Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Бессарабия

Сергей  Лебедев, Русская народная линия

22.09.2014


Этническая история …

Кризис на Украине как бы заслонил собою проблему еще одной территории исторической России - прежней советской республики Молдавии. Там еще в 2009 году был свой майдан, обошедшийся без человеческих жертв, но загадивший центр Кишинева не хуже, чем это сделали майдауны в Киеве. Молдавия также подписала соглашения с Евросоюзом, фактически предоставившей ей статус колонии. Но самое главное, сама Молдавия уже 23 года - распавшаяся страна. При этом распад ее еще явно не завершен. И еще одна особенность Молдавии: если Украину в Евросоюзе может ждать лишь судьба протектората, то Молдавия стоит перед перспективой полного поглощения Румынией. При этом революция в Новороссии с большой долей вероятности приведет к присоединению к Новороссии территории Приднестровья. И, в довершении всего, на оставшейся территории Молдавии есть еще проблема с Гагаузской автономией. Словом, на землях прежней Молдавии может возникнуть еще один политический кризис, чреватый непредсказуемыми последствиями. Учитывая, что Приднестровье давно отделилось, современная Молдавия сводиться к историческому региону Бессарабия, имеющему свою своеобразную этническую историю.

Бессарабия-карта

 Бессарабией в XIX и первой половине XX вв. называли географическую область, представляющую треугольник между реками Днестр и Прут, и Черным морем. Славяне называли эту местность словом «Угол», откуда и происходит племенной этноним «уличи» (правильнее - угличи). Южную часть Бессарабии турки также называли словом Буджак, что также означает «угол». Название «Бессарабия», впервые упоминаемое в 1349 - 1357 гг., видимо, происходит от имени валашского князя Басараба (1310-1352 гг). Интересно, что владения князя Басараба находились довольно далеко от Бессарабии. Вероятно, как это часто бывало в истории, географическое название было перенесено валашскими переселенцами на новые территории. Есть и другие версии происхождения названия - или от имени фракийского племени бессов, или от названия «сараби тери» (от имени языческих жрецов сарабиев), но в целом эти версии имеют меньше оснований. Впрочем, по данным «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», в XVI-XVII веках Бессарабией называли только часть нынешней Румынии, затем так стали называть южную часть междуречья Прута и Днестра - Буджак, а после 1812-го года, уже властями Российской империи -  всё междуречье.

На сегодняшний день исторический район Бессарабия большей частью занимает республика Молдова (Молдавия), при этом часть Молдавии занимает автономная республика Гагаузия. Южная часть Бессарабии входит в состав Одесской области Украины. Хотя понятия «Бессарабия» и «Молдавия» часто употребляются как синонимы, эти понятия не идентичны. Во-первых, нынешняя республика Молдова является лишь частью исторической Молдовы, большая часть которой с 1859 года находится в составе Румынии. Во-вторых, формально в состав республики Молдова входит узкая полоса по левому берегу Днестра, занимаемая Приднестровской Молдавской республикой (Приднестровьем).

В наши дни название «Бессарабия» считается устаревшим. В Молдавии это имя является чуть ли не запретным для многих политических сил страны. В России имя Бессарабии упоминают только в исторических исследованиях. Но, думается, имя «Бессарабия» вполне подходит для описания этнических процессов в регионе.

Бессарабия занимает плодородную, в основном черноземную, слегка всхолмленную в средней части равнину. На севере лежит ровная сильно распаханная Белецкая степь. Южнее, в средней части, находится возвышенность - Кодры, местами достигающая 400 м, заросшая широколиственным лесом, из дуба, ясеня, граба и клена. На юге местность вновь понижается и переходит в ровную, черноземную, засушливую Буджакскую степь. Леса и кустарники сохраняются лишь в плавнях рек.

Лето здесь жаркое, зима мягкая. Условия для земледелия и садоводства очень благоприятные. Не случайно край густо заселен (105 человек на км2 в 2010 году). Для сельского хозяйства здесь весьма благоприятные условия. Не случайно даже в 2000 году почти половина населения (48, 8 %) были заняты на селе, (в РФ - только 13 %). Увы, политические конфликты привели этот благодатный край к раздробленности и кризису.

 

Славянский «угол»

Бессарабия была заселена человеком издревле. В античную эпоху, по сведениям греческих авторов, здесь проживали фракийские племена, а также ираноязычные скифы. Впрочем, вероятно, эти края были известны и ранним славянам. Когда римский император Траян в начале II века завоевал Дакию (охватывавшую значительную часть современной Румынии), причем результатом завоевания стала романизация местных даков, то границы славянского мира и Рима соприкоснулись. Время II-IV вв, то есть от правления Траяна до начала вторжений готов и гуннов, остались в памяти автора «Слова о полку Игореви» как «век Троянов», эпоха мира и процветания, своего рода «золотой век» славянской древности. Затем через Бессарабию проходили волна за волной германцы - готы и гепиды, тюрки - гунны, авары, булгары, иранцы - сарматы и аланы. Все эти вторжения смели или загнали в Карпатские горы прежнее фракийское и романоязычное население. Впрочем, в самой Бессарабии с начала нашей эры в населении преобладали славяне. В VI веке Бессарабия была частью владений могучего племенного объединения антов. Позднее здесь жили образовавшиеся в результате распада антов другие славянские племена - уличи и тиверцы.

Согласно «Повести временных лет» - «...а улучи и тиверьци сидяху бо по Днестру, приседяху къ Дунаеви. Бе множество ихъ; седяху бо по Днестру оли до моря, и суть грады их и до сего дне». Уличи имели, если верить Баварскому географу, 318 «городов» (то есть укрепленных поселений). Уличи, вероятно, получили свое имя от слова «угол», поскольку они действительно занимали территорию, напоминающие треугольник и, по-видимому, их самоназвание было «угличи». Кстати, до сих пор территория между Днестром, Прутом и Черным морем, входящая в состав Одесской области, носит название Буджак, что по-турецки (а турки правили в этих местах с XV по начало XIX веков), также означает угол. Интересно, что и в наши дни существует историческая местность Покутье (от слова «кут» - угол, откуда и понятие «закуток»), расположенная между реками Прут и Черемош на территории современной Ивано-Франковской области Украины. Центром Покутья является город Коломыя, название которого ранее было Кут. Но современное Покутье - малая часть прежней земли уличей.

География, разумеется, не изменилась, и местность по-прежнему была открыта для вторжений кочевников.

Еще в конце X века, по сведениям, сообщаемыми византийским императором и историком Константином Багрянородным, на Днестре было шесть запустевших русских городов: Белгород, Тунгала (современные Бендеры), Кракикаты (Сороки), Салмакаты, Сакакаты, Гианкаты (местонахождение которых неизвестно). Названия этих городов даны в греческом произношении, так что как они назывались на языке местных жителей, не вполне ясно. Сообщение между нижним Дунаем и Приднепровьем (с Киевом) было более или менее обеспечено, если не сплошным славянским населением, то, по крайней мере, рядом укреплений, ограждавших окраины Руси от набегов кочевников. Так, Святослав свободно прошел через эти земли и завоевывает в 967 году Болгарское царство, оставшись жить в Переяславце на Дунае. Вытесненный из Дунайской Болгарии после войны с византийским императором затем Иоанном Цимисхием, он остался зимовать в Белобережье подле Килийского устья Дуная. В 983 году по этому же пути последовал новый поход русских на Царьград. Все это было невозможно без благожелательного отношения местного населения. При этом местное население должно быть весьма многочисленным, что бы содержать многотысячные армии.

В период половецких вторжений рубежа XI-XII веков славянское население этого края частью погибло, частью бежало в более безопасные места. Впрочем, русские продолжали жить здесь и после половецких вторжений.

Здесь еще сохранись города - Берладь (ставший столицей края), Текуч, Малый Галич (ныне Галац), Дичин, Дерст, и ряд других. В 1116 году Владимир Мономах направил сюда воеводой Ивана Войтишича, который должен был собирать дань с городов на Дунае. После распада Киевской Руси эти земли признавали верховную власть Галицкого князя, но в целом были достаточно независимы. Византийская принцесса Анна Комнин, в поэме, посвященной жизни своего отца, правившего в 1081-1118 гг., упоминала о самостоятельных князьях, правивших на нижнем Дунае. В частности, в городе Дичин правил некий Всеслав. Но затем центром края стала Берладь.

Во второй половине XII века здесь возникла своеобразная республика Берладь, которую населяли колоритные люди - берладники. Собственно, берладники были частью неоднократно упоминаемых в летописях XII-XIII веков степных бродяг бродников, имевшие свой центр - город Берладь (ныне - Бырлад в Румынии). Фактически Берладь представляла собой вечевую республику. В Берлади правили выбранные местными жителями воеводы, но иногда берладники принимали у себя отдельных Галицких князей. Один из таких князей так и вошел в историю под именем Ивана Берладника.

Точные границы Берлади не поддаются определению. Скорее всего, Берладь занимала территорию между Карпатами, нижним Дунаем и Днестром. Сейчас это - северо-восточная часть Румынии, Молдавия и Приднестровье.

Население Берлади было весьма смешанным, включая в себя как русских (видимо, преобладавших), так и выходцев из различных племен степи, и романоязычных валахов (на основании чего современные румынские историки считают Берладь «национальным румынским государством»). Впрочем, русский язык и верность дому Галицких князей означают, что Берладь была все-таки русским политическим образованием, совмещавшем в себе черты как Тмутараканского княжества, такого же отрезанного от основной территории и многоязычного, такого же свободного, как Господин Великий Новгород, имевшего «вольность в князьях», так и устройства будущих казачьих войск.

Берладники также имели репутацию отважных воинов. Они захватили порт Олешье в Южно-Бугском лимане, нанеся большие убытки киевским купцам. О многочисленности берладников свидетельствует такой факт, что в 1159 году, воюя с собственным дядей, князь Иван Берладник собрал 6 тысяч воинов из Берлади. (Для той эпохи, когда самые могущественные монархи собирали по несколько сотен воинов, число берладников выглядит внушительным).

Однако батыево нашествие, и последовавшие за ним татарские набеги превратили этот край в «дикое поле». Республика Берладь исчезла. Лишь в Карпатских горах, в Буковине и Покутье, сохранилось русское население. Остатки славянского населения покорились татарам. В 1257 году Галицкий князь Даниил, воюя с татарами, сжег города Болохов, Губин, Кобуд, и некоторые другие, расположенные по нижнему течению Днестра. Из этого следовало, что здесь еще оставались русские города под ордынской властью. Новгородские летописи конца XIV века перечисляли следующие русские города в Карпато-Дунайских землях: «А се имена всем градом рускым, далним и ближним: На Дунаи: Видычев град, о седми стенах каменных; Мдин. И об ону страну Дунаа: Тернов, ту лежит святаа Пятница. А по Дунаю: Дрествин, Дичин, Килиа. А на усть Дунаа: Новое село, Аколякра. На море: Карна, Каварна. А на сеи стороне Дунаа, на усть Днестра над морем: Белгород, Черн, Яськыи торг на Пруте реце, Романов торг, Романов торг на Молдове, Немеч в горах, Корочюнов камен, Сочява, Серет, Баня, Чечюн, Коломыя, Городок на Черемоше. На Днестре Хотен». [1] Многие из перечисленных городов существуют и поныне. Белгород-Днестровский, Коломыя, Килия находятся в пределах современной Украины. Яссы (Ясский торг), Сучава и другие города в наши дни находятся в землях современной Румынии.

 

Рождение Молдавии

Бессарабия-костюмыОднако этот благодатный край не мог долго оставаться полупустынным. По мере упадка Золотой орды эти земли вновь стали заселяться. Со склонов Южных Карпат в конце XIII - начале XIV веков на равнины стали переселяться романоязычные влахи (или валахи), предки современных румын и молдаван. Сложились влахи из потомков древних даков, завоеванных Римом при Траяне, смешавшихся с римскими колонистами. В результате влахи усвоили латинский язык. Современные румыны любят с гордостью говорить, что являются потомками римлян, хотя в Дакию, куда устремились переселенцы со всей Римской империи, было запрещено переселяться именно уроженцам Италии. Не случайно само имя «влахи» произошло от древнеримского названия «вельски», как называли говоривших по-латыни жителей Италии, не являвшихся римскими гражданами. Впрочем, в еще в 271 году римляне вывели из Дакии свои гарнизоны и городское население. Оставшиеся влахи исчезли из зрения историков на целую тысячу лет. За десять веков «отсутствия» в истории влахи превратились в скромных полукочевых пастухов, не имевших ни городов, ни государственности, ни письменности, ни исторической памяти о своем происхождении. Тем не менее, когда в результате ослабления Золотой Орды на нижнем Дунае и Карпатах сложилось то, что в политологии называется вакуумом власти, для влахов наступил звездный час. Пастухи с Карпат стали спускаться в долины, подчиняя себе остатки славянского населения.

Центром влашских поселений была долина реки Молдова, (приток реки Сирет, в свою очередь являющаяся притоком Дуная), в результате чего сам край вскоре получил это название. Здесь в 1359 году сложилось самостоятельное валашское княжество под предводительством воеводы Богдана. Это государство называлось Молдавским княжеством (Tzara Moldovei - Молдавская земля, Молдавия). Город Сучава, расположенный на одноименной реке, был первой столицей Молдавии.

К 1375 г. Молдавия расширяет свои владения на юг вплоть до Черного моря, включая землю между Днестром и Прутом, и передает свое наименование на всю территорию. Молдавский воевода Роман Мушат в конце XIV века именует себя «воевода божиею милостию самодержец и князь, царствующий в Молдавии от Карпатских гор до моря».

Основным населением края стали переселенцы влахи, смешавшиеся с остатками русского населения. Интересно, что молдавская легенда о рождении Молдавии, говорит о том, как вождь валахов воевода Драгош, (кстати, реальное историческое лицо, упоминаемое венгерскими историками в 1351-53 гг. как вассал венгерского короля), прибыв на землю будущей Молдавии, застал там некоего русского пасечника Ецко. От него Драгош узнал, что «места пустынные... здесь властвуют лишь звери и птицы... и простираются вниз до Дуная, а вверх до Днестра, где граничат со страной ляхов». После этого валахи вывели своих людей в эту страну и других побудили, обосновались вначале у гор и распространились по Молдове вниз. А Ецко-пасечник, как узнал о поселении валахов, сразу же ушел и он в страну ляхов, привёл множество русов и поселил их по Сучаве вверх и по Сирету к Ботошанам».

 Из этой легенды, переданной молдавским историком Григорием Уреке (1590-1647 гг), и которая подтверждается данными археологии, можно установить, что к началу массовой колонизации влахами русское население еще оставалось в крае, и, кроме того, вместе с влахами сюда стали прибывать русские переселенцы из Галицких земель, попавших к этому времени под власть Польши. В латиноязычных документах Венгрии валашские мигранты нередко обозначались как Valachi et Rutheni или Valachi seu Rutheni, причем под именем рутенов имелись в виду пастухи русинского происхождения из Восточных Карпат[2].

Сами молдавские князья стремились привлекать побольше русинов в свои владения. Иногда русины прибывали в Молдавию недобровольно. Так, возвращаясь из похода в Покутье, князь Стефан Великий (1457-1504) привел с собой множество пленных русинов и посадил их в Молдове.

Общая православная вера, церковнославянский язык, который был официальным языком Молдавского княжества, общий образ жизни способствовал быстрому слиянию славян и валахов в новый молдавский этнос. В целом романоязычные валахи ассимилировали славян, но в горах, в частности, области Буковина русское население сохранилось именно как славянское. В целом в XIV веке они составляли 39,5% жителей княжества.[3] Как писал молдавский летописец в своем «Предисловии» к летописям Уреке, «Страна (Молдавия) сотворена из двух языков, что известно до сего дня»[4].

В княжестве проживали также венгры, немцы (саксы), армяне, татары, евреи. Однако самыми многочисленными, после романоязычных молдаван, в княжестве были восточные славяне, которых молдавские летописцы называли словом «Русь» (Rus).

Славянское культурное влияние в Молдавии было огромным. Церковнославянский язык был государственным. Когда позднее появились книги на молдавском языке, то печатались они кириллицей. В молдавском языке значительную часть словарного состава составляют славянизмы. Всего в молдавском языке насчитывается около 2 000 только восточнославянских заимствований.

Глава Молдавии официально называется славянским термином «воевода», а с XV века носил титул «господарь». Крупные феодалы назывались боярами, придворные должности звучали совсем по-славянски - воевода, постельник, чашник, стольник, ключар. Главы крестьянских общин носили титулы кнез (князь), жуде (напоминающее южнославянское «жупан»), ватаман (атаман). Славянского происхождения персонажи свадебного обряда «старосте» и «ворничел». Восемь из десяти сельскохозяйственных терминов в молдавском языке, как доказал известный молдавский ученый и писатель Б.П. Хашдеу, славянского происхождения.

Некоторые молдавские и румынские названия ремесленных специальностей и орудий ремесел тоже обнаруживают славянское влияние: пашенный крестьянин - плугарь, золотых дел мастер - златарь, токарь - стругарь, пила - пила, скоба - скоаба, батог - баток, топор - топор и т.д. В господарских грамотах и молдавских летописях конца XIV - XVII в. встречаются славянские имена бояр: Яцко, Стецко, Гренько и другие [5]

 Показательна высокая доля славянских слов и в языке молдавской мифологии. Славянского происхождения в молдавском языке некоторые названия языческих божеств. Русалок молдаване называли - русалиями, богиню любви - Ладо, Леле, (Ладо и Лель у славян), бог зимнего солнцестояния, а позднее - обряд у славян - Коляда, а у молдаван - Колинда. В славянских сказках действует «Змей-Горыныч», в молдавских - «змеу», сказки по-молдавски называются «повесте» («повесть»), или «басм» («басня»).

Множество географических названий в Молдавии являются славянскими. Из 60 известных населенных пунктов Молдавии XIV века 40 являются славянскими. Восточные славяне, по данным румынской исследовательницы Маргареты Штефэнеску, оставили на территории Молдавского княжества в общей сложности 548 названий с чисто славянскими корнями и 321 название с славянским суффиксом - овци.

О том, как проходила «валахизация» славянских земель, свидетельствуют данные топонимики. Так, в 1392 и 1431 гг. в господарских грамотах упомянуто село Шербовцы. Но уже в 1488 году это село упомянуто уже под восточно-романским названием Шербенешть. Село Аверовицы, упомянутое в 1403 году, сорок лет спустя известно уже как Аверешть[6].

Русины, как видим, сыграли значительную роль в формировании молдавского народа. Антрополог М.С. Великанова отмечала, что в облике молдаван (жителей Республики Молдова и Румынской Молдавии) присутствуют особенности, имеющие четко выраженную восточнославянскую направленность[7]. Русины оказали огромное влияние на формирование духовной и материальной культуры молдаван. Заметны черты русинского влияния и в народной одежде молдаван.[8] К началу ХХ века более 20 % молдаван носили славянские фамилии.

Несмотря на постепенную ассимиляцию «Руси» романоязычными молдаванами, вплоть до XVIII века славяне составляли большинство населения северной части княжества, а в Буковине, входившей в состав Молдавии, они вообще составляли абсолютное большинство. Когда в 1620 году произошло восстание жителей города Оргеев, то господарь обратился к мятежникам с увещеванием: «да имасте серце чисто к господарю». Именно по-русски разговаривал в 1503 году господарь Стефан Великий с польским послом.

В ряде средневековых документов Молдавское княжество даже называлось Русовлахией[9].

В 1711 году, когда Петр I совершал поход на Прут, показателем распространения русского языка среди молдаван были такие факты, как общение русских солдат с молдаванами без всяких переводчиков.

 

Под турецким игом

Молдавское княжество недолго сохраняло независимость. Уже в начале XV века молдаванам пришлось отражать многочисленные вторжения турок. Самый выдающийся из молдавских князей, Стефан Великий (1457-1504) одержал ряд блестящих побед над турками, однако маленькой Молдавии трудно было устоять перед натиском Османской империи. Постепенно Молдавия стала вассалом Османской империи. При этом побережье Черного моря между Днестром, Прутом, и дельтой Дуная, которое турки называли словом «Буджак» (угол), с городами Аккерман (Белгород-Днестровский), Рени, Измаил и Килия отошло непосредственно к туркам. В Буджаке также расселились зависимые от турецкого султана татары, центром которого стали Каушаны.

Молдавия, как и другое княжество влахов, обычно и называвшееся Валахией, сохранили определенное автономию во внутренних делах. Молдавские господари, будучи вначале наследственными монархами, с 1552 г. стали избираться боярством и утверждаться турецкими султанами. С 1711 г. молдавские бояре были лишены права избирать господарей. Была установлена система их назначения турецким султаном. Турецкое правительство стало назначать через каждые три года господарями людей, чуждых Молдавии, из числа греческой аристократии, перешедшей на службу к туркам. Поскольку большинство греческой аристократии проживало в стамбульском квартале Фанар, то за молдавскими князьями греческого происхождения утвердилось название «фанариоты».

Бессильные свергнуть ненавистное турецкое господство, Молдавия еще с конца XV века старались завязать сношения с единоверной Россией, ища в ней союзника для борьбы с общим врагом. В 1482 году Стефан Великий выдал свою дочь Елену за Ивана, младшего сына московского великого князя Ивана III. В 1542 году господарь Петр Рареш, посылал в Москву своих послов с целью заключения союза с Москвой. В 1656 году последовало официальное предложение, привезенное в Москву митрополитом молдавским Гедеоном, принять, подобно Хмельницкому, и молдавского владетеля в подданство России. Несмотря на отказ царя, в 1674 году молдавский господарь Стефан Петричеу и валашский Константин Щербан вновь добивались принятия их в русское подданство. Наконец, в 1711 году князь Дмитрий Кантемир, заключив союз с Петром I, попытался свергнуть с помощью русских войск турецкое иго.

Во время русско-турецких войн тысячи молдаван вступали добровольцами в русскую армию. Так, во время войны 1768-1774 гг. в русской армии сражались 12 тысяч уроженцев Молдавии. Такие русские полководцы, как П. А. Румянцев, П. П. Панин, Г. А. Потемкин, А. В. Суворов, М. И. Кутузов, весьма уважительно оценивали боевые качества молдаван, воевавших под русскими знаменами.

В эпоху турецкого господства начинается эмиграция молдаван в Московское царство и в Малую Русь. Молдаванин Петр Могила (1596-1647 гг), стал киевским митрополитом, основателем Духовной Академии. Николай Спафарий (1636-1708 гг) был крупным российским дипломатом, послом России в Китае. Сын князя Дмитрия Кантемира, Антиох Кантемир (1708-1744 гг.), стал одним из первых русских поэтов.

Из потомков молдавских эмигрантов в России вышли такие видные деятели русской культуры, как историк, археограф, руководитель Московского архива Коллегии иностранных Н.Н. Бантыш-Каменский (1737-1814), поэт М. М. Херасков (1733-1807), ученый-биолог Илья Мечников (1845-1916).

Молдавско-греческое (фанариотское) происхождение имели российские аристократические фамилии князей Кантакузинов, Маврокордато, Мурузи, Дука, Стурдза и Ипсиланти.

В этом, далеко не полном списке, перечислены лишь известные личности. Простых молдаван, переселившихся в России, были многие тысячи.

Так, после неудачного Прутского похода Петра I 1711 года в Россию вместе с князем Дмитрием Кантемиром ушли 4 тысячи молдаван. После русско-турецкой войны 1735-40 гг. до 100 тысяч молдаван и буковинских русин оставили территорию Молдавского княжества, перебравшись в Россию. Особенно много молдаван переселилось в Новороссию после русско-турецкой войны 1787-91 гг. Они расселились, вместе с казаками и русским поселенцами, по левому берегу Днестра.

Века турецкого ига привели к упадку Молдавии, особенно той ее части, которая стала называться Бессарабия. К началу XIX века это была весьма пустынная и нищая окраина, с населением около 200 тысяч человек. Главный город области Кишинёв насчитывал около 2 тысяч жителей. Остальные города от сел отличались только тем, что в них периодически проходили ярмарки.

 

Российская Бессарабия

Бессарабская часть Молдавского княжества была присоединена к России после русско-турецкой войны 1806-12 гг.

Когда в ноябре 1806 г. русские войска вступили в Молдавию, то к жителям княжества русское командование обратилось с призывом принять участие в войне против турок. Цель молдаван в этой войне сформулировал митрополит Вениамин Костаке. «Истинное счастье сих земель, - заявил он в пастырском послании, - заключается в присоединении их к России».[10] Весной 1807 года количество волонтеров из Дунайских княжеств, составляло 20 тысяч человек. Уже в ходе войны, еще до заключения мира, в Бессарабию хлынули переселенцы как из собственно Молдавии, так и из других «задунайских» земель. Бухарестский мир, подписанный в мае 1812 года, юридически закрепил присоединение Бессарабии к России.

Бессарабия в составе России была сначала областью (с сохранением серьезной автономии), а с 1873 года - губернией. В Бессарабии не было крепостного права, переселенцы имели значительные льготы. Все это привело к бурному росту населения.

Численность населения Бессарабии в этот период возрастала преимущественно за счет иммиграции. В 1812 г. она составила 256 тыс. человек, в 1813 г. - 278 тыс. В последующие годы иммиграция резко возросла. В 1815 г. население области достигло 368,5 тыс., а в 1817 г. - 491,6 тыс. человек. Поскольку молдаване составляли в 1817 г. 78,2% жителей Бессарабии, очевидно, что в предшествующие пять лет приток иммигрантов шел главным образом из Молдавского княжества, а не из российских губерний или из-за Дуная. Обратные миграции в княжество были сравнительно невелики. Всего до 1815 г. Бессарабию покинули 3,8 тыс. семейств[11]. Правда, еще в 1807 году буджакские татары были выселены русскими властями в Крым, в результате чего Буджак совершенно обезлюдел.

Поток переселявшихся из-за Прута молдаван в первой половине XIX века был весьма масштабным, достигая несколько тысяч человек в год.

Буквально сразу после присоединения Бессарабии к России в новую российскую губернию начали переселяться русины из Буковины, которой с 1774 года владели австрийцы. Буковинские русины, которые в 1359-1774 гг. были подданными молдавских князей, близкие по быту к молдаванам, ближайшие родственники молдавских русин, массами стали переселяться в пределы единоверной страны. Многие буковинские русины первоначально прибывали в Бессарабию на сельскохозяйственные работы, но со временем все больше буковинцы стали навсегда селиться в Бессарабии.

В Бессарабию стали переселяться также русские казаки, поселившиеся в дельте Дуная. Из австрийской Галиции стали переселяться карпатские русины. Из числа задунайских переселенцев выделялись болгары и гагаузы. С 1813 года стали селиться и немцы. К 1862 году их было уже 28 тысяч человек. Интересно, что первые немецкие поселения, основанные в период побед над Наполеоном, носили такие называния, как Бородино, Тарутино, Кульм, и т.п. Лишь позднее немецкие деревни стали носить немецкие названия. Наконец, в Бессарабию устремились также евреи. В 1847 году в Бессарабии проживали 20 тысяч евреев.

 В 1859 году в Бессарабии насчитывалось уже 909 тысяч жителей всех национальностей. В 1872 году - уже 1 300 тыс.

Политические изменения границ России в XIX веке не обошли и Бессарабию. После неудачной для России Крымской войны 1853-56 гг. самая южная часть Буджака, площадью около 11 715 км², где на тот момент проживали 127 тысяч жителей, была отторгнута от России и присоединена к Молдавскому княжеству. В 1859 году этот княжество вместе с Валахией объединилось в единое государство, получившее название Румыния.

Румынская власть в Буджаке воспроизводила самые худшие времена турецкого господства, и неудивительно, что многие жители этих земель самых разных национальностей предпочли переселиться в пределы России. Так, часть буджакских болгар переселилась на побережье Азовского моря, составив этническую группу азовских болгар.

В 1878 году южный Буджак был возвращен России от Румынии (взамен Румыния получила область Добруджу). Через 22 года возвращенном Буджаке проживали по-прежнему 127 тысяч жителей.

Губерния переживала экономический подъем. Бессарабия стала одной из наиболее развитых аграрных губерний России. За 1814-1911 гг. валовое производство зерна увеличилось в 25 раз. Главным предметом вывоза была пшеница. Также экспортировались ячмень, льняное семя, кукуруза. В начале XX в. Бессарабия производила сороковую часть зерна в масштабах европейских губерний России, его экспорт составлял 10-14% от общероссийского.

В конце XIX века Бессарабия была уже довольно густо заселена, в результате чего поток переселенцев из других регионов Российской империи и из-за Дуная резко уменьшился. В 1897 году лишь 7 % жителей губернии не были местными уроженцами.  

В 1897 году в Бессарабской губернии было 1 933 436 жителей (991 257 мужчин и 942 179 женщин), из них в городах проживало 304 182 жителя (в губернском городе Кишинёве - 108 796). Молдаване составляли 47,6 % населения, русские - 27, 9% населения, (из них малорусы - 19, 6 %), евреи - 11,8%., болгары - 5,3 % , немцы - 3,1 %, гагаузы- 2,9 %.

Хотя массовая иммиграция из-за рубежа в основном прекратилась, и уже не оказывала значительного влияния на рост населения, все же в Бессарабии по-прежнему проживало немало иностранцев, сохранивших иностранное гражданство. Всего иностранцев в Бессарабской губернии в 1897 году проживало 23 157 чел., из них поданных Австро-Венгрии было 15 991 (69,1%), подавляющее большинство которых были русинами из Буковины и Галиции, подданных Румынии было - 2 508 (10,8%).

Города и большинство сёл были многонациональными. Молдаване, болгары, гагаузы, немцы жили, в основном, в сёлах. 37,2 % горожан составляли евреи, 24,4 - русские, 15,8 - украинцы, 14,2 - молдаване. В городском населении евреи составляли от трети до половины всех жителей.

В 1910 году население губернии составляло уже 2 441 тыс. жителей. На 1 января 1915 года губерния имела 2 686 тысяч жителей[12].

Губерния оставалась преимущественно аграрной, хотя успешно развивалась промышленность и росли города. В Кишиневе в 1832 году насчитывалось 34 тыс жителей, в 1897 году - 108 тыс. (в том числе молдаван - 19, 1 тысяч, что составляло 17, 6 % всего населения, русских - 29 тыс , или 27 %), в 1912 году кишиневцев было - 121 тыс.

Молдаване были преимущественно сельскими жителями. Молдаване расселялись по всей Российской империи. Довольно много молдаван еще в конце XVIII века осело восточнее Днестра, в Херсонской и Таврической губерниях. В дальнейшем расселение молдаван по империи продолжалось. Только за 1906-14 гг. примерно 60 тысяч молдаван переселились в Сибирь, Дальний Восток и земли нынешнего Казахстана.

Молдавское население России и Бессарабии росло не только за счет высокой рождаемости, но и из-за продолжающейся, хотя и уменьшившейся по сравнению с первой половиной XIX столетия, иммиграции из Румынии. Поскольку та часть прежнего Молдавского княжества, которое вошло в состав Румынии, оставалось нищей окраиной этого и без того отсталого королевства, то не удивительным было то, что румынская Молдавия стала одним из основных «поставщиков» иммигрантов в Россию. Среди потомков румынских молдаван в России был герой Великой Отечественной войны, выдающийся подводник А. И. Маринеско (который, впрочем, во всех анкетах указывал себя как украинца).

Включение Бессарабии в состав России представляло собой осуществление программы молдавского национально-освободительного движения. Поэтому у молдаван, в отличие от народов, подвластных соседним Австрийской и Оттоманской империям, в XIX - начале ХХ в. не возникло националистических и, тем более, сепаратистских движений[13]. Шестикратное увеличение численности молдаван на протяжении 106 лет развития области в составе Российской империи, а также то обстоятельство, что к концу этого периода лишь 30% из них понимали русский язык, опровергают расхожие тезисы об их русификации. Православный характер Российской империи обеспечил российской власти в Бессарабии также религиозную санкцию[14].

Уважая молдавские традиции, русские долго сохраняли в Бессарабии старую молдавскую систему управления. В силе оставалось традиционное молдавское право. Молдавская элита - боярство, чиновничество, духовенство - была безболезненно, с сохранением прежнего статуса, включена в социальную структуру Российской империи. Российские власти автоматически включили в состав российского дворянства 260 молдавских боярских родов[15]. Справедливости ради заметим, что после более детального рассмотрения предъявленных родословных число молдавских дворян сократилось на треть. Показательно, что первым гражданским губернатором российской Бессарабии был молдавский аристократ С. Д. Стурдза. Добровольно приняв Россию, образованные молдаване изначально восприняли и свою ответственность за судьбы государства Российского. Если польское шляхетство в западных губерниях было настроено в основном враждебно к империи, если немецкое дворянство Прибалтийского края, верой и правдой служа государству, все же упорно защищало свой особый статус в балтийских зелях, то молдавское дворянство полностью интегрировалось в дворянство российское.

У молдавских крестьян социальной основой этого мироощущения стала крестьянская община, аналогичная русской. В отличие от других европейских губерний России, на Бессарабию, как уже отмечалось, не было распространено крепостничество. Определяющим в вопросе социального самочувствия молдаван являлось их юридическое и фактическое равноправие с другими православными подданными России. Доступ молдаванам на государственную службу, их социальное продвижение не были ограничены ни одним актом центральной или местной власти. Представители молдавской интеллигенции беспрепятственно делали в Российской империи политические, административные, военные, научные карьеры.

Можно привести в качестве примера судьбу рода молдавских бояр Абаза, занимавшие высокие посты в масштабах всей империи. А.А. Абаза (1821-1895 гг), был министром финансов. Другие члены семьи Абаза дали России сенатора, генерала и адмирала, командующего Гвардейским флотским экипажем. В 1910-14 гг. молдаванин Лев Кассо был министром народного образования, молдаване Павел Дическу и Александр Крупенский занимали пост губернского предводителя дворянства, а тот же А. Крупенский, Павел Крушеван, и некоторые другие молдаване, были депутатами Государственной Думы. Брат депутата Владимир Крупенский стал российским послом в Японии.

 В момент присоединения Бессарабии к России в области имелась лишь одна школа, в которой преподавание велось, однако, на греческом языке. Но русские власти быстро создали в области систему образования и ввели в учебные программы обучение молдавскому языку. Уже в 1813 г. в Кишиневе по инициативе митрополита Гавриила Бэнулеску-Бодони была учреждена духовная семинария, в которой изучались русский, молдавский, греческий и латинский языки. В 1816 г. открыты «благородный пансион» для подготовки чиновников, знающих русский и молдавский языки, и ряд уездных духовных училищ. В 20-е годы в Кишиневе, Бельцах, Бендерах, а затем и других городах учреждены ланкастерские школы взаимного обучения на русском и молдавском языках[16].

В 1831 году основаны Кишиневская городская публичная библиотека и армянская школа в Аккермане. В 1834 году открыта в Кишиневе гимназия, а в следующем - благородный пансион и т. д. В 1858 - 59 гг. в русской Бессарабии было 230 учебных заведений с 10 872 учащимися и 159 приходских школ с 1 521 учащимся.

Как видим, российская Бессарабия была примером невероятно быстрого развития. Полиэтничное население Бессарабии было вполне довольно своим положением, о чем свидетельствовало полное отсутствие сепаратистских настроений. В 1859 году, когда возникло объединенное Румынское государство, то властвующая элита королевства стремилась объединить под своим руководством все восточнороманские земли. В находящейся под властью Австро-Венгрии области Трансильвания среди тамошних румын действительно существовало мощное движение за объединение с Румынией. Но в Бессарабии, несмотря на все усилия официального Бухареста ни малейшего прорумынского движения не возникло. Премьер-министр Румынии заметил в 1891 г.: «Из Трансильвании мы слышим плачь наших собратьев, но из Бессарабии мы не слышим ничего».

О лояльности населения Бессарабии свидетельствовал тот факт, что в период революции 1905-07 гг. большинство уроженцев губернии были верны монархической власти. Бессарабская губерния между 1906-1917 гг была «черной», то есть относилась к тем губерниям России, в которой доминировали черносотенные партии.

Самой многочисленной политической организацией в крае был Союз русского народа. В мае 1909 году Бессарабское отделение Союза русского народа состояло из 7 отделов и 55 подотделов, в которых числилось 18,5 тыс. чел. Кроме того, север Бессарабии охватывал Почаевский (Волынский) отдел Союза русского народа. В 1908 г. его численность достигла 104 289 тыс. чел[17].

Бессарабец В. М. Пуришкевич стал одним из лидеров праворадикальных сил России, возглавляя партию Русский Народный Союз имени Михаила Архангела. Молдаванин П. Крушеван редактировал русские националистические газеты «Бессарабец» и «Друг», а потомок молдавских бояр В. Якубович финансировал их, а также сам выступал на их страницах. Пламенным публицистом российского государственно-охранительного толка проявил себя священник-молдаванин И. Чекан. Накануне мировой войны он издавал в Кишиневе газеты «Наше Объединение», «Бессарабец», «Бессарабия», «Бессарабская почта», журнал «Наш долг»[18]. Наконец, еще один потомок молдавского боярского рода адвокат Александр Булацель, помимо публицистической деятельности, активно защищал черносотенцев в судах.

Хотя многие уроженцы Бессарабии отстаивали «русское дело», но это не означало, что губерния полностью обрусела. В 1905-1917 гг. в Бессарабии выходили 10 молдавских газет, четыре журнала и два календаря, были опубликованы три тома трудов Бессарабской ученой архивной комиссии, «Материалы для истории Кишинева», Церковное историко-археологическое общество Бессарабии выпустило 10 томов своих трудов. Однако молдавские газеты и книги, как впрочем, газеты и книги на других языках, не имели большого количества читателей из-за массовой неграмотности. В 1897 году только 15,6% жителей были грамотными.

 

Войны, революции, аннексии.

В период Октябрьской революции и гражданской войны бессарабцы активно участвовали в политической и вооруженной борьбе в России. Уроженцы Бессарабии С.Г. Лазо, М.В. Молкочанов (Малкочану), И.Ф. Федько, И.Э. Якир, Г.И. Котовский командовали крупными соединениями красных войск. А.В. Нимитц стал первым советским адмиралом, командуя Морскими силами Советской России в 1920-21 гг. Молдаванин М. В. Фрунзе (впрочем, родившийся в Туркестане и никогда не бывавший в Бессарабии) был самым выдающимся полководцем Красной армии в Гражданской войне.

Буржуазные слои и дворянство выступали за возрождение традиционной российской государственности. Молдаванин А.А. Червен-Водали был министром в правительстве адмирала А.В. Колчака в Сибири, а В.Н. Крупенский - послом Колчака в Японии. Бессарабский депутат Государственной Думы В.М. Пуришкевич возглавил в Петрограде антисоветский заговор, а затем вместе с земляком журналистом М.Н. Бялковским, стал главой «Осваг», пропагандистского ведомства правительства А.И. Деникина. В составе деникинской армии сражались начальник Дроздовской дивизии генерал А.В. Туркул и двое его братьев, три брата Крупенских, три брата Семиградовых и сотни других офицеров-молдаван.

После крушения монархии и победы большевиков в Петрограде, весной 1918 года Бессарабия была захвачена румынами. Вплоть до июня 1940 года, то есть 22 года, Бессарабия находилась в составе Румынии. Ни красные, ни белые не признали аннексии Бессарабии Румынией.

Румыны, как уже отмечалось, являются близкородственным по отношению к молдаванам этносом, и поэтому бессарабские молдаване были объявлены официальным Бухарестом «румынами». Однако два десятилетия румынской оккупации отнюдь не способствовали слиянию молдаван с румынами, не говоря уже о представителях иных бессарабских этносов. Власти Бухареста рассматривали Бессарабию как свою колонию, подлежащую эксплуатации. Власть Румынии осуществлялась в Бессарабии методами террора. «С момента вооруженной оккупации и до сегодняшнего дня, - отмечал в 1935 г. румынский писатель Скарлат Каллимаки, - Бессарабия рассматривается как колония с населением низшей расы, а отсюда и необходимость применения специфических колониальных методов правления». Однако даже в колониальной политике европейских держав трудно отыскать аналогии террору, царившему в Бессарабии в 1918-1940 гг.

Как признают сами румынские историки, у бессарабцев за века существования особого молдавского княжества и за столетия пребывания в составе Российской империи возникло чувство собственной идентичности, в результате чего они не стали идентифицировать себя с румынами, а по-прежнему считали себя молдаванами. Такое положение не претерпело существенных изменений даже в период пребывания Бессарабии в составе единой Румынии в 1918-1940 гг. Несмотря на значительные усилия румынских властей, молдавская региональная идентичность не превратилась в идентичность румынскую[19]. Например, молдаване упорно не признавали латинский алфавит, который пытались навязать им румыны. В 1920 г. во всей Бессарабии на румынские газеты подписались всего ...18 человек! И в дальнейшем властям не удавалось создать в области хотя бы одну солидную, имеющую постоянную читательскую аудиторию, румынскую газету.

Практически все значительные должности в румынской Бессарабии занимали «регацане», то есть уроженцы королевской Румынии в старых (до 1918 года) границах. Это обстоятельство приводило к тому, что даже вполне буржуазные по социальному положению бессарабцы занимали просоветские позиции, считая неизбежным скорое воссоединение Бессарабии с Россией.

Несмотря на проводимую в крае насильственную румынизацию, профессор Ясского университета О. Гибу в 1936 г. в докладе на имя министра просвещения Румынии И. Петровича признал: «По духу своему Бессарабия теперь несравненно более русская, чем в 1918 г.... И сейчас в городах почти все охотно говорят по-русски и чи­тают чаще всего русскую прессу, всячески препятствующую утверж­дению румынизма».[20]

В области экономики румынская Бессарабия, подобно всем другим лимитрофным территориям, переживала упадок, так и не достигнув уровня 1913 года. В течение 1918-1940 годов в «старое королевство» (Румынию в границах 1914 года) из Бессарабии было выкачано с помощью 202 видов налогов 60,4 миллиарда тогдашних лей. А кредитов край получил в 1933 году в 25 раз меньше, чем в российском 1914 году.

Власти королевской Румынии не только не создавали в Бессарабии промышленных предприятий, но и даже вывозили в собственно Румынию оборудование железнодорожных мастерских, текстильных и трикотажных фабрик. Производственные мощности даже в пищевой промышленности использовались лишь на треть, а в металлообрабатывающей и вовсе на 5 процентов. В 1936 году доля Бессарабии в капитале АО всей Румынии составляла лишь 0,1 процент![21]

В упадок пришло и сельское хозяйство. Например, на треть сократилось поголовье скота, на 16 тыс. га уменьшилось площадь садов.

Всеобщая перепись населения Румынии 1930 года отмечала, что все население Бессарабии составляла 2 853 млн., из них 351,9 тысяч человек (12,3 %) населения составляли русские, 314, 2 тысяч (11%) - украинцы, 207 тысяч (7,2 %) - евреи, 163. 7 тысяч (5,7 %) - болгары, 98 тысяч (3,4 %) - гагаузы, 81 тысяча (2,8%) - немцы.

 В Кишиневе в 1930 году насчитывалось 115 тысяч жителей, из них молдаван - 46, 7 тыс. (40, 7 %), русских - 25, 4 тыс. (22, 2%).

Бессарабия-карта-1В 1930 согласно румынской переписи неграмотными в Бессарабии оставались более 72 % населения, среднее образование имели 86,3 тыс. человек (3,02 %), высшее - 10,8 тыс. (0,3 %). В результате политики румынизации в 1938 г. в Бессарабии действовали всего 97 начальных и средних частных школ, и среди них были только две русских и одна украинская[22]. После переворота 1938 г. были закрыты и они. А между тем, по мнению Георгия Цамутали, лидера Объединения русских, в 1930 году в Бессарабии по-русски говорили около 1 миллиона человек, то есть более 1/3 всех бессарабцев.

В области не было ни одного вуза. Только в 1926 году в Кишиневе был открыт филиал теологического факультета Ясского университета. В 1937 году на всю Бессарабию было 45 врачей. Один врач приходился на 75 тысяч жителей, или на 45 сёл. Туберкулёз, подагра, трахома и другие социальные болезни поражали десятки тысяч людей, уносили тысячи жизней. И не случайно Бессарабия в годы румынской оккупации занимала первое место во всей Европе (!) по смертности населения.

С установлением румынской власти в Бессарабии воцарился и воинствующий антисемитизм, местная еврейская община подверглась систематическим гонениям. Первая волна еврейских погромов прокатилась в 1919-1920 гг., вторая - в 1925 г., в конце 1920-х - 1930-х годов погромы происходили постоянно, деятельность синагог была прекращена. Неслучайно в 1940 г., накануне возврата Бессарабии в состав СССР, сюда бежало большое количество спасавшихся от антисемитизма румынских евреев.

Неудивительной была массовая эмиграция из Бессарабии. Примерно 300 тысяч бессарабцев, то есть каждый 8-ой (из них 2/3 молдаван) бежали в Советскую Россию. (При этом из левобережных районов в Бессарабию в межвоенный период бежало примерно 20 тысяч человек.) Около 150 тысяч уроженцев Бессарабии эмигрировали в страны Западной Европы и примерно 50 тысяч - в Латинскую Америку, в основном в Аргентину. Всего Бессарабию в 1918-40 гг. покинули примерно 16,5 % населения. Если в 1918 году в Бессарабии проживали 3,2 млн. жителей, то уже в 1930 году в ней насчитывались 2, 8 млн. жителей. За 30-е гг население Бессарабии сократилось еще на 200 тысяч человек. И это - несмотря на высокую рождаемость!

Десятки тысяч бессарабцев перебрались в поисках работы и хлеба в Бухарест и другие города собственно Румынии. По сведениям инспектората труда Бессарабии, с 1931 по 1939 гг. за пределами края местными биржами труда было трудоустроено более 40 тыс. зарегистрированных ими безработных бессарабцев. Понятно, что это лишь верхушка айсберга, ибо безработных и разоренных жителей сельской местности никто и не думал регистрировать. Среди известных бессарабцев, поселившихся в Бухаресте, можно вспомнить известных певцов Петра Лещенко и Аллу Баянову.

Бессарабская эмиграция, политически весьма разнородная, была едина в своем отрицании румынской оккупации Бессарабии, всей политики Румынии в крае. В СССР, Франции, Бельгии бессарабские эмигранты создали сеть обществ бессарабцев. Бессарабское освободительное движение включало не только коммунистическое подполье, но и полулегальных монархистов, выступавших за восстановление Российской империи, и Молдавскую национальную партию, и бессарабских регионалистов, и сторонников богослужения по старому стилю (то есть по Юлианскому календарю, и поныне принятому в Русской православной церкви), и этнокультурные организации русских, евреев, болгар, немцев. В практическом плане в отрицательном отношении к румынской власти в крае существенных расхождений у них не было.

В 1924 году Советский Союз предложил провести в Бессарабии плебисцит (референдум) о дальнейшей судьбе области под контролем Лиги Наций. Однако румынские власти отказались сделать это, понимая, каковыми будут результаты плебисцита.

В том же 1924 году на левом берегу Днестра, где часть населения составляли молдаване, численность которых к тому же выросла из-за эмиграции из оккупированной румынами Бессарабии, была создана Молдавская Автономная Советская Социалистическая республика (МАССР) в составе Украины. В МАССР входили города Тирасполь, Дубоссары, Рыбница, Слободзея. Хотя земли МАССР никогда не входили в состав Молдавского княжества, советские власти рассматривали автономию как своего рода «красную Бессарабию» (кстати, именно так называлась официальная партийная газета автономии). Молдаване составляли в МАССР примерно треть из 600-тысячного населения.

Несмотря на голод 1932 года, раскулачивание и другие черты советской жизни, МАССР могла похвастаться многими достижениями. Если до 1917 г. в Левобережной Молдавии имелось более 80% неграмотных, то к 1937 г. в Молдавской АССР лишь 3% населения оставалось неграмотным и 5,5% - малограмотным. Были созданы Союз писателей МАССР, драматический театр, хоровая капелла и т.д.

Как и в других национальных автономиях Советского Союза, в МАССР проводилась «коренизация» кадров. К моменту образования МАССР в ней существовало всего 11 школ с молдавским языком обучения, а к 1939 году их численность возросла до 135[23]. В противоположность румынской Бессарабии, неграмотность в МАССР была ликвидирована.

 

Создание советской Молдавии

28 июня 1940 года, после ультиматума СССР, королевское правительство Румынии согласилось с требованиями Москвы возвратить Бессарабию и передать СССР Северную Буковину. Румынские войска и администрацию из этих областей надлежало вывести в 4-дневный срок. Бессарабский вопрос удалось решить без войны.

Вступление Красной армии в Бессарабию вызывало массовое ликование местного населения. Это было тем показательнее, что местная коммунистическая партия, открыто ставившая в качестве своей основной программной цели воссоединение Бессарабии с СССР, насчитывала всего 375 человек!

В результате операции была занята территория площадью 50 762 км², ( из них 8,1 тыс. км² территория Буковины), на ней проживали 3 776 000 человек.

Часть бессарабцев покинули край вместе с румынской армией и администрацией. Но их число было невелико. Весной 1941 года по указанию румынского диктатора Иона Антонеску был произведен учет всех беженцев из Бессарабии. Всего зарегистрировали 82 555 человек. Но в это число входили и «регацане», бывшие королевские чиновники, служащие и торговцы, оставившие Бессарабию вместе с официальными румынскими властями. Иными словами, количество покинувших Бессарабию истинных бессарабцев явно завышено.

Однако в 1940 году Бессарабию покинула некогда очень крупная и влиятельная община - немцы. 5 сентября 1940 года Москва и Берлин подписали договор о «репатриации», по которому из Бессарабии выехало в Германию 93 548 немцев, проживавших главным образом на юге Бессарабии. Оставили край и некоторое количество бессарабских болгар, выехавших на историческую родину.

Зато началось возвращение на родину бессарабцев, проживавших к 1940 году за пределами Бессарабии. К концу 1940 г., когда репатриация в основном закончилась, из-за границы на Родину возвратилось примерно 300 тыс. бессарабцев, в том числе из Румынии - 220 тыс. человек. Рост населения края в эти месяцы составил немногим менее 10 процентов его населения.

2 августа 1940 года на большей части Бессарабии была создана Молдавская Советская республика. Буковина, ставшая Черновицкой областью, и южная Бессарабия, где первоначально образовалась Аккерманская область, площадью 12,4 тысяч км2, были присоединены к Украинской ССР. Зато к Молдавской ССР отошла территория упраздненной МАССР на левом берегу Днестра. Площадь республики составляла 33,7 тыс. кв. км.

Границы образованной в 1940 г. Молдавской ССР при административно-территориальном размежевании с Украиной не везде совпали с границами бессарабских уездов. В состав Украинской ССР были включены некоторые населенные пункты Бендерского и Кагульского уездов, а в состав Молдавии - молдавские села Аккерманского уезда Украины. В целом в результате территориального размежевания на юге Бессарабии Молдавия утратила территорию, население которой, по подсчетам специалистов ЦСУ СССР, в 1930 г. составляло 47,7 тыс. чел. С другой стороны, на севере области в состав Молдавии были переданы южные районы Хотинского уезда с населением, судя по подсчетам, основанным на данных той же переписи 1930 г., 147,1 тыс. жителей[24] .

Разумеется, в составе СССР Молдавии тут же пришлось испытать многие трагедии. В частности, в начале 1941 года в Молдавии, как и во всех присоединенных к СССР в 1939 - 40 гг были проведены массовые депортации «социально опасных элементов».

В Молдавии (вместе с Черновицкой и Аккерманской областями УССР) депортации начались в ночь с 12 на 13 июня. Депортировались только «главы семей» (которых вывозили в лагеря военнопленных) и члены семей (ссыльнопоселенцы). Ссыльнопоселенцы из этого региона были высланы в Казахскую ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омскую и Новосибирскую области. Общая оценка числа ссыльнопоселенцев из Молдавии во всех регионах расселения составляет 25 711 человек в 29 эшелонах. Суммарное число «изъятых» обеих категорий приводится в докладной записке замнаркома госбезопасности СССР Кобулова Сталину, Молотову и Берии от 14 июня 1941 года и составляет 29 839 человек. Из 4 507 человек, арестованных в период депортации непосредственно на территории Молдавской ССР, 1 719 числились как бывшие помещики и чиновники румынской администрации, 1 681 - как активные члены антисоветских и белогвардейских организаций, 268 - бывшие офицеры румынской, польской и белой армий, на которых имелись компрометирующие материалы, 389 - бывшие сотрудники царской охранки, жандармы, полицейские; а также 163 уголовника[25].

Всего накануне войны (на 1 января 1941 г.) при общей численности населения 2 719 тыс. человек в Молдавии проживали 1 735 тыс. молдаван (что составляло 63,8% населения республики). В Кишиневе насчитывалось 110 тысяч жителей (практически столько же, сколько и в 1897 году).

 

В годы Великой Отечественной войны

Когда грянула война, жители Молдавии проявили верность советскому государству. В Красную Армию влились 38 тыс. солдат-бессарабцев, преимущественно молдаван, покинувших румынскую армию в июне 1940 г., около 80% общего их числа, и 18 тыс. рабочих и служащих промышленности Молдавии, 32% от их численности. Из добровольцев - рабочих, служащих, работников милиции - были сформированы также истребительные батальоны численностью в 10 тыс. бойцов. К 5 июля 1941 г. в войска Южного фронта влились 48 тыс. призывников из Молдавии. В отличие от Прибалтики и Западной Украины, в Молдавии не оказалось «пятой колонны» противника. На подразделения Красной Армии в Молдавии не было совершено ни одного нападения, на железной дороге противнику, забросившему в тыл советских войск более 30 десантов, не удалось осуществить ни одной диверсии. Истребительные батальоны успешно ликвидировали десанты врага и банды уголовников, грабивших население.

Территории республики все же была к августу 1941 года занята румынскими и немецкими войсками. Однако румынские власти сразу же убедились, что молдаване, которых по-прежнему в Бухаресте считали румынами, вовсе не рады «освобождению». «Почти все важные центры, - доложил 7 августа 1941 г. в Бухарест уполномоченный по управлению Бессарабией генерал К. Войкулеску, - лишены населения, которое либо отступило вместе с большевиками, либо бежало в леса и виноградники»[26].

Партизанское движение в республике было слабым из-за густой плотности населения, отсутствия лесов и гор. Тем не менее, около 80 партизанских отрядов, общей численностью в 3,5 тысяч чел., сражались на территории республики с оккупантами. За период с 1941 по 1944 годы партизанами и подпольщиками было выведено из строя около 30 000 оккупантов и их пособников, организовано крушение свыше 300 воинских эшелонов, подорвано 133 танка и бронемашины, 20 самолётов, сотни автомашин, взорвано 62 железнодорожных моста.

Основной формой сопротивления стал саботаж распоряжений оккупационных властей. Практически провалились попытки оккупационных властей наладить промышленное производство на предприятиях Молдавии, и провести мобилизацию в румынскую королевскую армию. К началу войны в румынской армии служили 7,8 тыс. бессарабцев, преимущественно молдаван, мобилизованных до 28 июня 1940 г., которых силой удержали под румынским знаменем. Политически не доверяя им, румынское командование избегало использовать их на фронте. С лета 1941 по весну 1943 г. румынское командование смогло мобилизовать всего 8,8 тыс. бессарабцев. С учетом мобилизованных бессарабцев, проживавших к августу 1940 года на территории Румынии, всего примерно 20 тысяч молдаван воевали в рядах румынской армии. И это - при численности молдаван в 1,8 миллиона человек, потенциально способных дать до 350 тысяч солдат.

Солдаты-молдаване, мобилизованные в румынскую армию, массами сдавались в плен. К концу войны в советском плену оказались 14,1 тыс. молдаван. Еще примерно 5 тысяч бессарабцев погибли, сражаясь под румынским знаменем против советских войск. После перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции почти все молдаване, оставшиеся в румынской армии, потребовали своего перевода в Красную Армию[27]

Оккупационный порядок Румынии мало отличался от аналогичного порядка немецких оккупантов. Уже вскоре после оккупации были заключены в гетто и концлагеря около 100 тысяч не успевших эвакуироваться евреев. Свыше 90 тысяч из них были уничтожены. Были уничтожены и многие бессарабские цыгане.

Помимо Бессарабии, румынские союзники Гитлера получили также часть земель на левом берегу Днестра. Здесь была создана т.н. «Транснистрия» с центром в Одессе. О конечных целях Румынии на оккупированных территориях так говорил маршал Антонеску: «Мы ведем в Транснистрии титаническую борьбу... Не секрет, что я не намерен упускать из рук то, что приобрел. Транснистрия станет румынской территорией, мы ее сделаем румынской и выселим оттуда всех иноплеменных»[28].

Оккупационной румынский режим в «освобожденной» Бессарабии и «присоединенной» «Транснистрии» был и жесток, и примитивен. По распоряжению румынских властей, были закрыты все издания на русском языке, причем все старые тиражи русских газет и журналов были уничтожены. Из библиотек были изъяты все книги на русском языке, в том числе дореволюционные и даже опубликованные в период 1918-40 гг. В Кишиневе официально было запрещено разговаривать на русском языке. Для нарушителей этого распоряжения был предусмотрен огромный штраф и три года тюремного заключения. Даже в современной Прибалтике гонения на русский язык еще не дошли до подобных методов!

Молдавия была освобождена в августе 1944 года. В то же время в 1944-1945 гг. в Красную Армию влились 257 тыс. уроженцев Молдавии, из которых 41 тыс. пали в борьбе с фашизмом. Еще 36 тыс. жителей республики были призваны в порядке трудовой мобилизации. Таким образом, с учетом призванных в начале войны, около 90 процентов молдаван, подлежащих мобилизации, сражались в составе Вооруженных сил СССР[29]. 18 уроженцев Молдавии стали Героями Советского Союза.

Об отношении населения Молдавии к румынам и советским солдатам свидетельствует такой факт. Осенью 1941 года крестьяне оккупированной Молдавии, несмотря на избиения и угрозы, уклоняясь от принудительных работ, на многие месяцы затянули восстановление железной дороги. Это была реальная помощь защитникам Одессы. До конца обороны города противник не смог провести через Молдавию к фронту ни одного эшелона. В августе-сентябре 1944 г. разрушения были в десятки раз больше (на протяжении 200 км оккупанты перед бегством вообще сняли рельсы), но дорога была нужна уже Красной Армии. И те же люди самоотверженным трудом обеспечили ее восстановление в двухнедельный срок.

Молдавия жестоко пострадала в войну. Общая численность людских потерь Молдавии в годы войны от всех причин превысила 650 тыс. чел.. Большинство их составили молдаване. Резко уменьшилась численность еврейского населения, почти полностью исчезли бессарабские немцы.

 

Советская Молдавия в 1945-1989 гг

После войны Молдавия быстро развивалась как аграрно-промышленная республика. Развивалась молдавская культура. Весь Советский Союз знал имена певицы Софии Ротару (молдаванки из Буковины), кинорежиссера Эмиля Лотяну, композитора Евгения Доги, певицы Марии Биешу, писателя Иона Друцэ, и многих других деятелей культуры.

Разумеется, будет неправильным и нетактичным описывать период послевоенной советской Молдавии как идиллию. Голод 1946-47 гг унес жизни не менее 100 тыс жителей республики. В 1948 году 35 796 человек были депортированы. И все же послевоенная эпоха была едва ли не самой светлой в истории Молдавии. 

Высокая рождаемость и миграция населения из других регионов СССР привели к тому, что демографическом плане Советская Молдавия демонстрировала высокие темпы прироста населения. В 1950 году в республике проживали 2 340 тыс. жит.(столько же, сколько в 1910 году), а уже в 1959 - 3 млн, в 1970 году - 3, 6 млн, в 1979 г - 4 млн, в 1989 г - 4 ,4 млн. чел.

Динамично изменялся и этнодемографический состав населения. Это было обусловлено различиями в естественном приросте внутри этнических групп, этно- трансформационными процессами (заменой этнического самосознания отдельных категорий населения в результате смешанных браков и рерусификации части украинцев), а также интенсивными миграционными перемещениями. В результате если за 1959-89 гг общая численность населения республики увеличилась на 50 %, то русское население увеличилось за это период на 91,8 % (с 293 до 562 тысяч человек). Численность молдаван за этот период возросло на 48,1 %, ( до 2 795 тыс.), украинцев - на 42,5 % (до 600 тыс в 1989 году), гагаузов - на 59,4 % (до 153 тыс), болгар - 41,9 % (до 88 тыс). Зато численность евреев уменьшилось на 31,5 %, с 95 тыс в 1959 году что составляло 3, 3 % населения республики, что давало самый высокий процент евреев среди населения всех союзных республик) до 66 тыс.. Немцы, армяне, татары и греки вообще стали настолько малочисленными, что обычно в материалах переписей входили в графу «и прочие». Показательно, что 7,3 тыс немцев (что составляло 0,2 % населения республики) были потомками перебравшихся сюда после войны немцев Поволжья и Приднестровья. Аналогичным образом, большинство армян Молдавии были не потомками бессарабских армян, а выходцами из Закавказья.

В 1989 году молдаване составляли 64,5 % населения республики, украинцы - 13,8 %, русские - 13,0 %, гагаузы - 3,5 %, болгары - 2,0 %, евреи - 1,5 %, другие - 1,7 %.

На деле определить точную численность представителей каждого этноса, проживавшего в Молдавской ССР, довольно затруднительно, ведь республика занимала 4-ое место в Советском Союзе по числу этнически смешанных браков. На 1000 жителей приходилось 360 этнически смешанных браков в городах, и 113 - в сельской местности.

Происходила ускоренная урбанизация аграрной республики. Население Кишинева, в котором в 1944 году осталось лишь 25 тыс жителей, в результате ускоренной миграции сельских жителей республики и притоку специалистов и квалифицированных рабочих из других регионов СССР, уже в 1960 году имел 215 тыс. жителей, а в 1979 году родился 500 тысячный кишиневец. К моменту распада СССР в Кишиневе проживало уже 676 тыс человек. При этом 49,2 % кишиневцев составляли молдаване, 26,4 % - русские. Впрочем, город оставался русскоязычным, поскольку, помимо русских и украинцев большинство жителей города в быту пользовались русским языком.

Еще в конце 50-х гг. лишь 5 % молдаван работали в сфере умственного труда. Это обстоятельство вызывало тревогу у советских властей, начавших ускоренную подготовку коренных интеллектуальных кадров. Как и в большинстве других советских республик, эта политика, основанная на благих намерениях, привела лишь к созданию большого слоя национал-интеллигенции, ставшей в дальнейшем основной силой в сепаратистских движениях конца советской эпохи.

В целом за 1945-89 гг. республика переживала значительную индустриализацию. Уже в 1972 году промышленность давала 56, 4 % ВВП республики[30].

 

Свобода распада

«Перестройка» в СССР, перешедшая в малую гражданскую войну и распад единой страны, на Молдавии отразился сильнее, чем в большинстве регионов Советского Союза. Распалась в огне войны и сама Молдавия. На территории прежней самой малой по территории из республик СССР образовались сразу 3 государственно-политических образования, при этом возникла реальная угроза присоединения уменьшенной территории Молдавии к Румынии. Эти политические события привели край к острейшему социально-экономическому кризису.

Во второй половине 80-х гг. ХХ века в Молдавии, как и в большинстве союзных республик СССР, началось «национальное пробуждение», сопровождавшееся кровавыми расправами над «некоренными» жителями республики, особенно русским, и гонениями на русский язык и культуру. Массовые митинги, вой перестроечной прессы о «сталинизме», уличные беспорядки, возникновение «Народных фронтов», навязывание «языковых» ограничений, массовое увольнение служащих «некоренной» национальности - все это было характерным для многих советских республик, особенно для Прибалтики. Но в Молдавии эти методы натолкнулись на сопротивление местного русского населения, поддержанного немалой частью просоветски настроенных молдаван. Показателем сопротивления стало рождение Приднестровской Молдавской республики (ПМР) в 1990 году.

Под Приднестровьем подразумевается узкая полоса левого берега Днестра с центром в Тирасполе общей площадью 4, 163 тыс кв. км (11 % территории прежней Молдавской ССР). Здесь проживает около 700 тысяч жителей, в основном потомков суворовских солдат, запорожских казаков и молдавских «волонтиров» (так назывались молдаване, сражавшиеся в рядах русской армии во время русско -турецких войн XVIII - XIX вв). В 1995 году в Приднестровье проживало, по данным Госкомстата республики, 696 тысяч человек, из них 233,5 тысячи (33,5 %) молдаван, 200,8 тысяч русских (28,8 %). Остальные - украинцы и некоторые балканские этносы, в основном русскоязычные. К началу XXI века в результате демографического кризиса и выезда приднестровцев в РФ население ПМР уменьшилось до 660 тыс человек. В 2012 году в Приднестровье осталось лишь 513,4 тысяч жителей[31]. За один 2011 год население уменьшилось на 46 тысяч человек.

На территорию Приднестровья приходилось около трети промышленного потенциала и вырабатывалось более 90 % электроэнергии Молдавской ССР. Большая часть территории Приднестровья (кроме города Бендеры) всегда была частью России с 1791 года. После жаркого лета 1989 года, когда Молдавию захлестнули «лингвистические» конфликты, в ответ на суверенизацию Молдавии, левобережные районы начали свою суверенизацию. 2 сентября 1990 года была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая республика, пока еще в рамках Молдавской ССР. Впрочем, было ясно, что попытка молдавских властей к отделению от СССР вызовет соответственную реакцию от просоветски настроенного населения Приднестровья. Тем не менее, власти Молдавии пошли на это, сознавая, что без приднестровского экономического потенциала Молдавия представляет собой в хозяйственном смысле кукурузное поле. Идея присоединения Молдавии к Румынии, которое отстаивали некоторые молдавские политические партии, пришедшие к власти в Кишиневе, не вызывала никакого энтузиазма самих молдаван, с опаской смотревших на «Эфиопию Европы», то есть Румынию. При этом если у «коренных» прибалтов история своего края между 1918 и 1940 годами вызывала поток теплых чувств и размышлений о «свободе», то у даже самых антисоветски настроенных молдаван история румынской Бессарабии вызывала скорее отрицательную реакцию. В силу этого, силы сепаратизма в Молдавии изначально не пользовались поддержкой большинства коренного населения республики. «Молдованисты» (то есть сторонники самостоятельного развития республики), всегда пользовались несравненно большей популярностью, чем «унионисты» (сторонники присоединения к Румынии). С другой стороны, русские Молдавии, в силу того, что большинство из них были потомки суворовских солдат и запорожских казаков, были более активны, чем анемичные русские из Прибалтики.

У приднестровцев идея присоединения к Румынии (вызывавшая воспоминания об оккупации в 1941-44 гг), только усилила антикишиневские настроения. Не случайно своих противников приднестровцы стали называть «румынами», независимо от их происхождения. Зато слово «молдаванин» на левом берегу Днестра звучало гордо и почетно. Так стали называть тех молдаван, которые поддерживали приднестровское движение.

Действительно, молдаване левого берега Днестра, потомки «волонтиров», отличались особым отношением к российской государственности. Многие этнические молдаване составили руководство Приднестровской республики. Человек № 2 республики был Григорий Маракуца, воинскими частями приднестровцев командовал Степан Кицак, его сын капитан Андрей Кицак командовал приднестровскими формированиями, обороняющими Дубоссары, и был ранен в ходе боев.

Попытки официального Кишинева усмирить мятежный регион силой вызвали вооруженные столкновения. Уже в ноябре 1990 года в Дубоссарах произошло вооруженное столкновение, в котором приднестровская сторона потеряла трех человек погибшими. Все они были молдаванами, что только усилило раскол Молдавской республики. Наконец, уже после провозглашения распада СССР, весной 1992 года началась масштабная война. На помощь приднестровцам стали прибывать добровольцы (в основном казаки) со всего прежнего СССР. На стороне кишиневских властей воевали румыны и боевики из Прибалтики. 19 - 21 июня в Бендерах шли кровопролитные сражения. Исход войны решил переход на сторону Приднестровья расквартированной здесь 14 армии советских вооруженных сил. В ходе военных действий в Приднестровье со стороны приднестровцев и казаков погибло около 500 человек (молдавская сторона так и не объявила о потерях). Летом 1992 года начались переговоры, которые вяло продолжаются до сих пор, так и не определив статус Приднестровья.

Молдаване левобережья Днестра приняли массовое участие в вооруженной защите Приднестровской государственности. Они составили 30% личного состава вооруженных формирований ПМР. Это было чуть меньше доли молдаван среди населения Приднестровья, но превосходило их долю среди горожан. Молдаване участвовали в обороне Дубоссар и Бендер от сил официального Кишинева.

Следует заметить, что во время войны 1992 года, и позднее приднестровские лидеры рассчитывали на победу национально - патриотических сил в самой России. В таком случае Приднестровье немедленно присоединилось бы к России. Но после победы ельцинизма осенью 1993 года, и затягивания российского кризиса приднестровским властям пришлось задуматься о выживании республики. ПМР переживала жесткий экономический кризис. В 1993 году производство в ПМР сократилось по сравнению с уровнем 1990 года на 34 %. В результате Приднестровье превратилось в экономически депрессивный регион, живущий в основном за счет денежных переводов своих граждан, работающих в РФ. Впрочем, многие отрасли приднестровской промышленности по-прежнему могут иметь мировое значение. Так, в 2001 году власти США под надуманным предлогом ввел пошлины на приднестровскую сталь в размере 232 % от стоимости. Причина проста - американская промышленность не способна выпускать сталь такого высокого уровня, и для борьбы с конкурентом американцы приняли меры, мягко говоря, противоречащие «свободным рыночным отношениям». .

Вряд ли утешением для приднестровцев будет то обстоятельство, что в самой Молдавии ситуация еще хуже - треть населения выехала на заработки, уровень жизни оказался самым низким в Европе. Тем не менее, при всех экономических трудностях, Приднестровье остается надежным форпостом России в регионе.

Однако затянувшаяся независимость приводит к распространению не общероссийских, а местных, чисто приднестровских особенностей менталитета приднестровцев. Так, в 1998 году, при ответе на социологический опрос, 43, 7 % приднестровцев ответили, что население ПМР уникально и не имеет сходства с населением других стран[32].

Собственно Молдавия, ставшая теперь Республикой Молдовой (РМ), переживает за годы «свободы» жесточайший кризис. В силу отделения Приднестровья, а также военного конфликта, ситуация в РМ оказалась особенно отчаянной. Как шутили молдаване, «нам дали язык, а на язык ничего не дали». Не имеющая выхода к морю, лишенная сырьевых источников Молдавия испытала кризис более глубокий, чем большинство «постсоветских» республик. Показателем этого стал глубочайший демографический спад Молдавии.

Население Республики Молдова по данным переписи 2004 года составило 3 395,6 тыс. человек (без учета жителей Приднестровья). Из них 3 158,0 тыс. или 93,3 % населения - православные. Плотность населения составляет 111,4 чел. на км². Согласно данным Национального бюро статистики, на 1 января 2011 года в Молдавии насчитывалось 3 560,4 тысячи человек. В Гагаузии, формально остающейся в составе Молдавии, проживало 160 тысяч жителей. Однако фактически население Молдавии значительно меньше, поскольку в данной статистике не отражена массовая эмиграция граждан республики за рубеж. Таким образом, увеличение численности граждан республики не является увеличением количества жителей республики.

Население Кишинёва составило в 2011 году 789 тысяч человек. Второй по величине город республики, Бельцы, имел только 149 тысяч жителей. Приднестровье с его 522 тысячами жителей теперь уже даже официальные власти Молдавии не учитывают в общей количестве населения республики, молчаливо согласившись с отделением этого региона.

Население Республики Молдова по-прежнему многонационально и поликультурно. Основная часть населения или 75,8 % (по данным переписи 2004 г.) - молдаване. Проживают также: украинцы - 8,4 %, русские - 5,9 %, гагаузы - 4,4 %, румыны - 2,2 % (70,3 тыс. жителей, причем большинство из них - потомки румынских колонистов 20-40-х годов XX века), армяне - 0,8 %, евреи - 0,7 % и др. Впрочем, превышение смертности над рождаемостью, а также массовая эмиграция вносят поправку в эту статистику.

Данные переписей показывают, что за период 1989-2004 гг. население страны уменьшилось на 274 тысячи человек, при среднегодовом темпе снижения 0,5 %. Перепись 2004 года подтвердила преобладание доли сельского населения в общей численности, которая составила 61,4 % против 57,9 % в 1989 году.

Согласно переписи 2004 года, 78,8 % населения страны родным языком (первый язык, который усвоили в раннем детстве) указали язык своей национальности, а 20,8 % указали другие языки, не совпадающие с их национальностью. Среди молдаван 78,4 % родным языком указали молдавский язык, 18,8 % - румынский (хотя это одно и то же, в определении названия языка лежат сугубо политические убеждения), 2,5 % молдаван указали родным языком русский, и 0,3 % другие языки. Среди украинцев 64,1 % родным языком указали украинский язык, а 31,8 % - русский. Среди русских 97,2 % родным языком указали язык своей национальности. Гагаузы, так же, как и русские, в большинстве своём родным языком указали язык своей национальности - 92,3 %, а 5,8 % - русский язык. Болгары с болгарским родным языком составили 81,0 %, и 13,9 % болгар родным языком указали русский язык.

В 2011 году, около 62% жителей Молдавии свободно владели русским языком в устной и письменной форме, еще 18% говорили по-русски свободно, но пишут с ошибками, 7% - могут общаться с русскоговорящими. Об этом свидетельствуют обнародованные 1 марта 2011 года результаты социологического опроса. [33]

По данным этого исследования, еще 5% лишь понимают русский язык, но не могут говорить, и только лишь 1% совершенно им не владеют. Цифры особенно впечатляют, учитывая, что с 1989 года в Молдавии (если не считать Приднестровья) русский язык оказался почти запрещенным, и его преподавание стало рассматриваться чуть ли не как государственная измена.

Несмотря на то, что большинство украинцев, гагаузов, болгар родным языком указали язык своей национальности, каждый второй украинец, каждый третий болгарин и каждый четвёртый гагауз в 2004 году обычно разговаривал на русском языке. Молдаване, которые обычно разговаривают на русском языке, составляют 5,0 % от их общей численности.

По данным на 1 января 2008 года население Республики Молдова составило 3 572,7 тыс. чел. (без ПМР). В 2007 году в Молдавии проживало в среднем 3 576,90 тыс. человек.

К радости молдавских самостийников, резко сократилась доля русского населения республики. За 1990-1999 гг. чистые миграционные потери русского населения Молдавии составили 55 тысяч человек, что составило 10 % всего русского населения республики. С 1993 года в Молдавии смертность русского населения превышает рождаемость. В результате только за 1993-1999 гг. русское население республики уменьшилось еще на 2 %. Тем не менее, несмотря на столь значительное сокращение, общая численность русского населения в Молдавии стабилизировалась.

И, тем не менее, несмотря (а может, и благодаря) увольнению большинства госслужащих русской национальности, места которых заняли молдаване, русские в Молдавии особенно выдвинулись в бизнесе. Русские Молдавии оказались после 1991 года «евреями», то есть представители этноса, исключенные из политики и культуры, но зато занявшие свое первое место в бизнесе.

Аналогичные процессы были характерны также и для других этносов Молдавии. Молдавии. Таким же образом, происходит сокращение, а затем и стабилизация украинского населения республики.

Не менее показательны цифры, характеризующие положение евреев в Молдавии. Согласно данным всесоюзной переписи населения 1989 года, в Молдавии проживали 65 900 евреев. Резкое ухудшение экономического положения населения Молдавии, рост антисемитизма в республике, последовавший за распадом Советского Союза в 1991 г., приднестровская война 1992 г. привели к массовому выезду еврейского населения из Молдавии в Израиль, США, Германию и другие страны. Всего в 1989-2002 гг. из Молдавии в Израиль выехали 48,8 тыс. человек. В 2000 г. еврейское население Молдавии составляло 5 500 человек, а в 2004 году - 3 509, из них в Кишиневе - 2 603 человека. Напомним, что в 1897 году евреев в пределах современной Молдавии были 228 тысяч человек. Похоже, история бессарабского еврейства приходит к концу.

Но если это обстоятельство вызывает у молдавских политиканов чувство удовлетворения, то демографическое развитие республики в целом не внушает каких-либо оптимизма. В результате массовой эмиграции треть трудоспособного населения республики выехала за рубеж, а денежные переводы эмигрантов стали основным источником валюты в Молдавию. Эмиграция в значительной степени подрывает саму возможность существования Молдавии как государства. В целом Молдавию покинули более миллиона жителей, преимущественно молдаван.

Как отметил молдавский ученый, профессор Экономической академии Константин Матей, население Молдавии за годы независимости сократилось почти на четверть, что в несколько раз больше, чем за годы Второй мировой войны, послевоенного голода и сталинских репрессий.

По подсчетам демографов, при сохранении всех нынешних демографических тенденций, население Молдавии к 2050 году будет насчитывать при самом оптимистическом прогнозе 3,2 млн. человек, а при пессимистическом - 2, 5 млн [34] ( то есть на миллион меньше).

Явная несостоятельность молдавского государства вызвала активизацию деятельности «унионистов» или «румынистов», то есть сторонников «воссоединения» Молдавии с Румынией. Этническое родство, века исторического прошлого, эпоха 1918-40 гг., рассматриваемая с романтических, далеких от исторических реальностей позиций, наконец, факт членства Румынии с 2007 года в Евросоюзе, что значительно облегчает жизнь румынским гражданам при поиске работы в странах ЕС, - все это способствует некоторому распространению прорумынских настроений в Молдавии. И все же «румынизм» не является доминирующей идеологией и умонастроением в республике.

Опрос общественного мнения еще в начале 1990 года показал, что 43.1 % населения Молдавии предпочли сохранение Молдавии в составе Советского Союза, и 41.8 % было за независимость. Примечательно, что в то время как 29.9% этнических молдаван поддерживали Советский Союз и 54,8 % хотели независимого государства, только 3,9 % поддерживали объединение с Румынией. Для молдаван основным вопросом был вопрос о государственности

После распада СССР настроения основной части населения Молдавии изменились ненамного. Более того, открытие границы с Румынией, что позволило молдаванам ознакомится с реальность этой «Эфиопии Европы» вызвало ослабление романтических настроений о братстве восточно-романских народов. В 1999 году в ответ на вопрос «Как должна решиться проблема молдавской государственности?» за объединение Молдавии с Румынией высказались всего 2,2% респондентов. На порядок больше, 19,7% опрошенных, предпочли объединение Молдавии с Белоруссией и Россией, а подавляющее большинство, 78,1% респондентов, некорректно сформулированную дилемму разрешило с полной определенностью: Молдавия должна остаться независимым государством[35] .

Однако все мы знаем, что при западной демократии реальное волеизъявление народа ничего не значит. Восточноевропейские страны затаскивали в НАТО и ЕС без всяких референдумов. Если народ все равно поведет себя неправильно, то наготове очередные «майданы» и «цветные революции». Наконец, как показывает пример Югославии, всегда можно начать «гуманитарную интервенцию». Так что не надо обольщаться тем, что большинство молдаван и жителей Бессарабии относятся к евроскептикам. Бессарабия слишком важный в геополитическом смысле регион, что бы его оставить местным жителям. Хочется ошибиться, но, похоже, Бессарабию (как и Приднестровье) ожидают большие потрясения.

 



[1] Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 475

[2] Суляк С. Г. Осколки Святой Руси. Кишинев, 2004, С. 68

[3] Полевой Л.Л. Очерки исторической географии Молдавии XIII-XV вв. Кишинев, 1979. С.113

[4] Шорников П. М. Молдавская самобытность. Тирасполь, ид-во Тираспольского ун-та, 2007С. 31

[5] История Молдавии. Т.1 / Под ред. А.Д. Удальцова, Л.В. Черепнина. Кишинев, 1951. С. 86.

[6] Молдаване. М. Наука, 2010, с. 42

[7] Великанова М.С. Антропология средневекового населения Молдавии (по материалам памятника Старый Орхей). М., 1993. С. 88-89

[8] Зеленчук В.С. Население Бессарабии и Поднестровья в XIX в. Кишинев, 1979. С. 234-235

[9] Суляк С. Г. Осколки Святой Руси. Кишинев, 2004 С. 121

[10] Шорников П.М. Молдавская самобытность. Тирасполь, ид-во Тираспольского ун-та, 2007 с. 144

[11] Зеленчук В.С. Население Бессарабии и Поднестровья в XIX в. - Кишинев, 1979. - С. 98, 145, 152, 158.

[12] Берг Л. С. Население Бессарабии: этнографический состав и численность. Пг, 1923, с. 9

[13] Шорников П. М. Молдавская самобытность. Тирасполь, ид-во Тираспольского ун-та, 2007, с. 193

[14] Там же, С. 194

[15] Кушко А., Таки В. Бессарабия в составе Российской империи. 1812-1917. М, НЛО, 2012, с. 119

[16] Там же, С. 197

[17] Ж-л «Русин», 2007, № 1 (7), с. 166

[18] Там же, С. 208-209

[19] dacoromania.org/ru/articles/58-moldovamoderna/100-2010-01-26-19-26-08

[20] Ж-л Русин, № 1 (19), 2010, с. 6

[21] http://inosmi.ru/moldova/20111212/180122443-print.html

[22] Скворцова А.Ю. Русские Бессарабии: опыт жизни в диаспоре (1918-1940). Кишинэу, 2002. с. 239

 

 

[23] История Бессарабии. От истоков до 1998 г / И. Скурту. - Кишинев: 2001. - С. 225.

[24] Шорников П.М. Цена войны. Кризис системы здравоохранения и демографические потери Молдавии в период Великой Отечественной войны. Кишинев, 1994. С. 7 - 8

[25] В. Пасат. Суровая правда истории: Депортации с территории Молдавской ССР 40-50 гг. - Кишинэу: Моментул, 1988. - С. 92, 99-101, 122, 123

[26] Шорников П. М. Молдавская самобытность. Тирасполь, изд-во Тираспольского ун-та, 2007, с. С. 269

[27] Там же, С. 282

[28] dacoromania.org/ru/articles/59-documente/70-------26--1942-

[29] Шорников П.М. Указ.соч., с. 281

[30] Молдавия. Современные тенденции развития. М, «Российская политическая энциклопедия», 2004, с. 53

[31] http://demoscope.ru/weekly/2012/0497/panorm01.php#1

[32] Молдавия. Современные тенденции развития. М., 2004, с. 401

[33] Regnum, 2 марта 2011-04-06

[34] http://demoscope.ru/weekly/2011/0455/analit03.php

[35] Молдавия. Современные тенденции развития. М., 2004, с. 353


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме