Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Начало распада СФРЮ. Война в Словении

Олег  Валецкий, Русская народная линия

07.06.2013


Фрагмент книги «Война в Югославии. 1991-1995». Часть 3 …

Таким образом тыл у частей ЮНА в Словении оказался нестабильным и если бы сохранилось «статус кво» нападения на ЮНА в любом случае бы начались.Когда Словения в односторонем порядке провозгласила независимость 25 июня, на день раньше планируемого 26 июня, то у союзное правительство СФРЮ -СИВ (Савезно Извршно Вече - правительство СФРЮ) 25 июня дало приказ Союзному (федеральному) секретариату внутренних дел совместно с Союзным (федеральным) секретариатом обороны взять под контроль границы на территории Словении с началом исполнения приказа 27-го июня 1991 года. Для выполнения задачи по востановлению контроля над границей была создана сводная группа, численностью 1920 военнослужащих, главным образом из состава 13-го корпуса ЮНА,400 сотрудников союзного МВД СФРЮ и 270 работников союзной таможни,однако согласно книге «Начало конца» генерал-полковника Еврема Цокича, приказ штаба 5-ой Военной области предусматривал ее передвижение не в боевом, а в походном порядке, хотя военнослужащие имели достаточно боеприпасов, вопреки некоторым журналистам.

Было очевидно, что столь малые силы, идя колонной по автодороге, были обречены на потери, как при преодолении баррикад, так и в засадах, и в первый же день она имела с десяток погибших.

С выступлением сил ЮНА 13-го корпуса ЮНА, правительство Словении отдало приказ на вооруженный захват пограничных караулов и международного аэропорта Бырник под Любляной.

Впрочем, данный аэродром еще до начала боевых действий был дополнительно обеспечен подразделением 63-й парашютной бригады ЮНА во главе с будущим заместителем комбрига Гораном Остоичем (погиб в 1998 году на Косово и Метохии в засаде албанских сепаратистов) высаженным на двух вертолетах Ми-8.

Так как на аэродроме Бырник, где согласно статье Александра Радича «Партизанские самолеты» («Партизански летелице».Александар Радић,броj 20 од 15.08.2008 г.) находилось шесть винтомоторных самолетов J-20 «Крагуй» 462-ой эскадрильи, то они 20-го июня были захвачены высадившимися парашютистами в составе подразделения которых находились и пилоты. Последние перегнали 23его июня самолеты на военную авиабазу Желява под Бихачем а затем и в авиабазу Дубравы под Тузлой.

К тому же, получив данные о планах словенцев, по приказу командования ЮНА 27-го июня силы 1-ой танковой бригады вышли из казарм в поселке Вырхники под Любляной и направились к аэропорту Бырник и заняли позиции вокруг него.

Командование 5-ой военной области в начавших утром 27 июня переговорах с руководством Словении заявило, что целью ЮНА является только установление контроля над границей и над аэропортом Бырник. По приказу командования ЮНА в этот же день силы 306-го полка ПВО из Карловца вошли на территорию Словении.

К вечеру 27 июня словенцы сбили два вертолета ЮНА,а ее подразделения ТО и МВД заняли позиции вокруг почти всех казарм Мариборского и Люблянского корпусов ЮНА в Словении как и пограничных караулов и начали их обстрел.

Главным театром боевых действий стали города - Марибор и Любляна,а несколько подразделений ЮНА было блокировано на дорогах и на границе и так например бывший на марше 580-ый зенитный дивизион попал в засаду потеряв 12 человек убитыми и 15 раненных.

Выступившие на подержку силам ЮНА в Словении, подразделения механизированной бригады ЮНА из Вараждина (Хорватия) были атакованы у Орможа и не смогли прорваться через словенские баррикады. Вышедшие им на помощь две роты (танковая и механизированная) 4-ой танковой бригады (из Ястребовского в Словении), под Бретаном были остановлены не только огнем ПТРК, но и минными полями.

К полночи 27 июня многие пограничные караулы на границе с Италией были захвачены словенцами, и так в ходе боевых событий сдалось в плен несколько подразделений 65-го пограничного батальона ЮНА. А на австрийской границе в руках ЮНА осталось всего три караула. 28-го июня был захвачен пограничный караул Холмец причем было убито два словенца и три солдата ЮНА, а около 90 солдат ЮНА было взято в плен.

Серьезные бои 28-го июня начались в Песнице, где бронетехника ЮНА была остановлена за несколько километров до границы с Австрией. В этот же день в районе Нова Горица словенские силы специального назначения подбили три танка Т-55 и захватили еще три танка, а при этом нападении четверо солдат ЮНА было убито, а около сотни взято в плен.

Созданные механизированные патрули имели приказ «применять оружие лишь в крайнем случае» и этот «случай» нередко заканчивался прямыми потерями ЮНА. Механизированные группы (величиной в роту), вызывавшиеся на места нападений словенцев не имели достаточно, а то и вовсе не имели пехоты. Авиация ЮНА раз вообще отбомбилась по собственным войскам, и когда Славко Докич, командир попавшего в засаду батальона 4-ой танковой бригады, видя, что его батальон несет потери, попросил поддержки у комбрига, авиация ЮНА нанесла авиаудар по его же колоне. В результате батальон потерял тогда троих убитыми, тринадцать раненными, в том числе был тяжело ранен Докич, один танк М-84 и два БТР М-60 были уничтожены, а три М-84 и четыре М-60 были повреждены.

Поразительна была пассивность ВВС ЮНА,которые нанесли лишь 28 июня удары по штабу словенской ТО в поселке Кочевска река как по теле и радиовышкам. Впрочем, в той ситуации вряд ли было бы возможно требовать от ЮНА массированных артиллерийских и авиационных ударов по словенским городам без приказа политического руководства. Однако, подобная пассивность потворствовала словенцам.

Казармы и склады ЮНА в Буковье под Дрвоградом также были 28го июня захвачены словенцами, что обеспечило словенскую ТО большим залпом оружия и боеприпасов.

После начала боевых действий, офицеры ЮНА словенской национальности массово стали уходить из ЮНА, что сильно повредило и без того дезорганизованному командованию силами ЮНА в Словении, а их примеру последовали многие солдаты и офицеры хорватской национальности. В казармах ЮНА, лишенных телефонной связи и электричества, при халатном отношении к радиосвязи, большая часть вестей получалась из средств массовой информации. Командование 5-го ВО, правда, своевременно получало вести, с места, но не было организовано никакого содействия между наступавшей колонной и силами Люблянского и Мариборского корпусов, при том, что артиллерия использовалась явно недостаточно.

Согласно книге Милисава Секулича «Югославию никто не защитил а Верховная команда ее предала», дислоцированные в Словении силы ЮНА координации с наступающей колонной не имели. Силы специального назначения -»антитеррористическая» рота и «антитеррористический» взвод, а также две командированные из состава 63ей парашютной бригады парашютные роты, согласно Секуличу, использовались не в полную меру.

Была совершенна большая ошибка, заключавшаяся в том, что хотя было ясно, что неприятель находится в самой Словении, а не на ее границах, главной задачей было поставлено усиление пограничных караулов, которые конечно находились в тяжелом положении и нередко захватывались противником, однако могли самостоятельно продержаться и вполне было возможно перебросить им подкрепления.

Благодаря этому хотя за три дня боевых действий в Словении, согласно книге Еврема Цокича, несмотря на то что 130 военнослужащих ЮНА было убито и ранено к вечеру 28 июня из 137 объектов 133 было занято с боем у словенцев.

Последние продолжили, однако, боевые действия на границе и перешли к активным действиям против ЮНА по всей территории Словении и 29 июня словенцам сдалось подразделение ЮНА в Бырнике, было захвачено и несколько танков ЮНА в районе Стриховца. Еще одно подразделение спецназа ЮНА попало в засаду в районе Хырветини. В руки словенцев перешли пограничные караулы Выртойба и Шентиль. 30 июня словенцы захватили пограничный туннель Караванке, проходивший через Альпы в Австрию,а в районе Нова Горица было захвачено девять танков ЮНА.

Гарнизон ЮНА в Дрвограде (свыше 400 солдат и офицеров) полностью сдался словенцам. В руки словенцев попали так же гарнизоны в Толмине и в Бовеце. Были захвачены склады ЮНА в Печовнике, Буковжлаке и Залошкой Горице, в том числе свыше 70 грузовиков с оружием и боеприпасами.

Вместе с тем части ЮНА в боевых действиях были задействованы неравномерно и некоторые бригады выпустили по противнику всего пару десятков снарядов.

В самих войсках дислоцированных в Словении около 30% срочнослужащих солдат были албанцы, 20% хорваты, 8% словенцы, 10% мусульмане и неудивительно, что часто целые подразделения ЮНА сдавались в плен. В очередной раз подтвердилось, что срочнослужащие, набранные без всякого учета их способностей и убеждений, (что в данной системе и невозможно было их учесть) не способны к самостоятельным действиям в условиях подобной гражданской войны,ибо в таких войнах противостояние с «партизанами» требуют от солдат уже зрелой психики и каких-то основных идейных убеждений.

Одновременно в остальной части Югославии, в том числе в Сербии, была развернута пацифистская компания против ЮНА, в которой, немалую роль сыграло и движение «солдатских матерей», которые требовали возвращения срочнослужащих солдат в «свои» республики, где вскоре люди стали гибнуть не десятками, как в Словении, а тысячами.

В результате же вышеописанной организации, тактики и стратегии в ходе «десятидневной» войны в Словении, словенские силы захватили в плен около пяти тысяч военнослужащих ЮНА, а так же служащих союзных МВД и таможни.

Тем не менее случались и противоположные примеры как например когда согласно статье "Водник из Мокроногог" Зорана Марьяновича в журнале "Ревия 92", водник (сержант) Драгомир Груйович из Сербии вследствие измены офицеров-словенцев взял на себя командование обороной большого склада ГСМ в поселке Мокроного и пригрозив взорвать его, добился не только снятия осады словенских сил, но и открытия прохода танково-механизированной колонне, зажатой словенцами в Кршко.

 

История с колонной ЮНА, введенной в Словению, послужила лишь созданию пропагандистской картины агрессии ЮНА, и поэтому-то и тянулось время до провозглашения независимости Словении. Пассивность была всеобщей, но отнюдь не случайной, ибо именно повиновение воли партии, а тем самым и любой политической доктрине, без рассуждений и было возведено в принцип военной организации ЮНА. План здесь был беспроигрышен, ибо сверху подавлялась всякая независимая инициатива силою авторитета власти, в которой давно и прочно обосновались противники собственного государства. Не случайно, добровольцев, желавших воевать в рядах ЮНА в Словении, ждало холодное отношение командиров их частей, а тем более военных одсеков (военкоматов) Минобороны.

К тому же надо учитывать, что в Словении ЮНА обладала настолько большим техническим превосходством над противником,что могла двинуться на неприятеля, а там уже заговорила бы «фронтовая логика» и на размышления времени бы не было.

Однако в силу уже описанных причин армия, являвшаяся символом государственной мощи, оказалась в глазах общества пораженной в войне с многократно более слабым противником и ее подорванный авторитет послужил немаловажным фактором в новой «хорватской» компании ЮНА.

Сам генерал Велько Кадиевич, согласно его книге "Контрудар (Мой взгляд на развал Югославии)" был недоволен действиями командующего 5-ой военной областью генерала Конрада Колшека, как и командующих Люблянского и Мариборского корпусов, соответственно генералов Поповича и Демича, притом, что том генерал Чадж, так же как и Колнышек, словенец по национальности, нареканий у Кадиевича не вызывал, так как его Риекский корпус успешно вышел на южную часть итальяно-югославской границы.

 

К этому времени стало ясно, что план ЮНА по занятию границы сорван, Велько Кадиевич потребовал от федерального правительства одобрения о полномасштабной операции по установлению силами ЮНА контроля над всей территорией Словении, используя большое количество войск. В этом случае ТО Словении была бы очевидно разгромлена. Однако, правительство отказалось предоставлять для этого полномочия ЮНА и уже 29-го июня представители ЕС встретились с правительством Словении и с руководством СФРЮ, предложив план о перемирии.Стоит заметить, что и руководство Сербии отказалось поддержать действия ЮНА в Словении, о чем генералу сообщил уже 30 июня - сам Борисав Йович. Последний 30-го июня 1991-го года на 19-ом заседании совета по защите конституционного строя заявил, что ЮНА не следует воевать в Словении, а выйти из Словении на «новые границы» Югославии.

Слободан Милошевич также открыто выступил против союзного правительства и против ЮНА. Тем было положено начало конфликту между республиканским руководством Сербии и генеральным штабом ЮНА.

Генерал Благое Аджич тогда открыто обвинил правительство СФРЮ, в том, что они препятствуют ЮНА вести войну, хотя тогда казалось бы после того как представители как Словении, так и Хорватии от участия в деятельности СИВа (правительства) СФРЮ самоустранились, представители, как Сербии так и Черногории играли в ней уже руководящую роль и тем самым препятствий командованию ЮНА делать было некому.

Согласно книге Велько Кадиевича «Контрудар» государственные органы СФРЮ в ходе войны в Словении играли роль миротворцев, представляя дело так, словно Словения воюет только против ЮНА, а не против СФРЮ и при этом вся информация с заседаний союзного правительства СФРЮ в течение нескольких дней попадала в СМИ.

Как пишет Кадиевич союзное правительство и союзный президиум либо прямо поддерживали Словению в войне против ЮНА, либо саботировали действия ЮНА, либо, как это сделали представители Сербии и Черногории, отказались поддержать ЮНА.

Кадиевич и его генералитет избегали прямых боевых действий как раз потому, что хотели сохранить СФРЮ, но когда они увидели бесполезность всех усилий, то попытались взять процесс распада под контроль, чтобы хоть как-то смягчить его последствия.

 

Тем не менее Верховное командование ЮНА продолжило операцию и после того как 29-го июня в Загреб в штаб 5ой Военной области прибыла инспекция Генерального штаба ЮНА во главе с начальником Генштаба Благоем Аджичем, оттуда инспекторы отправились в штабы Мариборского и Люблянского корпусов.

Правда затем генерал Кадиевич по требованию СИВа возвратил инспекцию из штабов корпусов,причем согласно Цокичу деятельность штаба 5ой Военной области была парализована,в первую очередь деятельностью ее командующего генерала Конрада Колншека.

 

Все же под давлением приказов Верховной команды положение изменилось 30-го июня когда были начаты более масштабные удары авиацией ЮНА, а воинская группировка из состава 32-го Вараждинского корпуса под командованием полковника Берислава Попова смогла пробится на направлении Ормож-Лютомор-Горня Радгона

Хотя под контрударами словенцев колонна 306-го легко-артиллерийского полка ПВО отступила 1 июля от Медведека в район леса Краковски у границы с Хорватией, в районе города Кыршко и полк был окружен словенцами, сдаваться его командование отказалось.

Когда 1го июля генерал Колнышек был снят и заменен генералом Аврамовиче, в ночь со второго на третье июля были введены новые силы и продолжились авиаудары.

2го июля силы 4-го корпуса ЮНА попытались из района Ястребарско в Хорватии войти на территорию Словении, но были остановлены словенцами в районе Бреганы.

Новая колонна ЮНА вышедшая 3го июля из Белграда в конечном итоге до Словении так и не дошла, по официальному объяснению «из-за поломок» и лишь часть этих войск вошло на территорию Хорватии в районе Восточной Славонии. Так выступившая в ее составе 36ая моторизованная бригада, согласно Милисаву Секуличу, двигалась медленно и в итоге остановилась в Славонии где эта бригада была восторженно встречена сербами, но у многих хорватов ее солдаты вызвали раздражение, что подтолкнуло к ряду межнациональных столкновений.

Уже тогда обнаружились недостатки комплектования армии, ибо резервисты, призванные в 1-ый и 2-ой батальоны 6-ой партизанской (обозначения резервных частей) бригады дислоцированной в районе Сараево, согласно Милисаву Секуличу, массово дезертировали и в Словению отправлятся не хотели, а в Сербии резервисты 169-ой моторизованной бригады отказались следовать в Словению.

К тому времени в самой Хорватии, в первую очередь в хорватской Славонии полным ходом шла мобилизация в силы ЗНГ, а вокруг военного аэродрома «Плесо» (Загреб) силы ЗНГ устанавливали минные поля. Тогда по всей Хорватии начались вооруженные столкновения между хорватами и сербами и одновременно начались нападения сил ЗНГ и МВД Хорватии на ЮНА, в которых только в июле 1991-го года в Хорватии погибло 58 человек а было раненно 136.

К тому времени большая часть территории Словении оказалось под контролем словенских вооруженных сил - МВД и ТО, воспользовавшихся «агрессией» ЮНА, дабы военным путем установить полную власть республиканского руководства в Словении, нейтрализовав федеральные (союзные) органы, и что было их несомненной победой.

Вместе с тем силы ЮНА выполнили поставленную боевую задач, выйдя на границу, а одновременно действия ВВС и рост потерь в рядах словенских войск вынудили правительство Словении 2-го июля вечером в 21 час объявить об одностороннем прекращении огня. На следующий день 3-го июля Милан Кучан обратился с просьбой в СИВ прекратить огонь и в половине второго 3-го июля огонь со стороны ЮНА был прекращен под политическим давлением как правительства СФРЮ, так и ЕС (Европейского сообщества) .

Руководство ЕС затем 5-го июля 1991-го года объявило декларацию, в которой практически потребовало от правительства Югославии «установить полный контроль» над ЮНА, хотя такой контроль скорее надо было устанавливать над политическим аппаратом СФРЮ и в данных условиях это означало лишь паралич в системе командования ЮНА.

Воспользовавшись подобным исходом после установления перемирия, 7-го июля 1991 года в бывшей резиденции Иосипа Броз Тито на острове Большой Бриони члены Президиума СФРЮ и представители ЕС Ханс ван дер Брук (Голландия), Джани де Микелис (Италия) и Жак Пос (Франция) приняли совместную декларации о необходимости не позднее 1-го августа начать переговоры о судьбе СФРЮ.

Между тем, по мнению генерала Кадиевича и президент СФРЮ Степан Месич, и премьер-министр СФРЮ Антэ Маркович управлялись из одного центра во Франкфурте-на-Майне.

В конце концов и само назначение на должность президента СФРЮ Стипе Месича произошло по открытой рекомендации представителей ЕС Ханса ван дер Брука (Голландия), Джани де Микелиса (Италия) и Жака Поса (Франция).

Закономерно что 18-го июля было принято решение Союзного Исполнительного Вече вывести 14-ый Люблянский и 31-ый Мариборский корпуса с территории Словении в течении трех месяцев, хотя на практике вывод закончился в конце октября.

При этом, согласно Милисаву Секуличу, большая часть оружия и техники была оставлена ЮНА в Словении и так от танковой бригады, стоявшей в Вырхники, вышел лишь один батальон, а техника двух танковых батальонов и одного артдивизиона САУ «Гвоздик - 2С1» (122 мм) остались словенцам. Согласно Секуличу была оставленна словенцам и техника и вооружение учебного инженерного полк, части подразделений 350-го полка ПВО, пограничного батальон и некоторых других подразделений, так что словенцы только бронемашин получили свыше 100 единиц (танки Т-55, М-84, БМП М-80, БТР М-60), хотя в ходе собственно боевых действий ЮНА официально признала потерю 31 танка, 22 БМП, 6 вертолетов, 87 артиллерийских орудий и 124 средств ПВО.

 

В результате часть данных запасов вооружения и боевой техники благодаря коммерческой деятельности Министерства обороны Словении во главе с Янезом Яншей оказались вскоре в Хорватии, а затем и в Боснии и Герцеговине, послужив в войне против ЮНА и тамошних сербов.

Политический хаос, в который ввергли Югославию, был далек и от демократии, и от прав человека. И нельзя во всем обвинять лишь югославов. Подобная политика принесла бы похожие плоды в любой стране мира.

 

Список используемой литературы:

1.                 «Jugoslaviju niko nije branio, a vrhovna komanda nju izdala».General-major Milisav Sekulić.Beograd.1997 g

2.                 "Почетак краjа".Генерал-пуковник Jеврем Цокић.»Српска књига».Рума.2008 г.

3.                 "Контрудар (Мой взгляд на развал Югославии)". Кадиевич Велько. «Московский издательский дом». Москва, 2007г.

4.                 «Specijalne snage» - Stojan Jović, «Montenegro Harvest», Beograd 1994

5.                 «Vodnik iz Mokronoga» - Zoran Marjanović, «Revija 92», 20.08.1999.

6.                 «Партизански летелице».Александар Радић,броj 20 од 15.08.2008 г.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме