Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Я всегда хотел быть писателем…»

Владимир  Крупин, Русская народная линия

06.09.2011


К 70-летию выдающегося русского писателя …

Завтра, 7 сентября, выдающемуся русскому писателю, сопредседателю Союза писателей России, постоянному автору «Русской народной линии», Владимиру Николаевичу Крупину исполняется 70 лет. Коллектив редакции «Русской народной линии» от всей души поздравляет Владимира Николаевича с юбилеем, желает ему многая и благая лета, а также дальнейших успехов на писательском поприще. В связи с этим юбилеем мы попросили В.Крупина рассказать о себе и своем творчестве.

«Русская народная линия»: Владимир Николаевич, Вы являетесь одним из самых известных современных русских писателей. Когда Вы решили стать писателем? Что Вас на это подвигло?

В.Н.КрупинВладимир Крупин: У меня сохранились детские дневники, читая которые, я вижу, что всегда хотел быть писателем. Мне было лет 12-13, и я до сих пор отлично помню момент, как ночью при звуках гимна я торжественно поклялся стать русским народным писателем. Этот момент потом я запечатлел в своем дневнике.

Я рос в большой семье. Пошел в школу с пяти лет, т.к. мне хотелось пойти в школу вместе со старшими детьми. Когда они пошли в школу, а меня туда не отпускали по малолетству, я долго ревел и таки выревел себе право на образование. Окончил школу в 15 лет. Я писал стихи, влюблялся, но девчонки меня за человека не считали. Сейчас я понимаю, что несчастья очень полезны для пишущего человека. Не было бы стихотворения Лермонтова «И кто-то камень положил в его протянутую руку», если бы его любили девушки. В общем, я с детства мечтал стать писателем. Конечно, были мысли о том, чтобы стать моряком, но все мы в детстве лазили по деревьям, думая, что это наши корабли. Но другой мечты у меня не было.

В 16 лет я уже работал в редакции газеты. До института два года проработал в газете, год - слесарем, фрезеровщиком, три года служил в армии. Мы вообще рано начинали работать. Когда я выходил на пенсию, у меня имелось 45 лет трудового стажа. И это было совершенно нормально для нас - работать с детства. А с наступлением летних каникул надо было впрягаться в тяжелый крестьянский труд: это и огород, и сенокос, дрова, уход за скотиной. Вообще у меня было счастливейшее детство, связанное с трудом. Лес, луга, друзья, чистота отношений, высочайшая нравственность. Ведь даже когда я провожал девушку и обмахивал её букетом черемухи от комаров - это уже было величайшее счастье. Какая была чистота и сила чувств в те времена! И как сейчас глубоко оскорбляет хамское вторжение западных образцов поведения. Мерзость пришла в наши приделы.

РНЛ: Владимир Николаевич, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

ВК: Мне всегда было легко, поскольку моя семья была православная. Мои мама и отец были глубоко верующими людьми, в доме всегда была икона. Конечно, были в семье и пионеры, и комсомольцы, и коммунисты, всё было, но всегда на Пасху были чистые рубашки, пусть и заштопанные, и крашеные яйца, за всё мама говорила «слава Богу». Церковь у нас в селе закрыли и сделали из нее клуб. Сейчас мы её восстанавливаем. Была на кладбище церковь, так её сожгли и диакона посадили, а батюшку, отца Гавриила, который меня крестил, в драке искалечили, в результате чего он умер. А дедушку моего, отца мамы, посадили за то, что он в Пасху отказался работать. Он работал лоцманом, водил плоты по Вятке до Астрахани. А дедушку по отцу раскулачили и сослали в Нарымский край, предложили детям отказаться от него, а они были уже взрослые, комсомольцы, но они не отказались от него, и вся огромная семья поехала в Сибирь. У отца было десять сестер, и все они выучились, отец окончил техникум, а это по тем временам - как университет, сестры - кто педагогический, кто медицинский. Их потом послали на работу в Клайпеду, в Евпаторию, в Уфу, а теперь они стали оккупантами, вот в Евпатории приходит к ней татарин и говорит: «Уходи, а то зарежу, сожгу». Ну, это уже другая беда...

РНЛ: Как началась Ваша самостоятельная жизнь?

ВК: Огромное ликование было, когда нас привезли служить в Москву, мы гордились, что будем защищать Родину в Москве. В наше время, если парень не служил в армии, его девчонки браковали, так как не могли понять: как парень мог не служить в армии! Я писал в повести «Повестка», что я мог не служить в армии, я был активный юноша, член бюро райкома комсомола, меня выдвигали на должность секретаря райкома и от армии освобождали. Но как я мог не пойти в армию, если отец у меня воевал, оба брата служили? Для нас служба в армии была делом чести. Бывало в армии пойду в увольнение и обязательно зайду в храм. Я помню, с каким трепетом я входил в собор Василия Блаженного или в Богоявленский собор.

Мы учились в пединституте - это самый лучший институт в Москве, нынче университет. Там был Богоявленский собор, там же Пушкина крестили, это уже волновало всегда. Ну что говорить, если ухаживал за девушками, то вез их или в Сокольники или в Коломенское. Меня всегда тянуло заниматься историей, я много писал о Москве, для телевидения написал сценарий об улицах Москвы. При ЦК ВЛКСМ была такая организация - «Спутник», которая занималась проведением экскурсий с деточками, которые приезжали из разных мест тогда ещё огромной страны, и мы их водили по этим экскурсиям. Поэтому я Москву знал лучше многих москвичей. И то, что я женился на москвичке, вовсе не означает, что мне нужна была прописка. Эта прописка и так уже была у меня в кармане, потому что тогда институты, заводы, фабрики имели право выдавать прописки, им давали лимитную прописку. Я уже в аспирантуру пошел, но не защитился, потому что мы очень тяжело жили в коммуналке на окраине Москвы, в Люблино. Я работал, писал сценарий, зарабатывал на кооператив, потом издательство...

Моя первая книжка вышла поздно, когда мне было уже 33 года. Были разные периоды, были долгие периоды, когда меня не печатали. С 1991 по 2001 год не вышло ни одной моей книжки, поскольку господа-демократы меня очень «полюбили». Я написал несколько статей главному редактору журнала «Москва», у журнала был большой тираж. Написал статью «Глас вопиющего в пустыне» о гласности, о том, до чего христопродавцы Россию довели, исследовал корни демократии - откуда она произошла. Я тогда отметил, что демократию изобрели демагоги по заданию плутократов. В общем, много писал такого, что нашим демократам не нравилось. Но эти времена забвения прошли, только в прошлом году вышло 12 или 14 книжек, в этом году уже четыре книжки вышло.

Присуждение мне первой Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия я воспринял как аванс, как то, что Господь меня отметил, но мне эту премию надо отработать. Вообще я был в писательском мире известен как человек, который всегда отказывается от всяких премий. В свое время я отказался от Толстовской премии, полностью разделяя убеждения святого праведного Иоанна Кронштадтского о Толстом. От всех других премий было уже гораздо легче отказываться. Эта же премия духовно заряжена, она носит имена святых и имеет название «патриаршей».

Когда я служил на Северном флоте, проходили учения, и я стоял в капитанской рубке, мы заложили курс на Рыбачье, я почувствовал как огромное тело корабля, а это был эсминец, задрожало и пошло послушно командам. Я думаю, что тоже мог бы делать такую мужскую работу, защищать Отечество, а тут скребешь перышком... Но, видимо, писательский труд - это тоже духовная битва и он также нужен.

РНЛ: Владимир Николаевич, а как Вы оцениваете состояние нынешней русской художественной литературы, в частности, православной?

ВК: Православная литература сейчас на подъеме, то, что тиражи маленькие, не должно нас смущать. Конечно, тут много причин: книги дорожают, тиражи падают, всё это так, но причина того, что не читают художественную литературу, заключается ещё и в том, что появилось много прекраснейших изданий святых отцов и наших консервативных философов. Это и Леонтьев, и Данилевский, Иоанн Лествичник, святители Тихон Задонский, Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник. Сейчас издается огромное количество духоносной литературы, нам есть что читать. Эта литература, конечно, оттянула к себе читателей. Это очень благотворный процесс. Как ни тужатся все эти «Букеры», ничего у них не получается и абсолютно ничего не получится, потому что люди-то чувствуют, где фальшь, а где подлинное содержание. То, что наша молодежь идет по пути вхождения в духовную литературу, - это очень хорошо. Другое дело, что они считают, что проскомидия и литургия - это одно и то же. Один журналист в своей статье написал: «Патриарх обратился к народу с акафистом», вероятно, считая, что акафист - это разновидность проповеди. Куда же с такими познаниями торопиться?

...Я был дружен с поэтом Юрием Кузнецовым, но он неготовым, несозревшим к духовной жизни вошел в эту тему, поэтому цикл его поэм «Детство Христа», «Юность Христа» и «Путь Христа» получились духовно слабыми. Может быть, чуточку лучше его переложение «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона. Сейчас вышли два тома духовной поэзии русских поэтов, это очень хорошо, но мы видим, что по степени духовности мы пока отстаем. Не случайно ведь Ломоносов, Державин в конце жизни приходили к переложению псалмов. Этот путь проделают и наши поэты, у них ведь должно быть чутье собачье. С одной стороны, Православие требует жертвенности, потому что это не душевность. Душевно можно пива попить с другом на берегу речки, а духовность - это жертвенность, самоограничение, это путь нелегкий, но вместе с тем радостный.

РНЛ: Владимир Николаевич, не могли бы Вы поделиться своими творческими планами?

В.Н.КрупинВК: Я уже дожил до того возраста, когда творческие планы для меня уже роскошь. Об этом я могу только мечтать. Я живу послушанием. Я задумаю что-то, а владыка Климент говорит, что надо написать книгу о Тихоне Калужском (Медынском). Это удивительный, таинственный святой, о котором мы очень мало знаем. Великий святой, вынесший на своих плечах духовную тяжесть стояния на Угре. Я взял за основу книги изучение XV века, превращение Руси в Россию. В этом веке - гибель Византии, ересь жидовствующих, много всего смешалось в этом веке. Я пишу о том, что проницательность святых людей не может быть нами представима. Едет преподобный Стефан Пермский, кланяется издалека и говорит: «Брат Сергий, вот еду в Москву, на обратном пути к тебе заеду», а преподобный Сергий Радонежский отвечает: «Да брат, жду тебя». Вот ведь как разговаривали без мобильных телефонов. В секунду взлетала душа убитого в Куликовской битве, а они стояли на молебне и поминали о его упокоении. Вот об этом буду писать.

А самому уж - издать бы то, что уже написано. Надо все написанное доделывать. Хочется ещё и о Великорецком крестном ходе написать, это величайшая школа молитвы, я раз двадцать прошел, нынче уже из-за болезни не смог пройти. Надо очень много сделать ещё. Я теперь понимаю слова Леонардо да Винчи, когда он в 90 лет говорил, что только начал понимать, как делать скульптуру, он при этом не кокетничал. Я вот только к старости понял, что надо писать. Теперь мне хочется писать только для детей. Но сейчас пишу больше из послушания и по благословению. Дай Бог ещё для детей что-нибудь написать.

РНЛ: Планируется ли проведение торжественных мероприятий в связи с Вашим юбилеем?

ВК: Никаких торжеств и заседаний не будет, я этому сразу воспротивился. Убегу куда-нибудь подальше. Скоро ведь уже уйду на тот свет, а мне и скажут, что я уж на земле получил награды, придется мне поскромнее место занять, а ведь хочется одесную сесть! Как быстро бежит жизнь, наша жизнь скоротечна, как горящая спичка.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 5

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

5. комментатор : Re: «Я всегда хотел быть писателем…»
2011-09-07 в 11:45

что-то мало поздравлений :(
4. Евгений Пономарёв : Многая лета Владимиру Николаевичу
2011-09-06 в 19:34

3. В.Семенко : Re: «Я всегда хотел быть писателем…»
2011-09-06 в 15:01

От всей души поздравляю! Творческого долголетия, крепкого здоровья, дальнейших успехов в Вашем самоотверженном труде на благо Церкви и Родины!
2. комментатор : Re: «Я всегда хотел быть писателем…»
2011-09-06 в 11:39

поздравляю.

Я теперь понимаю слова Леонардо да Винчи, когда он в 90 лет говорил, что только начал понимать, как делать скульптуру, он при этом не кокетничал. --- отлично.
только да винчи прожил всего лишь 67 лет. а скульптуры делал вообще микеланджело, да и тот прожил 89 лет.
напомнило грызлова, как тот в одном предложении спутал коперника, бруно и галилея.
1. Венцеслав Крыж : Замечательный писатель!
2011-09-06 в 10:28

Можно сказать совесть земли русской. Вот уж он, в отличие от всяких приспособленцев, никогда не платил партвзносы и всегда взывал к совести русского народа.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме