Евросоюз онемел, Москва - задумалась, а сербы - вновь поверили в себя

Заявления президента Сербии Николича

19.10.2012 1278

Похоже что встреча на Ист-Ривер в Нью-Йорке президента Томислава Николича с главой дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, продемонстрировала тот факт, что Сербия подошла к концу своего безальтернативного пути к Европейскому Союзу. Неудивительно, что сдирижированные сербские СМИ сделали все, чтобы сербская общественность и не заметила перед каким распутьем мы находимся. И умалчивание это продлится до тех пор, пока шокированные чиновники ЕС не решат: «Что нужно сейчас делать с Сербией?»

Мне их не жаль. У них хватает головной боли с независимым Косово Хашима Тачи, которое ещё и не став государством, уже было обречено.

«Интеграции Косово в ЕС не имеет альтернативы. Это единственный вариант», сказал Тачи президенту Европейского совета Герману Ван Ромпею на приеме в кулуарах ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Об этой (безальтернативной) интеграции он раньше говорил с комиссаром ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон. В то время, после встречи с ней же президент Сербии Томислав Николич объявил о рождении другой Сербии, какой-то новой в корне отличающейся от той Сербии, которую знали во время президентства Бориса Тадича. От той «Сербии», к которой комиссар и ее коллеги и другие официальные лица ЕС уже привыкли за последние четыре года, той, которая не умела и не могла отвергать даже самые непристойные притязания.

Нью-Йоркский четверг 27 сентября по праву может оказаться одной из самых важных дат в будущем Сербии. Гораздо более важной, чем многие другие даты, которыми нам махали перед глазами, такими, как, например, печально известная дата начала переговоров о вступлении в ЕС. О значении «Нью-Йоркского четверга» Томислава Николича красноречиво говорят не только слова, сказанные  сербским президентом после встречи с комиссаром ЕС, но и тишина с которой эти самые слова встретили обычно весьма шумные чиновники ЕС, а также местные средства массовой информации, заботливо оповещающие о каждом нужном чихе.

Надо подчеркнуть, что появление Николича после его встречи с Эштон имеет ещё одно измерение, связанное с предполагаемым участием в переговорах Белграда с  Приштиной, которые не просто должны быть подняты на более высокий политический уровень, но должны незамедлительно привести к конкретному результату. Т.е. к неким  крупным шагам в направлении нормализации отношений между Сербией и «Косово».

Одним из таких шагов может стать ликвидация сербских учреждений в Косово, посредством входа псевдогосударства Тачи в Организацию Объединенных Наций именно по благословению Сербии (поскольку иначе просто невозможно). Конечным шагом должна стать формализация отношения между двумя государствами. Словом, это должно выглядеть как триумф дипломатии ЕС. Триумф, показывающий, что ЕС не так уж и прогнил, как это кажется, когда знакомишься с  банковскими счетами и улицами Афин и Мадрида...

Хотя, с другой стороны, очередной провал посреднических услуг Эштон стал бы ещё одним позором Брюссельского союза, который не в состоянии расширить свои желания, даже над слабым, разваливающимся балканским государством. Я подозреваю, что из-за (предполагаемой) неудачи, неофициально отклонено включение и Государственного секретаря США Хилари Клинтон в диалог вместе с Кэтрин Эштон. Европейский позор останется только европейским.

Так чем же Томислав Николич в Нью-Йорке смутил Эштон?

«Сербия не может делать шаги, которые привели бы к признанию независимости Косово», сказал президент Сербии в Брюсселе после встречи с комиссаром.

И еще: «Отмена местных властей и судов в северной части Косово приведет к этому».

И еще: «Мы подошли к той черте, переступив которую, мы признаем независимость <Косово>».

Вряд ли он мог высказаться яснее. А ведь за четыре года правления Тадича мы уже успели утратить надежду на то, что можно отказать хоть какой-то просьбе Брюсселя? И тогда президент Сербии произнес другое далеко идущие замечание. Он заявил комиссарше, что Сербия может сказать Европейском Союзу «Нет!», поскольку от него больше не зависит. «Познакомил» её с тем что, по сути, «Сербия имеет хорошие отношения и с другими странами», и что она «была вынуждена обратиться к Российской Федерации для получения кредита для бюджета, ибо ни одна другая страна не была готова это сделать». Уф.

В последних двух общественных выступлениях президент Сербии только сделал дальнейшую разработку того, что сказал в Нью-Йорке.

«Сербия в дальнейшем процессе европейских интеграций будет придерживаться своих условий», - заявил Николич в субботу в конргесс-центре «Сава» на скупщине Сербской Прогресивной Партии. «Потому что у нас нет необходимости подгонять все к датам на бумагах. Десять лет такого бега привело Сербию к нищете. Теперь мы будем думать немного о себе. Со всех сторон у нас есть друзья, вот пусть они меж собою соперничают: кому помочь Сербии. Мы принадлежим к большой семье народов мира, и мы хотим принадлежать и к европейской семье. Они знают нас хорошо, и знают, чтó мы можем выполнить, и чтó не можем. Без Косова и Метохии мы будем чувствовать себя как смертельно больной человек, ожидающий кончины в великолепных палатах.

У нас есть чувство собственного достоинства. Несмотря на то, что мы сейчас терпим тяготы и лишения, нет таких невзгод, которые могли бы растоптать нас. Пока в стране будет существовать CНC (Сербская Прогрессивная Партия - прим. Ред.) и другие политические партии, то, что наше мы не отдадим!»

На следующий день, в городке Книч, на праздновании столетия церкви Святого Пророка Илии, Николич продолжил:

«Прадеды наши заложили фундамент этой церкви, а сейчас кто-то покушается выбить краеугольный камень из основания нашего государства. Все, что построим на земле, останется нашим потомкам. Этим я и руководствуюсь. Жизнь коротка, пусть после нас останется то, о чем нам не стыдно будет перед нашими детьми. Я стал президентом по вашей воле, и собираюсь действовать так, а если вам это не подойдёт, выбирайте кого-то другого». Уф, уф.

От таких вспышек проявления сербской державности (которых не наблюдалось с того времени когда Воислав Коштуница отверг план Ахтисаари), Евросоюз, похоже, онемел. Похоже, Евросоюз шокирован от столь жесткой формы отказа Сербии добровольно саморазложиться, как будто всё ещё не поверили своим ушам и ждут, когда же Николич одумается?

«Мы должны подождать и посмотреть: о каких условиях сербского правительства идет речь?» Так кратенько прокомментировал Хайнц Вильгельм, новый посол Германии в Сербии, попытку Белграда взять инициативу в болезненном вопросе выстраивания отношений с Брюсселем ...

За такой позицией европейских чиновников - глядь - пошли и сербские СМИ, которые являются откровенными ревнителями идеи и практики евроинтеграции. Пытаются теперь установить новые фугасы, пытаются таким образом добиться дестабилизации. Провоцируют людей и злополучным «гей-парадом», и кощунственной выставкой - и именно в то самое время, когда, по словам Сесилии Мальмстрем, комиссарши ЕС по внутренним делам: «все глаза уткнулись в Сербию из-за Pride».

 Кроме того, сербские СМИ вдруг «вспомнили» о том, что курс динара по отношению к евро упал в полтора раза (с 80 динар / 1 евро до 120...), вспомнили и о подорожании топлива, о нехватке молока - чего не было ни во время войн, ни во время санкций. Как по команде, все СМИ заголосили об экономических невзгодах, обо всем том, что умалчивалось во время правления прежней власти.

Молчание Евросоюза и сербских евро-рабских СМИ (игра слов: еуРОПСКИХ - прим. РНЛ) является еще более впечатляющим, в свете (объявленного) сербского разворота. Ибо на глазах рушится план создания «независимого Косова», который медленно, но уверенно продвигал по всем трем направлениям как Вашингтон, так и Брюссель.

Во-первых, без согласия Сербии и России в соответствии с известной  «моделью двух Германий», «Косово» не сможет попасть в Организацию Объединенных Наций. Президент России Владимир Путин подтвердил Томиславу Николичу то, что Россия будет поддерживать политику Сербии.  

Во-вторых, нет необходимости в формализации отношений между Сербией и «Косово». Президент Николич высказался недвусмысленно, что об этом нечего и думать.

И, в-третьих, что особо допекло Евросоюз, непокорность и отказ сотрудничества Сербии по вопросу строительства независимого государства Косово придали новые силы «непослушным» странам - Словакии, Кипру, Греции, Румынии и Испании - отказывающимся признавать независимость Косово. Без согласия этих стран позиция ЕС по Косову не выглядит «единой». Кстати, посол Греции Демосфен Стоидис подтвердил, что на его страну оказывалось давление, использование ситуации, сложившейся в результате экономического кризиса в качестве инструмента продавливания согласия Греции признать независимость Косово ...

Николич поставил Эштон перед тем фактом, что «Сербия, в отличие от Греции, независима в экономическом плане от ЕС, поскольку именно Россия, а не Евросоюз осуществляет экономическую помощь Сербии». Таким образом, это будет способствовать и укреплению политической независимости.

Нечто подобное проговорил Александр Koнанихин, атташе по вопросам культуры посольства РФ в Белграде. Выступая в Зреняне, атташе говорил не о культуре, а о неожиданном усилении интереса российских инвесторов к Сербии:

«Мы заинтересованы в сотрудничестве, которое в первую очередь необходимо Сербии. Наше сотрудничество будет подтверждением того, что существует альтернатива Европе. Существует».

***

Итак, в данный момент, как Брюссель с Вашингтоном, так и Москва ждут: что же стоит за поворотными заявлениями президента Николича. Подождём и мы.

После всего того, что он свершил в течение этих трех-четырех дней, он может свернуть со своего пути только в том случае, если готов пасть намного глубже, нежели пал его предшественник. Речь идёт о согласии Тадича изменить просербскую резолюцию в Организации Объединенных Наций, в сентябре 2010 г. (Хотя, как нам показал «WikiLeaks», сотрудничество Тадича по строительству независимого государства Косово началось раньше на несколько лет).

Падение Николича тогда будет даже глубже, нежели падение Тадича.

Ведь что с Тадича взять? С ним всё было ясно с самого начала.

Николич - совсем иное дело. От него люди ждут многого.

 

Перевод с сокращениями - Ранко Гойкович

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Обнадёживающие заявления Сербии

Слава Богу, Сербия жива и борется! Спасибо Ранко Гойковичу за предоставленный материал, особенно с учетом трудностей перевода с родного языка на иностранный.

Юрий Серб / 20.10.2012