Н.В. Краинский (1869 - 1951): непобеждённый воин Императорской Российской армии

2 часть

1 часть

 

В январе 1907 г. Н.В. Краинский вернулся в Вильну и вновь активно принялся за лечебное дело, научную, общественную работу. В это время выходят такие его сочинения как (только книг и брошюр около 20): «Психология падших людей» (1907), «Энергетика и анализ ощущений» (1907), речь «Душа и Вселенная» (1911), драма «Во мраке ночи» (1912), «Энергетическая теория сновидений» (1912), очерк «Девочка Машка, собачка Джильда и беспокойный психиатр (Психологическая параллель)» (1912) и др., которые пользуются повышенным вниманием не только читателей-профессионалов.

 

 

Особенный резонанс в широкой публике имел доклад «Педагогический садизм», где речь шла о сексуальном садисте, инспекторе учебного округа Н.Г. Коссаковском. Публикация чуть было не довела доктора до дуэли.

Вот что писала самая тиражная газета России «Русское слово» в номере от 28 (15) декабря 1912 г.:

«В России. Вызов на дуэль.

ВИЛЬНА, 14. XII. Летом текущего года известный психиатр Н.В. Краинский прочел доклад о душевно-больном покойном педагоге Коссаковском, страдавшем, если так можно выразиться, «экзаменационным садизмом». Результатом этой болезни было 18 самоубийств учащихся. Сын покойного, подпоручик 1-го стрелкового полка, квартирующего в Лодзи, прислал д-ру Краинскому вызов на дуэль за опорочение памяти его отца. Д-р Краинский ответил, что вызов он принимает».

 

 

Н.В. Краинский активно участвует в работе Пироговских съездов, съездов врачей Минской губернии, в заседаниях Виленского Императорского медицинского общества и т.д.

Особенный интерес представляет серия докладов и книга «Основные принципы энергетики в связи с абсурдами современной физики» (1908.- 334 с.), где автор, независимо от Эйнштейна сформулировал 2 основных положения его теории - об энергетической сущности массы, которую Николай Васильевич считал изменчивой и установил закон инерции энергии. С тех пор Н.В. Краинский пошел по пути, резко расходящемуся со многими классическими теориями.

Понимая необходимость новых знаний в относительно новых для него областях, маститый врач в 1908-1912 гг. активно изучает математику (а также физику, химию) и получает диплом физико-математического факультета С-Петербургского университета (1912).

 

А за работу «Энергетика нервного процесса (процесс нервного возбуждения и искусственный нерв» (1914.- 214 с.) Николаю Васильевичу присуждают премию им. О. О. Мочутковского.

В 1912 г. Н.В. Краинского избрали профессором Варшавского университета, но он не был утверждён Министром народного просвещения.

По свидетельствам из советского Личного дела Н.В. Краинского, в 1915 г. Николай Васильевич был призван на военную службу, прикомандирован к Красному Кресту и служил в разных психиатрических учреждениях по эвакуации душевнобольных воинов. Был консультантом Красного Креста в Киеве, где получил звание приват-доцента кафедры неврологии и психиатрии Киевского университета.

В 1919 г. по эвакуации душевнобольных Н.В. Краинский заболел сыпным тифом и был эвакуирован в Новороссийск, а оттуда в феврале 1920 г. вместе с другими выздоравливающими воинами Добровольческой армии - на остров Лемнос (Греция).

Психиатр Т.И. Юдин писал о том, что в годы Первой Мировой войны Н.В. Краинский возглавлял госпиталь для душевнобольных воинов при пл. ЧубинскойКиево-Полтавской железной дороги.

На основе публикаций самого Н.В. Краинского в эмиграции, его личного архива, записок его родного брата Дмитрия Васильевича видится иная цепь событий и поступков. Попытаемся её восстановить.

Во время Великой (Первой Мировой) войны Н.В. Краинский воевал в составе второго корпуса (под командованием «доблестного» генерала В.А. Слюсаренко, с которым Николай Васильевич «доброволь­но вышел на войну») второй армии генерала А.В. Самсонова на Мазурских болотах, где была уничтожена его дивизия, а он с небольшим отрядом чудом вырвался из окружения.

Затем Н.В. Краинский жил в своем имении под Киевом, рядом с железной дорогой между станциями Дарницей и Борисполем. Здесь им был выстроен великолепный санаторий, в котором с осени 1915 г. разместился госпиталь для душевнобольных солдат с Юго-западного фронта в 350 человек! Николай Васильевич безвозмездно предоставил государству весь санаторий, инвентарь, знания, немалые личные средства и неустанный труд на все время войны и руководил госпиталем под флагом Красного Креста в качестве главного врача. Оплачивалось только содержание больных, которых Николай Васильевич лечил, используя лучшие достижения современной психиатрии[i].

Госпиталь находился в ведении Главноуполномоченного Московского района А. Д. Самарина, а ближайшим сотрудником в качестве уполномоченного, руководившего отправкой в госпиталь душевнобольных с фронта, был из­вестный психиатр проф. В. Ф. Чиж. У Николая Васильевича была «чудес­ная собственная лаборатория, библиотека» и он продолжал свои научные работы[ii].

Позднее в качестве приват-доцента Киевского университета он чи­тал там лекции по общей психиатрии и психологии, работая в физиологической лаборатории.

После «февральской катастрофы» и октябрьского переворота 1917 г. Н.В. Краинский находился в Киеве или 25 верстах от него, в своём имении.

Уже с первых дней февраля 1917 г. для него стала совершенно ясна грядущая гибель России. Он наблюдал «всю революцию» до прихода большевиков, а в феврале 1919 года, когда яви­лись его расстреливать, ему чудом удалось спастись.

Тем не менее, ондержал связь со многими скрывавшимися офицерами, в том числе с генералом Ф.С. Рербергом, бывшим командующим армией, намереваясь попасть к добровольцам.

Как только добровольцы вошли в Киев, генерал получил назначение, а Николай Васильевич поступил врачемКинбурнского полка, седьмой дивизии,назначен врачом штаба тыла на правах корпусного врача. Когда в Киев прибыла комиссия при Главнокоманду­ющем Вооруженными Силами на Юге России, генерале Дени­кине, для расследования злодеяний большевиков, Н.В. Краинский был одновременно назначен её членом, что дало ему возможность познакомиться во всех подробностях с уникальным разоблачительным материалом. За это он был объявлен большевиками «вне закона».

КогдаН.В. Краинскийближе познакомился с Добровольческой армией, он понял, что дело её обречено. Тем не менее, онвошёл в ряды добровольцев «во имя спасения великой исторической России» от «революционного безумия».

После отступления добровольцев Николай Васильевич эвакуировался с воинскими частями из Киева в Одессу. Отсюда 25 января 1920 г. он прибыл в Новороссийск, уже заболев сыпным тифом и чудом остался жив (за годы революции он трижды лежал в госпи­талях: в 1917 году перенес сыпной тиф, а затем - два приступа воз­вратного тифа).

С остатками Добровольческой армии в «набитых людьми мрачных трюмах пароходов», заедаемый вшами и измученный болезнью, В.Н. Краинский наконец прибывает на о. Лемнос. Здесь «бурные порывы борьбы сменило унижение изгнания».

Вот что говорится еп. Никоном (Рклицким) об этом пребывании в Жизнеописании митрополита Антония (Храповицкого): «Остров Лемнос находится в непосредственной близости от Афонского полуострова и вполне понятно, что очутившись там, русские люди, взирая на видневшиеся очертания русских Афонских монастырей, мечтали о том, чтобы попасть туда, и многие из них, пережив ужасы революции и гражданской войны, несомненно, поступили бы в Афонские монастыри и остались бы там навсегда. Но, увы, доступ на Афон для русских был закрыт. Все хлопоты о разрешении русским беженцам въезда на Афон оказались безуспешными».

С о. Лемноса Н.В. Краинскому удаётся в сентябре 1920 г. вернуться в Крым, вРусскую армию Врангеля.

А 30 октября 1920 г. вместе с братом Дмитрием Васильевичем из Севастополя на корабле «Ялта» он эвакуируется сначала в Константинополь, а потом в Королевство сербов, хорватов и словенцев.

Здесь же оказались многие русские врачи, в том числе ученик И.А. Сикорского, известный невропатолог М.Н. Лапинский, который организовал в 1921 г. при Загребском университете медицинский факультет и открыл кафедру и клинику нервных и душевных болезней. С ним Н.В. Краинский работал ещё в 1917-1918 гг. на кафедре психиатрии и невропатологии Киевского университета. И вот их вновь свела судьба.

В Загребе на кафедре у М.Н. Лапинского в должности ассистента, а потом доцента Н.В. Краинский начал работать с в 1921 г. Через год Николай Васильевич становится начальником госпиталя в г. Лабор (Хорватия), а после закрытия его - врачом в хорватском селе Хашина(с 23 мая 1924 г.). К этому и последующему периоду относится целый ряд его работ, в частности «Математические основы естествознания» (1927).

 

 

С 1928 г. Н.В. Краинский - профессор кафедры психиатрии и экспериментальной психологии Белградского университета, активный участник Сербского врачебного общества. Здесь он издаёт такие труды как: «Лев Толстой как юродивый. Психопатологический очерк» (1928); «Логические ошибки и заблуждения в научном творчестве» (1930) и др.

Л.Н. Толстого Н.В. Краинский называл не иначе как «великим растлителем земли русской», «разрушителем русской культуры». «Сеятель разгрома и анархии», Толстой заразил своей проповедью «толпы людей, падших морально и слабых умом»[iii].

В 1931 г. в Белграде Николай Васильевич вновь становится доктором медицинских наук. В этом же году здесь он публикует одну из самых известных своих публицистических работ в эмиграции «Без будущего. Очерки психологии революции и эмиграции».

Его сочинения одобряли и поддерживали митрополит Антоний (Храповицкий), Н.К. Рклицкий, генерал П.Н. Краснов и мн. др., но были и откровенные недоброжелатели.

 

 

В 1935 г. Н.В. Краинский - руководитель семинара по психологии в Русском научном институте в Русском Доме им. Императора Николая II. В последующие годы в Белграде и других местах эмиграции выходят его работы «Преступления революции» и др. А «Теория нервного процесса» (1936) до сих не потеряла теоретическое и практическое значение.

Целый ряд работ, в том числе монографий, Н.В. Краинского были опубликованы на немецком, французском, польском, сербском и хорватском языках. Так, на сербском языке был издан учебник «Криминальная психология», который до настоящего времени не переведен на русский язык.

В частности, на него ссылались в своих трудах и руководствах выдающиеся специалисты В.М. Бехтерев, В.А. Гиляровский, И.Ф. Случевский, Э. Крепелин, Г. Лебон, Л. Бинсвангер, Х. Оппенгейм и другие.

В 1933 г. по приглашению Н.В. Краинский выступал на XIVсъезде польских врачей в Познани с докладом «Мозг, как радиактивный аппарат».

Особые отношения связывали Н.В. Краинского с первоиерархом (председателем Архиерейского Синода) Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), митрополитом Антонием (Храповицким), который находился в СремскихКарловцах и в последние годы жизни тяжело болел, а врачи долго не могли определить болезнь. И лишь обращение к Николаю Васильевичу привело к постановке правильного диагноза.

 

 

Как писала одна из газет в русской эмиграции, Н.В.Краинский принял на себя «подвиг лечения Великого Русского Святителя исключительно по чувству любви и уважения к нему». Николай Васильевич весьма часто ездил в СремскиеКарловцы, а после обострения болезни у Владыки он «проявил самопожертвование, приезжая каждый день, жертвуя ночами, привозя врачей для консилиума и т.д.Продлению жизни Владыки митрополита последние годы русская паства обязана самопожертвованию Н.В. Краинского».

В последние дни жизни Н.В. Краинский находился у постели святителя Антония неотлучно. Беседы с Владыкой произвели на знаменитого врача глубокое впечатление.

В Сербии второй половины 1930-х гг. Николай Васильевич ведёт не только преподавательскую, научную работу, но и активно участвует в жизни русской эмиграции. 9 ноября 1936 г. проф. Н.В. Краинскогоизбирают зам. Председателя Русского комитета в Югославии, а председателем - нового Первоиерарха РПЦЗ - митрополита Анастасия (Грибановского).

15 мая 1938 г. в Белграде состоялась встреча представителей различных организаций, стоящих, как отмечалось в газетах, «на монархических позициях». Всего около 600 человек. Среди них: члены легитимно-монархического движения, Корпуса Императорской Армии и Флота, Союза «Молодая Россия», партии «Младороссов», Русский Обще-Воинский Союз (РОВС) и др. На встрече присутствовал архиепископ Гермоген - заместитель Председателя Архиерейского Синода РПЦЗ. Фактически проведенное мероприятие стало актом объединения «Русских людей, преданных заветам Великого Прошлого Императорской России». На встрече был заслушан, в частности доклад Н.В.Краинского - «В атмосфере политических бурь и революционного безумия».

Н.В. Краинский неизменно оставался верным памяти «величайшего в своих поступках и благороднейшего по своим идеалам Русского Монарха» (около 10 лет он состоял членом Правления Общества памяти Государя Императора Николая Второго). Однако в знак протеста против удаления из числа членов Общества Н.П. Рклицкого(будущего епископа Никона) и других разногласий, Н.В. Краинский выходит из числа членов Правления.

Он постоянно публикуется в эмигрантской периодике (в «Царском вестнике», &laq1uo;Военном журналисте» и др.). Многие его статьи, такие как: «Тризна по русской культуре», «Над могилой Великой России», «Техника непротивления злу в борьбе среволюцией», «Грядущий суд», «Палачи Добровольческой армии», «Бредовые идеи смутного времени» и др. вызывали бурную реакцию.

В 1938 г. в Белграде выходит его брошюра «Кто погубил Россию», а на следующий год - статья (и брошюра) «Вожди и заветы».

Как воин, офицер, много внимания он уделяет изучению поведения на войне («Военный экстаз и прострация как факторы боевых операций» (1940), «Психика и техника как факторы войны» и др.

В 1941 г. Н.В. Краинский - заведующий русскими учебными заведениями в Сербии, а с октября 1941 г. - заведующий учебной частью русско-сербской гимназии в Белграде.

При немецкой оккупации Югославии Николай Васильевич в конце 1943 г. был отчислен из Белградского университета. В это время его дочь, В.Н. Краинская-Игнатова, профессор судебной медицины, с семьёй была вывезена немцами из Харькова в Германию. Н. В. Краинский добивается разрешения и переезжает в Берлин для воссоединения с семьёй. Здесь он занимается обработкой своего последнего научного труда «Основы естествознания в связи с теорией нервно-психического процесса».

После взятия Берлина Николай Васильевич вместе с семьёй дочери находится в лагере во Франкфурте-на-Одере, где его зачисляют консультантом по нервным и душевным болезням в советских госпиталях.

Современный историк психиатрии И.И.Щиголеввполне резонно высказывает удивление: «До сего времени пока не известно, как мог уцелеть в расстрельные годы такой ярый анти-революционер, как психиатр профессор Н.В. Краинский».

На него отчасти отвечает сам Николай Васильевич в своей автобиографии. Ниже мы снова излагаем его версию дальнейших событий со своими дополнениями.

В августе 1945 г. Н.В. Краинский подаёт ходатайство о получении советского гражданства, а в сентябре 1945 г. пишет письмо И. В. Сталину с просьбой разрешить возвратиться на Родину и предоставить ему возможность там закончить свой научный труд. Такое разрешение было «благосклонно дано». 1 февраля 1947 г. оно было получено. По дороге на Родину в Гродно Н.В. Краинскийбыл приглашён на работу в качестве консультанта санчасти, где проработал до 25 апреля 1947 года.2 мая 1947 г. он с семьёй дочери прибыл в Харьков.

Когда-то (в 1939 г.) в статье «Вожди и заветы» Н. В. Краинскийписал, что «простой смертный, с душой русского человека, едва ли сможет примириться с пережитой революцией».

Трудно сказать, примирился ли Николай Васильевич с этим в своей душе, ведь «сзади осталась распятая Россия с её былым величием и мощью». А ему, как участнику трех войн, «пришлось защищать затоптанную и погибающую Россию», в том числе и с оружием в руках.

 

 

Поселился Н.В. Краинский на Сабуровой даче и со 2 июня 1947 г. был принят на должность старшего научного сотрудника биохимической лаборатории Украинского психоневрологического института (УПНИ). С 1 января 1950 г. он был переведен на должность заведующего клиникой. Затем ему было разрешено совместительство в качестве врача-психиатра в судебном отделе.

Наконец, ВАК при Министерстве высшего образования СССР 12 мая 1951 г. утвердила Н. В. Краинского в учёной степени доктора медицинских наук, а приказом по УПНИ от 14 июля 1951 г. ему было утверждено (возвращено) учёное звание профессора.

Спустя 5 дней, 19 июля 1951 г., на 83-м году жизни Н. В. Краинский скончался в больнице. Похоронили его сотрудники на ближайшем кладбище от Сабуровой дачи. К сожалению, до настоящего времени могила не обнаружена.

 

 

По воспоминаниям коллег о жизни Н.В. Краинского в СССР, это был высокий, слегка сутулый, благородного вида человек высокой культуры, энциклопедически образован, в совершенстве знавший английский, немецкий, французский и сербский языки (несомненно, и латинский - Авт. ст.). Он играл на виолончели, любил романсы и Шаляпина, всегда ходил с тросточкой, на концерте неизменно в его гардеробе была бабочка. Николай Васильевич был аккуратен, подтянут, обладал даром оратора, его речь отличалась своеобразной плавностью и красотой, как бы на старинный манер. Профессор всегда был пунктуальным, необычайно быстро и правильно принимал диагностические решения.

Николай Васильевич отличался скромностью, питался из больничной столовой, часть денег из своей зарплаты отдавал душевнобольным.

Из вышеизложенного можно заключить, что Н.В. Краинский был гениально одарённый, выдающийся человек, оставивший огромное наследие. За всю свою полную резких перемен жизнь он смог опубликовать около 200 только научных сочинений.

В одной из лучших своих работ, вспоминая Великую войну и свой выход из окружения, он писал:

«Кто пошёл вперёд - спасся, кто предпочёл позор - остался.

Кто не захочет сдаться - иногда сумеет выбраться».

Думается, что непростая жизнь, служение, идеалы «непобеждённого воина Императорской Российской армии», наследие подлинного учёного врача,истинно-русскогопатриота-монархиста (неизменно чтившего «Царя-Героя») с твёрдыми убеждениями, пронесенными сквозь все испытания, нуждаются в дальнейшем не только тщательном исследовании, но и в широком ознакомлении всех неравнодушных соотечественников, ради которых он, собственно, и жил.

 

 



[i] Отчет о деятельности Госпиталя Красного креста для душевнобольных воинов при пл. ЧубинскойКиево-Полт. ж.д. за время с 1-го августа 1915 по 1-е авг. 1916 г. старшего врача госпиталя д-ра мед. Н.В. Краинского. - Борисполь: Скоропечатня «Труд», 1917.- 33 с.

 

[ii]Краинский Н. В. Программа и схема психического исследования душевнобольных. - Борисполь: Скоропечатная «Труд»,1916.- 48 с.

[iii] Лев Толстой как юродивый. Психопатологический очерк.- Белград, 1928.- С. 29, 5.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Каплин:
«Я про себя знаю только то, что люблю Родину, что я русский человек...»
Заметки к памяти художника-мыслителя Алексея Балабанова (25.02.1959 - 18.05.2013)
17.05.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 3
18.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.9.1841 - 18[5].03.1919). Часть 2
17.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 1
15.03.2019
«О, Русь крестьянская! С тобой я кровно связан...»
Ко дню памяти А.А. Коринфского (1868 - 1937). Статья 2
10.01.2019
Все статьи автора
Сергей Мущенко:
«Верны заветам старины!»
Памяти русского православного патриота, бывшего кадета Олега Владимировича Григорьева
14.12.2015
Хотелось бы вернуться домой, увидеть своих и послужить Родине...
Памяти Дмитрия Васильевича Краинского (23.10/5.11.1871-13.03.1935)
13.03.2015
Все статьи автора
Ирина Корсакова:
Все статьи автора
Олег Григорьев:
«Верны заветам старины!»
Памяти русского православного патриота, бывшего кадета Олега Владимировича Григорьева
14.12.2015
Хотелось бы вернуться домой, увидеть своих и послужить Родине...
Памяти Дмитрия Васильевича Краинского (23.10/5.11.1871-13.03.1935)
13.03.2015
Все статьи автора
Последние комментарии
Еще раз о могиле «екатеринбургских останков»
Новый комментарий от Русский Иван
10.12.2019
Сергей Чапнин как «церковный контрреформатор»
Новый комментарий от Капитон
17.09.2019
Правда о неправедном развале СССР
Новый комментарий от Советский недобиток
12.12.2019
Национальное унижение в спорте как возможная причина революции
Новый комментарий от Советский недобиток
13.12.2019
Потерянный выход
Новый комментарий от Русская из Средней Азии
20.11.2019
Возбудить дело против депутата Оксаны Пушкиной
Новый комментарий от S. O.
11.12.2019