Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

От прозелитизма к современным политтехнологиям

Зоран  Милошевич, Русская народная линия

«Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» / 31.10.2011


Доклад на конференции «Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» …

В массовом сознании, в том числе и в академической среде, присутствует убежденность в том, что национальная идентичность - категория постоянная, и что весьма сложно создать новые искусственные национальные идентичности.

Из истории религии мы помним, что это - стереотип, т.е. заблуждение. Первое изменение национальной идентичности связано с религией (особенно монотеистической!), ибо если некто принимает другую религию, как правило, он же становился частью той нации, которая является носителем новой веры. Это изменение связано с понятием «прозелитизм», который появляется уже в Ветхом Завете и под ним подразумевались новообращенные язычники, которые имели определенные обязанности, но и свои права, так же, как и особый статус. Понятие распространялось исключительно на обращенных язычников, которые восприняли еврейство как свою религиозную, а позднее - национальную идентичность.[1] Прозелит, т.о. - это язычник, который присоединился к еврейскому религиозному, а зачастую и национальному сообществу.[2]

Так евреи, сознательно или нет, подталкивали людей, живших в их среде, религиозно и национально отчуждаться от своей веры и рода. Иностранцев принимали лишь после принятия веры и обрезания.[3] Но Ветхий Завет не предполагает, что в случае принятия другим народом еврейской веры, народ этот будет ассимилирован. «И иноплеменником, приложившимся Господеви работати Ему и любити имя Господне, еже быти Ему в рабы и рабыни, и вся снабдевшия субботы Моя не оскверняти и держащия Завет Мой, введу Я в гору святую Мою и возвеселю Я в дому молитвы Моея: всесожжения их и жертвы их будут приятны на требнице Моем; дом бо Мой дом молитвы наречется всем языком.» (прор. Исайи, гл. 56. стих 6-7). Последние слова «дом бо Мой дом молитвы наречется всем языком» говорит, что Бог не предполагал национальной ассимиляции. Важно, согласно Ветхозаветной логике, воспринять еврейскую веру, а не стать евреем.

Обращенные «Ger» (язычник-иностранец-прозелит) имели некоторые религиозные достоинства внутри еврейского сообщества, но не обладал полнотой прав до тех пор, пока не совершал обрезания. В этой связи развиваются два родственных понятия. Эллинистические евреи назвали прозелитами тех новообращенных язычников, которые обрезанием принимали не только веру, но полноправное включение в еврейский народ. Наряду с такими, были и язычники, принимавшие еврейский монотеизм, религиозные праздники и нормы морали, но, при этом, не принимали еврейства в национально-культурном смысле.[4]

Этот дуализм сохранялся не долго, и позднейший опыт показал, что новообращенные, как правило, вплавлялись не только в новую веру, но и в новую нацию. По-видимому, евреи опасались того, что новообращенные, помня о своем происхождении, могли вернуться языческой вере. Потому то с т.зрения общественных интересов, было любым способом полностью ассимилировать прозелитов.

Во всяком случае, создан механизм, действие которого впоследствии в совершенстве отточила Римокатолическая церковь в своей «миссионерской» деятельности. Механизм этот позволяет фабриковать из не римокатоликов новые нации, культуры которых становились бы воплощением идей, мифологии кардинально противоположных системе ценностей того народа, из обращенной части которого и сфабрикована эта новая нация.

В Новом Завете се также упоминается понятие «прозелит», но лишь в четырех местах и в нейтральном смысле: у Матфея, Луки и в Деяниях Апостольских. Больше в контексте «бывший обращенный в еврейскую веру», нежели в качестве социального статуса или каких бы то ни было других (ценностных и политических) обозначений. Во всяком случае и Новый Завет знет обращение в христианскую веру язычников, а учитывая то, что опыт Ветхого Завета почтиался в качестве образца для подражания, принятие новой веры означало и национальную ассимиляцию. Любопытно, что римокатолики и православные по-разному толкуют прозелитизм и его последствия. В то время, как православные народы, которые принимали христианство, оставались представителями своей нации, римокатолики вынуждали новообращенных менять нацию. Для римокатолика существует примат веры над нацией.

Римская церковь воспринимает нацию чем-то партикулярным и исторически преходящим, в том смысле и средством для переработки, ибо нация имеет своё начало и конец. Римская церковь в том смысле понимается антинациональной организацией, которая способствует преодолению национальных партикуляризамов.[5] В истории общественной доктрины Римокатолической церкви практически отсутствует систематическое учение об отношении к нации и нацменьшинствам.[6] Исторический факт - Римокатолическая церковь была против афирмации нации и национальных меньшинств. «Исторически католицизм занимал консервативную и антинациональную роль в борьбе за национальную идентичность, особенно во времена колониальных войн. Дивизии доминиканцев шныряли по Европам, да и по нашим землям, бескомпромиссно стирая, например, всякую идею о националном языке в обрядах».[7] «Не может быть и речи о том, чтобы римские попы хоть где-то и хоть когда-то боролись за свободу своего народа», говорит социолог Цвиткович.[8]

Поэтому римокатолики на Балканах, (так же, как в Малороссии и Белоруссии) нападая на православных, разрушали их национальную идентичность.

Между тем, поскольку количество экс-православных увеличивался, а национальный вопрос с XVII века начинал выходить на первый план, пока не достиг вершины влияния в XIX веке, Римская церковь столкнулась с проблемой национального определения своей паствы. Там, где вопроса языка и нации не стояло, не было и дилеммы, другое дело - когда большинство новообращенных были бывшими православными. Например, русский писатель Николай Дорунов в своей книге «Державы и народы» (на стр. 105 сербского издания) говорит: «Миллионы сербов, становясь римокатоликами, перетапливались в хорватов». Наряду с сербами, в «хорватскую нацию» попадали и представители других народов. «...в процессе формирования хорватской нации,её церковь представляла основной институт. Она сотворила руку, перо и хартию для написания этой истории».[9] По Экмеджичу, хорваты, наряду с немецкими римокатоликами и протестантами, являются церковной нацией. Если лучше вглядеться в историю современных хорватов, то там практически не найти ни одного этнического хорвата, но - сплошь окатоличенные сербы (Анте Старчевич, бан Йелачич...), немцы (бискуп Штросмайер, Ганс Иван Мерц[10]), чехи (Людевит Гай), словаке и друге представители европейских народов. Но, самые многочисленные - сербы. И действительно, когда в 1790 году зародилась идея национального ренессанса, возник вопрос: «А какие народы живут на Балканах?» Согласно тогдашним критериям основой для национального определения был язык - а сербы и хорваты пользовались одним литературным языком. Исторические хорваты исчезли до турецкого нашествия.[11] Их язык был чакавским. Потому-то остатки хорватского народа в Австрии, Италии и Венгрии (чакавцы) не говорят на том языке, как хорваты Хорватии, ибо эти другие чаще всего - бывшие сербы, говорящие по-сербски. Оттого неудивительно, что в своём труде «Словенски народопис» Павел Иосиф Шафарик отмечает, что в сороковых годах XIX века хорватов было 810.000, а сербов - 5.240.000, из которых 1.864.000 римокатолической веры и 550.000 - исламской. В Боснии и остальных частях тогдашней Турции, Шафарик и его последователи (Пипин и Спасевич, первый - русский, а второй - поляк) хорватов не обнаружили.[12] Матия Катанич утверждает, что «далматинци, боснийцы и славонцы той же самой этнической структуры, что и сербы, и что они этнически во многом отличаются от настоящих хорватов, а хорватство в этих краях навязано под австро-венгерским давлением. А сами народы никогда себя таковыми не сознавали».[13] Эта политика Римокатолической церкви продолажется до сих пор, и очевиднее всего проявляется в Черногории. Там пытаются изменить веру и у этой части сербского народа посредством мифа о том, что черногорцы, якобы, некогда были римокатоликами-хорватами, которых оправославил свт. Савва.[14] Наряду с этим, применяются и современные социальные технологии «встраивания» новой идеологической матрицы тем, кто отрекается от себрской нации. К сожалению, нынешней черногорской власти это на руку, и именно эта власть «открыла ворота» Ватикану. Новая Черногорская нация - по общему правилу выстраивания новых идентичностей на базе отщепления части народа - выстраивается на принципах противопоставления всему сербскому и всему православному. Это показала и последняя перепись населения. Црногорска нација, што је опште правило за све новосторене нације, у оваквим случајевима се гради на антисрпству и антиправослављу.[15] Процентное содержание сербов в Черногории непрестанно уменьшается, уменьшается и число людей, которые позиционируют свой язык в качестве сербского.

Процентное количество сербов в Черногории сокращается неуклонно. Тоже самое и относительно языка. Лишь 42,8% жителей Черногории определяет свой язык («ийекавский» диалект общесербского - прим. П.Т.) как сербский. Гонения на сербов таковы, что, скажем, лишь 4% работающих в гос.учреждений позиционируют себя сербами. Это может дать повод поставить вопрос о правах национальных меньшинств и их равноправия в этом государстве. В других сегментах общества ситуация ещё хуже.

Так всякий, изъясняющий себя сербом, лишен государственных привилегий и возможности совершенствования. Следовательно, ущемляется со стороны государства Черногория. Складывается впечатление, что сербы неравноправны, а Евросоюз - декларирующий равноправие - неформально ставит для Черногории условием вхождения в ЕС сокращение числа сербов и ликвидацию Сербской православной церкви.

Зоран Милошевич, доктор социологии, профессор Белградского института политических исследований


[1] Понятие прозелитизм (греческий - „proselytos“) узко связан с христианским понятийным аппаратом, особенно – римо-католическим. Понятие присутствует только в эллинистически-еврейской культурно-религиозной среде. Потому-то в то время понятие фигурирует только в еврейской и христианской литературе. Еврейское слово ГЕР или ГЕРИМ в переводе Септуагинты 77 раз переводится как прозелитизм. У последњим вековима, а посебно од Другог светског рата,, појам је с правом добио потпуно негативно значење. Под њим се подразумевало врбовање верника (милом или силом, неискреним методама) једне хришћанске заједнице, ради преласка у другу. У том смислу се посебно издвојила Римокатоличка црква врбујући православне свим средствима, укључујући насиље (масовно покрштавање, на пример, православних Срба у тзв. Независној држави Хрватској) и политичка средства (куповина политичара давањем новца и материјалних добара православних земаља да државним методама преводе православне у римокатолицизам). Зато га у том смислу и осуђује документ Шестог заседања Комисије за дијалог између Римокатоличке и Православне цркве из Фрајсинга од 15. јуна 1990. године као погрешни пастирски метод и као доказ ривалства и хришћанству противан знак. Исто је учињено и у Балманду (Либан) 1993. године. Међутим, ово није дало резултата. Римокатоличка црква и даље примењује овај метод у врбовању православних. Види: Una sancta 45, Vatikan, 1990, str. 327 – 329.

[2] Niko Ikić, „Prozelitizam“ u Sv. pismu i njegovo shvaćanje u svijetlu ekumenskih odnosa, Obnovljeni život, br. 1, Zagreb, 1994, str. 86.

[3] Исто, стр. 87.

[4] См.: Biblijski leksikon, Kršćanska sadašnjost, Zagreb, 1972, str. 52.; Упор.: Niko Ikić, „Prozelitizam“ u Sv. pismu i njegovo shvaćanje u svijetlu ekumenskih odnosa, str. 88.

[5] Anton Stres, Oseba in družba, Pregled katoliškega družbenega nauka, Mohorjeva družba, Celje, 991, str. 269.

[6] См.: Зоран Милошевић, Друштвена доктрина Римокатоличке цркве, Институт за политичке студије, Београд, 2001, стр. 110.

[7] Иван Цвитковић, Католичка црква и нација, Погледи, бр. 4, Сплит, 1983, стр. 32.

[8] ibid.

[9] Милорад Екмеџић, Црква и нација код Хрвата, у зборнику: Зборник о Србима у Хрватској, САНУ, Београд, 1999, стр. 7.

[10] См.: Зоран Милошевић, Ко је Ханс Иван Мерц новоблаженик Римске цркве, Бели анђео, Шабац, 2003.

[11] Нашествие турок было губительным и для сербов. Cледствием утраты собственной державы стало то, что миллионы сербов приняли ислам и католичество. И т.о. отчуждились от своего народа. См.:  Зоран Милошевић, Црква и политика, Институт за политичке студије, Београд, 2002, стр. 93 (фуснота 12).

[12] Јован Илић, Величина, географски положај и гранично-контурни изглед авнојске Хрватске, у зборнику, Срби у Хрватској, Географски факултет, Београд, 1993, стр. 29.

[13] Псуњски, Хрвати у светлу историјске истине, Н. Пашић, Београд, 1994, стр. 8.

[14] См.: Зоран Милошевић, Да ли ће Црна Гора постати Црвена Хрватска?, у зборнику радова: Рим не мирује, О старим и новим покушајима Римокатоличке цркве да потчини православне, Приредили: протојереј Момир Ваиљевић / Зоран Милошевић, Бели анђео, Шабац, 2003, стр. 127 – 130.

[15] См.:  интервју са Чедомиром Антићем: Граде име на антисрпству, Вечерње новости, 17. јул 2011, стр. 3.

   

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Писарь : Re: От прозелитизма к современным политтехнологиям
2011-10-31 в 15:00

Нация-существовала всегда и будет существовать- там где нет Бога.
Нация-это политический инструмент.
Папский Рим-это прежде всего государство,где католицизм выступает идеологией христианского толка.
Следовательно-папство-категория прежде всего политическая,где целью, как и всякой политики,является власть.
Нация категория политическая,где национальность обозначает принадлежность к определенной политической партии.
Нация и Этнос не одно и то же.
Всякая нация,как политическая категория включает в себя представителей разных народов и есть категория сложная.
Подверженная распаду.
По двум причинам.
По причине поврежденности человеческой природы и по причине тварности,поскольку всякая тварность сложна.

Иными словами благодаря подмене понятий,понятие нация-это не народ,но политический инструмент.
Обоюдоострый меч- соединяет и разделяет.
Владеющий в совершенстве этим мечом-кроит человечество сообразно своим нуждам,уродуя историческую память.
Калеча жизни живым людям.
Вызывая к жизни из небытия народы,давно ушедшие с мiр иной,а то и вовсе никода не живших,принуждая живущих облачится в мертвецкий саван,предварительно умервщляя, и, переменив природу,сеять вокруг себя,сообразно вновь обретенной природе- смерть.
То было в Сербии,то было в Малоросии.
Пора положить этому предел.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме