Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Родина начинается со школы...

Геннадий  Сазонов, Русская народная линия

26.12.2016

 

«Ни один наставник не должен забывать, что его главнейшая обязанность состоит в приучении воспитанников к умственному труду и что эта обязанность более важна, нежели передача самого предмета».

Константин УШИНСКИЙ, известный русский педагог.

 

«Призвание учителя есть призвание высокое и благородное. Не тот учитель, кто получает воспитание и образование учителя, а тот, у кого есть внутренняя потребность в том, что он есть, должен быть и не может быть иным. Эта уверенность встречается редко и может быть доказана только жертвами, которые человек приносит своему призванию»

Лев ТОЛСТОЙ, великий русский писатель.

 

I

Любое время года по- своему прекрасно!

И всё же осень, пожалуй, чаще, чем лето или зима, привлекала взоры поэтов, художников, музыкантов разнообразием красок и переменами настроений в окружающей природе. Осень дарила нам и грусть, и радость.

Вспомним удивительные строки Александра Пушкина.

 

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса -

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы.

 

Да, хотя пора и унылая, но она, как ни странно, вдохновляла наших лучших мастеров слова, её чудесам посвящали искренние стихи Федор Тютчев, Иван Бунин, Александр Блок, Сергей Есенин, Николай Клюев и современные русские стихотворцы.

Ну, а для большинства или, как говорят, для простых людей в самом начале «унылой поры» существует одно примечательное событие.

Улетают с берёз тронутые позолотой листочки, над опустевшим жнивьём скользят серебристые паутины, воздух бодрит прохладной свежестью. Природа переходит в состояние покоя, умиротворённости. Так наступает первый день осени, который по-особому отмечают у нас на Родине.

Повсюду рано утром в этот день на просторах огромной страны спешат в школы самые юные, они впервые сядут за парты, и почти уже взрослые юноши и девушки, пришедшие в старшие классы, а так же большое племя первокурсников-студентов заполняет аудитории университетов, институтов, колледжей, техникумов, училищ.

Наступило 1 сентября! Праздник для всех!

В России традиционно отмечают «День знаний».

В далёкие времена праздник называли «День букваря» или ещё как-то, но суть его оставалась неизменной - юный гражданин отправлялся в СТРАНУ ЗНАНИЙ, где он открывал и окружающий мир, и самого себя.

Выйдя частично из-под родительской опеки, юное существо в общение с коллективом, приобретало навыки существования среди людей, а без этого наше бытиё невозможно.

И в каком бы возрасте ни был человек, каким бы делом он ни занимался, какой бы высокий пост ни занимал, он не может остаться равнодушным к этой доброй традиции.

Все мы, независимо от званий и чинов, родом из детства. Все мы вышли из русской школы. Именно так! В школе - исток наших свершений или просчётов, наших удач или поражений, исток нашего характера.

Выдающиеся умы разных стран и народов оставили нам множество высказываний о школе. «Согласие между учителем и учеником, лёгкость учения и возможность для ученика думать самому, - писал китайский мудрец Кофуций, - и составляют то, что зовётся умным наставничеством». Известный русский хирург Николай Пирогов однажды признался: «Все мыслители, я думаю, пришли к тому заключению, что воспитание нужно начинать с колыбели». Знаменитый наш филолог, составитель «Толкового словаря» Владимир Даль утверждал, что «воспитатель сам должны быть тем, чем он хочет сделать воспитанника...».

Наверное, не найдём такого человека, у которого не было бы собственного мнения, хорошего или плохого, по поводу школы.

Я вспоминаю одну давнюю беседу с моим деревенским соседом.

Как-то вечерком, в начале осени, он заглянул на огонёк. Поскольку только что отшумел праздник «1 сентября», то и разговор у нас невольно перешёл на этот предмет. Звали соседа Станиславом, у него, жителя Москвы, учились в школе сын и дочь, в целом они занимались успешно, хотя родитель находил кое-какие огрехи в учебном процессе, и теперь подробно говорил о них. Он сетовал на большие наргузки в школе, на то, что раньше детей учили проще, а ныне сложнее - и всё в таком духе.

- Не удивляйся, но я сравню образование с крестьянской избой. - сказал он. - Да, да - с избой! Вспомни, что удерживает от разрушения избу или просторный дом?

- Удерживает её многое, - ответил я. - И место, где расположена изба, и то, как она поставлена, из какого материала сделана - да мало ли!

- Всё так! - кивнул сосед. - И всё же есть важное условие - фундамент и крыша. Если фундамент и крыша надежны, то изба простоит долго, не одолеют её ни дожди, ни снега, ни ветра. Этот принцип можно перенести и на образование: знания, которые получает ученик, - это крыша, а фундамент - это воспитание школьное. Если то и другое надёжно, то парень или девушка твёрдо стоят на ногах, полученного в школе «запаса прочности « им хватит едва ли не до последних дней своих. Ну, а если отношение к знаниям, воспитанию в ребёнке личности лёгкое, что называется, так себе - на «троечку», то и результат будет такой же - далеко не радостный, что мы теперь и наблюдаем довольно часто.

Мы ещё долго толковали о всяком разном, всех подробносетй беседы я не помню. Но вот то, что сосед сравнивал образование с фундаментом и крышей, почему-то запало в душу. Думаю, в его точном образе присутствовала истина, то самое «рациональное зерно».

Чуть позже я предложу читателю обстоятельный разговор о проблемах современной школы, её трёх уровнях - начальном, среднем и высшем. Это надо для понимания того, почему и в чём она нуждается.

Пока же ненадолго вернёмся в «школьные годы чудесные».

Какое самое яркое впечатление сохранилось о них? Понятное дело, у каждого оно своё, неповторимое, индивидуальное.

Для Константина Симакова оно связано с именем выдающегося русского поэта Сергея Александровича Есенина, замечательного певца крестьянской Руси, который после своей трагической кончины был большевистской властью «отделён» от народа.

- В мою бытность, когда я заканчивал 10-й класс средней школе N 64 города Челябинска на Южном Урале, впервые ввели в школьную программу изучения творчества Сергея Есенина, - поделился Константин Павлович. - Прежде этого не было, поэт, находился, что называется, под запретом, якобы из-за своей «кабацкой лирики». Известно, запретный плод сладок. Поэтому сборники Есенина тайно передавались из рук в руки. Такая книжка попала и ко мне, и я в те годы тоже увлёкся поэзией Есенина, с удовольствием читал его стихи, заучивал наизусть.

- Вспоминаю такой случай, - продолжал собеседник. - Директор школы Валентина Александровна Барочкина преподавала у нас русский язык и литературу. Она была по тем временам женщиной прогрессивных взглядов. Кстати, именно она, в числе других учителей, приложила руку к тому, чтобы Есенина ввели в школьную программу.

- И вот однажды, уже не помню по какому поводу, Валентина Александровна сделала мне замечание, - признался он. - Да ещё и добавила свой комментарий: «Ну, что с Симакова взять?», то есть, она воспринимала она меня не очень хорошо, скорее - даже плохо.

«Ой, Валентина Александровна, не спешите с выводами!» - ответил я ей, и прочитал такие строки из известного стихотворения Сергея Есенина:

 

Лицом к лицу лица не увидать,

Большое видится на расстоянии,

Когда кипит морская гладь,

Корабль в плачевном состоянии.

 

«Как? - директор выразила удивление. - Ты знаешь «Письмо к женщине» Есенина?».

«Да, знаю!» - не без гордости подтвердил я.

«Молодец!» - похвалила она.

Директор сразу стала по-другому на меня смотреть, относиться ко мне иначе, чем прежде.

Вот такова волшебная сила поэтического слова!

Валентина Александровна выделила меня среди других сверстников за пристрастие к поэзии Сергея Есенина, можно сказать, поставила меня на свой уровень.

И это было просто удивительно!

А так у нас была школа как школа, два десятых класса, мы постоянно соперничали. В один класс отобрали ребят и девчонок по принципу «элитности», а в наш класс - по принципу «посредственности». Это, конечно, всё условно, но между нами шла борьба, мы их частенько лупили.

Да, повторюсь, в Челябинске школа была как школа. И всё же, думая теперь о той поре, я понимаю, что государство проявляло большую заботу о поддержке образования. Такой заботы уже не стало позже, в те годы, когда я приехал работать на компрессорную станцию в город Грязовец. Ситуация со школами выглядела иначе, чем когда я учился. Какую-то часть их забот государство перекладывало на промышленные предприятия. Это делалось, разумеется, в плановом, приказном порядке, который существовал в те годы. Так власти определили: у вас будет подшефной школа N 1. г. Грязовца.

Будет - так будет!

Мы на практике стали осуществлять своё шефство. Любые обращения и просьбы директора старались выполнить, не откладывая их в долгий ящик. В том был, конечно, и определённый стимул. Ведь в эту школу ходили, в основном, дети работников газовой отрасли.

 

II

 

Если подойти к шефству с мерками теперешних дней, то, без сомнения, его можно отнести к благотворительности, о чём я уже говорил прежде. Действительно, предприятию не выделяли «фонды и лимиты» на помощь детскому саду, школе или совхозу. Всё приходилось делать за счёт «внутренних резервов», добровольного труда сотрудников и «сэкономленных» финансов. Тут решающей оказывалась позиция руководителя. Мог ли он воспринять нужды тех, кто к нему обращался, проникнуться их заботами, почувствовать, наконец, их боль?

С позиций автора судить об этом довольно трудно.

Думаю, будет справедливо дать слово тому, через кого и шло непосредственное шефство.

Директор школы А. В. Колесников - фигура известная в народном образовании Вологодчины. Он - учитель милостью Божией, любил своё призвание и старался оправдать его. Тридцать восемь лет - с 1973 по 2011 годы - Анатолий Васильевич возглавлял школу N 1 г. Грязовца, стаж у директора уникальный.

- Я всегда считал, что школа, прежде всего, славится своими учениками, - признался Анатолий Васильевич. - А директор - это учитель учителей! Вот две опоры, на которых я стоял, когда руководил коллективом педагогов.

С первых дней своего директорства Колесников наладил добрые отношения с газовиками. Когда в 1987 году начальником ЛПУ МГ назначили Константина Симакова, эти связи переросли в масшабное сотрудничество, основанное на официальном «шефстве» и личных контактах.

- Ещё в 1985 году школа переехала в новое здание из нескольких старых, - вспоминал Анатолий Васильевич. - Школу построили на 1170 мест в южной части города, где интенсивно вели строительство жилья газовики, и отсюда все дети работников ЛПУ были у нас, число учеников доходило до 1 тысячи, ещё рядом был микрорайон фирмы «Северное молоко», и оттуда дети учились у нас. Мы по-настоящему подружились с газовиками, и они помогали нам всем, чем могли. И прежде всего тем, чего у нас не было - автотранспортом. Выделяли для нас автобусы. Ребята часто посещали Москву, Петербург, другие города, совершали экскурсии по памятным и историческим местам Вологодской области. И так происходило круглый год. В летнюю пору при школе действовал детский лагерь. И газовики ежедневно давали нам автобус, и два отряда могли поехать искупаться на реке Комеле, или отправиться на экскурсию в этнографический музей в деревню Семёнково. Всё это обогащало ребят новыми впечатлениями.

То время - конец 80-х и начало 90-х годов прошлого века - было трудным в житейском плане. Слом общественного уклада, разрыв хозяйственных связей в стране, всякие неурядицы отрицательно сказывались в быту. Константин Павлович ещё не забыл «горячие» встречи с учителями, они бастовали повсеместно, в том числе и в Грязовецком районе. Причина одна - низкая оплата труда, несвоевременная выдача денег. А без них как существовать?

- Вы за кого стоите? - прижимали к стенке депутата Симакова бастующие учителя. - За нас или против нас?

Тут, перед возмущёнными учителями, уж не схитришь, не уклонишься, хотя Константин Павлович и не прибегал к таким «средствам».

- Конечно, за вас! За кого же? - отвечал он. - Я понимаю вас, разделяю требования, как депутат, буду добиваться правды.

Он не бросал слов на ветер, старался использовать доступные возможности для поддержки педагогов.

Вспомним, подобное было не только в народном образовании. Тогда у многих родителей, особенно, в так называемых, малообеспеченных семьях, иногда не хватало средств на самые простые продукты. А дети растут, трудятся умственно на занятиях - как им быть же без еды? Когда Симаков узнал об этом, то не на шутку расстроился, стал думать, как помочь таким семьям.

- Он мне позвонил - вспоминал Анатолий Васильевич, - и предложил младшим ребятам из таких семей выдавать завтраки бесплатно, в том числе и молоко, а расходы возьмёт на себя предприятие. Я, конечно, с радостью согласился.

Так решили эту, вроде бы не великую, проблему, но она имела существенное значение для детей.

- Заботу проявляли газовики не только об учениках, но и об учителях, - продолжал Колесников. - Молодым педагогам, приехавшим к нам работать из Вологды, они предоставляли места в благоустроенном общежитии, по мере возможности, выделали квартиры. Кроме того, учителя могли бесплатно посещать оздоровительный комплекс на компрессорной станции, где имелись все условия для полноценного отдыха. Со своей стороны, мы в вечернее время отдавали спортивный зал в распоряжение работникам ЛПУ, и они охотно сюда приходили, занимались спортом.

О своём сотрудничестве с ведущим предприятием Грязовецкого района Анатолий Васильевич мог бы рассказывать долго, приводить интересные подробности.

Действительно, назвать все факты благотворительности, описать все эпизоды совместных действий невозможно, всё это происходило из месяца в месяц, на протяжение двадцати с лишним лет.

«Здорово они нам помогали, что тут говорить!» - такое признание бывшего директора учебного заведения лучше всего отражает деятельность шефов.

Хотя надо обязательно упомнять и ещё два очень важных момента.

С 1985 года в школу N 1 г. Грязовца «нагрянула информатизация». Именно газовики быстро помогли педагогам и детям обзавестись комьютерами, программным обеспечением. А чуть позже предоставили им возможность выходить во «всемирную паутину» - Интернет.

В этой школе впервые в Грязовце установили интерактивные доски, компьютеры в каждом классе и на столе у каждого учителя. Всё это и послужило основой для того, чтобы сделать школу цифровой по принципу обучения - опять же первой в районе и одной из первых в области. Что это дало детям и педагогам?

- Очень многое, - считает Анатолий Васильевич. - Наши выпускники уже тогда стали специалистами экстра-класса по компьютерной технике, поэтому они легко поступали в самые престижные вузы Москвы, Петербурга, Вологды, в том числе и по направлениям Газпрома. Можете себе представить, один из наших выпускников, поступая на кибернетику, набрал 99 баллов из 100! И я очень гордился такими ребятами!

Ну, а с другой стороны, газовики являли собой своего рода «скорую помощь». Вот, к примеру, пробило кабель электроснабжения! Куда директору обращаться? К ним. Вышел из строя трансформатор. Кто поможет директору? Опять же шефы! Потребовался гараж для машин, склад для материалов при мастерской, где ребята проходили уроки труда. Кто окажет содействие в их постройке? Газовики!

- Вся эта поддержка имела для нас не только материальный смысл, но и моральный, укрепляла в служении своему признанию, - подводил итог нашей беседы А.В.Колесников. - Я хотел бы обратить внимание ещё вот на что. Константин Павлович откликался на разные наши просьбы и был в какой-то мере учителем, то есть исполнял его функции. Если кто-то из работников не радел об учебе своих детей, и у них возникали проблемы в школе, то начальник станции непременно составлял серьезный разговор отцом или с матерью таких ребят; такой разговор не проходил бесследно. Учитывая всё это в совокупности, коллектив школы ходатайствовал перед руководством Министерством образования и науки о признании определённых заслуг руководителя газовиков, и мы нашли понимание в Москве.

- По нашему представлению, - продолжал собеседник, - его наградили памятным знаком «ОТЛИЧНИК НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ», кстати, на знаке стоит номер «1», то есть, Константин Павлович первым в России был удостоен этой награды. Скажу ещё о знаке «ЗА МИЛОСЕРДИЕ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ», его тоже вручили Симакову. Правильно и справедливо. Да, руководитель совершает благой поступок не ради какого-то признания или наград. Но если это не один поступок, а их много, если такое поведение становится для него своего рода «линией жизни», то, думаю, отклик со стороны общества должен быть. В нашем случае вполне заслуженный отклик.

Уже прошло шесть лет, как Анатолий Васильевич оставил школу и ушёл на заслуженный отдых. За это время в школе, где он директорствовал, успели поработать два руководители.

- Какая причина, на ваш взгляд, смены директоров в школе N 1?- спросил я его в конце нашей беседы.

- К 2010 году в народном образовании страны многое изменилось, к сожалению, не в лучшую сторону. Я отработал 38 лет и всегда считал, что школа даёт ученику, прежде всего, знания. Уровень подготовки школьника определяют знания, которые он приобрёл за годы учёбы. Теперь это уже не так, произошла подмена главных понятий. Знания стали не так важны для учителя и для ученика. А что важное? Определяющим ныне оказалось умение бумаги написать, составить отчёт, участвовать в разных конкурсах, шоу, викторинах, то есть - показуха. Это и входит, в так называемый, рейтинг. Видимо, с ним и связана смена директоров: не вписались должным образом в рейтинг.

Сохранились ли взаимоотношения, столь тёплые прежде, и ныне между газовиками и школой.

- Увы, не сохранились, - пояснил Симаков. - Недавно новое руководство КС-17 взяло себе в подопечные школу N 2 города Грязовца. Похоже, власть местная и газовики рассчитывает повторить наш опыт сотрудничества со школой N 1. Так-то, если рассудить, это неплохо.

 

III

 

В семидесятые годы ХХ-го века в Советском Союзе была популярной самобытная и яркая песня «С чего начинается Родина». В России «демократической», увы, эту мелодию практически не исполняют по радио, на сольных концертах. Теперь звучат серенькие песенки с набором случайных слов, как, например, вот эти: «Самый лучший день проходил вчера».

- 8 -

Напомню часть текста песни «С чего начинается Родина», её любили миллионы русских людей, музыку сочинил композитор Вениамин Баснер.

 

С чего начинается Родина?

С картинки в твоём букваре,

С хороших и верных товарищей,

Живущих в соседнем дворе.

А, может, она начинается

С той песни, что пела нам мать,

С того, что в любых испытаниях

У нас никому не отнять.

 

Стихи принадлежат замечательному поэту Михаилу Матусовскому. Он родился в 1915 году в городе Луганске. После школы Михаил окончил строительный техникум и работал на заводе. Переехав в Москву, Матусовский занялся поэтическим творчеством, но началась война. С первых её дней молодой поэт отправился на фронт в качестве военного корреспондента. Во время Великой Отечественной войны вышло несколько книг талантливого автора. Особую силу его поэзия набрала уже в мирное время. В народе получили широкое признание песни на стихи Михаила Матусовского - «Школьный вальс», «Берёзовый сок», «Подмосковные вечера», многие другие. Их пели и в домашнем застолье, на эстрадах и в театре, они звучали по радио и телевидению.

На мой взгляд, не случайно Михаил Матусовский, отвечая на вопрос: «С чего начинается Родина?», на первое место поставил этот образ: «С картинки в твоём букваре».

В нём есть правда и глубокий социальный смысл!

В самом деле, разве это не так?

Знакомство с Алфавитом русского языка, названиями гор, морей и рек обширного Отечества, с азами его истории, с лучшими произведениями русской классической литературы - всё это пробуждает в душе ребёнка «чувство земли», любовь к Родине. Чем искуснее сумеет учитель удержать такое пробуждение в ученике, тем прочнее пребудет в нём истинный патриотизм, который побуждает к действию, к созиданию.

Смею утверждать, что именно со школы и начинается Родина!

Хорошо понимали эту взаимосвязь между образованием и упрочением суверенитета государства наиболее умные и дальновидные политики в Древней Руси, в Российской Империи, в Советском Союзе. Не буду называть их имена, поскольку я не веду историческое исследование. Отмечу лишь, что в упомянутые периоды истории руководители страны придавали громадное значение развитию образования.

К слову, до революции в учреждениях образования, как среднего разряда, так и высшего, действовала широчайшая программа изучения различных дисциплин. Приведу хотя бы один эпизод на эту тему. В городе Вышнем Волочке Тверской области, его называют русской Венецией из-за обилия искусственных каналов, в 1883 году открыли Училище кондукторов путей сообщения. Сюда поступил учиться сын торговца, паренёк из города Бежецка Вячеслав Шишков, будущий известный русский писатель.

«Программе Вышневолоцкого училища может позавидовать нынешний институт, - утверждал местный краевед. - Трехлетний теоретический курс, ежегодная летняя практика и два года самостоятельной работы проверят на профпригодность любого шалопая, и диплом - если выдадут - будет соответствовать. Режим дня в училище плотен и беспощаден. Только арифметика, геометрия да физика напоминали уроки уездных училищ, которые были за плечами будущих кондукторов. А топографию, ситуационное черчение, описательную механику, каллиграфию, да черчение по строительному и инженерным искусствам пришлось каждому осваивать внове. Добавьте к этому плотницко-столярное, кузнечно-слесарное дело, чему обучались во второй половине дня - с 14.30 до 18 часов, и покажется непосильной нагрузочка не то что нашим старшеклассникам, ровесниками которых были наши кондуктора, но и нынешним господам студентам». (МАТЮНИН Р.И. Кондуктор Вячеслав Шишков. Газета «Древний Волок», N 13-14, 1999 г.)

За хорошую учебу будущим кондукторам государство платило стипендию - 10 рублей в месяц, немало по тому времени. Окончив учебное заведение в Вышнем Волочке, Вячеслав Яковлевич Шишков владел несколькими специальностями, что позже, уже в Сибири, дало ему возможность стать уникальным специалистом - инженером-изыскателем. В.Я. Шишков осуществил разные исследования в Сибири, самым известным является составленный им проект прокладки Чуйского тракта.

Кондукторское училище - один из многих примеров высокого уровня образования в дореволюционной России. Другой пример - из высшей школы - Императорское Техническое училище (ныне институт имени Н.Баумана). Оно являлось кузницей лучших научных и производственных кадров для народного хозяйства тогдашней России.

Причем, в добавление к отечественной практике русские преподаватели и учёные использовали и положительный опыт педагогов Запада.

Ещё до начала I-й Мировой войны правительство Российской Империи утвердило планы по ликвидации безграмотности в стране и переходу к всеобщему среднему образованию, разумеется, бесплатному. И если бы не разразившаяся война, не последовавшие за нею две революции и пожар гражданской междоусобицы, то Россия, вне сомнения, была бы в начале ХХ-го века самой образованной страной в мире. Отчасти решить эту задачу стало возможно уже позже, в Советском Союзе, и с ней успешно справились. Когда в 1961 году Советский Союз впервые в мире послал в космос человека - Юрия Гагарина, то в Европе и в США задумались: за счёт чего русские сделали прорыв во Вселенную? Дотошные эксперты и упитанные конгрессмены докопались до истины: уровень образования в Советском Союзе, в частности, преподавание физики в школах и вузах, выше, чем в Европе и Америке. Это-то, по мнению иностранцев, и стало основой

технологического опережения нашей страной «цивилизованного Запада».

Факт известный, и он ещё раз подтверждает: между уровнем обучения в школе и достижениями или провалами в развитии страны существует прямая связь.

Такую закономерность осознавали в Советском Союзе, поэтому старались всё лучшее, что имела дореволюционная педагогика и учебная практика, сохранить, преумножить. В частности, власти открыли доступ в школы и вузы, так называемым, «царским кадрам» - учителям, профессорам. Они несли учащимся не только знания, но и понятия о высокой внутренней культуре человека.

Здесь уместно вспомнить и выдающегося русского социолога ХХ-го века Питирима Александровича Сорокина, профессора Петербургского университета. Когда, не приняв революцию большевиков, он уехал за границу, а вскоре возглавил кафедру в Гарвардском университете в США, то профессор поразился тому, насколько студенты в Гарварде отличались от студентов в Петербурге. Первое их отличие - ограниченность! Кроме узкой специализации, которую постигал американский студент, он больше ни чем не интересовался. А зачем? В Петербурге студенты интересовались всем, что происходило вокруг, всем, чем жила наука, осваивая специальность, они получали знания для развития своей личности.

Подготовка специалиста высокого класса и одновременно воспитание в нём разносторонне развитой личности - магистральное, традиционное направление русской педагогики. И его, повторюсь, продолжали в условиях Советского Союза, конечно, по мере сил и возможностей. Но в начале 90-х годов прошлого века произошёл резкий передел общественного бытия. И всё, что было связано с достижениями педагогики в Советском Союзе, подвергли ревизии, обозвали «тоталитарным», грубо говоря, втоптали в грязь. Началось переписывание учебников, изменение школьных и вузовских программ. Средняя школа да и некоторые вузы превратились в заведения, где не дают знания, где не воспитывают, а «оказывают услуги».

Чисто в либеральном духе!

Плоды «этого духа» мы видим сегодня повсеместно с горечью и недоумением. Профессор Волгоградского государственного политехнического университета Валентина Серебряная сделала такое «открытие»: «Уровень знаний по истории и географии студентов не просто низкий, - отмечала она. - Он катастрофический. Ребята и девчонки, родившиеся и выросшие в Волгограде, где произошла величайшая историческая битва и где памятники войны на каждой улице, часто затрудняются ответить на вопрос, на чьей стороне воевал Советский Союз во Второй мировой войне. Я уже молчу о том, что для них, например, слова «Нюрнбергский процесс» вообще ни о чём не говорят».

Только и воскликнешь - да!

Это напоминает «общественные процессы», происходившие на территории «свободной Украины» десять-пятнадцать лет назад. К чему они

привели, все знают. Выросло целое поколение молодых людей, идеалом для которых стал пособник фашистов, предатель и уголовник Степан Бандера.

Кое-кто из представителей названного поколения настолько отравлен русофобией, настолько испытывает ненависть к русским, что им могут позавидовать и самые оголтелые последователи Гитлера.

Всё это и грустно, и очень тревожно. В чём же причины деградации?

«Причина в том, что сегодняшние студенты, вчерашние школьники вообще ничего не читают, кроме соцсетей. И формируют своё представление о мире из того, что пишут в Интернете такие же олухи, как они сами, - мнение профессора из Волгограда. - Университетским преподавателям приходится работать с тем «материалом», который предоставила им школа, а ещё важнее - семья. Ведь поколение родителей нынешних студентов само, если говорить без обиняков, не блещет знаниями и умением самостоятельно мыслить, оно тоже в массе своей бездумно повторяет то, что сказали по телевизору, не вникая».

Наверное, учёная дама по-своему права. Но, думаю, только одной какой-либо причиной невозможно объяснить положение, создавшееся теперь в народном образовании страны.

Мне вспоминается случай в одной из средних школ Вологды. В начале учебного года ребята в 6-м классе фактически отказались... учиться. Классный руководитель не знала, что делать. Дети, вроде бы, отдохнули, полные сил и энергии после летних каникул, должны с большим желанием набираться знаний. А тут - полное равнодушие ребят к учёбе. Домашние задания они не выполняют, приходят не подготовленными к урокам, а на самих уроках учителей не слушают.

Им уже НИЧЕГО НЕ НАДО!

Само собой, возник вопрос: откуда взялось у детей состояние апатии? Не есть ли оно результат безконечных реформ в народном образовании? Вполне можно ответить утвердительно. А как думают сами учителя? «Запущен процесс формирования антитрадиционных ценностей, - высказал своё мнение Владимир Мартышкин, директор Ивановской средней школы Борисоглебского района Ярославской области. - Мною был сделан анализ общепринятой системы образования, и я обнаружил, что в ней нет многого необходимого. Дети не знают истории родного края. Они не знают истории родной семьи. Они далеки от нравственных и духовных традиций. Они не знают истории нашего Отечества! Не знают русский язык! Они удалены от искусства и культуры». (В.Мартышкин. «Школа для детей или дети для школы», С-Петербург, РНЛ, 3 октября 2016 г.)

Ну, а что же сам учитель? По признанию Владимира Мартышкина, он вынужден больше внимания уделять не ученику, а компьютеру, всеобъемлющая и вездесущая отчётность сделала учителя роботом: «Школы сегодня работают не на ученика, а на чиновника», - сделал вывод директор.

Ещё более резко отозвался о «реформах» образования известный экономист и учёный из Москвы В.Ю. Катасонов, преподаватель института Международных отношений. «Да, рыночной экономике нужен человек, только другой - дурак. Потому что, рыночная экономика, она именно построена на эксплуатации лохов. То есть, люди, они управляются либо через обман, либо через силу. Когда кончается ресурс обмана, тогда, грубо говоря, уже просто вступает в силу другой инструмент: там были силы аргументов, а здесь уже аргументы силы. Всё. Вся рыночная экономика строится на этих двух вещах». ( В. Катасонов. «Система образования сегодня намеренно выращивает дураков», С.-Петербург, сайт «РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ», 27 сентября 2016 года.)

По поводу лишь «двух вещей», на которых якобы строится вся рыночная экономика, с Валентином Юрьевичем, которого я глубоко уважаю, можно и поспорить. Думаю, составляющих в подобной экономике больше. Но тревогу и горечь известного учёного я вполне разделяю.

Среди причин, вызвавших снижение уровня образования в России, есть и такая, о которой практически никто не говорит. Это - почти стопроцентная феминизация учебных заведений. Я вспоминаю трудное, полуголодное послевоенное детство. В большинстве семей кормильцы полегли на полях сражений. Но удивительно, что мы, ребятишки, не чувствовали себя сиротами, брошенными на произвол судьбы. Для мужиков в округе, пусть даже и искалеченных войной, не было «чужих детей». Если кто-то набедокурил, его мог остановить и отчитать любой мужик из деревни, и сразу пропадала охота творить безобразия.

Выделялась и сельская школа, где директорствовал бывший фронтовик. Когда он вёл урок физики, в классе слышно было, как пролетала муха. Учителем математики был мужчина, учителем географии - мужчина, учителем физкультуры и военной подготовки - мужчина, учителем иностранного языка - мужчина. Роль мужчины-учителя очень велика в образовании. Дело не только в том, что он быстро мог угомонить самых отчаянных драчунов, непосед и ослушников, хотя и это важно. Суть в том, что он давал прочные знания сельским девчонкам и ребятам, учил по-настоящему любить Родину, брать на себя ответственность за неё и за всё вокруг.

Иными словами, мужчина в школе выступал в равной степени и учителем, и воспитателем.

«Образование и воспитание далеко не одно и то же, - говорил в своё время замечательный советский писателей Чингиз Айтматов, создавший известную повесть об учителе. - Не исключая, разумеется, семью, от учителя зависит, каких нравственных принципов будет придерживаться в будущем человек, что он будет читать, сможет ли осилить Достоевского и Толстого или ограничится чтением детективных романов в ранней юности.

Вспомните, каков был учитель в наши школьные годы, какая это была уважаемая фигура, особенно на селе и особенно на Востоке. Он был учителем для всех - и для малых, и для взрослых.

Таков ли он сейчас, школьный учитель? Не осмелюсь утверждать. Но тревогу скрывать нет смысла.

Учительство - великая сила страны. Духовный потенциал учительства определяет в нашей жизни очень многое. Истоки знаний, культуры, патриотизма закладываются в сознание детей при непосредственном и повседневном радении учителя. Но и он сейчас сталкивается с такой силой, одолеть которую не так просто». (Чингиз Айтматов. Эхо мира., М. «Правда», 1985 г.)

Чингиз Айтматов, говоря о своей тревоге, имел в виду под словами «такая сила» - психологию потребительста. Тогда оно только набирало силу, а теперь возведено едва ли не смысл людского существования. Его не без успеха вкореняют в детские души школьников. Демократы-западники создали условия, чтобы из школы ушли мужчины-учителя, которые, вероятно, в какой-то степени могли препятствовать воспитанию «духа потребительства». В стране осталось очень немного учителей-мужчин. Школа без мужчин - сирота, это губительно для государства. Нет, я не хочу упрекнуть в чём-либо замечательных тружениц на ниве образования, они стараются во благо учеников. И всё же школа, лишённая мужского внимания, выглядит довольно ущербно.

Также ущербно выглядит ситуация, когда в стране, изобилующей олигархами, всё больше людей не умеющих читать и писать, то есть -безграмотных. Их учёт государство не ведёт и, вероятно, вести не будет. Лишь иногда в благополучной официальной статистике кое-где «вылезет» негатив. Так, по данным Федеральной службы исполнения наказаний в колониях около двух тысяч взрослых осуждённых не имели начального образования, а более девяти тысяч не закончили девять классов. Чаще всего бросают школу дети из неблагополучных семей, на них не хватает внимания ни у родителей, ни у государства. Зато государство, будто напоказ, проявляет грандиозную заботу о тех, которые не могут стать полноценными гражданами в силу природных недостатков. Так, в Яхромской коррекционной школе под Москвой на 90 детей приходится 70 человек персонала. Устроится в подобную школу обычному педагогу трудно, берут туда «по блату».

У таких детей есть всё, но, увы, нет будущего.

С каждый годом подобных учебных заведений у нас становится всё больше, но о них не говорят публично, стесняются.

- Чему удивляться, если светоч цивилизации - Америка, а на неё молятся либералы в России, насчитывает тысячи безграмотных, - высказал мнение мой собеседник. - То же самое и в хвалёной Турции, где богатых туристов из России обслуживают подростки, не умеющие читать и писать. Советская власть, как бы мы к ней ни относились, поборола всеобщую безграмотность. Это ведь о чём-то говорит! У нас как иногда бывает? Власть, может, даже не сознавая того, сама провоцирует сворачивание народного образования, особенно на селе. Все начинают охать и ахать - почему у нас вымирает деревня!

В своё время, под влиянием недружественных сил на Западе, определенные деятели в Советском Союзе осуществляли русофобскую программу «неперспективная деревня», её автором была профессор Т.Заславская. Скажу несколько слов об истоках её затеи. В те годы американский миллиардер Д.Сорос выделил финансы на проект «Советская система: к открытому обществу», реализация его шла через, так называемый, «Римский клуб». «22 сентября 1987 года было полностью сформировано правление, - позднее рассказывал Д.Сорос. - В него вошли Юрий Афанасьев, историк, Григорий Бакланов, главный редактор журнала «Знамя», Даниил Гранин и Валентин Распутин, писатели, Тенгиз Баучидзе, грузинский филолог, Борис Раушенбах, специалист по космическим исследованиям и религиозный философ, Татьяна Заславская, социолог. Мясников и я стали сопредседателями, оба с правом вето, а Аксёнов и Нина Буис нашими заместителями». (Интернет, сайт «Открытый сектор: о концепции неперспективности»).

Тогда же Т.Заславскую назначили директором-организатором Центра изучения общественного мнения в Советском Союзе (ВЦИОМ) и избрали президентом советской социологической ассоциации (ССА). Спустя семь лет, она занялась исследованиями в Междисциплинарном академическом центре социальных наук, который был организован английским профессором Т.Шаниным при помощи американского милиардера Дж. Сороса, а также при поддержке известного в Советском Союзе научного деятеля А.Аганбегяна.

В апреле 1983 года Т.Заславская представила учёным свой доклад «О совершенствовании производственных отношений и задачах экономической социологии», где обосновала наряду с другими и идею «неперспективных деревень». Это был, так называемый, «Новосибирский манифест». А ещё раньше, в 1974 году, по её проекту правительство РСФСР приняло постановление, где было запланировало сселить 170 тысяч семей и причислить к «неперспективным» 70 процентов насёленных пунктов в центральных, северных и южных регионах России, то есть в перспективе ликвидировать их.

Борьбу с «неперспективными деревнями» известный русский писатель Василий Иванович Белов назвал «преступлением против крестьянства».

Точнее не скажешь!

«У нас на Вологодчине, - писал Василий Белов, - из-за неперспективности прекратили существование многие тысячи деревень. А по всему Северо-Западу РСФСР - десятки тысяч. Вдумаемся: из 140 тысяч нечернозёмных сел в том регионе предполагалось оставить лишь 29 тысяч». (Интернет-газета «СТОЛЕТИЕ», А.Чикин «приговор русскому пахарю», 12.12.2008).

С чего начали осуществлять «проект Заславской»? С ликвидации начальных и восьмилетних школ. Это была своего рода «контрольная

кнопка», нажав на неё можно было отключить какую-либо деревню от жизни, отправить её в небытиё.

- Такое продолжается и теперь, - заметил Константин Павлович. - Есть деревня Врагово в Междуреченском районе, в десяти километрах от райцентра Шуйское. В деревне действовала нормальная начальная школа, кирпичное здание, мы подтянули туда газ, поменяли освещение, дорогу сделали - всё есть! Хотели отмечать 100-летие школы. Накануне юбилея чиновники из областного департамента убедили руководство района и совет деревни, что школу надо закрыть. Причины? Школа, мол, малокомплектная, дорого содержать, отапливать. И убедили! 48 детей стали возить ежедневно из Врагово в Шуйское и обратно. Правительство заявляет, что выделило миллиарды рублей на приобретение автобусов для сельских школ, мол, закрывайте школы, транспорт мы вам дадим. И дают.

- Вот другой факт, - продолжал собеседник. - В грязовецком совхозе имени Калинина хотят открыть малокомплектную школу, её здесь когда-то закрыли. Хозяйство пошло в гору, прибывают молодые кадры. Куда им отдавать первоклашек? Вот вам и прямая взаимосвязь между ростом производства и существованием школы. У нас о том часто забывают, считают, что школа сама по себе, а производство само по себе; нет, всё взаимосвязано.

 

IV

 

Напомню простое и в то же время полное глубокого смысла стихотворение Николая Рубцова «Родная деревня».

 

Хотя проклинает проезжий

Дороги моих побережий,

Люблю я деревню Николу,

Где кончил начальную школу.

Бывает, что пылкий мальчишка

За гостем приезжим по следу

В дорогу торопится слишком

- Я тоже отсюда уеду!

Среди удивлённых девчонок

Храбрится, едва из пелёнок:

 

- Ну что по провинции шляться?

В столицу пора отправляться.

Когда ж повзрослеет в столице,

Посмотрит на жизнь за границей,

Тогда он оценит Николу,

Где кончил начальную школу...

 

Наверное, миллионы людей помнят до последних дней такую, только свою, школу, о чём и написал известный русский поэт. Особенно, если она затеряна где-нибудь в дальней глубинке. К ней можно отнести посёлок Каменка, отдаленный от г. Грязовца на сто с лишним километров. Он возник сразу после окончания Великой Отечественной войны - в тайге прокладывали Монзенскую железную дорогу. Здесь же построили и лесопункт, отсюда сырьё доставляли в Вохтогу. Разлом производственных отношений в ходе перестройки больно ударил по Монзенскому комбинату, а через него - и по Каменке. И, само собой, по школе в этом посёлке. Поздней осенью и зимой дети просто мёрзли в классах.

- Нас не остановило то, что Каменка на самом отшибе района, в Тмутаракани, - вспоминал собеседник. - Мы доставили туда оборудование. Смонтировали три электрических котла и всё, что положено к ним. Вся система отопления работает в автоматическом режиме. Весной и осенью наши специалисты летали туда на вертолёте, делали ревизию оборудования, если требовалось, то что-то и меняли. Уже несколько лет система действует без проблем. Школа в Каменке - единственное место, где всегда тепло.

Всё, что сделали газовики, это - благотворительность.

Каменка - не единственный случай поддержки сельских школ в двух соседних районах - Грязовецком и Междуреченском. Однажды в бухгалтерии КС-17 подсчитали: только за год на благотворительность потратили три миллиона рублей. Поэтому можно говорить о поддержке народного образования в целом.

Две вспомогательные школы в Грязовце - слабовидящих и слабослышащих. Им, по признанию собеседника, оказывали самую разнообразную поддержку. Спортивный зал в школе слабовидящих пришёл в такое запустение, что его никто не брался ремонтировать. Газовики всё же взялись, поменяли полы, покрасили стены. К тому же ещё и обычные деревянные окна заменили во всех классах на стеклопакеты, они, как известно, стоят не дешево. Ну, а к школе слабослышащих и подойти-то было трудно из-за разбитой дороги. Бригада ремонтников заровняла канавы и ямы, уложила асфальт. В одном из этих заведений был хороший духовой оркестр, помогали и ему.

Я приводил беседу с ветераном народного образования, директором школы N 1 Анатолием Колесниковым. Примерно тоже о сотрудничестве с газовиками могли бы поведать и другие руководители учебных заведений. Это не объяснишь лишь сиюминутной экономической ситуацией.

- Да в любой ситуации мы это делали, - подчеркнул собеседник. - Я думаю, в России ситуация никогда не будет лучше. Я ещё помню, как уборщицы в школах покупали для себя тряпки и мыло, потому что на это у директоров не было денег. Теперь, конечно, такого нет, но есть другие проблемы. Мы же, кроме школы N 1, помогали школе N 2, школе N 3, средней школе в райцентре Шуйское. Я ещё деталь добавлю. Все школы, с которыми мы дружили, имели право получить два автобуса в месяц. Мы возили старшеклассников на дни открытых дверей в вузы, в театры Вологды, по святым местам в Ярославской области.

Почти 15 лет Симаков сотрудничал с попечительским советом Вологодского областного Детского фонда, его возглавляет Милитина Кукушкина. Фонд по инициативе Любови Семагиной учредил 15 стипендий имени Валерия Семагина, бывшего руководителя «Росгазстроя» в Вологде.

- Мы определяли три семьи с низким достатком - тотемская семья, грязовецкая семья, вохтогская семья, - пояснил Константин Павлович. - Из этих семей дети поступали в вузы, мы платили им стипендию, начали с 1500 рублей в месяц, в последующими повышали её. Когда они заканчивали учёбу, мы набирали новых ребят. Наши стипендиаты, получившие высшее образование, работают в Москве, в Петербурге, в Финляндии, отзывы о них самые благоприятные.

 

V

 

Лично у меня вызывает чувство глубокой благодарности всё, что делал Константин Симаков и подобные ему руководители для народного образования. Дай Бог им здоровья и счастья. Это истинно русское стремление создать детям условия, чтобы они ни в чём не нуждались, могли развиваться полноценно и многостронне.

Я помню из своего послевоенного детства, когда учился в Булатниковской начальной школе, у нас была продлёнка. Мы завтракали и обедали в школе. После уроков, передохнув немного, здесь же в классах мы выполняли домашние задания, а под родительский кров возвращались уже «свободными птицами». Эх, золотое было времечко! И вот, чтобы мы хорошо питались на продлёнке, председатель колхоза, на территории которого находилась школа, выделял бесплатно овощи, молоко, мясо. Ныне это трудно представить, теперь ребёнок за каждый чих в школе обязан платить, а деньги он просит у родителей. Как же - рынок! Ребят приучают жить по известной поговорке «великого реформатора» Е.Гайдара, любившего повторять, что бесплатный сыр существует только в мышеловке.

Никто не спорит о важности материального и технического благополучия народного образования, оно должно быть на высоте. Но, думаю, ещё большее значение имеет воспитание личности, а на него повлиять кому-либо со стороны, то есть из-за пределов школы, практически невозможно. Обратим внимание лишь на одну сторону этой проблемы.

Русский народ был крещён и принял Православную веру десять с лишним веков назад. И всё это долгое время в учебных заведениях страны изучали предметы, связанные с историей Русской православной церкви и Русского государства. Только в 20-м веке традиция прервалась в связи с тем, что была насильно, начиная с 1917 года, утверждена идеология коммунизма.

Теперь, уже тридцать лет, такой идеологии нет. Её упразднили. Причем, упразднили не только её, а идеологию вообще как таковую, что являет собой пример полного абсурда. Государство не может нормально существовать без идеологии. Хотя в Конституции РФ и прописано, что в стране нет «официальной идеологии», на самом-то деле она есть - это идеология денег, идеология поклонения «золотому тельцу», идеология всевластия олигархата.

Какой она должна быть, нормальная идеология?

Обратимся за ответом к выдающемуся общественному и религиозному мыслителю нашего времени.

«Русский взгляд на мир веками основывался на фундаментальной идее, предполагающей осмысление жизни как религиозного долга, как всеобщего совместного служения евангельским идеалам добра, правды, любви, милосердия, жертвенности и сострадания, - высказывал своё мнение митрополит Иоанн. - Согласно такому мировоззрению, целью стремлений отдельного человека в его личной жизни, главной задачей супружеского, семейного бытия, смыслом общественного служения и государственного существования России является посильное воплощение в жизнь высоких духовных начал, бессменным хранителем которых выступает из века в век Русская Православная Церковь.

Вполне отдавая себе отчёт, что нынешнее всеобщее религиозное одичание не позволяет рассчитывать на немедленный успех и существенно ограничивает возможности благотворного церковного влияния, надо всё же ясно понимать, что никакой религиозно-нравственной, идеологически мировоззренческой альтернативы у России нет (выделено - Г.С). Любые попытки двинуться в ином направлении чреваты безудержной сатанизацией русской действительности, беспредельной морально-этической деградацией и полным параличом духовного потенциала народа. Примеров тому вокруг - тьма». (Митрополит Иоанн. «РУССКИЙ УЗЕЛ», С-Петербург, изд. «Царское Дело»,

2004, с. 109)

Что мешает возобновить традицию, прерванную в начале 20-го века, вернуть в народное образование учебные программы по истории Русской Православной Церкви и русской государственности? Куда там! В «светском обществе» под названием Российская Федерация поднялся такой шум и гам по этому поводу, что даже группа «выдающихся учёных» обратилась к руководству страны с просьбой «не допустить возвращения в пещерный век». Первые лица заверили: не волнуйтесь, мракобесия не допустим.

Если вековую традицию русского народа официально называют мракобесием, тогда что такое «не мракобесие»? Похоже, это - «светлая теория» Дарвина: человек произошёл от обезьяны, мол, Бог здесь не причём. И вот нашим детям вдалбливают в головы замшелую ересь господина Дарвина. Если Бог не создал человека, если Бога нет, то, как в своё время говорил Достоевский, «всё можно». Можно стаей напасть на своего же одноклассника и избить, можно не слушать родителей и учителей, можно своровать у товарища сотовый телефон, можно выйти из класса и закурить на крыльце школы, можно пойти не в православный храм, а в какую-нибудь секту, благо их вокруг полным-полно.

И тут уже во всей полноте предстаёт «сатанизация» русской действительности, о чём предупреждал духовный пастырь митрополит Иоанн. Не так давно в Подмосковье «рассекретили» группу сатанистов, они заманивали к себе школьников и обучали их тому, как покончить жизнь самоубийством. Ту самую жизнь, которая по милости Божьей является высшим Его даром, ни с чем не сопоставимым. Но об этом детям в школе не говорили, они об этом не знают, они знают одно - человек произошёл от обезьяны, а в таком случае «всё можно». В результате деятельности секты в Подмосковье 15 подростков свели счёты с жизнью. В своё время и в Вологде действовала подобная организация, проповедовавшая, что смерть является благом для подростков. Испытывая это на себе, несколько девчонок и мальчишек погибли, они прыгали вниз с крыш многоэтажных домов.

Такова страшная плата за забвения отчей православной традиции и замена её «общечеловеческими ценностями» сатанистов.

В ряду подобных «новаций» и стремление некоторых деятелей всячески принизить в школьном образовании роль русской классической литературы и русского языка. Чего тут только не предпринимают! Сокращают часы, отведённые на уроки литературы, искореняют сочинение во всех его видах, русский язык преподают по каким-то непонятным учебникам. Итогом этих переделок стало то, что в Московский университет приходят поступать старшеклассники, которые не могут назвать основные произведения Николая Гоголя, а об Иване Тургеневе вообще ничего не слышали. Катастрофически падает самая элементарная грамотность абитуриентов.

И вот на этом фоне явной деградации некая важная дама, занимающая пост Президента Российской академии образования, на всю страну заявляет следующее: «Я, например, абсолютно убеждена, что из школьной программы «Войну и мир» Л.Толстого, а также некоторые романы Ф.Достоевского нужно убрать. Это глубокие философские произведения с серьёзными рассуждениями на разные темы. Не может ребёнок понять всей их глубины». (Л.Вербицкая. Интервью АГН «Москва», 1.10. 2016-11-17)

Вон, оказывается, что!

Если следовать логике учёной дамы, то в низком уровне знаний выпускников виноваты... великие русские писатели Л. Толстой и Ф.Достоевский, а не система обучения с её недостатками.

Почему-то дама скромно умолчала о том, что «Архипелаг Гулаг» А. Солженицына включён в школьные программы, и у неё это произведение не вызывает нареканий, очевидно, она считает, что ребёнку будет понятна «глубина гулаговского романа» Солженицына. Хотя, конечно, трудно сравнивать художника слова Льва Толстого, признанного во всём мире, с «певцом ГУЛАГа».

Так происходит подмена одних понятий другими.

На эту тему можно рассуждать много. Отмечу ещё один важный момент. Профессор Всеволод Троицкий, известный в России филолог, несколько лет на всех уровнях доказывает губительность реформ в образовании, которые проводят в России более двадцати лет. «Враги отечественного образования, - отмечал уважаемый учёный, - намерены ныне закрепить «успехи разрушения». Поэтому очередные действия «пятой колонны» нацелены и на снижение уровня отечественного образования, на окончательную замену его педагогическим образованием колониального уровня. Специалисты знают, что для успешного освоения филологических дисциплин «традиционные» формы обучения никакими другими заменить нельзя. Зная это, «реформаторы» сокращают часы, преследуя свои разрушительные цели ради так называемой успешной «экономики». Это «успешно» снижает уровень знаний будущих специалистов. Зловещий успех таких преобразований широко распространяется в последнее время. Всё это уже довело вузовскую систему в гуманитарной её части до стадии неизбежного саморазрушения». (Профессор Всеволод Троицкий. Сайт «РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ», 01.11. 2014.)

Думаю, большинство здравомыслящих людей в стране разделяют оценки «реформ» в образования, которые дал известный учёный. К сожалению, его доводы и многих других, кто переживает за будущее страны, никак не доходят до «толстокожих» представителей власти. У них вошло в привычку игнорировать мнения и специалистов, и простых граждан, исполнять принцип: «Ничего не вижу, ничего не слышу». Когда они изменят своё отношение к предложениям, идущим снизу? Трудно сказать. Всё-таки хотелось бы, чтобы они по-другому относились к людям вообще и к реформам в народном образовании в частности.

Честные радетели о благе народного образования, конечно, не могут успокоиться положением дел в нём.

В Институте мировой литературы им. М.Горького Российской Академии в конце 2016 года прошла ХХVI-я Всероссийская научно-практическая конференция «Филология и школа». Её темы: «Жизнь слова и духовное развитие нации», «Русская литература как осмысление бытия народа личности». С ведущим докладом выступил учёный, которого я уже упоминал. Доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института мировой литературы Всеволод Яковлевич Троицкий нарисовал исчерпывающую картину положения дел в народном образовании. Он также обозначил и то, что разрушено в русской традиционной педагогике за время «реформ». Потери эти весьма ощутимые. Особенно задело то, что сказал профессор о положении, в котором находится родной язык: «Ныне преподавание языка подменено формальным и механическим, часто обессмысленным ознакомлением с основами орфографии и пунктуации. В рамках программы школьники лишены возможности познавать богатство содержания и смыслов русской речи». (Профессор Всеволод Троицкий. «ЖИЗНЬ СЛОВА И СУДЬБА НАРОДА» (доклад на ХХVI-й Всероссийской конференции). Сайт «РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ», С-Петербург, 15 ноября 2016 г.)

Мы же ждём, будто «манны Небесной», что у нас вырастет высококультурное поколение. Откуда оно возьмётся-то?

Западники-либералы, владеющие властью в РФ, бросили «лучшие силы» в народное образование, чтобы подорвать его изнутри. И всё же, какими бы зловещими не были их амбиции, реформаторам, думаю, не удастся уничтожить русский язык, русскую литературу. О том свидетельствует сама История. Нечто подобное уже не раз случалось - русских изо всех сил старались «переделать» то в немцев, то во французов, то в голландцев, прививали заморские замашки и привычки.

Но Иван-дурак всё равно остался Иваном-дураком. Чуть схлынуло заграничное поветрие, и он возродил своё родное, которое никуда не уходило из его души.

 

VI

 

В разговоре о школе нельзя обойти молчанием учителя, ключевую фигуру в деле обучения и воспитания детей. Во все времена ему придавали особое значение, понимая, что наставник работает с головой и сердцем ребенка. Множество всяких высказываний существует о значении профессии учителя. Приведу некоторые из них. Известный в своё время политический деятель, премьер-министр Англии У. Черчилль однажды заметил: «Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать...».

Знаменитый русский писатель Антон Павлович Чехов говорил следующее: «Если бы вы знали, как необходим русской деревне хороший, умный, образованный учитель! У нас в России его необходимо поставить в какие-то особенные условия, и это нужно сделать скорее, если мы понимаем, что без широкого образования народа государство развалится, как дом, сложенный из плохо обожжённого кирпича».

Лучшие умы в России и в то далёкое время, судя по приведённым словам Чехова, прекрасно осознавали взаимосвязь между уровнем образования и крепостью государства. Она, эта связь, прямая, кровная, чего ныне не хотят видеть представители либеральной власти в центре и на местах.

Говоря об «особенных условиях» для учителя в русской деревне, писатель, думаю, имел в виду такое положение, когда тот не испытывал бы материальных затруднений и мог все силы отдавать любимому делу. Из прежней статистики, из художественных произведений той эпохи всё же можно составить впечатление, что учитель существовал весьма достойно. Так, Екатерина II, учинив реформу образования в 80-е годы XVIII-го века, издала Указ о том, чтобы из казны учителю оплачивали квартиру, дрова, свечи. Профессия учителя была окружена в России определенным почётом, уважением, как со стороны властей, так и общества в целом.

Это сказывалось и на его вознаграждении. Если перевести на современные деньги жалованье учителя в дореволюционной России (до 1917 года), то выйдет в среднем свыше ста тысяч рублей в месяц. Такой пересчёт, конечно, имеет погрешности. Тем не менее, он свидетельствует, что труд учителя высоко ценили. И правильно: этот труд не только почётный, но и тяжёлый по эмоцональной и физической нагрузке. Но и такого, более или менее достойного существования учителя, Чехов считал недостаточным, предлагал создавать «особые условия».

Не сомневаюсь, художника слова услышали бы, и условия, определяемые им, наверное, создали бы.

Но кризисы и революционные бунты, затронувшие Россию в начале прошлого века, отодвинули решение данной проблемы на неопределённый срок. Лишь спустя десятилетия, в середине 30-х годов, ею серьезно занялись и сделали кое-что конкретное.

Из детства послевоенной поры я помню, что учитель в деревне был очень значимым. Причем, не только из-за того, что он владел искусством убеждения. Учитель сам осознавал себя подвижником просвещения, энтузиастом, не ограничивал своё наставничество стенами класса. К нему шли взрослые за советом в какой-то трудной ситуации, от него хотели услышать мнение о каких-то местных событиях, о положении в стране и мире, он выступал в роли «пропагандиста и агитатора». И всегда и во всем учитель должен был оставаться на должном уровне, на высоте.

Если у учителя возникали какие-то бытовые трудности, то ему непременно помогали деревенским миром, кто, чем мог. Я уже не говорю о том, что колхоз или совхоз, на территории которого располагалась школа, поддерживал учителей продуктами, обеспечивал дровами на осень и зиму, помогал вспахать приусадебный участок, если он имелся. Такое доброжелательное отношение к учителю сохранялось долго, вплоть до начала 90-х годов прошлого века, до поры, когда страна окунулась в «перестройку». Ликвидация Советского Союза повлекла за собой и уничтожение многих добрых житейских традиций, в том числе и в народном образовании. Учителям пришлось пережить позорное время, когда, чтобы получить заработную плату, приходилось вынужденно прекращать занятия с детьми - бастовать.

Теперь, уже более десяти лет кряду, этого, слава Богу, нет.

Но возникла, правда, проблема другого рода. Поскольку верхушка объявила главный лозунг для населения в РФ: «Обогащайтесь, кто как может!», то для учителя встал вопрос об оплате труда - о размере этой оплаты. Ведь он не может «прихватить» какую-либо работу где-то на стороне, вне школы. А то, что учитель получает за свой труд в школе, не всегда хватает на достойное существования, если учитывать постоянный рост цен на продукты, товары, услуги.

В своё время в народном образовании действовали показатели, которыми измеряли труд учителя, а именно: количество отработанных часов, выслуга лет, квалификация, наличие особых заслуг, дополнительные нагрузки (классное руководство, например). Но в 2013 году из этого пересня убрали пункты о стаже и квалификации учителя, приравняв специалиста с 20-летним стажем к тому, кто только поступил на работу в школу. Были и другие изменения, не лучшим образом повлиявшие на оценку труда.

Хотя чиновники из министерства образования уверяют, что оплата труда учителя растёт. Картина тут довольно пёстрая. По официальной версии, средняя зарплата учителя в России в 2015 году составила 33 924 рубля. Если же обратиться к данным, присланным в Интернет из разных уголков страны простыми жителями, то мы обнаружим большой разброс в оплате труда. В городе Аксае Ростовской области учитель в средней школе получает 6000 рублей, а в лицее N 8 г. Волгограда - 46 700 рублей.

Разница в оплате труда почти в восемь раз!

Подобная разница существует и внутри самих регионов, причем значительная. В Красноярском крае учитель, работающий в гимназии, имеет зарплату в два раза больше учителя средней школы. Своё влияние оказывает и экономическое положение того или иного региона. Наиболее высокая оплата труда учителя в колледжах Москвы (74000 рублей) и Нового Уренгоя ( 70 000). Очевидно, сложив всё вместе, Росстат выдал за первое полугодие 2016 года цифру 66274 рубля - средняя зарплата учителя в стране.

Но, как мы видели из «статистики жителей», она, мягко говоря, не соответствует действительности.

Замечу, к слову, что чиновники у нас любят оперировать «средней температурой по больнице», особенно в социальной сфере.

В связи с этим приведу небольшой отрывок из беседы известного журналиста Андрея Угланова, редактора издания «Аргументы недели» с главным редактором «Литературной газеты», писателем Юрием Поляковым:

«Почему у художественных руководителей некоторых московских театров зарплата по 40-50 миллионов рублей, в то время как у народного артиста в регионах зарплата 20 тысяч? Не должно быть такого перепада»( «КТО ОНИ - ЖИВЫЕ КЛАССИКИ?», Газета «Аргументы недели», N 45, 17.11.2016), - говорил

Юрий Поляков. Разница в 2500 (!!!) раз.

Далее автор сам разъяснил, почему такое происходит: «Тайна «золотого ключика» очень проста: в 90-е годы прошлого века за помощь в свержении советской власти взятии Кремля прозападной командой либеральной интеллигенции, в том числе и творческой, было отдано на откуп всё пространство: культурное, литературное, научное. Их просто везде назначали начальниками, давали все посты, фонды, бюджетные и премиальные и т.д. Всех патриотов оттеснили на периферию. За что? За тупое отстаивание государственного суверенитета».

Хотя в чём-то можно и поспорить с откровенным признанием Ю.Полякова, но по существу он, думаю, прав.

Этого процесса - оттеснения патриотов на периферию - не избежало, конечно, и народное образование.

На одной из «встреч с населением», они периодически случаются у премьер-министра, какой-то смелый педагог выразил недовольство своей зарплатой в школе в 15 тысяч рублей; он уточнил ещё, что милиционеры и феэсбешники получают втрое больше. Глава правительства ответил мгновенно: мол, бросайте школу, идите в бизнес и вообще подрабатывайте на стороне. Подобное заявление многие современные публицисты назвали аморальным и безнравственным, и они недалеки от истины.

Лично меня тревожит даже не эта, денежная, а другая составляющая проблемы - моральная. Она заключена в престиже учителя. Прежде было обычным явлением, когда, открыв какую-нибудь солидную газету, вы могли прочитать очерк об учителе. Или можно было посмотреть увлекательное кино, где главным героем был учитель, например, фильм «Доживём до понедельника». Наконец, придя в библиотеку, вы могли попросить для домашнего чтения повесть или роман, их персонажи - учителя школ или преподаватели вузов.

Ничего подобного теперь нет и в помине. А жаль!

Всё та же учёная мадам, о которой мы уже упоминали в связи с её интервью Агентству городских новостей «Москва», сетовала: «Сейчас среди учителей очень мало по-настоящему ярких творческих личностей, а ведь именно такие люди и нужны в школе».

Кто же спорит!

Но откуда возьмутся эти самые яркие личности, если вы, учёная мадам, предлагаете, едва ли не на государственном уровне, исключить из школьных программ творчество Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского, заявляя при том, что «не знать литературу просто нельзя, это значит, лишать себя колоссального культурного пласта». А ведь почти целое поколение уже было лишено такого «пласта». Откуда возьмутся личности?

В деле воспитания детей всё взаимосвязано, в нём нет мелочей. И не должно быть такого странного, полудикого положения, когда школа - сама по себе, а всё остальное общество - само по себе.

 

1/ «Совбез об угрозах безопасности России: катастрофическая безграмотность молодёжи», сайт «РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ», 11 октября 2016 г.

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме