Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Жертвы «чёрного октября»

Валерий  Шевченко, Русская народная линия

28.09.2013


Сколько жизней унесла бойня 1993 года? К 20-летию трагических событий …

И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой?... И сказал: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли (Быт. 4: 9, 10)

Двадцать лет отделяют нас от трагической осени 1993 года. Но по-прежнему остаётся без ответа главный вопрос тех кровавых событий - сколько всего жизней унесла октябрьская бойня? В 2010 году издана книга «Забытые жертвы октября 1993 года»,  где в силу своих возможностей автор попытался приблизиться к разгадке. Цель данной статьи - познакомить неравнодушного читателя прежде всего с теми фактами, которые по разным причинам не нашли отражения в книге, или открылись за последнее время.

Коротко о формальной сути проблемы. В официальном списке погибших, представленном 27 июля 1994 года следственной группой Генеральной прокуратуры России, числится 147 человек: в Останкино - 45 гражданских и 1 военнослужащий, в «районе Белого дома» - 77 гражданских и 24 военнослужащих Министерства обороны и МВД[1]. Бывший следователь Генпрокуратуры России Леонид Георгиевич Прошкин, работавший в 1993-95 годах в составе следственно-оперативной группы по расследованию октябрьских событий, заявил о гибели 3-4 октября 1993 года не менее 123 гражданских лиц и ранении не менее 348 человек. Несколько позже он уточнил, что речь может идти о не менее 124 погибших. Леонид Георгиевич пояснил, что термин «не менее» употребил, потому что допускает «возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счёт не установленных... погибших и раненых граждан»[2]. «Я допускаю, - уточнял он, - что в наш список могли по разным причинам не попасть несколько человек, может быть трое-пятеро»[3].

Официальный список при его даже поверхностном рассмотрении вызывает ряд вопросов. Из 122 официально признанных погибшими гражданских лиц лишь 18 - жители других регионов России и стран ближнего зарубежья, остальные, не считая нескольких погибших граждан из дальнего зарубежья, - жители Московского региона. Известно, что на защиту парламента приехало немало иногородних, в том числе с митингов, на которых составляли списки добровольцев[4]. Но одиночки преобладали, некоторые из них приехали в Москву негласно.

К Дому Советов их привела боль за Россию: неприятие предательства национальных интересов, криминализации экономики, политики по свёртыванию промышленных и сельскохозяйственных производств, навязывания чуждых «ценностей», пропаганды растления. В дни блокады у костров дежурили старушки - вспоминали войну, партизанские отряды. Утром 4 октября их одних из первых расстреляли штурмовики. «Сколько знакомых лиц мы уже не встречаем пятый год на наших встречах побратимов, - писал в 1998 году журналист Н.И. Горбачёв. - Кто они все? Уехавшие домой иногородние или пропавшие без вести? Их много. И это только из наших знакомых»[5].

В Доме Советов и в непосредственной близости от него 4 октября 1993 года оказались многие сотни в основном безоружных людей. И примерно начиная с 6 часов 40 минут утра началось их массовое уничтожение.

Первые жертвы около здания парламента появились, когда символические баррикады защитников прорвали БТРы, открыв огонь на поражение. Впрочем, Павел Юрьевич Бобряшов, ещё до начала атаки БТРов, заметил на крыше здания американского посольства человека. Когда тот человек останавливался, у ног баррикадников чиркала очередная пуля. Приведём хронологию расстрела, составленную очевидцем-защитником Верховного Совета Эдуардом Анатольевичем Кореневым: «6 ч. 45 мин. Под окнами прошли два БТРа, к ним вышел с гармошкой пожилой человек. На митингах и демонстрациях он напевал и наигрывал лирические песни, частушки, плясовые, многие его знали, как Сашу-гармониста. Не успел он отойти от подъезда, как был в упор расстрелян из БТРа. В 6 ч. 50 мин. Из палатки около баррикады вышел парень в кожаной куртке с белой тряпкой в руке, прошёл к БТРам, что-то там говорил около минуты, повернул обратно, отошёл на 25 метров и упал, подкошенный очередью. 6 ч. 55 мин. Начинается массированный огонь по безоружным защитникам баррикады. По площади и по скверу бегут, ползут люди, несут раненых. По ним стреляют пулемёты БТРов, а из-за башен автоматы. Один БТР отрезает их очередью от подъезда, они заскакивают в палисадник, и тут же другой БТР накрывает их очередью. Мальчик лет семнадцати, прятавшийся за «Камазом», пополз к корчившемуся на траве раненому; их обоих расстреливают из нескольких стволов. 7 ч. 00 мин. Безо всяких предупреждений БТРы начинают обстрел Дома Советов»[6].

«На наших глазах БТРы расстреливали безоружных старушек, молодёжь, которые находились в палатках и возле них, - вспоминал лейтенант В.П.Шубочкин. - Мы видели, как группа санитаров побежала к раненому полковнику, но двое из них были убиты. Через несколько минут снайпер добил и полковника»[7]. Рассказывает врач-доброволец: «Двоих санитаров убили наповал при попытке подобрать раненых с улицы, около двадцатого подъезда. Тех раненых тоже расстреляли в упор. Мы даже не успели узнать имена мальчишек в белых халатах, на вид им было лет по восемнадцать»[8]. Депутат Р.С.Мухамадиев стал очевидцем того, как из здания парламента выбежали женщины в белых халатах. В руках они держали белые платки. Но стоило им нагнуться, чтобы оказать помощь лежащему в крови мужчине, их срезали пули крупнокалиберного пулемёта[9]. «Девушка, которая перевязывала наших раненых, - свидетельствует Сергей Коржиков, - погибла. Первое ранение было в живот, но она осталась жива. В этом состоянии пыталась доползти до двери, но вторая пуля попала ей в голову. Так она и осталась лежать в белом медицинском халате, залитом кровью»[10].

Журналист Ирина Танеева, ещё не совсем осознавая, что начинается штурм, наблюдала из окна Дома Советов следующее: «В стоящий напротив накануне брошенный омоновцами автобус бежали люди, карабкались внутрь, прячась от пуль. На автобус с трёх сторон на бешеной скорости наехали три БМД и расстреляли его. Автобус вспыхнул свечкой. Люди оттуда пытались выбраться и тут же падали замертво, сражённые плотным огнём БМД. Кровь. Рядом стоящие «Жигули», набитые людьми, также были расстреляны и горели. Все погибли»[11].

Преподаватель МГУ Сергей Петрович Сурнин во время начала штурма находился недалеко от восьмого подъезда Белого дома. «Между эстакадой и углом здания, - вспоминал он, - находилось человек 30-40, прятались от БТРов, которые начинали постреливать в нашем направлении. Вдруг с тыла здания перед балконом раздалась сильная стрельба. Все легли, все были без оружия, лежали довольно плотно. Мимо нас прошли БТРы и с расстояния 12-15 метров расстреляли лежащих - одна треть рядом лежащих была убита или ранена. Причём в непосредственной близости от меня - троё убитых, двоё раненых: рядом, справа от меня, убитый, ещё за мной убитый, впереди, как минимум, один убитый»[12].

В первом издании книги[13] приводилось свидетельство народного депутата России А.М.Леонтьева: «По переулку напротив «Белого дома» стояли 6 бронетранспортёров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой... лежали казаки с Кубани - человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков... К подъездам из сотни казаков добежали не более 5-6 человек, а остальные все полегли»[14]. Однако казаки сотни В.И.Морозова, которые держали оборону на Дружинниковской улице, в том числе поэт Андрей Альфредович Облог, в дни противостояния командир полусотни, уточнили, что к началу атаки БТРов непосредственно на заставе находилось 8-10 человек. БТРы прорвались со стороны мэрии («книжки») и двигались по Рочдельской улице. Поскольку застава была хорошо укреплена двумя баррикадами, которые перекрывали Дружинниковскую улицу, образуя квадрат между стеной стадиона и парком, казаки, находившиеся там во время утренней атаки БТРов, к счастью, уцелели.

В самом здании парламента число погибших увеличивалось в несколько раз с каждым часом штурма. Рассказывает защитник Дома Советов, державший оборону на центральной лестнице: «Мы были на «мраморной лестнице» напротив гостиницы «Украина» и Москвы-реки... Снайперы и пулемётчики с того берега отвязались на всю - огонь был плотным. Ребят косило, внизу вообще все погибли. Я сползал туда по делу и видел, как снайперы всаживали пулю за пулей в мёртвого - развлекались»[15]. По словам Сергея Валентиновича Рогожина, «в коридорах и кабинетах попадались засыпанные гипсовой пылью трупы, которые никто не убирал»[16]. Московский бизнесмен Андрей (имя изменено) утверждал, что только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых[17]. Депутат Н.П.Кашин в тот день стал свидетелем гибели 22 человек[18]. Сергей Слойкин видел гибель около 20 человек, только на одном участке обороны[19].

По свидетельству художника Анатолия Леонидовича Набатова, на первом этаже в восьмом подъезде слева от холла в штабель сложили от ста до двухсот трупов. Его ботинки промокли от крови. Анатолий Леонидович поднимался до шестнадцатого этажа, видел трупы в коридорах, мозги на стенах. На шестнадцатом этаже, ещё в первой половине дня, он заметил человека, который сообщал по рации о передвижении людей. Анатолий Леонидович сдал его казакам. У задержанного оказалось удостоверение иностранного журналиста. Казаки отпустили «журналиста».

Р.С.Мухамадиев в разгар штурма услышал от своего коллеги депутата, профессионального врача, избранного от Мурманской области, следующее: «Уже пять кабинетов забиты мёртвыми. А раненых не счесть. Более ста человек лежат в крови. Но у нас ничего нет. Нет бинтов, нет даже йода...»[20]. Президент Ингушетии Руслан Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нём из Белого дома вынесли 127 трупов, но много ещё осталось в здании[21].

Число погибших значительно увеличил обстрел Дома Советов танковыми снарядами. От непосредственных организаторов и руководителей обстрела можно услышать, что по зданию стреляли безобидными болванками. Например, бывший министр обороны России П.С.Грачёв заявил следующее: «Мы выстрелили по Белому дому шестью болванками из одного танка по одному заранее выбранному окну с целью вынудить заговорщиков покинуть здание. Мы знали, что за окном никого не было»[22].

Однако свидетельскими показаниями полностью опровергаются подобного рода высказывания. Как зафиксировали корреспонденты газеты «Московские новости», около 11 ч. 30 мин. утра снаряды прошивают Дом Советов насквозь: с противоположной стороны здания одновременно с попаданием снаряда вылетает по 5-10 окон и тысячи листов канцелярских бумаг[23]. «Вдруг грохнуло танковое орудие, - поражался увиденному журналист газеты «Труд», - и мне показалось, что над Домом взлетела стая голубей... Это были стёкла и обломки. Они ещё долго кружились в воздухе. Потом из окон где-то на уровне двенадцатого этажа повалил в синее небо густой и плотный чёрный дым. Я удивился, что в Доме Советов красные занавески. Потом стало ясно, что это не занавески, а пламя»[24].

Народный депутат России Б.Д.Бабаев, находившийся с другими депутатами в зале Совета Национальностей (в самом безопасном месте Белого дома), вспоминал: «В какой-то момент мы ощущаем мощнейший взрыв, потрясающий здание... Таких исключительно мощных взрывов я зафиксировал 3 или 4»[25].

«Что делалось там, наверху, - вспоминал в 2003 году депутат Верховного Совета С.Н.Решульский, - не передать словами. Эти картины стоят перед глазами все десять лет. И никогда не забудутся»[26]. Свидетельствует С.В.Рогожин: «Мы ушли в центральный вестибюль. Там, в окружении наших ребят и офицеров Макашова, стоял наш пятнадцатилетний боец Данила и показывал матерчатую сумку. Оказалось, что Данила шнырял по верхним этажам в поисках еды и попал под обстрел танковых пушек. Разрывом его швырнуло по коридору, осколок снаряда пробил сумку и лежащую в ней буханку бородинского хлеба. Данила рассказывал, что вниз он бежал через обстреливаемые этажи, где лежит много убитых - большинство безоружных людей поднялось на верхние этажи, более безопасные при автоматном и пулемётном обстреле»[27].

Депутат Моссовета Виктор Кузнецов (после октябрьской трагедии принял священнический сан) находился в расстреливаемом здании парламента. Примерно в 13 ч. 30 мин. он присоединился к группе защитников, которые собирались подняться на верхние этажи и крышу здания, чтобы помешать высадке десанта с вертолета. «Дошли только до восьмого этажа, - вспоминал батюшка. - Дальше идти невозможно. Едкий дым застилает глаза... К этой едкости прибавлен запах горелого мяса и сладковатый - крови. Довольно часто приходится перешагивать через лежащих в разных позах людей. Повсюду много убитых, кровь на стенах, на полу, в разбитых комнатах... Пытались потрясти, узнать ранен ли кто? Никто из них не подавал признаков жизни. Идём по этажу, по разбитому коридору. Далее идти не удаётся, пламя из окон и тот же едкий дым, раздуваемый врывающимися в разбитые окна ветром, останавливают. Решаем остановиться у одного из окон, выходящих на здание мэрии... Страшенный силы удар сотряс весь основной цоколь здания. Ударная волна всесокрушающим вихрем пронеслась по всем помещениям, с хрустом, треском корёжа, ломая, вдавливая и сокрушая всё и вся, что было на пути. Поднявшимся сюда повезло, несущая крепкая стена сохранила их от смертоносного шквала. Другим повезло меньше. Тут и там лежащие части тел человеческих, брызги крови на стенах говорили о многом». Оценив обстановку, старший группы приказал Кузнецову и «худенькому пареньку» спуститься вниз. Остальные же «в дыму и пыли стали карабкаться наверх»[28].

Немало жертв оказалось и во втором подъезде Белого дома (один из танковых снарядов попал в цокольный этаж).

В беседе с главным редактором газеты «Завтра» А.Прохановым генерал-майор Министерства обороны сообщил, что по его данным из танков выполнено 64 выстрела. Часть боеприпасов была объёмного взрыва, что вызвало огромные разрушения и жертвы среди защитников парламента[29].

Недалеко от медпункта в восьмом подъезде, где оказывала помощь раненым Т.И.Картинцева, в одно из помещений попал снаряд. Когда в то помещение выломали дверь, увидели, что там всё выгорело и превратилось в «вату» чёрно-серого цвета[30]. Правозащитник Евгений Владимирович Юрченко, находясь в Белом доме во время обстрела, видел два кабинета, где всё было свёрнуто вовнутрь, в кучу, после попадания туда снарядов.

Как свидетельствуют писатель Н.Ф.Иванов и генерал-майор милиции В.С.Овчинский (в 1992-1995 гг. помощник первого заместителя министра внутренних дел Е.А.Абрамова), одними из первых после штурма в Дом Советов вошли сотрудники милиции с кинокамерой и прошлись по многим кабинетам. Отснятая плёнка хранится в МВД[31].

Вспоминает Владимир Семёнович Овчинский: «5 октября 1993 года руководитель пресс-службы МВД показал руководителям различных подразделений МВД плёнку, которую сделала пресс-служба МВД сразу после ареста депутатов, руководителей Верховного совета. Она первая вошла ещё в горящее здание Белого дома. И я сам видел эту плёнку от начала до конца. Она где-то минут 45. Они шли по сгоревшим кабинетам, и комментарии были такие: «Вот на этом месте стоял сейф, теперь здесь расплавленное пятно, металлическое, на этом месте стоял другой сейф - здесь расплавленное пятно». И таких комментариев было где-то по десяти кабинетам. Из этого я делаю вывод, что помимо обычных болванок стреляли кумулятивными зарядами, которые всё выжигали в некоторых кабинетах вместе с людьми. И трупов там было не 150, а гораздо больше. Они штабелями лежали, заваленные льдом, на цокольном этаже в чёрных пакетах. Это тоже есть на плёнке. И это говорили сотрудники, которые входили в здание Белого дома после штурма. Я свидетельствую это, хоть на конституции, хоть на Библии»[32].

Помимо обстрела здания парламента из танков, БМП, БТРов, автоматного и снайперского огня, который продолжался весь день, и в Белом доме, и вокруг него осуществлялись расстрелы, как непосредственных защитников парламента, так и граждан, случайно оказавшихся в зоне боевых действий.

Согласно письменным показаниям бывшего сотрудника МВД, в восьмом и двадцатом подъездах с первого по третий этажи омоновцы устроили расправу над защитниками парламента: резали, добивали раненых, насиловали женщин[33]. Свидетельствует капитан 1-го ранга Виктор Константинович Кашинцев: «Примерно в 14 ч. 30 мин. к нам пробрался парень с третьего этажа, весь в крови, сквозь рыдания выдавил: «Там внизу вскрывают комнаты гранатами и всех расстреливают, уцелел, так как был без сознания, видно, приняли за мёртвого»[34]. О судьбе большей части раненых, оставленных в Белом доме, можно только догадываться. «Раненых почему-то тащили с нижних этажей на верхние», - вспоминал человек из окружения А.В.Руцкого[35]. Потом их могли просто добить.

Многих расстреляли или избили до смерти уже после того, как они вышли из здания парламента. Тех, кто выходил со стороны набережной, старались прогнать через двор и подъезды дома по переулку Глубокому. «В подъезде, куда нас заталкивали, - свидетельствует И.В.Савельева, - было полно народу. С верхних этажей раздавались крики. Каждого обыскивали, срывали куртки и пальто - искали военнослужащих и милиционеров (тех, кто был на стороне защитников Дома Советов), их сразу куда-то уводили... При нас выстрелом был ранен милиционер - защитник Дома Советов. По омоновской рации кто-то кричал: «В подъездах не стрелять! Кто будет убирать трупы?!» На улице не прекращалась стрельба»[36].

Группу вышедших из Белого дома после 19 часов гражданских численностью 60-70 человек омоновцы провели по набережной до улицы Николаева и, заведя во дворы, зверски избили, а затем добили автоматными очередями. Четверым удалось забежать в подъезд одного из домов, где они и скрывались около суток[37]. Подполковника Александра Николаевича Романова в группе пленных привели во двор. Там он увидел большую кучу «тряпья». Присмотрелся - трупы расстрелянных. Во дворе усилилась стрельба, и конвой отвлёкся. Александр Николаевич успел добежать до арки и покинуть двор. Виктор Кузнецов с группой людей, прятавшихся под аркой, перебежал простреливаемую плотным огнём улицу. Троё остались лежать неподвижно на простреливаемом пространстве[38].

Об исходе из Дома Советов поделился воспоминаниями участник Союза офицеров. Вот что он рассказал: «Прибыл из Ленинграда 27 октября. Через несколько дней переведён в охрану Макашова... 3 октября поехали в Останкино... От Останкино прибыли в 3 ч. ночи к Верховному Совету. В 7 ч. утра, когда начался штурм, находился с Макашовым на первом этаже у центрального входа. Непосредственно участвовал в боях... Раненых не давали выносить... Вышел из здания в 18 ч. Нас направляли на центральную лестницу. На лестнице собралось человек 600-700... Офицер «Альфы» сказал, что т.к. автобусы подойти не могут - заблокированы сторонниками Ельцина, то выведут нас за оцепление, чтобы мы шли до метро своим ходом и разъезжались по домам. При этом один из офицеров «Альфы» сказал: «Жалко ребят, что с ними сейчас будет».

...Нас довели до ближайшего жилого дома. Как только вышли на переулок, по нам был открыт огонь, автоматический, снайперский, с крыш и переулка. Сразу было убито и ранено 15 человек. Люди все побежали в подъезды и во двор колодезного дома. Я попал в плен. Меня арестовал сотрудник милиции с угрозой того, что, если я откажусь подойти к нему, огонь будет открыт по женщинам на поражение. Он отвёл меня к трём бейтаровцам, вооружённым снайперскими винтовками. Когда они увидели у меня на груди значок «Союза офицеров» и камуфляжную форму, сорвав значок и вытащив из карманов все документы, начали избивать. При этом на противоположной стороне у дерева лежали четыре расстрелянных молодых парня, двое из которых были «баркашовцы». В этот момент подошли два бойца «Витязя», один из них офицер, другой старшина. Один из бейтаровцев подарил им мои ключи от квартиры в виде сувенира на память.

...Когда женщины в подъезде увидели, что меня сейчас будут расстреливать, начали вырываться из подъезда. Эти бейтаровцы начали их избивать прикладами винтовок. В этот момент старшина меня поднял, а офицер отдал ключи и сказал, чтобы я уходил под прикрытием женщин в другие дворы. Когда мы туда пришли, нас сразу предупредили, что около школы засада, там дислоцируется ещё одно подразделение ОМОНа. Забежали в подъезд. Нас там встретили чеченцы, у которых мы прятались в квартире до утра 5 октября... Нас было 5 человек... Ночью происходили постоянно одиночные выстрелы, избиения людей. Это было чётко видно и слышно. Все подъезды проверялись на момент обнаружения защитников Верховного совета»[39].

В том злополучном дворе оказался и Георгий Георгиевич Гусев. Из противоположного крыла дома стреляли. Люди кинулись в рассыпную. Георгий Георгиевич до 2 ч. ночи прятался в одном из подъездов. В 2 ч. ночи пришли неизвестные и предложили вывести желающих из зоны. Гусев немного замедлил, но, когда вышел из подъезда, тех неизвестных уже не было видно, а около арки лежали убитые, первые трое, которые отозвались на призыв незнакомцев. Развернувшись на 180 градусов, он спрятался в тепловом подвале, выкрутив лампочку освещения. В подвале просидел до 5 ч. утра. Выйдя, наконец, на волю, увидел двоих, по виду бейтаровцев. Один из них говорил другому: «Где-то здесь должен быть Гусев». Георгию Георгиевичу снова пришлось укрыться в одном из подъездов дома. Поднимаясь на чердак, в парадном и на этажах видел кровь и много разбросанной одежды.

Судя по показаниям Г.Г.Гусева, Т.И.Картинцевой, депутата Верховного совета И.А.Шашвиашвили[40], помимо омоновцев во дворе и в подъездах дома по переулку Глубокому задержанных избивали и убивали неизвестные «в странной форме».

Тамара Ильинична Картинцева вместе с некоторыми другими вышедшими из Дома Советов людьми спряталась в подвале того дома. Пришлось стоять в воде из-за прорванной трубы отопления. По словам Тамары Ильиничны, мимо бегали, раздавался топот ботинок, сапог, - искали защитников парламента. Неожиданно она услышала диалог двух карателей:

- Здесь где-то есть подвал, они в подвале.

- Там, в подвале вода. Они там всё равно передохнут все.

- Давай гранату бросим!

- Да, ну, всё равно мы их перестреляем - ни сегодня, так завтра, ни завтра, так через полгода, всех русских свиней перестреляем[41].

Утром 5 октября местные жители видели во дворах немало убитых[42]. Через несколько дней после событий корреспондент итальянской газеты «L` Unione Sarda» Владимир Коваль осмотрел подъезды дома по переулку Глубокому. Нашёл выбитые зубы и пряди волос, хотя, как он пишет, «вроде бы прибрали, даже песочком кое-где присыпано»[43].

Трагическая участь постигла многих из тех, кто вечером 4 октября выходил со стороны расположенного с тыльной стороны Дома Советов стадиона «Асмарал» («Красная Пресня»). Расстрелы на стадионе начались ранним вечером 4 октября и, по словам жителей примыкающих к нему домов, видевших, как расстреливали задержанных, «эта кровавая вакханалия продолжалась всю ночь»[44]. Первую группу пригнали к бетонному забору стадиона автоматчики в пятнистом камуфляже. Подъехал бронетранспортёр и располосовал пленников пулемётным огнём. Там же в сумерках расстреляли вторую группу[45].

Анатолий Леонидович Набатов незадолго до выхода из Дома Советов наблюдал из окна, как на стадион привели большую группу людей, по словам Набатова, человек 150-200, и у стены, примыкающей к Дружинниковской улице, расстреляли.

Геннадий Портнов чуть тоже не стал жертвой озверевших омоновцев. «Пленный я шёл в одной группе с двумя народными депутатами, - вспоминал он. - Их вырвали из толпы, а нас прикладами стали гнать к бетонному забору... На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в мёртвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови. Ничуть не стесняясь, омоновцы срывали с мёртвых часы, кольца. Произошла заминка и нас - пятерых защитников парламента - на какое-то время оставили без присмотра. Один молодой парень бросился бежать, но его моментально уложили двумя одиночными выстрелами. Затем к нам подвели ещё троих - «баркашовцев» - и приказали встать у забора. Один из «баркашовцев» закричал в сторону жилых домов: «Мы русские! С нами Бог!» Один из омоновцев выстрелил ему в живот и повернулся ко мне». Геннадий спасся чудом[46].

Свидетельствует Александр Александрович Лапин, находившийся трое суток, с вечера 4 по 7 октября, на стадионе «в камере смертников»: «После того, как пал Дом Советов, его защитников вывели к стене стадиона. Отделяли тех, кто был в казачьей форме, в милицейской, в камуфляжной, военной, кто имел какие-либо партийные документы. Кто ничего не имел, как я,... прислоняли к высокому дереву... И мы видели, как наших товарищей расстреливают в спины... Потом нас загнали в раздевалочку... Нас держали трое суток. Без еды, без воды, самое главное - без табака. Двадцать человек»[47].

Ночью со стадиона неоднократно раздавалась бешеная стрельба и слышались истошные вопли[48]. Многих расстреляли недалеко от бассейна. По словам женщины, пролежавшей всю ночь под одной из частных машин, остававшихся на территории стадиона, «убитых отволакивали к бассейну, метров за двадцать, и сбрасывали туда»[49]. В 5 часов утра 5 октября на стадионе ещё расстреливали казаков.

Юрий Евгеньевич Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4-е октября у телецентра в Останкино, свидетельствует: «Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка... Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома... Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 года. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев»[50]. Юрий Евгеньевич уточнил, что в основном расстрелянные лежали вдоль стены. Среди них оказалось много молодых ребят в возрасте примерно 19, 20, 25 лет. «Тот вид, в котором они пребывали, - вспоминал Петухов, - говорит о том, что перед смертью ребята хлебнули лиха в достатке»[51]. 21 сентября 2011 года в День Рождества Пресвятой Богородицы мне удалось встретиться с Ю.Е.Петуховым. Он заметил, что смог побывать на стадионе около 7 ч. утра 5 октября, т.е., когда палачи уже покинули стадион, а «санитары» ещё не пришли. Вдоль выходящей на Дружинниковскую улицу стены стадиона, по его словам, лежало примерно 50 трупов.

Свидетельства очевидцев дают возможность установить основные расстрельные точки на стадионе. Первая - угол стадиона, выходящий на начало улицы Заморёнова и представлявший тогда собою глухую бетонную стену. Вторая - в правом (если смотреть от улицы Заморёнова) дальнем углу, примыкающем к Белому дому. Там расположен небольшой бассейн и недалеко от него закуток-площадка между двумя легкими строениями. По словам местных жителей, там пленных раздевали до нижнего белья и расстреливали по несколько человек. Третья расстрельная точка, судя по рассказам А.Л.Набатова и Ю.Е.Петухова, - вдоль стены, выходящей на Дружинниковскую улицу.

С утра 5 октября на стадион закрыли вход. В тот и в последующие дни, как свидетельствуют местные жители, там по кругу ездили БТРы, въезжали и выезжали поливальные машины - смывать кровь. Но 12 октября пошёл дождь, и «земля ответила кровью» - по стадиону текли кровавые ручьи. На стадионе что-то жгли. Стоял сладковатый запах. Вероятно, жгли одежду убитых[52].

Когда ещё не догорел Дом Советов, власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии. Поздно вечером 4 октября 1993 года в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму»[53]. Рекомендацию Запада в Кремле услышали.

Рано утром 5 октября 1993 года главе президентской администрации С.А.Филатову позвонил Б.Н.Ельцин. Между ними состоялся следующий разговор:

- Сергей Александрович,... к вашему сведению, за все дни мятежа погибло сто сорок шесть человек.

- Хорошо, что вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700-1500 человек. Надо бы напечатать списки погибших.

- Согласен, распорядитесь, пожалуйста[54].

Сколько же погибших доставили в московские морги 3-4 октября? В первые дни после октябрьской бойни сотрудники моргов и больниц отказывались отвечать на вопрос о числе погибших, ссылаясь на приказ из главка[55]. «Я два дня обзванивал десятки московских больниц и моргов, пытаясь это выяснить, - свидетельствует Ю.Игонин. - Отвечали в открытую: «Нам запретили выдавать эту информацию»[56]. «Я ходила по больницам, - вспоминала другая свидетельница. - В приёмном покое отвечали: «Девушка, нам ничего сказали не говорить»[57].

Московские врачи утверждали, что на 12 октября через московские морги проведено 179 трупов жертв октябрьской бойни[58]. Пресс-секретарь ГМУМ И.Ф.Надеждин 5 октября наряду с официальными данными о 108 погибших без учёта трупов, остававшихся ещё в Белом доме, назвал и другую цифру - около 450 погибших, которую требовалось уточнить[59].

Однако немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. По данным председателя Союза жертв политического террора В.Мовчана уничтожались учётные документы поступления трупов в патологоанатомические учреждения[60]. Из морга Боткинской больницы значительную часть трупов вывезли в неизвестном направлении. По информации журналистов «МК» в течение двух недель после событий на грузовиках с гражданскими номерами дважды из морга вывозились трупы «неизвестных лиц». Их вывозили в пластиковых мешках[61]. Депутату А.Н.Грешневикову под честное слово, что он не назовет фамилии, в том же морге рассказали, что «трупы из Дома Советов были; их вывозили в фургонах в полиэтиленовых мешках; сосчитать их было невозможно - слишком много»[62].

Помимо моргов, находящихся в системе ГМУМ, многих погибших отправили в специализированные ведомственные морги, где их трудно было найти. Начиная с 5 октября, врач Спасательного Центра ММА им. И.М.Сеченова А.В.Дальнов и его коллеги обошли госпитали и морги министерств обороны, внутренних дел и госбезопасности. Им удалось выяснить, что трупы жертв октябрьской трагедии, находившиеся там, в официальные сводки не попали[63].

Но в самом здании бывшего парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Сколько же человек погибло при штурме Дома Советов, расстреляно на стадионе и во дворах, и как вывозились их тела?

С.Н.Бабурину называли число погибших - 762 человека[64]. Другой источник называл свыше 750 погибших[65]. Журналисты газеты «Аргументы и факты» выяснили, что солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами» останки почти 800 его защитников. Среди погибших находили тела и тех, кто

захлебнулся в затопленных подземельях Белого дома[66]. По сведениям бывшего депутата Верховного совета от Челябинской области А.С.Бароненко в Доме Советов погибли около 900 человек.

В конце октября 1993 года в редакцию «Независимой газеты» поступило письмо офицера внутренних войск. Он утверждал, что всего в Белом доме обнаружено около 1500 трупов. Среди погибших - женщины и дети. Информацию опубликовали без подписи. Но в редакции заверили, что располагают подписью и адресом офицера, приславшего письмо[67]. К пятнадцатой годовщине расстрела Дома Советов бывший председатель Верховного Совета России Р.И.Хасбулатов в интервью журналисту «МК» К.Новикову рассказал, что высокопоставленный милицейский генерал клялся, божился, называл цифру погибших 1500 человек[68].

На столе председателя правительства В.С.Черномырдина видели записку, в которой сообщалось, что только за трое суток из Белого дома вынесено 1575 трупов[69]. Но тела погибших из разгромленного здания парламента вывозили четверо суток. Генерал-майору милиции Владимиру Семёновичу Овчинскому сотрудник МВД, побывавший в здании парламента после штурма, сообщил, что там обнаружили 1700 трупов. Трупы штабелями в чёрных пакетах, заваленные сухим льдом, лежали на цокольном этаже.

По некоторым данным на стадионе каратели расстреляли до 160 человек. Причём до 2 ч. ночи 5 октября расстреливали партиями, предварительно избив своих жертв[70]. Местные жители видели, что только недалеко от бассейна расстреляли около ста человек. По сведениям Бароненко на стадионе расстреляли около 300 человек.

Лидия Васильевна Цейтлина через некоторое время после октябрьских событий встретилась с шофёром автобазы. Грузовые машины той автобазы были задействованы в вывозе трупов от Белого дома. Шофёр сообщил, что в его грузовике в ночь с 4 на 5 октября перевозились трупы расстрелянных на стадионе. Ему пришлось сделать два рейса в Подмосковье, в лесной массив. Там трупы бросали в ямы, засыпали землёй и равняли место захоронения бульдозером. Трупы вывозились и на других грузовиках. Как выразился шофёр, «устали возить».

(Продолжение следует)

Валерий Анатольевич Шевченко, кандидат исторических наук



[1] См.: Москва. Осень-93: Хроника противостояния. 2-е изд. М., 1995. С. 530-533; 4 октября. Газета защитников Дома Советов. 1999. №4. С. 3-4.

[2] Совершенно секретно. 1998. №10. С.7; Известия. 2006. №182. С. 5.

[3] Московский комсомолец. 1997. №188. С. 2.

[4] См., например: Путь. 1993. №10-11. С. 9.

[5] Горбачёв Н.И. Батальон «Серёжа». М., 2002. С. 111.

[6] Правда. 2008. №108. С. 4.

[7] Чёрная сотня. 1994. №9-10. С. 7.

[8] Дума. 1994. №9. С. 1.

[9] Мухамадиев Р.С. На раскалённой сковороде. М., 1997. С. 228.

[10] Трудовая Вологда. 1994. №6. С. 3.

[11] Аль-Кодс. 1994. №13. С. 6.

[12] См. аудиоархив Г.Г. Гусева (передан на хранение в Центральный государственный архив Москвы).

 

[13] Шевченко В.А. Забытые жертвы октября 1993 года. Тула, 2010. С. 15.

[14] Григорьев Н.Г. Дни, равные жизни. Чебоксары, 2000. С. 363.

[15] Народная защита. 1994. №1 (2). С. 2, 3.

[16] РНЕ в Белом доме. Воспоминания бойцов РНЕ - участников обороны 21 сентября - 4 октября 1993-го. М., 2011. С. 37.

[17] Новая ежедневная газета. 1993. №44. С.2.

[18] Правда Севера. 2003. 7 октября.

[19] Бузгалин А.В., Колганов А.И. Кровавый октябрь в Москве. 2-е изд. М., 1994. С. 157.

[20] Мухамадиев Р.С. Указ. соч. С. 251.

[21] Говорухин С.С. Великая криминальная революция. М., 1993. С. 98.

[22] Аргументы и факты. 2004. №41. Приложение «Москва». С. 22.

[23] Московские новости. 1993. №41. С. 7.

[24] Труд. 1993. №227. С. 2.

[25] Бабаев Б.Д. Расстрел «Белого Дома». Свидетельство очевидца: взгляд изнутри. Иваново. 1994. С. 111-112.

[26] Советская Россия. 2003. №110. С. 2.

[27] РНЕ в Белом доме... С. 35.

[28] Виктор Кузнецов, священник. Так было. Расстрел. Мытищи. 2010. С. 207-209.

[29] Поражение цели. Москва. 21 сентября - 12 декабря 1993 года. В материалах прессы, радио, телевидения. М., 1994. С. 285.

[30] См. фильм В. Тихонова «Русская тайна».

[31] МК. 1995. №188. С. 2.

[32] См. запись телепрограммы «Суд времени», вышедшей в эфир на пятом канале 2-3 августа 2010 года; см. также: Правда. 2010. №108. С. 5.

[33] Дуэль. 1999. №44. С. 3.

[34] Советская Россия. 1994. №4. С. 4; Грешневиков А.Н. Расстрелянный парламент. Рыбинск. 1995. С. 240.

[35] Завтра. 2003. №40. С.3.

[36] Народный союз. 2009. №18. С. 3.

[37] Бюллетень левого информцентра. 1993. №40. С. 2.

[38] Виктор Кузнецов, священник. Указ. соч. С. 250.

[39] См. аудиоархив Г.Г. Гусева.

[40] См.: Интервью. 1993. №2. С. 8.

[41] См. дополнительные материалы к фильму В. Тихонова «Русская тайна».

[42] См., например: Григорьев Н.Г. Указ. соч. С. 354.

[43] Рабочая трибуна. 1993. №186-187. С. 2.

[44] См.: Бахтиярова С.А. Реквием. СПб, 1995. С. 11-12; Болтовский И. Здесь пали наши братья // Правда. 1993. №201. С. 1; Рогов В. Ангелы рыдают над Москвой // Правда. 1993. №215. С. 4; Харин А.Н. Закат советской цивилизации. 1985-1993 годы. Взгляд из провинции. Киров. 2008. С. 79.

[45] Андронов И.И. Моя война. М., 2000. С. 7-8.

[46] Литературная Россия. 1994. №1-2. С.3; Площадь Свободной России. М., 1994. С. 134.

[47] Советская Россия. 2001. №115. С. 3.

[48] Андронов И.И. Указ. соч. С. 7-8.

[49] Рогов В. Указ. соч. С. 4.

[50] Площадь Свободной России... С. 87.

[51] См. фильм В. Тихонова «Русская тайна».

[52] См.: За русское дело. 1994. №1. С. 4; Бахтиярова С.А. Указ. соч. С. 12; Ростовская М.Н. Последний рубеж. Дом Советов 4 октября // Альманах «Восток» [Интернет-ресурс]. 2003. №7с. URL: http://www.situation.ru/app/j_art_967.htm (дата обращения: 20.11.2012).

[53] Новая ежедневная газета. 1993. №40. Специальный выпуск. С.7.

[54] Газета. 2003. №183. С. 3; Филатов С.А. Совершенно несекретно. М., 2000. С. 319-320.

[55] Литературная газета. 1993. №40. С. 2.

[56] Речь. 1993. №1. С. 1, 3.

[57] См. аудиоархив Г.Г. Гусева.

[58] Трибуна оппозиции. 1994. №1. С. 4.

[59] Известия. 1993. №190. С. 8.

[60] Аль-Кодс. 1995. №1. С. 1.

[61] МК. 1993. №234. С.3.

[62] Грешневиков А.Н. Указ. соч. С. 118.

[63] См.: Ходаева О. Янки дали команду: Пли! [Статья написана по материалам интервью с Председателем комитета по международным делам Верховного Совета России И.И. Андроновым] // Экспресс-газета online [Интернет-ресурс]. 2003. 3 октября. №39. URL: http://www.eg.ru/daily/politics/4850/ (дата обращения: 20.11.2012).

[64] Советская Россия. 1993. №120. С. 4.

[65] Бабаев Б.Д. Указ. соч. С. 128.

[66] АиФ. 1993. №42. Приложение Москва. №18. С. 12.

[67] НГ. 1993. №208. С. 1.

[68] МК. 2008. №220. С. 4.

[69] Правда о расстреле советской власти. Газета-листовка МГК КПРФ. 2009. С. 4.

[70] Мусин М.М. [публиковался также под псевдонимом Иван Иванов]. Месть президента, или Как расстреляли власть народа. М., 2009. С. 119.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 13

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

13. Русский Сталинист : Ответ на 7., Алекс:
2013-10-04 в 12:54

Всё так и было.
Мой двоюродный брат, защищавший Белый Дом, рассказывал об этом. Он всё видел своими глазами.
Он весной 93-го года только дембельнулся, а когда началась вся эта ситуация, то он со своими друзьями-сослуживцами добровольно пошли в Белый Дом. Потом рассказывал, как сидели без света и воды в темноте с бесполезными калашами. Как работали по Дому и окрестностям ельцинско-израильские снайперы. Как начался обстрел из танков во время которого, вопреки официальной ельцинской лжи, погибло очень много мирных граждан, находившихся в Белом Доме. Как затем в здание вошли омоновцы и спецназовцы, которых, опять-таки вопреки официальной пропаганде, никто не встретил шквальным огнём. Им вообще не оказали никакого сопротивления, т.к. неравенство сил уже было очевидно и, конечно, моральный аспект от танкового обстрела был громадным- он просто подавил защитников парламента, у которых кроме автоматов и пистолетов ничего не было. Потому и капитуляция.
Эта была не "маленькая гражданская война" в центре Москвы, как любят утверждать некоторые до сих пор, это была БОЙНЯ, когда вооружённые до зубов ельцинисты топили в крови безоружных русских людей.
12. Русский Сталинист : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-10-04 в 12:17

Кстати, вчера вечером слушал по РСН интервью с автором фильма "Белый Дом. Чёрный дым" Владимира Чернышова (сам фильм, к сожалению, посмотреть не удалось).
Для меня стало откровением то, что, оказывается, официальная следственная экспертиза установила, что из оружия, которое находилось у защитников Белого Дома, не был убит НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК.
О чём ещё говорить?
Защитники Конституции и парламента не убили ни одного человека, а ельцинисты-госпереворотчики из своих танков, БТРов, автоматов, пулемётов, снайперских винтовок- 1,5 тысячи.
Кто же тут "гадины" и "мрази", которых следовало бы "раздавить"?
Ответ очевиден: либерал-фашисты Ельцина, осуществившие кровавый либерал-фашистский государственный переворот.
11. Обломов : Вечная память павшим героям - защитникам Белого дома!
2013-10-04 в 02:24

В начале 2000-х годов случилось невольно услышать треп молодых ребят в общественном транспорте, во время пути на работу.
Сейчас уже точно не помню, в форме ли они были или нет... Но по их разговору можно было понять, что они военнослужащие или были ими. Каких подразделений - не знаю.

В начале, насколько я помню, разговор шел о командировке в Чечню. Затем, один из них стал бахвалился другому о том, как он участвовал в штурме Белого дома в октябре 1993 года.

Не помню точно всего сказанного им, но неприятно удивило то пренебрежение и, я бы даже сказал, беспощадность, с какими рассказчик описывал одного из защитников Белого дома. В память врезались обрывки его фразы: "смотрю, а одно тело (или он сказал - мясо) спряталось за цистерну (по моему, с горючим)... (смешки одного и другого)"...

Что было потом, я не дослушал - стало гадко на душе и, честно говоря, страшно.... Страшно ехать с убийцей бок о бок в одном автобусе. Они много смеялись и ни капли сожаления....

На вид - обычные русские ребята, воины, защитники Отечества, успевшие повоевать на Кавказе за целостность России. Что тут добавить?!

А ведь они (или по крайней мере, один из них) уже почувствовали вкус русской крови, крови гражданского лица и свою безнаказанность.
Появись новый повод, как они поведут себя? А если повод не появится?

Вот такие страшные семена зреют сегодня даже в нашем народе, в отдельных его представителях. Что же говорить за инородцев?

Спаси нас Господи от междоусобной брани!
10. Cветлана : Спасибо за освящение тех событий. Читаешь и многое становится понятным...
2013-10-04 в 01:38

В то время я была еще совсем "зеленная", только начала пробовать петь на клиросе одного из московских храмов. Помню, как идя в те дни на воскресную службу поражалась полному безлюдию в центре города. Даже машин почти не было. Тогда я ничего не понимала в политике, но сердце подсказывало, что надо стоять за легитимных народных избранников, особенно когда их пытаются убрать военной силой.
Помню, как в СМИ было странное затишье при штурме "белого дома" и чувствовалась какая то оторванность Москвы от остальной страны, которая или неведала или не понимала, что происходит в сердце России. Приходило сравнение "как в блокадном Ленинграде".
Если бы я своими глазами не видела колонны БТР, противоестественной безлюдности улиц и странной тишины СМИ, то не прочувствовала бы настоящую угрозу насильственного переворота. С тех дней не вернулся на клирос наш молоденький регент. Я узнала, что он был убит, защищая "белый дом". До сих пор на клиросе поют по его нотам.
Не укладывалось тогда в голове, что с нашей огромной, прекрасной и непобедимой Родиной, с такой мощью и великими победами, какая то "кучка" военных с техникой, могла насильно взять власть такой страны, кого - то убивать и при этом почти весь народ страны почти ничего об этом на тот момент даже не знает...
Тогда я впервые почувствовала силу информационной войны.
Невольно приходили на ум сравнения с 1917 - м годом, когда "горстка" заговорщиков "обезглавило" Правительство штурмом "Зимнего" и "залпом" из "Авроры," растреляв всех защитников, многие из которых были молоденькие юнкера, еще не умеющие даже стрелять.
При этом более чем 200 млн. русский народ, особенно из деревень с удивлением узнавал о свершившейся внезапной насильственной смене власти.

Есть над чем подумать.
Упокой, Господи, души усопших, ведомых нам и неведомых, пострадавших безвинно в этой бойне и тех, кто героически погиб, защищая нашу Родину.
9. Вятский житель : Ответ на 8., Дмитриев:
2013-09-30 в 18:47

Я думаю участие наших людей в штурме израильского парламента было бы адекватным ответом...


Читая такие комментарии всегда задаёшься вопросом: "Это глупость или провокация?" Если нечего сказать - лучше, по-моему, всё-таки молчать. Не та эта тема, чтобы заниматься словоблудием.
Простите, но мне так кажется.
8. Дмитриев : Дмитриев
2013-09-30 в 15:04

Я думаю участие наших людей в штурме израильского парламента было бы адекватным ответом...
7. Алекс : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-29 в 13:20

Люди в ОМОНовсой форме, БТРы - вряд ли имели отношение к МВД или ВС РФ.

"Рано утром всех разбудила стрельба. На большой скорости подошли три БТРа. Это были БТРы специальной боевой организации, которая еще по разрешению Горбачева получила легальность в России. Я не имею ничего против казахов, узбеков, евреев, вообще для меня все национальности равны и равно уважаемы, но есть агрессивный сионизм, БТРы принадлежали организации "БО-СЕР" - боевой организации сионистов. Так вот из этих самых БТРов были убиты первые 12 человек в палаточном лагере. Вот с чего началось".
О. А. Платонов пишет: "В субботу и воскресенье 2-3 октября на улицы Москвы вышли сотни тысяч человек. Подавляющая часть русских людей мирными средствами требовала отставки Ельцина. Бывшего президента (имеется в виду г-н Ельцин, которому Конституционный суд РФ объявил импичмент, - М. М.) в те дни поддерживали преимущественно "новые русские" криминальные группы и связанные с ними лица, большая часть евреев и кавказцев и, конечно, интеллигенция "малого народа", традиционно призывавшая Ельцина к погрому русских людей. Еврейские финансовые кланы, обогатившиеся на ограблении национального достояния русского народа, выделили большие деньги и своих боевиков на подавление народного сопротивления преступному антиконституционному режиму. Не менее активно государственный переворот Ельцина поддерживали западные правительства и их спецслужбы. В октябрьских событиях участвовали тысячи агентов ЦРУ, израильских спецслужб и еврейской военно-террористической, погромной организации "Бейтар" (с.783).
"Расправа над безоружными русскими людьми началась с атаки БТРов, укомплектованных экипажами еврейской военно-террористической организации "Бейтар". Первыми очередями из бейтаровских БТРов было убито около сорока безоружных людей, ночевавших в палатках возле "Белого дома". Бронированные машины наезжали на палатки, давили там не только спящих мужчин, но и женщин, и детей (ибо немало русских людей приехало на защиту "Белого дома" с семьями). Случайно оставшихся в живых расстреливали из пулеметов. Бейтаровские БТРы разметали огнем и походную часовенку с молящимися женщинами, и убили священника. Затем вся огромная огневая мощь обрушилась на здание "Белого дома" (с.787)
6. Фортунат : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-29 в 00:53

Это хорошо, что РНЛ в этом году не забыла про трагические события 1993г. Понятно, почему их замалчивает нынешний режим, приемники как они могут по другому.
Но русским об этом забывать нельзя. Мне кажется, что серьезного и всестороннего осмысления тех событий ещё не произошло. Власть, в основании которой лежит такое зверство, не может быть законной, это относится не только к Ельцину, но и его подельникам и наследникам.Я не был участником тех событий, но был очевидцем этих событий с самого начала до трагического конца. Когда читаешь про зверства омоновцев, кровь станет в жилах, ум отказывается понять, как человек может совершать такое и человек ли он после всего этого. И еще думается, сколько их нелюдей прикормленных на человеческой крови ждут своего часа. Меня поразило другое, когда танки стали стрелять с моста по белому дому, вокруг собралась большая толпа зевак, и каждый выстрел сопровождался аплодисментами диким ревом, будь то это не убийство беззащитных людей, а футбольный матч. Если не свершится суд над убийцами, не будет у нас будущего.
5. Леонид : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-28 в 22:13

Ребята, нельзя петь дифирамбы нынешнему "удерживающему" пока на свободе остаются творившие беззаконие. Кстати, даже в "демократических" странах, для этих преступлений срока давности нет, и подобные "герои" умирают не в своих постелях. А Вы тут пишете 20.09.2013 "моральный центр человечества". Вот он оселок морали - посадите хотя бы десяток этих уродов. И тогда будет Вам и Третий Рим, и "современное прочтение уваровской триады"!
4. Леонид : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-28 в 21:47

Просьба, кто может, опубликуйте "черный список" тех воинских частей, а также подразделений ОМОНа и спецназа, которые покрыли себя позором, расстреливая безоружных людей. Никогда не подам руки тем, кто служил в этих частях после этих событий, и тем, кто служит в них сейчас.
3. Леонид : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-28 в 21:04

Неужели те ОМОНовцы и военные, которые творили эти зверства останутся безнаказанными. Ведь их имена легко установить сейчас, особенно командиров подразделений! Даже в Чили судят престарелых "участников" событий 1973г. А у нас народ добрый - даже таких вопросов не задает. Напишите, кто хотя бы думал над этим. Тут сроков давности быть не может. Все имена-фамилии должны быть названы, и нынешние адреса и должности пусть станут достоянием гласности. Молчат наши "правозащитнички".
2. Валерий65 : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-28 в 14:10

Уже 20 лет существует круглосуточный караул возле самопроизвольного стенда и памятника погибшим возле стадиона на Пресне. 20 лет! Со слов дежуривших бабушек, некоторые из них потеряли там близких, 3 или 4 ночи баржами грузили трупы из Белого Дома. Число имеет значение, но еще большее значение имеют рассказы очевидцев. Читайте гайдаровцы!
1. Русский Сталинист : Re: Жертвы «чёрного октября»
2013-09-28 в 13:29

Наступит день и вещи будут названы своими именами.
Защитники Верховного Совета- законного высшего органа власти будут прямо названы героями, а ельцинские бандиты, совершившие госпереворот при поддержке зарубежных боевиков и спецслужб,- государственными преступниками.
И перед Белым домом будет установлен памятник в честь павших героических защитников Верховного Совета.
И этот день не за горами, Правда всё равно восторжествует.
Русь идёт, расползайтесь, гады.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме