ваххабистские организации в Косово сосредоточены в Витине, Гнилане, Качанике, Южной Косовской Митровице. В Витине находится «Бен-Ладенова мечеть» и организация Культурная Ассоциация Дрита (Cultural Assosiation Drita), основанная в 1998 г. в Македонии. Дрита получает финансирование из США. В Витине действует и региональная канцелярия Исламского комитета по Северной Америке. Один из основателей Дриты - Омер Муса (один из наиболее радикально настроенных исламистов, член организации «Исламский союз надежды», которая в период войны в КиМ обеспечила поступление финансовых потоков и наемников в ряды УЧК). У организации есть канцелярии в г. Дебар (Македония), в которой она открыла Исламскую школу и библиотеку. Дрита связана с Саудовским комитетом объединенной помощи, Al Waqf al Islami и Кувейтским комитетом объединенной помощи. В Гнилане расположен центр организации Al Waqf al Islami. Помимо прочего, центры ваххабизма в Косово занимаются вербовкой рекрутов для Македонии. Качаник - центр исламистской агитации, с этим местом связан наиболее известный боевик ИГ - Lavdrim Muhaxeri. Бывший служащий на американской базе «Бондстил», владеющий английским и арабским языками, отбыл в Сирию с миссией джихада. В ИГ он возглавил «албанский джамаат» в Бригаде иностранцев и подчинялся непосредственно командиру  Абу эль-Багдади[10]. Несмотря на появившуюся информацию о его смерти, Muhaxeri  в 2013 г. вернулся из Сирии в Косово. По прибытии Muhaxheri работал в аппарате ИСК в Качанике - городе на южной границе Косово с Македонией. Вскоре Качаник превратился в место противостояния между традиционными мусульманами и исламистскими радикалами. Muhaxheri угрожал «перебить» духовенство Качаника, равно как публичных и политических лидеров - тех, кто будет сопротивляться отправке молодежи на войну в Сирию. Muhaxheri в организации ИСК -  Исламская молодежь Качаника - привнес самые радикальные исламские принципы. Влияние этой организации распространилось не только на Косово, но и на соседнюю Македонию. В результате его лекций некоторые члены организации влились в ряды ИГ.  8 июня с.г. снова появись данные об убийстве Muhaxeri. Среди 22 западных стран, отправивших боевиков в ИГ, Косово - в первой десятке, оно рекрутировало в ряды ИГ 316 боевиков-исламистов, еще 140 боевиков воююет в других группировках в Ираке и Сирии[11]. Регион Дреница соединяет Косово с центрами Аль Каиды в Албании (Тропое и Байрам Цури).

Центр Аль Каиды в Косово - в Призрене. Секретный доклад НАТО от 17 мая 2002 г., написанный совместно в БНД и Германской военной разведкой, утверждал, что в Призрене ключевую роль в функционировании сети с его собственными паравоенными формированиями, разведслужбой, логистической, финансовой и пропагандисткой структурой играл Samedin Xhezairi (известный как Командир Ходжа). Непосредственной задачей Xhezairi являлось формирование ветви Армии Аллаха - Хезболлы, его телефонный номер был обнаружен среди конфискованных документов членов Аль Каиды. Центром религиозной активности системы, созданной Xhezairi, являлся самый радикальный религиозный лидер Призрена, ходжа Mazlumi. В докладе утверждается о создании «синдиката Xhezairi-Mazlumi, который в период антисербских погромов 2004 г. сыграл особую роль: провел быструю мобилизацию масс демонстрантов и командовал операциями в Призрене, Урошевце и Ораховце»[12]. С 2005 г. на силовом уровне Samedin Xhezairi, имеющий тесные связи с ЦРУ, БНД и австрийской военной разведкой, играет одну из ключевых ролей в регионе и связан с ваххабистской сетью Афганистана, Албании, Боснии, Македонии и Черногории.

 

Главным связующим звеном Аль Каиды, Албании и УЧК являлся Башким Газидеде, глава разведки Албании. Газидеда основал тренировочные лагеря на территории Албании, включая в Тропое и Байрам Цури. Мухаммед Талал (Muhammad Talal) участвовал в самых значимых операциях, включая операции прикрытия ЦРУ в Афганистане, Боснии и Косово перед тем, как присоединиться к Аль Каиде. В 2003 г. Muhammad Talal al-Jafar al Tallani Ackbar al-Walid призвал к святому джихаду против Запада.

В апреле 2014 Блерим Хета, из города Урошевац, что самое примечательное - до своего отбытия в Ирак также работал на американской базе «Бондстил»[13] - произвел теракт в иракском городе Эль-Фаллудже, тогда погибли 52 иракца. Летом 2014 г. под давлением международной общественности в Косово Специальный прокурор принял радикальные меры, выдав выдано 57 ордеров на арест по обвинению в «участии в террористических группах». Были задержаны 40 человек, однако 17 из них удалось бежать. На втором этапе были арестованы 11 имамов - по обвинению в вербовке для террористической деятельности и отмывании денег. Среди арестованных был, например, Шефкет Красничи. Семья Блерит Хета, совсем нерелигиозная, говорит, что их сын был вдохновлен лекциями косовского имама Шефчета Красничи. Красничи в течение более десяти лет был главным имамом в мечети «Фатих Султан мечеть» в Приштине и преподавателем Факультета исламских исследований Исламского сообщества Косово. Красничи часто проводил проповеди на улице, перед многотысячным собранием верующих, подчас число их доходило до 10 тыс. чел. Однако вскоре после ареста Красничи был выпущен, чтобы защищаться со свободы. На настоящий момент всего арестовано около 30 имамов.

В 2014 г. «правительство Косово» формально приняло решение закрыть некоторые неправительственные организации, связанные с терроризмом: Al Waqf al Islami, «Искренность», «Древо милосердия» «Принцип» (Качаник), «Единство» (Гнилане) и др. Филиал SJRC был закрыт еще в 2002 г. Миссией ООН в Косово, однако продолжил деятельность через Йеменскую организацию «Джамаат Ислами» и Братьев-мусульман, равно как и Al Waqf al Islami продолжает свою деятельность.

Пропагандистское прикрытие ваххабитов обеспечивает Peace TV, трансляция которого через спутниковую связь ведется из Индии, Саудовской Аравии и ОАЭ фундаменталистским священником Закиром Ником (Zakir Naik), имеет и 12-часовую программу для Албании и Косово на албанском (http://www.qsi-ks.com/webi/peacetv.php). Peace TV транслирует метавоинственный архетип  проповеди ваххабизма. И предназначена она не только для Косово, но и для Македонии, БиГ, Черногории и Сербии. Peace TV сотрудничает в Косово с местным Центром изучения ислама (Center for Islamic Studies). Центр не предоставляет информации о своей идентичности или финансистах - есть только линк на Наика[14]. Вещание осуществляется на английском и урду. Мусульмане в весьма вульгарной форме призываются к поддержке террористов и Аль Каиды. Многие проповедники представляют радикальные организации, как, например, Hizb ut-Tahrir, которая использует канал для промоции своей экстремистской позиции. Наику в связи с террористической активностью запрещен въезд в Великобританию и Канаду, в конце мая 2017 Индия обвинила его в пропаганде терроризма и объявила в международный розыск. Бангладеш, со своей стороны, запретил трансляцию Peace TV на своей территории. Тем не менее аудитория Наика остается внушительной - более 100 миллионов чел. Отметим, что Энис Рама, имам мечети в северной части Митровицы, был среди арестованных священнослужителей в 2014 г., однако и сейчас беспрепятственно проводит свои лекции по изучению ислама и является одним из руководителей вещания Peace TV в Косово.

Муфтий Косова Наим Трнава, бывший заместитель министра в первом правительстве Хашима Тачи, изменил устав ИСК, с тем, чтобы продлить на бесконечный срок свой пост муфтия. Наим Трнава в конце 2013 года сделал несколько заявлений о том, что молодежь косовских мусульман не должна идти воевать в Сирии и Ираке, но одновременно его единственный сын, Харис Трнава, на Facebook распространял призывы к джихаду. То же самое относится к двум исламистским партиям в Косово - Партии справедливости в коалиционном правительстве, которое связанно с партией президента Турции Эрдогана и Исламское Движение Объединения (LISBA), основатель которой, Фуад Рамичи (Fuad Ramiqi), был арестован вместе с другими имамами ИСК по обвинениям в террористической деятельности. «Парламент Косово» в марте 2015 г. утвердил Закон о предотвращении вооруженных конфликтов за рубежом, который предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы для тех, кто присоединиться к вооруженным конфликтам. Но в действительности этот закон практически не работает[15].

Не обойдена вниманием и внешняя линия работы албанцев. Самые большие суммы албанской лоббистской группы в Вашингтоне (AACL) предназначались «большому другу AACL» сенатору Джо Байдену. Итак: Джо Байден - один из самых крупных лоббистов албанских интересов на глобальном уровне.

Таким образом, при тотальном молчании за стороны западного фактора в настоящее время на Балканах - в Албании, Косово, БиГ - развивается салафистско-джихаддистская инфраструктура. Открыт новый этап в формировании сети моджахедов, преследующих исключительно интересы иностранных джихаддистов. Неправительственные и гуманитарные организации исламских стран используются как прикрытие радикальной деятельности. Причем в их активности все более проявляются черты жесткости/жестокости, соединения с прямой разведывательной и криминальной деятельностью. Сознательный курс на обнищание население и тотальную коррупцию позволяет арабскому фактору буквально купить все необходимое для сращения единого «зеленого коридора» (Албания, Косово, БиГ, «Санджак» Сербии, Македония). Это генеральная геополитическая цель. Средством ее осуществления, помимо политических (ведущая роль УЧК в КиМ) и военных (создания «Армии Республики Косово»), является динамичное изменение албанского национального сознания. Направление - «ориентализация», пресечение традиционной линии развития суфийского ислама, формирования «новых поколений албанцев», лояльных ваххабистскому интернационалу. В этом смысле идет дублирование дискурса на создание «белой Аль Каиды» Боснии. Результат на настоящий момент: 57% мусульман Косова себя считает в первую очередь албанцам, в то время как 32 % ставят веру над национальностью[16]. По сути, взят курс на денацификацию албанцев, либеральный синкретический суфийский ислам начал уступать место радикальной салафитской матрице. Далее косовские албанцы будут связываться в единую ваххабистскую сеть, которая будет трансформироваться в распределительный пункт интернационального терроризма. И этот процесс носит необратимый характер.

 



[1] http://vesti-online.com/Vesti/Srbija/637117/Imam-Krasnici-podsticao-na-terorizam

[2]

 What happened to Kosovo Albanians: The impact of religion on the ethnic identity in the state building-period // Kosovar Institute for Policy Research and Development. Policy Paper. No. 1/16 - June 2016.

[3] http://www.globalresearch.ca/al-qaeda-and-the-war-on-terrorism/7718?utm_campaign=magnet&utm_source=article_page&utm_medium=related_articles

[4] http://www.globalresearch.ca/al-qaeda-and-the-war-on-terrorism/7718?utm_campaign=magnet&utm_source=article_page&utm_medium=related_articles

[5] http://www.globalresearch.ca/al-qaeda-and-the-war-on-terrorism/7718?utm_campaign=magnet&utm_source=article_page&utm_medium=related_articles

[6] Christopher Deliso The Coming Balkan Caliphate: The Threat of Radical Islam to Europe and the West. Westport, Conn.: Praeger, 2007.  Р. 30-48.

[7] Теодора Толева Утицај Аустроугарске империје на стварање албанске нације, 1896-1908. Београд, 2016.

[8] Christopher Deliso The Coming Balkan Caliphate: The Threat of Radical Islam to Europe and the West. Westport, Conn.: Praeger, 2007.  Р. 61.

[9] https://www.nytimes.com/2016/05/22/world/europe/how-the-saudis-turned-kosovo-into-fertile-ground-for-isis.html?_r=0

[10] http://www.gazetaexpress.com/lajme/kush-eshte-lavdrim-muhaxheri-24969/?archive=1

[11] http://vesti-online.com/Vesti/Srbija/639336/Sve-vise-terorista-s-Kosova-u-redovima-Islamske-drzave

[12] Christopher Deliso The Coming Balkan Caliphate: The Threat of Radical Islam to Europe and the West. Westport, Conn.: Praeger, 2007.  Р. 67.

 [13] http://www.srbijadanas.net/siptar-iz-urosevca-zavrsio-kao-bombas-samoubica-u-bagdadu-gde-je-u-samoubilackom-napadu-ubio-52-ljudi/

[14] http://global-politics.eu/2017/04/27/islamic-extremists-establish-foothold-kosovo-balkans/

[15] http://gazetaexpress.com/oped/kosova-hisja-e-madhe-e-nje-shteti-te-vogel-ne-terrorizmin-global-114883/

 

[16] http://vesti-online.com/Vesti/Srbija/638323/Kosovo-Zbogom-Zapadu-dobar-dan-Islamskoj-drzavi



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме