Мы их простили?

Клич к революции брошен и наша задача правая - быть контрреволюционерами

Как перенесла Россия революцию 1917 г. против православной монархии и православной Церкви? Крайне тяжело. Но мы их простили. В храмах и на улицах сегодня встречаются и разговаривают и «дети тех, кто наступал на белые отряды» и те, кто защищал тогда Русь Святую от нашествия революционеров. Мы вместе трудимся, может быть без дружбы и симпатий друг к другу, но вместе. Почему мы простили (как-то само собой) тех отцов-революционеров? Потому что Евангелие говорит о прощении воюющих на Христа. Церковь - тело Христово и богоборцы тогда ополчились именно на это телесное присутствие Бога на Русской земле. Православная монархия также была своего рода телом, но телом народным, плотью, сотканной русским православным народом, укрывшим и вместившим сюда сотни других народов России. Большевики (а прежде революционные либералы) топтали и то и другое тело, наслаждаясь своей мнимой победой. Но победа была действительно мнимой. Протестанты-торгаши сделали из тела Христова  предмет торга, превратив церковь в локомотив своей экономики. Большевики  с тем же упорством, но с другими намерениями взялись потрошить святое тело, чтобы «здесь и сейчас» собрать невиданное материальное богатство, невиданную мощь. Но Христос воскрес, и в России также произошло воскресение Христовой Церкви из пепла и вновь она цветет и благоухает своими храмами и монастырями.

Сейчас вот-вот грядет в России новая революция, организуемая богоборцами. Но теперь они собирают под свои сатанинские знамена уже других людей, готовых осквернять уже не только тело Христово и тело Земли Русской, но и восставать на Духа Святого. Вот в чем сегодня видится нам объяснение появления таких страшных явлений как «пуси» и украинские феминистки. А Евангелие говорит нам о таких богоборцах, что восстающие на Духа Святаго не прощаются Богом ни в этом веке, ни в будущем. Надо сказать, что сатанинской мощи у новоявленных богоборцев не просто прибавилось по сравнению с их предшественниками, но эта мощь обладает цепенящей силой поражать безнравственностью, как инфекционной болезнью сразу огромные группы людей. Мы видим, как волна антихристианского остервенения прокатилась по Сибири, брошенной на произвол судьбы, и дыхание ненависти прямо-таки захлестнуло массу людей и подтолкнуло на самые жестокие поступки. «Умница-интеллектуал» жестоко расправляется «по образу и подобию пуси» со своими жертвами в Казани, женщины выталкивают своих родных детей с балконов домов, другие топят их в воде, третьи бросаются с высоты вниз с иконой в руках. Всё самое святое, родное, генетически неприкосновенное становится предметом ненависти и кровавой расправы. Разве это не эпидемия? Что с того, что мы не знаем (или не хотим знать?) пока ей названия, но она расходится по стране как жуткая болезнь.

С каким оцепенением в голосе возвещается дикторами по телевизору информация о неожиданных и страшных инфекционных эпидемиях: человечеству угрожает то птичий грипп, то свиная чума, то сибирская язва! Но об этой эпидемии, которая уже захватила огромное число молодых людей, никто ничего не говорит, как об эпидемии. «Хулиганство, кощунство» и не более того. Болезни словно и нет. Есть опять общие слова «о поколении 1990-х», о «потерянном поколении», а что и, как и чем нам это грозит в масштабах страны, - полная тишина. До XX в. века (если не считать библейские времена) человечество вообще не соприкасалось с таким страшным явлением как нравственная эпидемия.  Безнравственность существовала всегда в виде проституции, воровства, убийств, грабежей и т.д., но всегда это были локальные сферы, в каких-то маргинальных группах, в отдельных типах. Сейчас же болезнь косит всех без разбора: богатых и бедных, людей самых разных национальностей, образованных и малообразованных, талантливых и бесталанных. Инфекция распространяется, появляются все новые и новые жертвы, а диагноз у всех  один - смерть бессмертной души.

Люди эти, в их телесном облике живы еще, они едят и пьют, даже рожают детей, но они уже не могут жить нормальной человеческой жизнью, по образу и подобию Божьему. Их некрофильская болезнь тянет постоянно прокричать остальных, кто еще жив душой, что они, вкусившие смерть души - мертвы, они  - нелюди, живые трупы. Они как тараканы, охваченные страстью к размножению, лезут на церковный амвон православного храма, туда, где начальствует Источник Жизни Богочеловек Христос, где в таинствах, здесь совершающихся, дышит Дух Святой и там перед Лицом Святой Троицы с демонической ненавистью кричат: «Мы мертвы, признайте лишь одно, мы мертвы!»

Эротика на телеэкранах и на рекламных щитах, порнография в любом «интим-магазинчике» и киоске по продаже видеокассет, как и навязанный нашим девушкам и молодым женщинам «сексуальный стиль» в одежде и поведении и многое другое из того, что сегодня легко заставляет перешагивать через нравственный барьер уже не только девушек и молодых женщин, но и девочек-подростков. Разве не эта «естественная среда» нехристианской терпимости к телесному бесстыдству породила украинских феминисток и московских пусек? Живо помнится середина 1990-х, когда в метро только начали прилюдно целоваться на эскалаторах, а потом и в метропоездах. Одна, две пары и потом обвал, явление стало массовым и привычным. Кто помогал эти людям раскрепоститься? В метро огромное число людей и молодых и среднего возраста и даже пожилых читало желтую прессу и прежде всего «Анти-Спид», «Жизнь» и т.п. «Народные газеты» «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец» также не щадили читателя и вовсю печатали правду-матку». В телевизионное пространство просто ломились желающие раскрепостить совесть и потешить убитую душу вседозволенностью. Одни показывали, другие смотрели! Но разве не грех против Духа Святого потрошить народную душу, которая, как известно у любого народа, не только у русского, проста и беззащитна как ребенок. И вот этого ребенка насиловали и травили всем телевизионным миром, а потом шли в Кремль получать награды от Президента, гаранта конституции, за заслуги перед Отечеством, Первой, Второй, Третьей  и Четвертой степени. Вот такова летопись этих драматических событий. Что стоит теперь Дмитрию Анатольевичу Медведеву простить пусек и попросить для них условного срока, ведь формальность соблюдена, народ зрелище суда увидел и удовлетворился.

Но стоит сказать еще вот о чем. И распространители эпидемии, и ее разносчики не сразу  нашли священное пространство, годное для осквернения, место, где их по-настоящему услышат, услышит, прежде всего Бог. Поначалу Церковь не находилась в прицеле их внимания, когда они двигались наощупь, выбирая себе дорогу и место для публичной акции. Стоит заметить, что данное состояние вообще характерно для этой категории лиц. Они словно делаются слепыми, когда превращают душу в подобие мертвого хлама. Они не видят истории родной страны, как и истории других стран, не видят человечества, как единого сообщества,  они находятся в той тьме, которая их окружит, когда они умрут телесно. И эта тьма уже здесь на земле слепит им глаза, они и видят окружающий мир и не видят его. Слепота только сильнее подогревает их страшную ненависть ко всему истинно живому. Пуси в России, феминистки на Украине наощупь (не без помощи поводырей) совсем недавно добрались до источника жизни и теперь от этого места они никуда не уйдут, сколь бы раз их не выпускали из тюрьмы раньше срока. Опыт  с большевиками-террористами, которых ссылали в Сибирь, показывает, что все они, не обремененные раскаянием возвращались на круги своя и продолжали плодить новых террористов-революционеров и совершать свои гнусные дела. Сегодня пуси ставят вопрос более кардинально и радикально, нежели революционеры-большевики. Те говорили: «Он (царь) или мы, она (Святая Русь) и мы». Сегодняшние революционерки-сатанистки провозглашают: «Он (Бог) или мы, она (Россия) или мы». Вот как стоит сегодня вопрос. Поэтому, думается, что архимандрит Тихон (Шевкунов) поторопился заявить сразу после оглашения приговора пусям: «Мы их давно простили». Простили, чтобы они и дальше плодились и размножались, вели войну с Духом Божьим и уничтожали Россию?! Вопрос ведь не стоит «о милости к падшим», речь идет о прощении тех, кто продолжает дышать духом злобы на все святое, и продолжает   заражать этой дьявольской ненавистью духовно слабые души. Они не «падшие», которых мучит совесть, они - бесы, состояние которых необратимо, души которых мертвы и их нынешняя свобода от всех обычных человеческих обязательств перед Творцом,  это страшная сила, которая может действительно смести нашу страну с географической карты. Их сила инфернального свойства и они почувствовали это и от этого уже не откажутся. Высший Церковный совет после оглашения приговора также вынес вердикт о печаловании перед властями о скорейшем освобождении преступниц. Но простил ли кощунниц народ церковный, об этом его не спросили, а по-православному надо было бы спросить.

Между тем, как эпидемия растет и ширится именно потому, что живые мертвецы, вампиры, нащупали место для своего последнего беснования. Толстовством ее не прекратить, нет у толстовства, верующего в то, что Христос был «очень хорошим человеком», но не Богом, силы Божьей, чтобы погасить это адское пламя. Приведу один красноречивый пример из недавних событий, случившихся в нашей академической среде. На предзащите кандидатской диссертации, посвященной трансформации русской похоронной обрядности в XX в. вдруг я услышал странное выражение из уст диссертанта. Она повторила его несколько раз в ходе своей речи и было понятно, что оно не проходное, не случайное. Она говорила «канализация скорби» (от слова канал), чтобы обозначить пути-дороги трансформации похоронной культуры у русских. В ответ на мои возражения, что мне оскорбительно слышать эти слова, диссертант с глумливо-серьезным видом пояснила, что ничего плохого она не имела ввиду. Ее поддержали все наши либеральные особы, не гнушающиеся в свободное время посещением консерватории и концертного зала им. П.И. Чайковского. Они защищали право на свободу авторского самовыражения. Появление этой жуткой образности в академической среде, как и ее защита, я связываю с прямым проникновением бацилл эпидемии и сюда.

Вопрос сегодня стоит так: нравственная эпидемия, которая несравнимо хуже и страшнее любой сибирской язвы, косит сегодня людей и эти люди, как зомби, как живые мертвецы, с выжженной дотла душой остервенело, не боясь ни смерти, ни людей, ни закона, ни Бога, бросаются на всё, что продуцирует сегодня жизнь и топчут, оскверняют это место, словно мстя за свою преждевременную и вечную смерть.

И опять перед нами встает вопрос, а что же делать со всем этим? Как нам жить на одной планете, если эпидемия не принимается во внимание, если ее не хотят замечать?

Во-первых, сейчас, конечно не время толстовского всепрощения, а скорее ревности по Боге свт. Николая, заушившего нечестивого Ария на I Вселенском соборе. В чем должна проявляться наша ревность по Боге? В том, чтобы зло было названо злом по духу, а не по букве, по формальности, чтобы злу была физически перекрыта дорога к распространению. Т.е. речь идет не только о соборной молитве в самых разных формах. Господь Иисус Христос явил такую форму ревности, когда изгнал бичом торгующих из храма. В нынешнее время, сам церковный народ должен встать на защиту своих храмов от новых нападок (а они будут только нарастать). Храмы должны каждодневно охраняться силами  прихожан. Реально эту миссию могут взять на себя приходские братства, которые необходимо повсеместно сегодня создавать в каждом приходе, как это было в свое время на западных границах Руси.

Во-вторых, нашего духовного и физического участия требует и вся  Россия, как Русь Святая, освященная молитвами и святыми делами наших предков. Сегодня на Кубани появились казачьи патрули в помощь полиции. Самого серьезного общественного участия  в охране нравов настоятельно требует не только столица, но и все российские города и веси. Единственное средство защиты от людей, уже превратившихся в пусек, это наше личное духовно-физическое отстаивание православных святынь. До того как их  в каждом отдельном случае окоротит закон (а это может происходить не так скоро) нам надо держаться и не давать им плясать на амвонах и покрывать надписями церковные ограды, не надо равнодушно проходить мимо их рекламы.

В-третьих, мы должны поставить перед государственной властью вопрос о распространяющейся нравственной эпидемии, как серьезнейшей опасности для страны и общества. Пусями не рождаются, ими становятся, поэтому надо остановить процесс превращения наших детей в пусек, которым ничего не остается кроме как кричать во всеуслышание: «Я - мертвый» и громить то, что продолжает «мучить» его совесть и взывать к покаянию. Клич к революции брошен и наша задача правая - быть контрреволюционерами.

Кириченко Олег Викторович, главный редактор «Научного православного журнала Традиции и современность», доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

3. Выбор за нами

Сердце и разум солидарны с оценками автора статьи. Наше общество больно не только нравственно,а и физически. В обществе нет эффективных институтов для решения общественных проблем. Аномия(пренебрежение к бедным) и слепота пастырей в духовной и материальных сферах. Почему попускается мерзость и слепота, чтобы народ просыпался и делал выбор в пользу жизни, а не смерти. P.S. К вопросу , а что же делать, добавлю с точки зрения практика из социальной сферы - нам следует разрабатывать контр соборные социальные технологии, наполняя их православными смыслами.

Корсаков Вячеслав / 18.09.2012

2. Страшно, о страшно!

"— А чертей у тех видел? — спросил отец Ферапонт. — У кого же у тех? — робко осведомился монашек. — Я к игумену прошлого года во святую пятидесятницу восходил, а с тех пор и не был. Видел, у которого на персях сидит, под рясу прячется, токмо рожки выглядывают; у которого из кармана высматривает, глаза быстрые, меня-то боится; у которого во чреве поселился, в самом нечистом брюхе его, а у некоего так на шее висит, уцепился, так и носит, а его не видит. — Вы... видите? — осведомился монашек. — Говорю — вижу, наскрозь вижу. Как стал от игумена выходить, смотрю — один за дверь от меня прячется, да матерой такой, аршина в полтора али больше росту, хвостище же толстый, бурый, длинный, да концом хвоста в щель дверную и попади, а я не будь глуп, дверь-то вдруг и прихлопнул, да хвост-то ему и защемил. Как завизжит, начал биться, а я его крестным знамением, да трижды — и закрестил. Тут и подох, как паук давленый. Теперь надоть быть погнил в углу-то, смердит, а они-то не видят, не чухают. Год не хожу. Тебе лишь, как иностранцу, открываю. — Страшные словеса ваши! " Ф.М.Достоевский "Братья Карамазовы"

Кирилл Мелихов / 17.09.2012

1. Re: Мы их простили?

Давно хотелось сказать. К данному тексту эта мысль очень походит. Акция "Бабьего бунта" в Храме Христа Спасителя - не та точка, о которой стоит столь много говорить. Она - следствие. Главное случилось раньше. Самое страшное, что, скорее всего, главное прошло незамеченным. Потому что на него нельзя однозначно указать пальцем. Можно указать пальцем, например, на акцию в Дарвинском музее... Но и она - уже следствие. После Дарвинского музея акция в ХХС была уже по-своему неизбежна... Общество не среагировало на надругательство над традицией... Да, кто-то был возмущён... Но это возмущение оказалось культурной периферией... Акция в Дарвинском музее показала, что народ не стоит за свою культуру, за свою традицию... Что прививка толерантности уже вошла в культурную кровь... Мы возмущаемся тем, что произошло в храме, но проходим мимо развращающих и соблазняющих рекламных плакатов... Церковь не поднимала народ на борьбу, когда шёл взлом традиционной культуры. Активизация произошла только после провокации в храме. А это - проигрышная позиция. Мы теперь выглядим несколько по-сектантски... Мы среагировали тогда, когда коснулись того, что внутри церковной ограды... И этим только подчеркнули отстранённость от того, что происходит вне её. Данный эффект, конечно же, был просчитан талантливыми режиссёрами. Они поставили сначала бесчинство в музее, потом, обработав результаты, просчитали акцию, которая должна поразить нашу Церковь. Это надо чётко понимать: "Бабий бунт" в ХХС - это не случай, не просто камень, брошенный в окна Церкви, это - выверенный, просчитанный ход, выстроенный имеенно с учётом наших слабостей, с учётом нашей последующей реакции, с учётом наших грехов. И результат этой акции - не то, что происходит сегодня, а то, что произойдёт завтра. В конце концов, важно будет то, как будут описывать данную акцию учебники лет через 10-15... Мы проиграли уже тем, что пляски в балаклавах, неизбежно попадут в эти учебники... Но цивилизационный проигрыш может значительно больше. Единственный способ избежать этого - это радикализация церковной позиции. Мы должны стать нетерпимыми к греху, доминирующему в социальном пространстве. Нетерпимыми не только в проповеди, но на деле. Церковь должна выйти из мира. И если мы начнём это движение, то сохраним Церковь. А то и сам мир. Который, почувствовав альтернативу, начнёт меняться.

Андрей Карпов / 17.09.2012
Олег Кириченко:
Многолетняя научная и просветительская деятельность Олега Платонова несовместима с надуманными обвинениями
Доктор исторических наук, главный научный редактор журнала «Традиции и современность» Олег Кириченко поддержал обращение МОО «Русское Собрание» к Владимиру Путину в защиту Института русской цивилизации
22.02.2018
Зоны риска для Президента России
Олег Кириченко видит опасности в сближении с постмодернизмом и нерешенности русского вопроса
21.12.2017
За Виктора Петровича Астафьева!
Отклик на очерк Анатолия Байбородина о русском писателе
10.12.2017
Все статьи автора
"Кощунство в Храме Христа Спасителя: преступление и наказание"
«Это большой прорыв»
Верховный Суд поставил богохульников на место
09.07.2019
Реакция государства должна быть жесткой
Однако и православному сообществу не следует бездействовать в связи с выходом кощунственного клипа Шнурова
07.06.2019
«Важно проводить мониторинг нарушений прав христиан»
В Страсбурге в Совете Европы прошел семинар, посвященный практике судебных решений ЕСПЧ в сфере религиозной свободы
14.12.2018
Все статьи темы