Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы

Сергей  Шараков, Русская народная линия

«Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» / 21.10.2011


Доклад на конференции «Русская идентичность и будущее православного мира в эпоху глобализации» …

Проблема русской идентичности, как показывает история, всегда была проявлением духовного кризиса в народе. Так было во времена раскола, реформ Петра, большевистского переворота, либеральной революции последних десятилетий. Причем, что показательно, всякий раз кризис сопровождается изменением форм культуры: государственных, экономических, бытовых, художественных. Не случайно, практически у всякого русского мыслителя, который, касался общественных тем, проблема формы, так или иначе, звучит. Данное обстоятельство позволяет утверждать, что вопрос формы имеет далеко не теоретическое значение.

К.Н. Леонтьев, в этом отношении, занимает особое место. Напомню его знаменитое: «Форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающей материи разбегаться». Понятие формы занимает краеугольное место в леонтьевской философии культуры. Историософские идеи мыслителя изучены с достаточной полнотой, и не этому будет посвящен доклад. Если существует актуальность положительных идей, то существует и актуальность заблуждений, которые, о чем свидетельствует опыт, особенно ярко проявляются именно в кризисные эпохи. Вот о заблуждениях, представляется, К.Н. Леонтьева, и пойдет речь. Не для того, чтобы лишний раз упрекнуть его в ошибках, а для того, чтобы, по возможности, этих ошибок избежать.

Известно, что теория культуры у Леонтьева носит, если ее характеризовать с религиозных позиций, языческий характер. «Языческим натурализмом» называет леонтьевскую концепцию О. Георгий Флоровский. Н. А. Бердяев называл отношение Леонтьева к истории и обществу языческим. Философски строгую оценку языческой составляющей мировидения Леонтьева дает В.В. Розанов: «По-видимому, внешнее, оно есть в то же время внутренний принцип каждой вещи и показатель ее жизненного напряжения, силы, способности к бытию... Отсюда критерий добра и зла...». По сути, речь идет о платоновской идее: идея - вид вещи, ее внешняя сторона, и в то же время, ее, вещи, сущность. Сам Леонтьев так описывает соотношение материи, идеи и формы: «Форма вообще есть выражение идеи, заключенной в материи». Здесь может смущать понятие «форма», относящееся к философии Аристотеля. Но если иметь в виду, что форма Аристотеля равна идее Платона, то противоречие снимается. Если перейти на язык Платона, то мы получим три момента: идею саму по себе, материю и идею, выраженную в материи. Здесь же Розанов обращает внимание еще на один важный момент: внешнее, как выраженное внутреннее, суть критерий добра и зла. Когда степень выраженности идеи в материи является критерием добра и зла, то мы имеем дело с тем, что Бердяев назвал «образно-пластическими впечатлениями» Леонтьева, а А.Ф. Лосев скульптурностью античной культуры. И правда, скульптурное мировидение вырастает из опыта язычества, не ведающего духа вне материи. Лосев дает такую смысловую цепочку: античный космос мыслился абсолютным, то есть таким, кроме которого ничего нет. Если это так, то выражение внутреннего во внешнем носит абсолютный характер. Абсолютное выражение на земле мы имеем только в искусстве, поэтому в античности космос и мыслился как произведение искусства. Если же космическое тело зависит только от самого себя, то художественный опыт античной культуры знал только один пример, пример человеческого тела, которое ни отчего не зависит - скульптуру. Поэтому древний грек, по слову Лосева, любит геометрию, симметрию, ритмику, меру.

Такое же представление находим и у Леонтьева. Практическое выражение подобного представления мы получаем в виде определенного рода формализма - такой подход, согласно которому форма видится чем-то самоценным, чем-то таким, что замещает выражающее начало. По сути, форма сама по себе становится вершительницей судеб, субъектом истории. Леонтьев так постулирует самоценность формы: «Цивилизация, культура есть именно та сложная система отвлеченных идей (религиозных, государственных, лично-нравственных, философских и художественных), которая вырабатывается всей жизнью народа. Она, как продукт, принадлежит государству; как пища, как достояние, она принадлежит всему миру». «Продукт» в этом случае, и есть формы цивилизации и культуры, принадлежащие всему миру. Соответственно, что логически вытекает из постулата, такие формы можно пересаживать на другую почву. Таким достоянием, принадлежащим всему миру, является, например, платоновская теория государства. «Итак, Платон, составлявший свой план идеальной республики как будто для греческих республик, под влиянием современных ему представлений и прошедших основ, написал его для всего мира». Поэтому теория Платона «реализуема приблизительно везде и всегда, вследствие самой схематичности своей и неопределенной общности...».

Платоническим является и понимание государства у Леонтьева. «Государство есть, с одной стороны, как бы дерево, которое достигает своего полного роста, цвета и плодоношения, повинуясь некоему таинственному, независящему от нее деспотическому повелению внутренней, вложенной в него идеи. С другой стороны, оно есть машина, и сделанная людьми полусознательно, и содержащая людей, как части, как колеса, рычаги, винты, атомы, и наконец, машина, вырабатывающая, образующая людей. Человек в государстве есть в одно и то же время и механик, и колеса или винт, и продукт общественного организма». Государством руководят идеи, которые дают государственные формы. Формы полусознательно творят люди, и эти формы, в свою очередь, образуют людей.

Следует сказать, что формальный метод положен у Константина Николаевича в основу анализа культуры.

Вот что он пишет по поводу Византии X века, когда были побеждены все ереси: «Торжество простого консерватизма оказалось для государства так же вредно, как и слишком смесительный прогресс». И если Церковь процветала подвижниками, то государственная жизнь принимала все более смешанный характер. Это стало началом падения Византии. То есть, не забвение византийцами Бога, а неправильно настроенная государственная жизнь.

Церковь, при таком подходе, невольно становится элементом государства. «...Храм Св. Софии должен стать на берегах Босфора как бы внешним символом всевосточного православного единения». То же утверждается и в отношении церковной иерархии. Говоря о цареградском Патриархе, Леонтьев делает акцент на патриаршем престоле, как самоценной форме. «Дело не в лицах, занимавших за последнее время этот великий и многозначительный по свойству самой местности престол; дело не в национальности этих лиц и не в поведении их; дело в значении самого престола. Вопрос не в епископах; не в людях, живших под вечным «страхом агарянским». Люди меняются; вопрос в древнем учреждении, под духовным воздействием которого сложилась и окрепла и наша, еще столь живучая доселе, Московская Русь». Вселенское Православие становится, закономерно, «орудием охранительной, зиждущей и объединяющей дисциплины». И апофеоз формалистского творчества: «Сила России нужна для всего славянства; крепость Православия нужна для России; для крепости Православия необходим тесный союз России с греками, обладателями святых мест и четырех великих Патриарших Престолов». Каждый элемент государства при таком подходе, должен хранить свою форму, наиболее полно выражать заложенную в него идею. Сохранение формы становится, таким образом, главным критерием оценки всякого государственного элемента. Данный порядок сохраняется и в понимании существа Церкви. Например, лукавая позиция Болгарской Церкви по национальному вопросу признается боле опасным явлением, нежели догматическая ересь. «Нет, самая резкая догматическая ересь была бы не так опасна, потому что не носила столь невинной и обманчивой личины...». Здесь утверждается приоритетная опасность обмирщения Церкви перед догматической ересью.

Искажается и понимание церковного служения. В споре с О. Климентом Зедергольмом, Леонтьев укоряет монашество за то, что оно слишком занято личным спасением и не ищет возможностей влиять на общество, не ведет «упорной, горячей пропаганды в высших слоях общества. Государственный порядок настолько довлеет сам себе, что Леонтьев вынужден защищать раскольников и говорить, что борьба с ними делает Россию более либеральной.

Такова логика формализма, признание за формой презумпции самоценности.

Итак, теория Леонтьева, если ее характеризовать религиозно-философски, есть известного рода платонизм. На это указывает пластическое, скульптурное мировидение Леонтьева; 2. самоценность формы в том смысле, что применение государственной формы способно кардинально повлиять на качество жизни человека.

И еще один момент. Известно, что Константин Николаевич резко отторгал идею земного царства в обличье среднего европейца. Все земное должно быть уничтожено, как повторял он вслед за Апокалипсисом. Но логика признания самоценности формы вела мыслителя к утверждению, пусть и в скрытом виде, исключительно земной ипостаси бытия. Как заметил О. Сергий Булгаков, теория исторического развития «насквозь позитивна и ничем не связана с религиозным мировоззрением Леонтьева, хотя сам он готов находить в ней особую близость к православию...». Об этом же говорит Бердяев: «... К. Леонтьев не доходит до общественной онтологии, он остается в области общественной феноменологии. Его общественная философия не углублена до онтологических основ общественности». В этом и заключается язычество: как бы ни утверждалось духовное, оно сводится к земному. Обратная перспектива оборачивается прямой.

Повторимся, заблуждения Леонтьева интересны нам только как ключ к современным соблазнам. Не он является родоначальником того метода, что в рамках доклада называется формализмом. Особенность леонтьевской философии истории заключается в том, что в ней осуществлена попытка совместить язычество с Православием. (Осознанно или нет - отдельный вопрос). И в этом плане историософия Леонтьева является своеобразной идеальной моделью для некоторых представителей современной консервативной мысли.  

Но прежде, чем указать на то, что представляется нам в современности соблазнами, скажем несколько слов о христианском понимании формы. Христианское понимание формы выражено в евангельских словах о сосуде и содержании: новому содержанию должен соответствовать новый сосуд, новые мехи. Содержание дает форму, форма являет содержание. Новое содержание дает и новую форму. Между содержанием и формой существует таинственная связь: форма зависит от содержания, но не сказано, что содержание зависит от формы. Форма здесь играет страдательную, выражающую роль. Философскую грань евангельского слова вскрыл А.Ф. Лосев: в его понимании всякая форма культуры - государственная, экономическая, художественная, политическая - является выразительной. Что же она выражает? Истолкование слова Божия, перед Которым ходит всякий человек, всякая культура, даже если они этого и не осознают. Раз появившись, всякий раз форма требует наполнения - она не самодейственна. Что имеется в виду? Чтобы работали монархические формы в государстве, например, народ должен этим формам соответствовать. В частности, должны преобладать религиозный принцип и необходимый высокий уровень самостоятельности. Иначе монархические формы не будут давать результата, как думал Леонтьев. Формализм же в области политического строительства надеется на то, что та или иная государственная форма способна изменить жизни народа в ее существенных сторонах. Так, сторонники монархии, мечтают о восстановлении монархической государственности, как будто ее восстановление способно что-то изменить. На формализме, в общем-то, основана всякая современная партийная деятельность, связанная с проектами и партийным строительством.

Господство формализма наблюдается в философии так называемого христианского социализма: здесь «социальное преображение» дает преображение самого человека. Что же входит в понятие «преображение общества»? «Преображение общества подразумевает создание и поддержание таких социальных условий и таких социальных институтов, которые мешают развитию человеческих пороков и наоборот, способствуют росту добрых качеств, создавая тем самым благоприятные условия для спасения» (Сомин, «Личное спасение и социальное преображение»). Особая роль в деле социального преображения отводится Церкви. «В деле социального преображения Церковь должна идти впереди, выработав перспективный социальный проект, который явился бы целью и верно ориентировал бы государство и общество в своем развитии». Звучит призыв к Церкви бороться с сатаной на «социальном фронте». «Христианство не подчиняет себе всю жизнь человека. Оно обитает в храмах и монастырях, оплодотворяет культуру, но повседневная экономическая жизнь, социум остается не только не воцерковленным, но существуют в дохристианском состоянии». Подчинение всей жизни человека христианству видится как выстраивание особых форм культуры. И вот, оказывается, в христианском обществе экономика должна быть социалистической, с доминированием общественной собственности на средства производства. Форма законодательствует содержанию, а не наоборот. Закономерно, что сторонники христианского социализма являются в разной степени сторонниками ереси хилиазма.

И еще об одном внутрицерковной явлении, в котором также наблюдается в скрытом виде формализм. Существует подход, согласно которому, церковная ситуация описывается исключительно через оппозицию консерватизм-либерализм. Критерием истины при этом оказывается позиция по кругу вопросов, в который входят отношение к церковнославянскому языку, посту, церковному календарю, социальной позиции Церкви, миссионерству и т.д. В таком подходе и скрывается формализм, так как позиция по данным вопросам в качестве исключительно позиции не затрагивает существо христианина, не делает его христианином вполне. Природа Церкви иная, не политическая. В Церкви христианин борется со страстями, спасается, соединяется с Богом. То есть, основное содержание церковной жизни - жизнь человека во Христе. Критерием истинности такой жизни являются богооткровенные истины - догматы.

Позиция по тому или иному церковному вопросу должна органично вытекать из жизни по заповедям, отчего рождается догматическое сознание, которое и выражается в позиции. В данном случае, позиция суть производное, одна из форм христианской жизни. Если же сама по себе форма становится знаком истинного христианина, то мы и получаем формализм.

Игнорирование догматической глубины Церкви, подмена внутреннего внешним, формальным, неизбежно приводит сторонников, если можно так сказать, формального консерватизма, к тезису о наличии внутри Церкви партии реформации, которая, не нарушая догматов, тем не менее, скрытным образом эту реформацию готовит. А это влечет за собой и конспирологические идеи. И уже бороться предлагается не с духами тьмы, а церковными либералами и их структурами. Так политика вводится в Церковь.

Закономерно, что примеры скрытой реформации приводятся не из истории Православной Церкви, а из истории католической Церкви - речь идет о Втором Ватиканском Соборе. Укажем на некорректность сравнения, так как Католицизм уже много веков находится в догматической ереси. Поэтому принципиальной разницы между католическими консерваторами и либералами нет. Их различает формальный момент - позиция по ряду вопросов. Позиция есть. Ведения нет. Ни с той, ни с другой стороны. То же самое зачастую воспроизводится во внутрицерковной полемике, когда разница между полемистами заключается единственно в позиции, а не мерой духовного развития.

Сегодня популярен тезис, что главная опасность поджидает Церковь слева - от либералов. Так случилось в Католицизме. Но русский раскол, напомню, появился справа - от ревнителей. И сейчас за церковной оградой оказались бывшие епископ Диомид и ижевские клирики-ревнители. Надо отдать себе отчет, что сейчас самое страшное, что нас ожидает, это искажение канонического строя Церкви. Ситуация повторяется. Так было в Синодальный период.

Приведу характерное высказывание православного священника по поводу петровских реформ в отношении Церкви. «Эта реформа не была направлена против основ Православия. Все преобразования, проводившиеся государственной властью, касались церковных канонов и не затрагивали догматического учения» (О. Алексей Николин «Церковь и государство»).

Замечу, что в это время Русская Православная Церковь была прославлена целым сонмом великих святых.

В заключение скажу следующее. Очевидно, что основой русской идентичности может быть только Православие. Но что это такое - быть православным? Приведу высказывание о. Даниила Сысоева, имя которого пререкаемо среди части ревнителей. «И Христос вместе со святыми обходит церкви до сих пор и смотрит: есть ли там отростки, растут ли на церквах Божиих ветки. Богу не важно количество, Ему не важна политика, Ему не важна цивилизация никакая, Ему не нужна великая Россия, Ему не нужен великий Израиль, Ему не нужна великая Америка. Любые цивилизации и страны Ему нужны лишь для того, чтобы собирать Свою жатву». Вот если есть такой апофатизм, то затем можно и культуру возделывать, и цивилизацию строить, и на современный вызовы достойно отвечать. И только в таком порядке, а не иначе.

Сергей Леонидович Шараков, кандидат филологических наук, преподаватель Старорусского филиала Санкт-Петербургского университета сервиса и экономики (Старая Русса, Новгородская обл., Россия)


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 52

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

52. Иван : 50. А. Рогозянский
2011-10-27 в 22:48

В таком определении..да, тогда конечно, понятно.
А духовная жизнь о.Г.Митрофанова действительно настолько высока, что даже за ее бренную земную составляющую уже начали беспокоиться выпускники Оксфорда и одновременно православные пастыри по совместительству. Тут ведь по улицам медведи ходят рядом с такой тонко организованной духовной формой. А всех "туда" не заберешь. Вот и приходится беспокоиться на правмирах.
А цветные революции в свете событий последнего времени - это да, это тема, как сейчас молодежь говорит.
51. А. Рогозянский : 47. С. Шараков
2011-10-27 в 19:42

Спасибо, Сергей Леонидович! Верю, что то, что Вы говорите, самым лучшим образом описывает Ваше понимание. И, увы, в меньшей степени - происходящее. Потому что философская мысль слишком часто прибегает к различным иным подтверждениям своей серьёзности, помимо серьёзности. Пост-кантианство, неклассическая, постклассическая философия, постмодерн констатируют это.
50. А. Рогозянский : 45. Иван
2011-10-27 в 19:30

Перфекционизм в настоящий момент играет большую роль для политики (период цветных революций, в частности), для церковного реформаторства и даже в такой области, как семейная жизнь. П. значит то, что человек твёрдо знает, как должны поступать другие и что ему полагается, в смысле прав и возможностей.
Типичный перфекционистски настроенный субъект - о. Г. Митрофанов. Если судить по обострённой рефлексии церковно-государственных отношений, это должен быть человек оч. строгих правил и высокой духовной жизни.
49. Иван : 48. С. Шараков
2011-10-27 в 18:17

Согласен, уважаемый Сергей, хоть и были еще аргументы:-) Но по существу, конечно, все сказано. И Вы меня простите, если что. Только ...не совет, не воспринимайте так. Я считаю, партийность или внепартийность - это личное дело человека, я уважаю любой выбор и, видит Бог, это не просто декларация. Но ведь нам не дано предугадать, как слово наше отзовется, так ведь? Особенно в критические моменты. А Вы ведь и сами говорите, что предчувствуете катастрофу. Ну вот собственно, только это. Еще раз простите.
48. С. Шараков : Ивану
2011-10-27 в 17:57

Дорогой Иван, спасибо Вам за диалог. с радостью полемизировал с Вами. Если какое слово сказал в раздражении, простите.
Вы заставляете думать. Пищу для ума - дали.
Предлагаю эту тему закрыть - позиции высказаны. Спорные точки обнаружены.
47. С. Шараков : А. Рогозянскому
2011-10-27 в 17:53

Извините, прервалось.
Между чистой мыслью и эмпирией связь самая живая. Малейшее изменение в мысли отдается тектоническими сдвигами в жизни. Неправое хождение перед Богом каоличекой Церкви выразилось в искажении догмата одним словом, а что на практике? Гигантский сдвиг.
Тот же Лосев говорит, что вся махина европейской культуры в эпоху Возрождения сотряслась от малейшего допущения - человек имеет право на жизнь.
Поэтому такое копание, поэтому таккое внимание к каждому слову богословов, мыслителей, поэтов и т.д.
А вот Ваш пассаж про теорию и эмпирию христианина полностью принимаю и соглашаюсь. Тут я в бутылку немного залез. Так ведь и есть как Вы сказали.
46. С. Шараков : А. Рогозянскому
2011-10-27 в 16:24

Андрей Брониславович, думаю, что вопрос икономии христианского целеполагания и вопрос "чистоты" и "эмпиричности" мысли развести.
В последнем случае, не согласен с Вами: дело в проблеме непреодоленного неокантианства. Такова природа мысли. Жизнь пестра и текуча. Чтобы ее понять, нужно из нее выйти. О. Павел Флоренский очень важные вещи о природе термина говорт. "Терма" - изначально суть граница, межа между кладбищем и жилым пространством. Между остановившимся временем и становящимся. Такова природа понятий. И всякая серьезная мысль покидает петсроту, многогранность, переливчатость жизни - чтобы понять ее. Фундаментом европейской философии является диалог Платона "Парменид", в котором дана диалектика одного и иного. Куда уж более отвлеченно. И это не является деизацией. Деизация происходит в неокантианстве - это верно. Но там она обусловлена кантинаской гносеологий, рассекающей мир представлений и мир понятий. но стремление к чистоте мысли в неокантианстве - это не наследие Канта, это наследие всякой серьезной
45. Иван : 44. А. Рогозянский
2011-10-27 в 14:30

А, Андрей Брониславович, "трактуется" - другое дело, тогда слово "перфекционизм" можно использовать условно, для анализа. А то я прямо в тупике был - кого там можно к перфекционистам отнести.
Но ведь дело в том, что и само это "совершенное" состояние первых христианских общин ими берется изолировано в каких-то своих одних сторонах при полном игнорировании других. Скажем, если мы верим, что Христос придет судить живых и мертвых уже на нашей жизни - у нас одно поведение, можно и не думать о государственных формах или земном отечестве, нет - другое.
Но можно ли одновременно изгонять всякое упоминание эсхатологии и Страшного Суда из проповедей и вообще из всех углов (да еще и преследовать тех, кто упоминает) и при этом считать, что призываешь жить жизнью первохристиан? Да она вся была - эсхатология. А у этих земного отечества нет ("где, где у Отцов об этом?"), но "к сожалению, обувь женщины в храме должна быть дорогой"... не знаю, но что-то тут не так. Даже опуская более яркие примеры.
Пусть хотя бы формально призывают к жизни первых христиан во всей ее полноте, а не только в том, что им удобно, тогда я их так же формально признАю перфекционистами. О практике никто не говорит, все мы всё понимаем, о чем речь?!
44. А. Рогозянский : 41. С. Шараков
2011-10-27 в 11:58

"На мой взгляд, христианин вообще не думает ни о каких государственных формах, если он христианин".

Сергей Леонидович, всё, о чём мы говорили, в этой фразе - как в капле воды. По меньшей мере, нужно сказать, что упущено "должен": "Христианин вообще НЕ ДОЛЖЕН думать ни о каких государственных формах, если он христианин". Хотя и это, последнее утверждение спорное (нужно ли начинать с "недумания" и учиться "недуманию"?), но будучи переформулировано, таковое даёт представление о различии между "должен быть" и "является" - состоянием субъекта-в-традиции, подчинённого долженствованиям, и состоянию субъекта-в-эмпирии, каковым мы все являемся. Надеюсь, что разницу чувствуете. Разница очень существенная.
И, во-вторых, по поводу "вообще" и "в частности". Человек может не думать о государственных формах "вообще". До тех пор, пока они существуют и обеспечивают ему минимум необходимых условий жизни. Но "в частности" он, скорее всего, будет о них думать. И ещё как думать! Если в силу тех или иных причин государственное устройство нарушится, не приведи Бог, конечно. Невыплаты зарплат, пенсий, перебои в снабжении, беспорядки, увольнения...
Поэтому, всё это преждевременное и недоспелое. Не нужно забегать вперёд, иначе, происходит то, что сейчас часто происходит: смысловая инверсия. Когда "мне нет никакого дела" - это самая расхожая обывательская фраза, используемая в самых разных ситуациях. Но охлаждение к стране, к её власти, синдром "этой страны" трактуются в выгодном для себя свете (перфекционистски - Иван!) как достижение необходимого христианского критерия либо проявление христианской позиции.
43. Иван : С.Шаракову (продолжение)
2011-10-27 в 00:40

Меня несколько поразило Ваше обобщение насчет науки - "христианство здесь ни при чем" и доминанта науки - языческая. Мне не очень ясно, что означает "доминанта науки", но Вы упомянули Декарта и его метод в подтверждение своих слов о "магизме". Я бы сказал так - "расколдование мира" не закончилось к средневековью, а Церковь осуждает только тот вид магии, который рассчитывает "методом" повлиять на "кого-то", а не использовать "что-то" как инструмент. Простое использование механических закономерностей виделось именно как альтернатива язычеству и магии! Против скрытых (оккультных) качеств была направлена вся борьба ученых-механицистов 17-18 веков. Они исходили именно из благочестивых соображений, и только такие как Лейбниц, предсказали полную атеизацию на этом пути. Характер современной науки идет от ее недолжного использования, которое лежит не в "форме-методе", а в хилиастическом проекте Ф.Бекона, но он был не ученым, а политиком и идеологом. Ну так в том и сказывается поврежденность мира первородным грехом, что мы все используем недолжно.
А наука - это целиком христианский феномен, нигде больше она не возникла (а магия была вообще везде), кроме как на христианском Западе. Почему не на христианском Востоке - отдельный вопрос. Но это - не "апологетика" (как сказал уважаемый А.Рогозянский), а что-то из разряда медицинских фактов.
А вот Ваша установка "или все, или ничего" - да, традиционная для нашей духовной культуры, но нетрадиционно ее обоснование с помощью философии. Мне не кажется нормальным, что мы, пользуясь языческими категориями и схемами мышления, определяем, что есть язычество. Мне видится тут какая-то ошибка. Понимаете, если пользоваться только натуральными числами и их отношениями, то и весь мир так будет видеться через эти отношения. И виделся пифагорейцам. Но потом они взяли другой инструмент - геометрию и наткнулись на иррациональность. А иначе не наткнулись бы. Так и с философией мы наткнемся только на языческое. Философия ведь есть языческое вне всякого сомнения, в сущности, это подлинная религия греков, а "олимпийцев" они сами уже высмеивали. Отцы Церкви воспользовались ею как инструментом, однако для апологии христианства, для его ограждения и догматы, хоть и сформулированы рационально, сами - сверхрациональны. Можно ли ею пользоваться НАМ рационально в качестве КРИТЕРИЯ христианства и язычества? Мне это не очевидно. Однако, мне кажется, в Вашей логике Вы должны были бы отбросить ее первой.
Вопрос о необходимости нашей "пассивности" в смысле мирской деятельности для противостояния злу - наверное, самый актуальный, он периодически возникает, в том числе и на ветках этого форума. Я - не за пассивность. Поэтому не вижу некорректности в примере со студентом. Наш дольний мир в испорченном виде, но подражает миру горнему. И сочетание органического развития и волевых усилий с правильной тренировкой есть аналог достижения результата и в духовной практике (мне не хочется вдаваться - думаю понятно). Точно так же насчет стояния христианства. Почему же только Соборы и мученичество? Не так было в нашей истории, не так и в первые даже века христианства.
К примеру (Вашему слов о.Даниила) 8-е каноническое правило св. Григория Неокесарийского: "Если которые сопричислились к варварам, и с ними, во время своего пленения, участвовали в нападении, забыв, что были понтийцами и христианами, и ожесточась до того, что убивали единоплеменных своих или древом, или удавлением, также указывали неведущим варварам пути или дома, -- таковым должно преградить вход даже в чин слушающих, доколе что-либо изволят о них, вместе сошедшись святые Отцы, и прежде них -- Дух Святой" (253)г.
Забывших, что они "понтийцы и христиане" (!) подвергали прещениям - вот Вам каноническое обоснование патриотизма.
42. Иван : С.Шаракову
2011-10-27 в 00:33

Я, Сергей, извините, начну не по порядку. Я сделаю ниже несколько замечаний по Вашим пунктам, и вероятно придется опять делить на два поста, поскольку Вы с необоснованной легкостью сделали несколько обобщений. Однако Ваши пункты 6 этого и 4 предыдущего поста, с которыми я полностью согласен, снимают мои главные возражения (я их уже несколько раз объяснил), поэтому нет необходимости в какой-то жесткости. Вы можете учитывать мои замечания, можете - нет.
По поводу формы. Как я уже сказал, отношение "формы" Аристотеля и идеи-эйдоса Платона разные у разных авторов. Понятно, что Вам ближе лосевское понимание (мне тоже), но, вот, например, Шичалин мне говорил, что платонизм по Лосеву изучать нельзя - "он много навыдумывал". Но и это не главное. Главное, как все это понималось во время, когда Леонтьев писал свои произведения. Вы ведь помните, что Лосев говорил, что без Целлера мы - ничто, а у Целлера платоновские идеи, как и у всей новоевропейской философии, есть гипостазированные понятия. Для описания же биологических явлений всегда вообще в истории использовались формы Аристотеля и в таком описании эйдос Платона, скорее, соответствует целевой причине Аристотеля. Лосев жаловался на засилье Аристотеля и Целлера в наших университетах (ОАСМ). Поэтому если идет уподобление органическому развитию (а насколько я понимаю у Леонтьева именно так по отношению к социуму) и употребляется слово "форма", то почти 100% это аристотелевское или около понимание. Однако если Вы докажете, что у Леонтьева речь идет по сути о платоновских идеях, то я с удовольствием почитаю и все. Не в этом дело.
Что касается Ваших упреков К.Леонтьеву, то мне кажется они снимаются сообщениями уважаемого Г.Кремнева (см. пост № 35, например ). И я полностью согласен с тем, что Вы говорите о соотношении органических форм и искусственных проектов, но это, опять же, не вижу противоречия с К.Леонтьевым.
Примера со студентом и стоянием Церкви за себя коснусь ниже. Он снова не подпадает под "формализм".
Относительно старообрядцев - главное, что наша Церковь не считает их язычниками. Их принимают через покаяние и миропомазание, отпевают же даже и неприсоединившихся. Язычников же не отпевают и принимают, естественно, только через крещение. Из этого и нам надо исходить. Я не слышал никогда, чтобы старообрядцев называли "жидоверами", но почти всегда отношение к ним исключительно уважительное - за их стойкость и трудолюбие на фоне нашей растущей бесхребетности и конформизма.
Ошибка мышления может проистекать, например, от неинформированности, почему это свидетельство нарушения на духовном уровне - не понятно. Относительно всех формализмов - мне как раз показалось, что замахнулись, но в любом случае примеры надо уточнить.
41. С. Шараков : Ивану
2011-10-25 в 19:52

1. Иван, у Платона идея имет свою телеологию - она порождающая модель своего становления в материи. Посмотрите диалог "Федр".
2. Ну что значит, так никто не мыслит. Если Леонтьев черным по белому утверждает, что плохо настроенная государственная форма стала причиной гибели Византии - не отступничество византийцев от Бога, что было бы христианским пониманием, а именно плохая форма. Разве можно это схематизмом мышления назвать?
На мой взгляд, христианин вообще не думает ни о каких государственных формах, если он христианин. Он живет в том, что ему дано. Он не поставляет мир перед своим познающим оком, как по Хайдеггеру. Мир на христианина набегает - обратная перспектива. Вспоминте как во все время Церковь стояла за Себя? Вселенские Соборы в области догматической и - мученичество. Никаких проектов, группировок и т.д. Не могу признать поэтму прмера со спортсменом корректным. Как показывает история, всякая государственная форма, если она являлась выраженнием высоты духа выработавшего ее народа, развивалась органично. А как только возникали прожекты, всегда возникала ситуация понижения. Вспомните образцовую в этом смысле просьбу евроейского народа учредить у них монархию. Помните, что сказал Господь Бог Самуилу на эту просьбу?
И вот тезис: не бывает ничего случайного. Всякая ошибка мышления выражает нарушения на духовном уровне. По-иному не бывает.
3. Иван, я не замахивался на все формализмы. Связал Леонтьева с Платоном, потому что Леонтьев дает соотношение идеи, формы и материи точь-в-точь, как у Платона. понятие формализм является рабочим и работает только в границах доклада. Говорить вообще о формализме я не брался - это вопрос другого объема исследования.
4. Всякое обобщщение строится на принципе доминанты. Если мы говорим об антропцентризме эпохи Возрождения, к примеру, то это не значит, что в эту эпоху не жило людей с теоцентрической доминантой. Иначе мы ни о чем ничего не сможет сказать.
Доминанта современной науке именно языческая. И христианство здесь ни при чем. Христианство расколдовало природу, но Средневековье не вранулось переустраивать мир - люди думали о едином на потребу. А как только возникли горизонтальные стремления, начинает разиваться наука. Ее магизм именно в методологизме, о чем уже сказал. В древности инчае смотрели на мир. Парменид уже использует слово метод. Метод - ход, колея. Следовать методу - понимать свою вставленность в определенную колею бытия. Декарт все перевернул - человек здесь, как фонариком, методом освещает мир.
5. Со старообрядцами мы не поняли друг друга. Не утверждал ведь, что они себя видяь язычниками. Речь идет о старообрядческой практике жизни. Благодать утеряна. Опираться не на что. Остается опора на свои силы. что в жизни старообрядца действует в силу его ухода из лона Церкви. Опора на свои силы и дает язычество. Ведь не случайно на Руси староверов называют жидоверами. Но церковь протягивает руку, и только возвращение в Церковь дает спасение. Конечно, нам не ведомо, как Господь ведет людей вне Церкви.
6. когда говорю, что консерваитвное позиционрование не затрагивает существа христианина, то имею в виду, что консерватизм не желает человека лучше. Сам по себе. вотлиберализм гворит о болезни атовматически. А консерватизм о здоровье - нет.
40. Иван : Архивариусу
2011-10-25 в 17:41

Да уж, это точно. Нам уже хоть какую-либо форму, у всех сплошь Бог "в душе". Это нас-то пристрастием к форме упрекать! Эта борьба с любой офрмленностью (теперь уже под флагом борьбы с "язычеством") - похоже, еще одна константа нашей культуры. Как известно еще Чаадаев, при всей неоднозначности личности.. Покушение на ЦСЯ (как и на смежные вопросы вроде церковного календаря) поэтому очень опасно, только эти несколько "форм" в нашей нынешней реальности и остались. Все остальное потихоньку превращается в хаос.
39. Бондарев Игорь : Не о том,как Одиссей проплыл между Сциллой и Харибдой.
2011-10-25 в 16:20

Как Одиссей прошел между Сциллой и Харибдой,так и нам придется проходить между формой и ее фальсификацией,расширяя этим содержание общественного устройства новыми формами и структурами управления.
Рокировка тандема - начало этого обновления через фальсификацию формы.
И нам надо будет пройти через форму времени СССР.И сфальсифицировать свое непонимание(снять противоречие противоречием).А фальсификация к собственному непониманию (проверенное на текущем опыте и догматах )и создаст недостающие звенья понимания формы соответсвующей содержанию без противоречия (красно-белого) конфликта.То есть понять и тех и тех.И оправдать.И найти истинную причину конфликта.То есть раскрыть некоторую смысловую формулу лжи,которая и есть причина конфликта.Которая конечно же в форме.Ибо Россия всей сущностью(бесформенная) восстала на противоречие формы в мире ,в котором зло спрятолось в добре(секулярность в гуманизме),извратив добро и оправдав зло.
Поэтому просьба - побольше внимания и уважения к власти.Ибо сегодня это суть Промысел Божий.
38. Архивариус : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-25 в 15:17

«Форма есть деспотизм внутренней идеи, не дающей материи разбегаться»

Точно и полезно. Плохо пристрастие к форме. В нашей русской жизни другая болезнь - бесформенность и расхлябанность. Уже гордятся бесформенностью. Крайний пример: "Мне церковь не нужна, у меня Бог в душе".
Оттого, что мы не занимаемся сознательным выстраиванием культуры выбор наш не становится более нашим и органичным православию. Скорее, это нахватанное впопыхах по сторонам.
37. Иван : 35. Grigoriy : Audiatur et altera pars
2011-10-25 в 00:44

+1000
36. Иван : А. Рогозянскому
2011-10-25 в 00:42

Я, уважаемый Андрей Брониславович, не засек момента "из-за чего разгорелся сыр-бор", просто стараюсь ни Ваши, ни Сергея Леонидовича тексты не пропускать, ну вот и этот его не пропустил. И внутри его этого текста многие из примеров "язычества" не являются "язычеством" по собственному критерию автора, с которым (критерием) я согласен. В частности не являются язычниками сторонники некоторой "суммы позиций", так что этого оружия модернисты не получат.Это я, как мне кажется, и показал. А вот после этого можно и "отдохнуть и взглянуть на вещи в их внепартийной чистоте", тем более, что Ваши здравые замечания всегда этому способствуют. Вы абсолютно правы - если нужно, реформаторы притянут какие угодно аргументы, что уже и продемонстрировала полемика на богослове.ру.
Вы рассматриваете проблему в целом и тут действительно есть о чем. Упомянутая Вами позиция Лосева в отношении духовной культуры - глубоко русская и православная. Потому что для русского человека мир делится резко на две части - свет и тьма (в разных названиях, пусть это будет истинное богопочитание и язычество), а человек - на тонкой границе между ними. Лесков это выразил одной фразой "На Руси нет честных, есть святые". А вот на Западе, "честные" есть, потому что для западного человека между ними (светом и тьмой) - область естественного" (права, закона и пр.). Однако и система Лосева (несомненно самого крупного русского философа, не оцененного на самом деле еще до конца) даже в блестящей апологетике Л.Гоготишвили, оказалась уязвимой в своих последних основаниях. Именно в плане опасной близости к язычеству (неоплатонизму). Что, безусловно, говорит еще раз в пользу того, что "свое язычество найдется у кого угодно". С этой мыслью согласен. Как и с ее вариантом, что любая теория или практика, отличная от "произволения ко спасению" есть смешение с миром. Но является ли любое такое смешение "язычеством"? Видимо да в этой парадигме, во всяком случае, это - уже "тьма" в русской духовной культуре, от нее надо "уходить". Но та область, которая на Западе относится к естественному, никуда не девается ведь. Именно здесь коренятся, на мой взгляд, причины нашей неотрывности от ненавистного Запада. У нас эта область остается необустроенной вследствие внутренних духовных устатовок, приходится непрерывно говоря о "бездуховности Запада", заимствовать для нее все оттуда.
А Ваше предложение "да здравствует центр" , мне кажется, в практическом плане означает, что "область смешения" надо признать в качестве неизбежного зла и практически в каждый момент определять ее максимально допустимые размеры. Однако для последнего нужно, чтобы те, кто находятся в "богоспасаемом состоянии" , а также более широко - вся область консерватизма и традиционализма, не только не травились (как сейчас), а были признаны в обществе (по крайней мере, в церковном) в качестве авторитетов и приоритетов, как это и было до самого последнего времени. Именно они - гарантия и критерий меры "необходимости", ибо формализовать эту меру нельзя. И здесь я не могу согласиться даже со словом "внепартийность". Как же можно,наблюдая столь выдающиеся современные процессы в церковной жизни, говорить о "конспирологии ревнителей",дескать догматы-то целы, все путем? Чтобы изменились догматы надо сначала догматическое сознание изменить. Так почему же тогда стыдливо отводить глаза при новостях типа посещения о.Георгием Кочетковым (помимо всех подвигов славным еще и отрицанием бессмертия души) очередной семинарии (!)? Или о двусмысленных (по меньшей мере)формулировках в трудах высокопреосвященных богословов относительно всеобщего спасения? Не кажется ли, что в таких местах как-то неперфекционистски получается?
И вообще, про "перфекционизм" реформаторов, если честно, я не понял. Я не вижу там других мотивов, кроме шкурности и конформизма, как не вижу и высокой культуры или даже просто высокого интеллекта - Вы сами дали точную и далеко не восторженную характеристику Проекту по ЦСЯ, предполагающему старт столь судьбоносным решениям в жизни Церкви (да и в жизни вообще). Их призыв в разных вариациях "вернуться к первоначальному христианству" (без этой многовековой примеси "язычества", к которой отнесено уже практически все Предание) мог быть вариантом протестантизма, но не та фактура ведь, мягко говоря. В реальности это просто обновленчество в начале пути - полное омирщение с атеизмом или сектантством в конце. Единственным искренним человеком этого плана, мне кажется, был покойный о.Даниил Сысоев и его мученический венец не представляется случайным - увы, "сейчас уже позже, чем нам кажется".
А дискуссии по славянофильству между Вами и Сергеем Леонидовичем буду ждать с нетерпением.
35. Grigoriy : Audiatur et altera pars
2011-10-24 в 22:34

"Если старое, хорошее довлеет себе и не есть уже действительное основание для нового, лучшего, то, значит, это старое потеряло жизненную силу; признавая его как что-то поконченное и поклоняясь ему в этом виде как внешнему предмету, мы делаем из религии только реликвию – мертвую, но не чудотворную. Это есть коренной грех ходячего консерватизма, который стремится заменить живые плоды духа искусственными консервами. Поскольку он выражается в воспитании, этот лжеконсерватизм плодит людей равнодушных и враждебных к религии. Вера не может получиться в следствии такого воспитания, когда ее уже нет в причине. Ясно в самом деле, что исключительная ревность о консервировании веры может происходить только от маловерия самих ревнителей: им некогда и незачем было бы так сокрушаться и хлопотать о вере, если б они жили верою.
Где предание поставляется на место преданного (где, например, традиционная правильность понятия о Христе сохраняется безусловно, но присутствие Самого Христа и Духа Его не чувствуется), там религиозная жизнь невозможна, и всякие усилия искусственно ее вызывать только яснее обличают роковую потерю."
34. Grigoriy : К словам о "подморозке"
2011-10-24 в 22:26

http://www.zlev.ru/77_105.htm - на мой взгляд очень точно высказался С.М. Сергеев (2006 г.)- второе выступление.
33. Grigoriy : Фрагмент письма к Т.И. Филиппову от 29.03.1891 г (о проекте этом)
2011-10-24 в 21:54

Вы советуете мне написать об освобождении церкви. Давно мечтаю об этом. Мечтаю еще написать и другое: “Союз Восточный и Союз Славянский” (Антитеза: первый — величие и крепость, второй — гибель; первый — естественное своеобразие, второй — подражание Италии и Германии; первый новый период созидания, 2-й — обыкновенная либеральная революция). Членами Союза Восточного под рукой России должны состоять: 4 православные королевства: Греция, Румыния, Пансербия, Болгария; 2 мусульманских Персия и Турция (состоящая из остатков Азиатской Турции, Сирии, Палестины, Аравии и Египта с изгнанием англичан и международной нейтрализацией Суэцкого канала). Царьград с надлежащим округом Русское наместничество (Византийское); Соборная централизация Восточных церквей; в этом союзе — единоверные (все 4) государства конституционные и эгалитарные (иначе они не “понесут”, им без этой возни скучно будет, а это опаснее всего!), а 2 иноверных — самодержавные и по своему, так сказать — церковные. Я думаю, Вам теперь и из этого грубого абриса видно — то равновесие влияний взаимных (и враждебных, и дружественных — все равно!), которое я имею в виду. Разумеется, что это возможно только после счастливой и кровопролитной войны, которой, конечно, не миновать — рано или поздно.
Предполагаю, что противниками нашими будут: Австрия, Германия, Италия, Турция и Англия, союзниками: Франция, Сербия, Черногория и может быть Греция (если ей обещать все острова, много в Македонии и т.д. кроме Царьграда, а то и обмануть один раз — не грех “во славу Божию”).
При таком сочетании сил — я в победе нашей уверен, по многим (историческим более чем цифровым соображениям) причинам, о которых здесь умолчу.
Францию можно вознаградить и Тунисом с Триполи и Бельгией и, пожалуй, и в Италии чем-нибудь (ей же будет хуже — не переварить!) Австрию изгнать из Боснии и Герцеговины и раз навсегда обратить ее очи с юга на север, чтобы сохраненные Габсбурги стали бы для нас орудием противу смирившихся Гогенцоллернов. Это естественно и согласно с преданиями, а Чехи, Хорваты и даже несносные либеральные хамы Галицийские хохлы — как знают... На взгляды А.А.Киреевых, Шараповых и т.д. смотреть Государю незачем.
Вот что нужно! Это призвание! А такая конфедерация, в которую войдут миллионами либеральные, конституционные и католические — мадьяры, Хорваты, Чехи, Поляки и т.д.... — это революция. Это гибель России! В чем будет тут духовное единство? Где архи-тектоническое, архи-статическое равновесие — реально-политических сил? Не в однородности же Славянских языков искать истинного единства? Не в численном же перевесе Славянского племени видеть силу и спасение? Еще Василий Великий по поводу неудачного соединения двух каких-то провинций в Империи говорил: “не в количестве (жителей) надо искать основания, а в самой сущности вещей”.
Вся эта масса либеральных людей в Союзе Западном, как католиков, так и православных (только по имени большею частью) соединится в усилиях с нашими внутренними либералами, с жидами, с нигилистами, чтобы подкопаться и под церковь, и под самодержавие. В союзе же Восточном — с одной стороны (с европейской) будет единство Веры с различием в политическом строе (4 конституции), с другой — Единство монархических принципов при различии Веры. Католиков и либералов будет гораздо меньше и они будут подавлены.
Вот мой взгляд, долгими годами выношенный. Печатать — этого не следует. Но можно подать через Вас секретную записку Государю. Или даже, чтобы писать еще вольнее — обратиться прямо к Вам в форме большого и подробного письма (тут есть и переписчик великолепный!), а Вы письмо это и поднесете Государю... Через Министра Иностранных Дел — избави Боже! И Гирс и Шишкин (я думаю) слишком мелки для такого взгляда. А Капнист — это кукла, не глупая, но и не умная, строго говоря. Они только повредить делу могут. Вы меня спросите: “почему же я не возьмусь за это”. Не могу, не могу, без сильного внешнего толчка. Или война, или откуда-нибудь с неба 3000 на уплату долгов, чтобы упали, потому что именно с тех пор как я стал для своих главных нужд обеспеченнее, голос совести моей стал несравненно строже относительно старых долгов и я его заглушить не в силах.
32. Grigoriy : С. Шаракову
2011-10-24 в 21:52

Да вот пример с этим знаменитым призывом ОЧЕНЬ неудачен…
Ведь слова эти были написаны во вполне конкретной ситуации, 1880 г.!
А программа-максимум у КНЛ была совершенно иной, НЕ «морозильной» : )
Отсюда и категорическое неприятие представления, что Константинополь освободит русский солдат… во ФРАНЦУЗСКОМ кепи!
И это ж не абсолютизация «формы».
А то – что через полвека Кассирер (правда, нео-кантианец : ) назовет «философией символических форм»!
Речь у КНЛ шла о культуро-софской утопии. Чаял человек от весьма уже не молодой России, что – после освобождения КП-ля и в результате контр-реформ – она сможет, создав Восточный Союз (сам этот проект – гениальный пример того, зачем понадобился Леонтьеву КОНЦЕПТ формы, хотя само слово это в проекте и НЕ упомянуто!), родить (органически, а не «кесаревым» каким сечением!) новый культурно-исторический тип!

Повторяю: КОНЦЕПТ формы слишком много-значен и разно-задействован у Леонтьева, чтобы трактовать его ТАК ФОРМАЛЬНО!
Озабочен же Леонтьев не формой, а реальными угрозами для Русской самодержавной монархии!
31. А. Рогозянский : 29. Иван
2011-10-24 в 20:13

Дорогой Иван! Определённо нужна апологетика и готовность возражать тем, кто обозвал тебя большим земляным червяком. Но иногда, на мой взгляд, можно отдохнуть и взглянуть на вещи в их внепартийной чистоте. Не находимся ли мы в смешении со стихиями мира? Находимся. Пускай мы не применим при этом понятия "язычество". (Уважаемый Сергей Леонидович и либерал-реформаторы, к слову, совпадают здесь чисто условно). Для С. Шаракова это следствие лосевской теории мифа, согласно которой всё на земле - религиозно и является либо проявлением истинного богопочитания, либо язычества. Стояние в традиции для Лосева является единственным способом противостояния язычеству. О чём говорит в свою очередь и Сергей Леонидович. В творчестве К. Леонтьева, как он считает, традиции слишком мало. Для сторонников реформы ЦСЯ "язычество", напротив, - это следствие мифологизации и уклонения от истины церковной традиции. Т. е. действует концепция истории, аналогичная протестантской. Если же в данной ситуации позиция С.Л., как Вы считаете, академически легитимирует один из аргументов грядущей языковой реформы: "вы - язычники", - то, как говорят, дурака учить - что мёртвого лечить. Мало ли что где и с чем совпадёт, и какую постороннюю или даже противоречащую им аргументацию реформаторы возьмут к себе в оправдание!
На мой взгляд, более существенно то, что философию уважаемый С.Л. продолжает понимать в кантианском значении чистого знания. На самом деле, в смешении с миром находится абсолютно любая философская позиция. Более того, плоха та философия, которая проходит мимо фундаментального факта шаткости и эмпиричности человеческого бытия и мышления. Философия - это прежде всего философия отпавшего от Бога человека. Какие ещё надежды можно питать после этого? Немецкий педантизм пытался долгое время абстрагироваться от эмпирии и развивать философию в качестве отвлечённой системы, вроде математики. Пока не пришёл Гегель и всё не испортил...
Итак, единственная возможность философии поддерживать идеальные установки или, как говорит С.Л., быть в поле христианской антропологии и не мараться язычеством - это, собственно, ничем не отличаться от святоотеческой антропологии и не выходить за её рамки. В святоотеческой антропологии, действительно, присутствует уникальная ситуация, когда вся деятельность, без исключения ("деятельные главы", помните?) направляется к богоугождению и спасению. Субъект философии пребывает в особом состоянии, которое у свв. отцов именуется "богоспасаемым". Это хотя и не вполне идеальное состояние, но идеальные установки долженствования и идеальное, чистое православное знание к нему приложимы. Таким образом, в "произволении ко спасению" преодолевается дуалистический, деистический, автономический разрыв, которым характеризуется любая другая земная деятельность вне рамок аскезы-молитвы-послушания. Всякая другая теория или практика неизбежно вступает в смешение с миром и несёт в себе признаки уклонения от богопочитания, что в терминологии С. Л. прямо отождествляется с язычеством. В т. ч., разумеется, и теория славянофильства. Хотя, "язычество" в данном случае, на мой взгляд, слишком художественный термин, вызывающий в воображении картины жертвоприношений и идолов. Лосевым предлагается некоторая абстракция, в целях удобства разворачивамой теории мифа. В этом проявляется как бы позиция Экклезиаста: "всё - суета и томление духа". Так и у Лосева: "Всё - язычество". Локально такая аппроксимация возможна. Мы соглашаемся и с иоанновым заключением: "Всё, что в мире, - похоть очес, похоть плоти и гордость житейская". В практическом же, философском отношении лучше будет говорить не о язычестве, не о гордости житейской или о суете и томлении духа, но о деизации философии, об эмпиризации философии, о её автономизации от метафизики и секуляризации, ибо именно в этих "процессах" кроется логика развития истории последнего времени. "Язычников" же, помимо того, что это люди, которые заменили поклонение Творцу на поклонение тварному, довольно сложно идентифицировать по отсутствию прямого сходства с языческими культовыми практиками.
Следовательно, главная линия критики позиции С.Л. не в том, что она подводит под удар консерватизм и открывает дорогу реформаторской деятельности, но в том, что ею маскируется факт принципиально деистического, автономистского характера философских систем. Смешение с миром вообще не является признаком, по которому узнаётся качественное различие одной системы от другой. Узнав "язычество" у Леонтьева, мы ровным счётом ни о чём не говорим, ибо своё "язычество" найдётся у кого угодно. Очевидно, нужны другие критерии, по которым возможно сравнивать и выбирать одно либо другое.
Что же действительно сближает позицию С.Л. с реформаторами - это перфекционизм. Напомню, весь сыр-бор разгорается вокруг того, что у славянофилов идеальные основания передаются лучше, чем у Леонтьева. Желание интеллектуальной правильности составляет основу позиции С.Л. Сходным образом нас сейчас пытаются уверить в том, что Церковь должна искать своего идеального бытия и никакое другое состояние эмпирического смешения, иллюстрируемое, в частности, многими элементами традиции, для неё неприемлемо. Тогда как идеальное состояние наступает со святостью, в 100%-ном составе. В остальном же Церковь сложным образом балансирует относительно ДАННЫХ, КОНКРЕТНЫХ УСЛОВИЙ. Из необходимости, поскольку мотивы большинства членов, её составляющих, раздвоены, назначить же уровень, выше того, который одолевается каждым и из него начинать высчитывать образы и принципы практической деятельности невозможно без впадения в волюнтаризм и профанацию.
Таким образом, перфекционизм, внешне имеющий вид стремления к христианскому совершенству, оказывается родом антицерковной деятельности. Иногда, как в творчестве непоименованных товарищей, принимающий характер даже экстремистский. Встречается перфекционизм другого толка - признающий совершенство в эмпирии, как в старообрядчестве. К Леонтьеву или к нам это, очевидно, не относится. В истории (синодальный период, охранительство, политика патр. Тихона и митр. Сергия и т. д.) консерваторам-реалистам противостоят прожектёры, мечтатели и ханжи. Да здравствует центризм!
30. Бондарев Игорь : О понимании недопонимания.
2011-10-24 в 00:39

Между формой и содержанием есть недопонимание.Которое называется опыт.
Ева была создана для человека,чтобы ему было "хорошо",а словом "хорошо" подчеркивается целостность сотворенного и видимого Богом.То есть в Еве Адам увидел свое я. Ум обрел объективность.Она же и ввела человека в падение.
То есть ум без покаяния есть обман.Обманом поражен мир.Опыт обманчив постоянно,потому что мир поражен им.
Мало покаяться ученому,исследователю,ему надо еще доказать покаяние в своем уме своему опыту.Увидеть в мире истину(Прекрасное)к которой подмешена ложь.И этого мало .Надо еще отделить ложь от примеси к Прекрасному.Это надо увидеть умом.И этого еще не достаточно,так как надо суметь еще все это высказать.Но,даже если все это проделать ,надо еще доказать противоположное.
Выглядит страшновато.Но это если надеяться на свой ум ,потому что свой ум это- замкнутый круг.А вот ,если исходить из постоянного(подчеркиваю ПОСТОЯННОГО) покаяния ума,то все мысли "придут" сами.Дух пришлет.Но ,для этого надо верить и держать духовную борьбу с сопротивляющемся собственным умом.
А наука опирается на опыт.Наука - способ выживать в мире греха.Это - зеркало покаяния.Для мудрого и то и то - полезно.
А наука без покаяния - познание греховного мира.Законов зла.Не об этом ли предупреждал Иоанн Богослов,говоря о знамениях и чудесах ложных,которые сотворит лжепророк,в которого уверуют миллионы и миллионы людей.Но это обернется крахом и падением Вавилона,суть блудницы.То есть вся наука без Духа есть наука зла,творящая великие знамения и чудеса.Но,мы предупреждены заранее. Не против науки,а против возвеличивания мира зла,который внезапно будет сокрушен в его величии.То есть разоблачен.
А форма и содержание предстанут духовными в опыте этого еще мира.
29. Иван : А. Рогозянскому
2011-10-24 в 00:11

Да не о "форме" печаль, Андрей Брониславович. Моя задача гораздо проще. Мне показалось, что своей схемой Сергей Леонидович легитимирует не форму, а неразрывную связь формализма, понимаемого в самом широком смысле и язычества. А это в свою очередь, так сказать, академически легитимирует один из двух (больше не нашлось) аргументов грядущей языковой реформы - "вы - язычники". Если я ошибаюсь, буду только рад. Если нет, буду приводить и другие аргументы против этой связки.
Насчет высказывания С.Франка согласен и сам затронул это, говоря о мотивах "подморозки". Ваша фраза "На словах - единственная Ценность-Христос, в реальности - эмансипация, вполне в общечеловеческом духе" - вообще квинтэссенция всего этого, как бы это выразиться, модернистского тренда. А интеллектуальный перфекционизм, конечно, чреват профанацией, но не он вызвал нынешнюю. Он не мог ее вызвать по причине ненаблюдаемости.
28. Иван : С.Шаракову (продолжение)
2011-10-24 в 00:07

3. Я бы не хотел формулировок типа "укажите на ошибку". Лучше остановимся на "это Ваше понимание" - да, мое, и надеюсь его прояснить.
Как уже тут указывалось, "форма" - не то же самое, что эйдос-идея, впрочем трактовки у разных авторов разные, Лосев даже отличал эйдос от идеи. Но факт, что в платоновской идее нет телеологической динамики, как в форме Аристотеля, именно поэтому аристотелевские представления идеально подходили для описания органического мира и последними из всех наук ушли из биологии (впрочем, без адекватной замены, к ним и сейчас возвращаются). Если кто-то уподобляет развитие чего-то (например социума) развитию организма, то "форма" наиболее адекватное словоупотребление. Здесь нет язычества, есть общие законы мышления. Как сказал Лосев, Платон не просто построил философскую систему, он показал, что иначе мыслить нельзя.
В приведенном Вами далее примере, где кто-то пытается восстановить монархию копированием формальной схемы, Ваше понимание - он хочет копированием внешней формы (теперь уже понимаемой как схема) вызвать к жизни внутреннее содержание, т.е. язычник он. Это также крайне маловероятно. Никто так не мыслит. Тут либо механицизм мышления - схема есть смысл механизма (опять же - Лосев), а весь мир, в том числе и государственные институты и устройства, мыслятся по типу машин, т.е. схем. Либо имеет место следующее широко известное наблюдение. Иногда человек (или там народ) уже готов к чему-либо и ему не хватает внешних скреп, которым он может даже поначалу сопротивляться. Так ребенок может не осознавать в себе задатки спортсмена, а дав ему правильную тренировку, мы такого спортсмена получим. И вот на народ некоторые так смотрят - считают, что он уже готов то к
монархии, то к демократии, то еще к чему-нибудь. Не хватает внешних институтов. Это почти всегда - ошибка мышления, но не язычество.
То же самое относится к "подморозке". Ведь иногда действительно можно удержать человека от какого-то поступка, "подзадержать" его, и тем спасти его от какого-то дальнейшего падения. Точно так же можно поступить (или попробовать поступить) по отношению к социуму. Ну вот в таком духе.
Я совсем не против схемы, объединяющей разные формы и соответственно формализмы, это право автора. Я только хочу сказать (и показывал это), что НЕ каждый из этих формализмов подпадает под "язычество", да и из общих соображений - это было бы слишком просто.
И уж совсем не к месту здесь формализм как сумма позиций по каким-то вопросам. Тут уж построения целиком искусственные. Ход мысли, если хотите, обратный. Вот Вы пишете
//В таком подходе и скрывается формализм, так как позиция по данным вопросам в качестве исключительно позиции не затрагивает существо христианина, не делает его христианином
вполне.//
Насчет "вполне" - само собой, а вот насчет "не затрагивает существо"... Если христианину навязывается этот круг вопросов, то, как христианин, он должен спросить себя: "А что собственно происходит, если мне, занимающемся исключительно спасением души, вдруг стали навязывать этот круг вопросов?" Если он по существу христианин, а не по моде, на все готовый. Все-таки эсхатологической перспективы никто не отменял. Т.е. это не затрагивает его существо, но проявляет (выражает, если хотите) это существо. Ну и т.д. Жаль, что как-то в этом направлении дискуссии пока нет.
Но самое главное - здесь вообще нет привязки к язычеству. Оно обычно привязывается именно к языку (с помощью все того же нехитрого "форма-содержания"), но Ваш пункт 4 ее в "их" трактовке фактически дезавуирует. А значит можно сосредоточиться на более актуальных сторонах Вашей интересной статьи.
27. Иван : С.Шаракову
2011-10-23 в 23:57

Уважаемый Сергей, спасибо за подробный отклик. Вижу какое-то недопонимание между нами, но не могу точно уловить. Вероятно, ответ получится длинным, Вы много затронули, разобью на два поста. Сначала - в целом.
1. Разумеется, адвентистка не понимает, для того я и пример привел. Вопрос, понимаем ли мы всегда? Не возводим ли хулу на брата своего, основываясь то на внешнем сходстве (как эта женщина по отношению к иконам), то на наших теориях? И конечно я бы не стал настаивать, но, к сожалению, этот вопрос имеет не теоретическое значение.
Я рад, что Вы согласны со мной по вопросу критерия, является ли связь выражающего и выражаемого субстанциональной. Вы это уже сказали в п.1, п.2 - констатация, а не критерий. Просто то, что я подробно описывал с экскурсами в историю, Вы выразили в фразе "нажмешь на кнопку - получишь результат". Это верно, но слишком обще (смотря, какую кнопку, так сказать), как и о "формализме", поскольку форму Вы понимаете в разных смыслах (см ниже). Но это, действительно, и есть критерий. О современном язычестве, таким образом, понятно.
О науке. Действительно, вклад магии в формирование научного мировозрения и научного метода трудно переоценить. Однако нельзя всю науку записать в магию и язычество, хотя грань между ними очень тонка. Равно как и нельзя весь Запад записывать туда же. Основные научные категории - это преобразованные категории западного богословия, об этом говорили прямо и сами творцы научного метода. И основание свое наука, как плод христианского Запада, видит не в магическом воздействии на, скажем так, "кого-то" с целью получения результата. А в использовании тех повторяющихся природных закономерной, основание которых - в Его обетованиях. И "нажать на кнопку" с целью достижения результата в этом смысле не есть грех. Иначе под "язычество" можно подвести любые наши действия по "возделыванию Земли". Но грех забывать о том, что все это возможно только Его непрерывным действием в этом мире, что даже и Земля рожает только по Его слову. Обычно мы выражаем это незабывание - "делать по благословению". И даже сам научный метод (Вы называете - "наука с ее методологизмом") стал бы невозможен без христианских вероучительных определений (например, догмата воплощения (отсюда - преодоление языческого разрыва надлунного и подлунного миров) или творения мира из ничего (отсюда гомогенность законов природы)).
Здесь можно долго говорить, но видите, как легко обмануться внешностью и обвинить кого-либо в язычестве. Вот я только против этой поспешности и даже не против вообще, а против этого конкретного обвинения по отношению к поставленному перед ничего не подозревавшей до того церковной общественностью вопроса о ЦСЯ и об отношении к Преданию вообше. Ибо можно назвать нас "ревнителями-конспирологами", но документы на официальных сайтах к просто "подозрениям и домыслам" не отнесешь. А оснований там в этих документах для всего этого пересмотра два - "вы тупые и ничего не понимаете" и "вы - язычники" (по отношению к нам в дискуссии). Поэтому я вполне понимаю резкие слова, сказанные Вам здесь некоторыми участниками обсуждения и считаю, что Вы не правы не только по форме (в такой момент!), но и по существу. О чем и стараюсь.
О старообрядцах спорить не буду, хотя также решительно не согласен. Их есть кому защитить, см., например, яркие посты Н.Чернавской здесь на форуме. Укажу только, что если бы они были язычниками, невозможны были бы решения Собора 1971 года, направленные на уврачевание раскола. Даже из соображений икономии, ибо с язычниками у нас - не раскол.
И старообрядцы, и евреи, возродившие иврит, вполне подпадают под Ваш 4 пункт, с которым я ПОЛНОСТЬЮ согласен. Но вот некоторые другие Ваши выводы, как мне кажется, находятся в некотором противоречии с ним.
См. далее.
26. А. Рогозянский : C. Шараков, Иван
2011-10-23 в 21:17

Дело даже не в том, чтобы теоретически легитимировать форму. Не представляет проблемы иметь систему, в которой нет ничего неправославного. Вопрос в том, как она при этом будет передавать жизнь.
Внимание Сергея Леонидовича как бойца интеллектуального фронта сосредоточено на качестве мышления. Это в своём роде самодостаточная ситуация - без ошибок выплести кружево. Но существуют примеры систем, формально безупречных, типа "христоцентрического богословия", где провозглашается выход из-под всякого влияния формы или эмпирии - национальности, государственности - к единственной Ценности-Христу. И что? Критика формализма не есть способ преодоления формализма. Критика удаётся просто, однако Христа как единственной Ценности, увы, не появляется. Одна форма сменилась на другую и притом более примитивную: идеологию нигилизма или "Free your mind" в очередном, псевдоправославном исполнении. На словах - единственная Ценность-Христос, в реальности - эмансипация, вполне в общечеловеческом духе.
Естественно, что некоторые авторы априори предвидят такую коллизию и не собираются состязаться в правильности и гладкости своих построений. К. Леонтьев в том числе. Он принимает неправильность и эмпиричность (социо-генность) любой "прикладной философии". Перфекционизм, в т.ч. и интеллектуальный, должен быть преодолён и отброшен как влекущий за собой профанацию. Отсюда предложение К.Л. борьбы с либералами и критикуемое "подмораживание". Критерии другие, не интеллектуально-философские: эйдос, форма, субстанциональное и не-субстанциональное. Как говорил С. Франк, "способствовать осуществлению наибольшего добра и наименьшего зла В ДАННЫХ КОНКРЕТНЫХ УСЛОВИЯХ".
25. С. Шараков : Г. Кремневу
2011-10-23 в 14:42

Дорогой Григорий, конечно Леонтьев различает форму и материю. И субстанциальное тождество не постулирует. Но когда утверждается, что если Россию подморозить, то можно ситуацию удержать, то такое высказывание имеет смысл только в языческой парадигме. Это стихийное, неосознанное язвчество. Нето яычество внешней красоты, о котором говорил Леонтьев. Когда прихожанин надеется на то, что свеча перед иконой гарантирует ему чаемый результат, то здесь тоже никакого субстанциального тождества не постулируется, но язычество остается язычеством.
24. С. Шараков : С. Швецову
2011-10-23 в 14:35

Сергей, принимаю концепцию Лосева. Не вижу в Федре поределения личности. Связь души и тела еще не дает личность. Личность - это что-то единое и уникальное одновременно. В контексте платоновой философии душа в Федре - это просто идея: принцип движения вещи. Это, как говорит современная наука, статическая концепция личности. А по
Лосеву, это даже и не личность. Вопрос, как видите, терминологический. Тут важно решить: что мы понимаем под личностью.
23. С. Шараков : В. Семенко
2011-10-23 в 14:31

Владимир Петрович, мы с Вами сходимся на том, что наша Церковь и весь мир стоит на пороге катастрофы. Сходимся на неприятии либеральных образцов христианства. А вот дальше - начинаются разногласия. Не буду прямо отвечать на поставленные вопросы, но каким-то образом, думаю, отвечу на них.
Возьмем ситуацию с революцией 1916-17 годов. Антирусские силы были? Были. Заговор был? Был. Революция случилась под воздействием заговора антирусских сил? Нет. Все с народом происходит так, как хочет того народ - это истина, возвещенная нам еще Ветхим Заветом. Если бы русский народ был с Богом, никто не смог бы попрать его. Меня жгут слова Лосева, сказанные после революции о русском народе: русский мужик смекнул, чо при новой власти можно жить по своей волюшке. И принял новую власть. Точно так же принимает нынешних либеральных властителей России современный обыватель: власть большинство народа устраивает в главном параметре: грешить разрешает. Ее, эту власть единственно за что ругают - денег ведь еще не дает. Если бы и деньги давала....
Вот если такая же ситуация наступает и в Церкви - Вы ничего не сможете сделать. Ничего. Если же малое стадо крепко держится Христа - никто: ни заговор, ни современные соблазны, - не смогут одолеть врата Церкви. Даже если реформы свои будут проводить - народ их не примет. Бог с нами, если мы с Богом.
Поэтому мы, если мы христиане, не можем даже ставить вопрос "шанса" - это мое убеждение. Господь проведет спасающихся в любой ситуации. То, что Вам кажется бездеятельностью, пассивностью, близорукостью, может на деле оказаться просто вполне христианским делом. Ведь главный вопрос не ЧТО вокруг, а КТО ты? Только из этой точки начинается истинное дело. Тогда человек становится орудием в руках Божиих.
Чего-то я у Вас не понимаю. Вы чего-то у меня, как мне кажется, не слышите. Вообще понимаю, что сую нос не в свои дела. И еще раз прошу прощения.
22. С. Шараков : Ивану
2011-10-23 в 13:27

1. Адвентистка просто не понимает, о чем говорит - между образом и Первообразом связь не субстанцинальная. Так что тут и говорить не о чем. А вот наш раскол четко подходит - это и есть самое настоящее язычество. Ведь в чем суть язычества? Не в декларировании религиозных постулатов. Время такого язычества с Рождества Христова закончилось. Язычество в христианскую эпоху - это опора на свои, исключительно на свои силы. Второй шаг - планирование своих шагов, вера в проект, в метод: нажмешь на кнопку - получишь результат. Это уже сугубо религиозный шаг - магия. Вся современная наука с ее методологизмом - сущее язычество. Вера в то, что перемена государственной формы даст изменение жизни - такое же язычество. Если бы победили раскольники, тогда уже давно не было России, а был бы Запад, как это ни парадоксально звучит. Случилось бы это в ислу внутренней близости русского раскола победившему на Западе язычеству. Ведь русский раскол - это русский пртестантизм со всеми вытекающими. Кто вкладывал деньги в революцию? К кому деньги липнут?
2. Сам характер связи между выражаемым и выражающим я является критерием.
3. Иван, скажите конкретно: какой приведенный мною пример противоречит определенному мною формализмом? Вы это называете схематизмом. Так это Ваше понимание. А вот если укажете на кокретную ошибку, буду благодарен.
4. Дорогой Иван, совсем не выступаю против формы, как мне это здесь приписывают. Надо всеми силами хранить то, что нам дано. Вопрос формы очень важен. Всякая форма суть выражение конкретного содержания - так задумано Господом. Форма - выразительна. отказ от формы равносилен отказу от содержания. Между прочим, известное равнодушие к форме, утверждение, что любая форма может вмещать любое содержание (что, к примеру, утверждал С.с. Аверинцев) - это обратная тосрона все того же формализма, как это опять же ни парадоксально.
21. Бондарев Игорь : Иов сегодня.
2011-10-23 в 11:00

Период,эпоху,в которую мы живем,можно назвать как испытание ума,пытка ума.
Как древнего Иова.
Сатана не трогает совести(костей),но все остальное подвергает сожжению.Зачем?
Сжигает самого себя - идолов.
Сущность то одна,а форм(идолов,идеалов)развелось множество.
Для кого-то это - политический или иного рода пир.
Формы горят.Все формы ломаются.Мы думаем что погибаем,остаемся одни,в одиночестве.А по сути - рождаемся.В новое общество .Но- нового мышления,идеи нет,ибо она также - форма.Но,когда все формы сгорят,тогда и появится одна форма и одно содержание всех нас,а нас - миллионы.И это будет новая Россия или Евразия.Основанная на совести,суть голос Божий.
Опять же,вспомнит Книгу о Иове.И то,как ему Бог воздал.
20. Бондарев Игорь : Крест и коммунистическая форма.
2011-10-23 в 09:41

Могут ли коммунисты стать служить Святому Духу,но не говорить ни слова о Боге,соблюдая так свою традиционную форму и в корне изменив сущность(внешней"атеистической" формы),ее содержание.
Не в прошлом,а сегодня?
Где им взять такое ,новое мировоззрение?
А пусть фальсифицируют теорию эволюции,теорию "Большого взрыва",и остальное.У них же есть ученые.Коммунисты организованы.У них есть материалистическое мировоззрение.Надо только изменить форму - научно фальсифицировать.
Вот это будут настоящие коммунисты.Для которых форма есть то же,что для христиан - крест.А содержание одно .
19. Иван : С.Шаракову
2011-10-22 в 23:34

Сергей, вероятно я недостаточно ясно выразился, хотя и старался подробно. Вы, конечно, не рассматривали все аспекты идеи-эйдоса и формы, однако возможно именно это привело к спорности некоторых Ваших выводов. В частности, к неопределенности понятия "формализм" с последующими далеко идущими обобщениями.
Да, в лосевской терминологии момент субстанциального тождества выражаемого и выражающего - религиозная основа языческого мироощущения. Однако что является критерием для установления тождества именно субстанционального? Вот у нас соседка-адвентистка не устает повторять "доскам своим молитесь". Я думаю, мы не согласимся. Вот старообрядцы насмерть (в буквальном смысле) стали за "мертвую букву-форму", рискнет ли кто-нибудь назвать их "язычниками"? Или назвать язычниками евреев, возродивших и культивирующих свой древний иврит (какое пристрастие, если не сказать больше, к "форме")?
Субстанциональное тождество возможно, если понимать форму в точном аристотелевском смысле слова, эта опасность, как я уже сказал, реализовалась в истории и была осуждена церковно (см. ниже о 1277г.). Впрочем, она никуда не делась и в скрытом виде есть в томизме. Такой же характер носит и магия, где некоторая строгая форма действий влияет на сущность, давая желаемый результат. Так везде в язычестве, этот момент возможности влияния на сущность некоторой правильной "формой" необходим, он вытекает из этого субстанционального тождества.
Но именно этот определяющий момент отсутствует по отношению к приводимым Вами примерам. Если форму понимать так широко, как у Вас, то ни признание ее ценности самой по себе, ни признание взаимовлияния формы и содержания, ни надежда на возрождение чего-либо (например, монархизма) при воспроизведении формальной схемы этого чего-либо и пр. не является "язычеством" или даже производным от него. Последнее, например, свидетельствует только о механистичности мышления этих прожектеров - ведь схема для механизма и есть его смысл.
"Ревнители", не желающие менять древние богослужебные языки и обряды, не думают, что это как-то повлияет на Него. Мы думаем, что это повредит нам, нашему духовному устройству. Мы не думаем, что Бог был как-то ограничен в своем выражении и не мог обратиться к нам на другом языке, чем ЦСЯ. Но Он обратился на нем и рассматривать этот момент как случайный, равнодушно разложив его на "форму-содержание", для нас - нечестие.
В связи с этим, еще раз хочу обратить внимание на вопрос правомерности использования языческого инструментария для анализа Предания и церковной жизни вообще. Или хотя бы на вопрос о необходимости обоснования этой правомерности в каждом конкретном случае. Крайне смущает, что не только ученые мужи, но буквально любой, с помощью нехитрой пары "форма-содержание" и фразы "надо жить со Христом, а не с Традицией" легко может расправиться со всем двухтысячелетним наследием Церкви, оставив нам только догматы (пока?).
А обвинение кого-либо в язычестве на основании в разных смыслах трактуемой в пределах одного и того же текста "формы", по меньшей мере, спорно.
18. Бондарев Игорь : Лакмусовая бумага для определения заговора.
2011-10-22 в 20:09

Если специально использовать термин "фальсификация",то есть условно,то молитва и пост есть "фальсификация" безбожия и объедения буквально.

С другой стороны,фальсификация без цели(предмета) есть заговор против говоримого(против существа говоримого).
Будет ли фундаментальная фальсификация ТЭ,которая по сути,есть лакмусовая бумага всех остальных изоморфных процессов духовного становления,это- вопрос.
То есть если не смотрят в фундамент,то - какова цель реформ?
Тогда очевидно - фундаментальное не интересует,значит заговор на лицо.
17. Сельскiй бригадиръ : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-22 в 14:34

Игнорирование догматической глубины Церкви, подмена внутреннего внешним, формальным, неизбежно приводит сторонников, если можно так сказать, формального консерватизма, к тезису о наличии внутри Церкви партии реформации, которая, не нарушая догматов, тем не менее, скрытным образом эту реформацию готовит. А это влечет за собой и конспирологические идеи. И уже бороться предлагается не с духами тьмы, а церковными либералами и их структурами. Так политика вводится в Церковь.



В нашей Церкви появились люди, которым ничего не дорого в русском православии: ни предание и богослужебные традиции нашей Церкви, ни каноны, ни юлианский календарь, ни церковнославянский язык… Характерным складом ума этих лукавых деятелей является разрушение. Разрушение традиционного под видом миссии и ради модернизации. Отдельно выхваченные частные прецеденты из многообразной церковной истории и богослужебной практики выставляются ими как достаточный повод реформировать уже сложившиеся традиции.
«Главное, – лицемерно говорят нам эти церковные революционеры, – это не нарушать догматы! Ведь раз священноначалие не нарушило ни одного догмата, тогда и нечего заниматься миссиофобским “ересеискательством”! Ну, поцеловали некие православные священнослужители Римскому папе ручку, но разве есть в этом нарушение православной догматики? Это же блестяще продуманный миссионерский ход! И только глупые миссиофобы-охранители могут возмущаться этим. А вот если не будет чистоты догматов – не будет самой Церкви. А с русским богослужебным языком, искривленными канонами, измененным календарем – Церковь будет оставаться православной». Таков постоянный лейтмотив причитаний нынешних церковных реформаторов-обновленцев. С сожалению, этот тезис повторяет и уважаемый Сергей Шараков.

Но так ли это? Как верно подметил один мудрый паталогоанатом, конечно, если человеку поотрубать руки-ноги, человек останется самим собой. Но если только это совершают не враги, то зачем рубить-то? Несмотря на тысячелетнюю историю, наша Церковь чрезвычайно молода. Она статна и красива – так зачем же со спокойной совестью смотреть на искривление ее позвоночника? Ведь в таком состоянии она быстро зачахнет, превратится в дряхлого старика и станет просто одной из ячеек политической системы, лишенной всякого духовного влияния, чего и добиваются наши миссионеры в законе. Назвать это жизнью – никак нельзя. Назвать православием – весьма проблематично. Ведь Право-Славие – означает прославление Бога в полноте Священного Предания, а не в его ущербности. И богослужебные тексты на церковнославянском языке, содержащие всю полноту святоотеческого богословия, и юлианский календарь, освященный жизнью Господа нашего Иисуса Христа, и древние русские традиции церковного благочестия – все это неотъемлемая часть Священного Предания, прозябшего в Церкви Русской и наложившего неизгладимый благодатный и спасительный отпечаток на проявление церковности русского народа. Ради призрачных миссионерских целей и стремления угодить духу мiра сего сознательно руша это, мы тем самым провоцируем к уходу из Русской Церкви многих ее верных чад и лишаем надежды на спасение будущие поколения православных верующих.

Мнение, что Православная вера – это только вероучение, только догматы, весьма распространено: выучи наизусть Символ Веры – и ты уже православный! (Тут сразу вспоминается стандартное заклинание протестантских харизматов: поверь в Иисуса как в своего личного Спасителя – и ты уже спасен!) Однако забывается, что Вера – это прежде всего жизнь во Христе, Который призывает к себе всех труждающихся и обремененных (Мф. 11,28). Вера – это безропотное претерпевание всех скорбных обстояний и болезней, встречающихся неизбежно на нашем жизненном пути. Вера – это молитва и пост, посредством которых изгоняется род лукавый прежде всего внутри самого подвижника-Христолюбца. И только примером своей жизни мы имеем дерзновенное право говорить и учить других истинной вере православной, т.е. нести миссию. Кроме этого не надо забывать, что Божественное Откровение, составляющее суть православной веры, зиждется на Священном Писании и Священном Предании. Под Священным Преданием, согласно Православному Катехизису свт. Филарета (Дроздова), понимается то, что словом и примером истинно верующие и чтущие Бога люди передают друг другу и предки передают своим потомкам: учение веры, закон Божий, Таинства и священные обряды (п.17. О Священном Предании).
16. С. Швецов : 9. С. Шаракову
2011-10-22 в 14:29

Простите, Сергей, Вы согласны с основным лосевским (лосевским ли?) посылом безличностности античной культуры и скульптурности платоновских идей? Кажется, в Федре Платон говорит нечто иное?
15. М.Яблоков : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-22 в 13:02

"""Здесь утверждается приоритетная опасность обмирщения Церкви перед догматической ересью."""
И совершенно правильно утверждается. Православие - это не только дОгматы веры, а еще каноны и непрерываемая традиция - Предание.

"""Содержание дает форму, форма являет содержание. Новое содержание дает и новую форму. Между содержанием и формой существует таинственная связь: форма зависит от содержания, но не сказано, что содержание зависит от формы."""
Это не "таинственная" связь, а обратная связь, согласно ТАУ ) И эта обратная связь может быть как отрицательной (и дай Бог), так и положительной. Не только содержание влияет на форма, но и форма на содержание... зависимость эта может быть нелинейной, но это другой уже разговорр.
Попробуйте слишком сильно изменить форму - не удержите и содержание. Измените православное богослужение и прочую обрядность, - и от Православия ничего не останется. Как от католицизма после Второго Ватиканского собора... Как правило, все церковные модернисты - являются и еретиками.
14. В.Семенко : С.Шараков 8
2011-10-22 в 12:46

Сергей Леонидович, так ведь и я говорю в своем кругу. Давайте все же не впадать в эмоции, а обсуждать по сути. Здесь, на этом форуме (как и на другой ветке, где вы вели диалог с Андреем Рогозянским), говорится много интересных и умных вещей. Насчет христианского социализма Сомина я на самом деле вполне с Вами согласен. Но все же думается, три главных вопроса, это:

1) Мы стоим перед концом истории или лишь перед концом нынешнего исторического цикла?
2) Даже если выбрать второй ответ, глобальная катастрофа, думается, неизбежна. С этим спорить невозможно. Каков шанс нашей православной традиции в условиях этой стремительно надвигающейся катастрофы, усиливающейся энтропии мира и хаоса?
3) Как противостоять не менее стремительному проникновению духа мiра сего в саму Церковь? Следует ли в связи с этим говорить лишь о духе времени (что несомненно) или имеет место все же некий закрытый проект, в просторечии именуемый "заговором"?

Вот, думается, главные вопросы, настоятельно нуждающиеся в конструктивном, спокойном и взвешенном обсуждении. Уважаемые коллеги, как представляется, проявляют здесь типичную болезнь нашей академической науки, не умея связать свои академические штудии с актуальной современностью. А ведь вся методология Леонтьева, все его творческое наследие просто вопиет именно об этой связи!
13. М.Яблоков : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-22 в 10:58

А кто критики Леонтьева? Богохульник Розанов? Или парижская шпана?

Очень плохая статья. Русофобская и уронаполитическая. Честно сказать, от Сергея Шаракова такого не ожидал...
12. Grigoriy : поправка
2011-10-22 в 10:49

… три-единый процесс развития, в котором находит свое место даже столь нелюбимый Леонтьевым «прогресс».
11. Grigoriy : Дорогой Сергей!
2011-10-22 в 10:47

Так ведь и я примерно о том же: «при условии СПЕЦИАЛЬНОЙ интерпретации»!
Я продолжаю утверждать (пост 4) – что НИКАКОГО субстанциального тождества между «формой» и материей у Леонтьева НЕТ!
Другое дело: было бы неверно толковать леонтьевскую «материю» как ТОЛЬКО то, что несет в себе «разбегание», энтропию…
Здесь мы подходим к его знаменитой диалектике взаимо-отношений «формы» и материи, каковая и ЕСТЬ три-единый процесс развития, в котором находится свое место даже столь нелюбимому «прогресс». Пока прогресс – это движение к цветущей сложности, Леонтьев его с радостью приветствует.
А вот движение к третьей стадии он предлагает называть разЛитием.
Всё это Вам, конечно, хорошо известно.
Я лишь предлагаю исследовать тексты и мысль самого Л-ва, исходя из содержания его крипто-терминов (каковыми являются и «византизм», и «революция» = ассимиляция, и слово «племенной», в котором я лично вижу кальку с греч. «филетический», см. решения Конст. Собора 1872 г.). А поскольку Платон и Аристотель – это всё же весьма разные философы : )))) – то я бы предложил для начала поместить «Леонтьева» в аристотелевский контекст, не «зацикливаясь» при этом на СЛОВАХ! А со-средоточившись на «сути дела».
Повторяю: форма у Л-ва – очень емкий и разно-играющий крипто-концепт, обслуживающий как его историософию, так и его государство-ведение, и его литературную теорию.
И само-ценность формы – НЕ означает, что это высшая ценность (см. полемику с Катковым в 1887 г.) И ценность это – НЕ формы как таковой, а русской государственной формы (канонически, а НЕ-славянофильски понятая самодержавная монархия), каковая – форма=монархия – в статье «Над могилой Пазухина» опознается, в ПОЛНОМ соответствии со святоотеческим Преданием (идущим от апологетов еще!), как Удерживающий!
Т.е. – на самом деле – леонтьевский «формализм» достаточно содержателен : ))) – чтобы сомкнуться с православным Преданием!
10. С. Шараков : Ивану
2011-10-22 в 09:58

Спасибо за отклик, Иван.
Я и не брал платоновскую идею во всем ее объеме. Именно момент субстанциального тождества выражаемого и выражающего, что является религиозной основой языческого мироощущения: отсюда обожествление мира природы. Отсюда и формализм. А так-то идея Платона, форма Аристотеля много богаче.
9. С. Шараков : Г. Кремневу
2011-10-22 в 09:53

Дорогой Григорий, специалиста долго искать не нужно - таковой есть.
"Поэтому когда философию Платона обозначают, как учение об идеях, а философию Аристотеля, как учение о формах, то этим вносится в науку весьма большая путаница, поскольку и платоновские термины "идея" и "эйдос" можно переводить как форма, и аристотелевскую "форму" можно перводить как "идея". связывать "идеи" только с Платоном, а "формы" только с Аристотелем - это попытка во что бы то ни стало установить пропасть между Платоном и Аристотелем. /.../ Мы не будем возражать против аристотелевской "формы". Но всегда будем помнить, что это есть не что иное, как платоновская "идея" или платоновский "эйдос", но только при условии специальной интепретации этих терминов" (Лосев А.Ф. Платон-Аристотель, М.: 2005, С. 304.).
8. С. Шараков : В. Семенко
2011-10-22 в 09:42

Владимир Петрович, менее всего мне хотелось бы услышать от Вас такой упрек. Говорил в кругу своих и для своих - так мне кажется.
Простите бестолкового.
7. Иван : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-22 в 02:17

Мне кажется, слово "форма" в представленном докладе употребляется в несколько разных смыслах в начале доклада и в его конце.
"Форма" Аристотеля и "формализм" строительства партий - не одно и то же. В последнем случае "форма" понимается не в аристотелевском или платоновском смысле (хотя я не согласен, что "эйдос" и "форма" тождественны, но в данном случае неважно), а в смысле формальной схемы. И тут все верно - копирование таких "форм", монархии или чего-либо другого, бесплодно, это очевидно. А когда автор говорит "народ должен соответствовать", на самом деле это и означает, что эта монархическая "схема" должна стать "формой" в подлинном смысле слова. Но рискнем ли мы утверждать, что какие-то части Предания (скажем, ЦСЯ) есть просто вот такие формальные схемы, копирование которых - бесплодное для нас занятие?
Несомненно, есть опасность язычества, идущая от абсолютизации формы. Однако в каком смысле абсолютизации? Западное богословие прочувствовало всю ее на себе и ответом было знаменитое осуждение парижским епископом Етьеном Тампье (совместно с богословским факультетом Парижского университета и архиепископом Кентерберийским) более 200 тезисов Аристотеля в 1277 году. Абсолютизация эта выразилась в ограничении всемогущества Бога - Бог творил мир в соответствии с "формами" и не мог творить иначе.
Но разве кто-то из "ревнителей-конспирологов" утверждает подобное по отношению к чему-либо?
И потом, насколько вообще правомерно языческое понятие "формы" применять к анализу всего Церковного Предания? Патристический синтез никогда уже не повторился в истории, а препарирование Предания в духе языческих категорий с тех пор всегда приводило к радикальным результатам и запрещение 1277 года - только одна из самых известных реакций на них (их было много). Вообще, мне видится тут некоторое противоречие - называя "ревнителей" язычниками на основании некоторого анализа, обвинители сам анализ проводят в языческих категориях, т.е демонстрируют языческое мышление.
Да, не вливают новое вино в старые мехи. Но следует ли это понимать как признание, что нам предлагают новое вино? Именно поэтому и не приемлют "старые мехи"? Похоже на правду. На мой взгляд, именно так дело и обстоит - гигантскими темпами идет обмирщение Церкви, это и есть "новое вино". Так что можно смягчать обвинения К.Леонтьва в язычестве, можно не смягчать. Это никак не отменит того, что и здесь он оказался прав.
Вопрос о догматах заслуживает отдельного рассмотрения. Да и о догматической неповрежденности также. По крайней мере, о.Георгий Кочетков, отрицающий бессмертие души, уже желанный гость в семинариях.
Я благодарен уважаемому С.Шаракову за постановку проблемы, за то, что проговариваемое не всегда в корректных формах на форумах и блогах, в его статье получило цивилизованное академическое оформление.
6. Бондарев Игорь : О духе и материи как содержании и форме.
2011-10-22 в 02:07

Дух - содержание.Материя - форма.

После грехопадения появилась форма.А до грехопадения была духовная гармония ,не нуждающаяся в форме,так как все было идеально.
После грехопадения появились форма и содержание.
Дух определяет форму.Так появилась материя.Но и материальный дух (эмпирика,секулярность),то есть форма, влияет на дух(дух зла).
Здесь видим,что нет никакой разницы между формой и содержанием,поскольку они есть дух(дух добра и дух зла).И в такой постановке -форма/содержание-их формально не различить.Только духовно.Только по существу(по плоду).
Но,вот чтобы включить формальный механизм опознания свой-чужой духовно,требуется признать,что форма есть дух,и дух - форма.И показать первую модель и вторую.То есть,когда дух- форма,а форма- дух;когда дух-материя,а материя -дух.Тогда формальные знаки будут просто указывать - это из модели материального ,а это - из модели духовного миров.
Например,фальсификация теории эволюции даст модель для признания материалистической модели и модели духовного мира рая.
Далее проще:цивилизация и законы секулярного мира.Цивилизация и законы нравственности в секулярном мире.То есть в одном государстве и закон и нравственность в общей культуре.
Запутаемся?
Если фальсифицировать ТЭ,то есть подойти научно,то - не запутаемся.
То есть для государства - наука,а для морали общества - Церковь.В одной культуре и при одном законе.Выбор свободен и предоставлен всем.Охраняется законом и защищается нравственностью на уровне догматов Церкви.
Кто пожелает служить миру сему и его соблазнам - его выбор.Кто пожелает быть в мире,а служить Духу - его выбор.Оба выбора охраняется одним законом государства не смотря на то,что это служение разным духам ,например, - Духу Бога, а другой - мамоне.
То есть откроется антихрист.Тот дух который с древности прячется среди нас.
То есть есть и сейчас.Так чего его бояться,если он и сейчас стоит за спиной,но без воли Бога ничего не может сделать.
5. дед пенсионер : Re: Платонические мотивы в историософии К.Н.Леонтьева: к проблеме формы
2011-10-21 в 23:03

Лучше бы Вам оставить в покое и Леонтьева, и русскую идентичность.
Молодое поколение , которое Вас слушает, не дойдет до Леонтьева,споткнется.
Давайте им сервис и экономику.
А если сможете привить хотя бы интерес к свт.Феофану, например, то Леонтьева они лучше Вас поймут. И время сэкономите, дело сделаете.
4. Grigoriy : По существу
2011-10-21 в 20:46

Форма (государственная) есть, по Л-ву, некий исторический инвариант для того или иного культурно-государственного организма.
Напротив, (социальная) материя – есть среда, энтропийная по преимуществу!
Потому его забота и связана с противодействием этой энтропии всеми доступными способами (среди которых найдутся, конечно, и сомнительные на православный вкус, но от этого социальная «инженерия» Л-ская еще НЕ становится языческой!)
Да, Леонтьев – соответственно! – почитает особой ценностью форму. Но ведь надо понимать, что НЕ любую. И не почитает ее высшей ценностью! См. замечательное рассуждение (1890 г.) о том, как соотносятся христианская ассимиляция (вызванная проповедью: причем, Л-в не делает конфессиональной разницы здесь!) и обычная, либерально-эгалитарная ассимиляция. Это в 1-томнике 1996 г. с. 636–641 (работа «Кто правее?» Письмо-глава 3-я: http://knleontiev.na...exts/kto_pravee.htm)
С другой стороны, Л-в – монархический русофоб sui generis. И здесь он радикально расходится с любым национализмом.
Историсофия же его является христианской в той степени, в какой – эсхатологична. А после 1888 г. она эсхатологична по преимуществу, я думаю.
Вера в неизбежность нового культурно-ист.типа (которой он жил в 1870-е и особенно 1880-е гг.) была разрушена как вера именно статьей Вл.Соловьева «Россия и Европа».
Утопическое сознание уступило место футуро-эсхатологическому. И на то была своя логика.
Ведь перво-принцип его историо-софии (действительно, не имеющий никакого отношения к христианскому Преданию, но от этого автоматически не становящийся «языческим» или «позитивистским», думается мне): – История есть смена куль.-ист.типов.
Соответственно – если нового типа НЕ будет (а вера в то, что никто больше, кроме русского народа в среде очень старого уже – здесь Леонтьев неожиданно смыкается с С.М. Соловьевым-историком – человечества не способен со-творить новый к.ист.тип!), то предреченное Апокалипсисом уже совсем БЛИЗКО! Об этих предчувствиях он постоянно пишет в частных письмах (после 1888 г. именно!), об этом именно настрое его в 1890-91 гг. вспоминает такой надежный мемуарист, как о. Иосиф Фудель. Без и вне этой эсхатологичности – таково мое глубокое убеждение (а я занимаюсь историо-софией Леонтьева уже более 20 лет) – он вообще не может быть правильно понят.
Однако, несомненно и то, что эсхатологизмом этим даже поздний Леонтьев НЕ исчерпывается! Реконструировать же его «культурософскую грёзу» о будущей культуре – задача не из простых, однако, надеюсь исполнимая.
3. Grigoriy : И всё же, и всё же…
2011-10-21 в 20:21

Хорошо было бы, конечно, найти специалиста по античной философии и попросить его про-комментировать важнейший для последующих построений уважаемого Сергея Леонидовича тезис: «форма Аристотеля РАВНА идее Платона»…
Мне всегда «казалось», что Аристотель критиковал Платона за его теорию мiра идей.
Страницы:   1 | 2 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме