«Мы жили духом...»

Школьные воспоминания

- Вспомни свою школу, напиши о ней к началу очередного учебного года, - попросили меня земляки - журналисты из Каратуза, что на юге Красноярья.

Вспомнить-то не штука, но ведь школьные годы, братцы мои, это целая эпоха в жизни каждого из нас. Как уложить её в газетную статейку? Поневоле придётся обойтись беглыми штрихами...

Начну с учителей. Без сомнения, они «делают» школу. Но прежде позволю небольшое отступление. Когда я закончил в Таскино семилетку, родители мои, малограмотные крестьяне, отнюдь не настаивали на моей дальнейшей учёбе. Отец говорил: «Вот твой дом, твоё хозяйство, оставайся, работай. Хочешь учиться? Что ж, поезжай. Но никто ещё из нашей деревни в министры не вышел».

Я бы, может, остался, но у меня был пример. Классе, наверное, в шестом ездили мы в райцентр на соревнования по городкам. Я был капитаном команды. Мы с позором проиграли всем. И пошли развеяться на речку, к каратузскому пруду (был такой!). У кустика ивы мелькнул рыбак. Приятель мой Гришка Филимонов, который частенько бывал в Каратузе, шепнул мне: «Десятиклассник!» Мною овладело любопытство. Я никогда не видел живого десятиклассника. И вот, ползком подобравшись к иве, стал рассматривать его. Это был парень в чёрном пиджаке и чёрной шляпе с высокой тульёй. Он сидел на коряжинке и читал толстущую книгу, лишь иногда взглядывая на поплавок. Рядом лежал раскрытый портфель, из которого ещё торчали разные книги. Их обладатель казался мне академиком. Ломоносовым! И в ту минуту я решил, что тоже буду таким. Учёным. И пришёл в восьмой класс Каратузской средней школы номер один. Точнее - приехал на лошади. Нас с однофамильцем Федькой Щербаковым привёз его отец Савватей, бригадир тракторного отряда.

Нынче модно охаивать старую школу, выставлять учителей круглыми невеждами и самодурами. Я категорически против этой лжи. У нас были замечательные учителя. Все они желали нам только добра и учили добру. И каждый был личностью. Они до сих пор стоят перед моими глазами. Вот физик Станислав Поцекайлик с непременным бордовым шарфиком на шее, прихрамывая, входит в класс и открывает журнал: «Шчербаков?» - «Здесь!» - «Ты попал в полынью, намочил валенки, они покрылись на морозе льдом. Почему же тепло твоим ногам? Объясни, с точки зрения малекулярно-кинетической теории».

Я и доныне под все физические явления подвожу эту мудрую теорию...

Вот, прослушав мой доклад о «тугоухом чудаке» из Калуги, гениальном Циолковском, другой физик, строгая Клавдия Георгиевна, с характерной «лебяжьей» шеей, одаривает меня редкой похвалой с ещё более редкой улыбкой: «Молодец».

Вот сдержанно суховатая историчка Александра Ашмарина постукивает указкой по столу. Она, нам кажется, пересаливает в строгости, и только через годы мы осознаем, насколько добра её душа и справедлив прямой характер. Кстати, она и ныне живёт в Каратузе, скоро ей исполнится 90 лет, и мы, её ученики, конечно, сердечно поздравим с этой поистине высокой датой. Живите долго, славная Александра Родионовна!

А вот вбегает в классную комнату трепетная «немка» (можно и без ковычек, она впрямь из рода приволжских немцев- ссыльнопереселенцев) Эльвира Богдановна, в светлом платье с «фонариками» по плечам, и на ходу бросает: «Вэр ист хойте орднер?». Она тоже строжится, но мы-то знаем её отзывчивое сердце. Мы даже завидуем старшим соседям через стенку, у которых она классная дама.

Вот звонкая, разговорчивая «иностранка» Валентина Васильевна, «Валь-Вася», вот тихая большеглазая математичка Галина Николаевна, вот интеллигентный молодой историк Людвиг Яковлевич Скубира...

Ну, и, конечно, часто вспоминается мне наш колоритный литератор Александр Николаевич Генцелев. Представьте такую картину. Перед самым звонком на урок, строча, как пулемёт, подлетает к школе мотоцикл и глохнет, уткнувшись в крыльцо. В болотных сапогах бодро входит в класс лобастый Генцелев, ставит в угол зачехлённое ружьё и с маху начинает читать Гоголя. «В лицах», на разные голоса, с невероятной выразительностью. Мы сидим с открытыми ртами. Но вот - звонок с урока. Генцелев захлопывает книгу

и вскидывает на плечо ружьё. А через минуту мы видим в окно, как он, оседлав мотоцикл, стрелою вылетает за село - к реке Амылу или Маковкину пруду -

Туда, где росы-самоцветы

Горят на травах и кустах,

Где коростели до рассвета

Счищают ржавчину в зобах...

Александр Николаевич был страстным охотником и поэтом и лучшие свои строки написал о природе. Именно он первым благословил меня на литературную стезю. Когда я напечатал стихи в районке, он, придя на урок, процитировал на память пару строчек и поставил мне в журнал пятёрку по литературе, но заметил: «С известным авансом...» Так я впервые получил авторский «гонорар», притом - «авансом».

После окончания школы, летом, я приехал в райцентр Каратуз получать паспорт. Между прочим, по разрешению колхозного собрания. Генцелев, встретившись мне на улице, коротко бросил: «Слышал, идёшь на филфак? Одобряю». И пожал руку.

Вспоминая о наших учителях, я недаром подчёркиваю их строгость. Да, мы учились в атмосфере требовательности и «спроса». Достаточно сказать, что ежегодно сдавали по семь, по десять экзаменов. Тогда нам это не очень нравилось, но теперь я благодарен «старой» школе, что она не оставляла времени для шалопайства, для всяких «тусовок» с питьём «клинского», курением и наркоманией. К счастью, не было и «видиков». Мои наставники, начиная от первой таскинской учительницы Веры Андреевны Лучинкиной, которая, дай Бог, и ныне живёт-здравствует, и кончая преподавателями средней школы, столько вложили в меня, что я свободно одолел конкурс (семь человек на место) в Красноярский педагогический институт, а потом ещё закончил два вуза, и все - с отличием.

Мы, понятно, не только учились, но и отдыхали, занимались спортом, участвовали в художественной самодеятельности, где блистали тот же Генцелев, артист не меньший, чем поэт, и экстравагантный директор школы историк Сухотин. Помнится, даже ездили в Минусинск на кустовой смотр, где я читал стихи. Ну, и конечно, как все в годы юности, мы влюблялись. С одной из моих школьных «тайно возлюбленных», смугловатой, буйноволосой Надей Кононовой, я позднее встретился в Красноярске и, не долго думая, женился на ней, на 22-ом году от роду. Она призналась, что в Каратузе я сразил её «эполетами». Я жил тогда на улице Колхозной у медсестры тёти Ути Кузьминой, седеющей солдатки. Однажды к ней в гости приехал сын Пётр, моряк, выпускник Макаровского военно-морского училища. Он дал мне на вечер свой чёрно-золотой китель. В форме «морского волка» я и очаровал будущую жену. Воистину - «о, эполеты, эполеты, ваши звёздочки - путеводительные звёздочки...»

Конечно, были у нас и трудности, прежде всего - бытовые. Нашим каратузским одноклассникам, жившим дома, - Виктору Зорину, Лиде Епифановой, Толе Гришину, Вене Алексееву - наверное, было полегче, чем нам, «деревенским» - Шурочке Попеляевой, Ване Кудашкину, братьям Горбуновым... Например, мы, таскинские ученики, каждую субботу после занятий ходили пешком домой (за двадцать пять километров!), чтобы набрать на неделю нехитрых продуктов. Таскались с котомками и в дождь, и в мороз, и в пургу. Жили-ютились на частных квартирах. Скажем, у тёти Ути, имевшей взрослых сына и дочь, нас, постояльцев, было трое. Я спал в прихожей на топчанчике, под которым зимовали куры. Петух будил меня на рассвете. Может, потому я до сих пор встаю по-деревенски рано...

Но мы не замечали этих неудобств. Мы жили книгами, «идеалами», жили духом. По Божьим заповедям, хотя на дворе были внешне безбожные времена. И если по нынешние дни не продали бесам душу, то это тоже - благодаря нашей школе, нашим лучшим в мире учителям.

Александр Щербаков, выпускник средней школы 1956 года

Красноярск

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

11. Господин А. Щербаков ни слова не написал о своей духовной жизни во Христе в школьные годы, но имеет претензию на духовное детство

Почему же не написал? Написал." По Божьим заповедям, хотя на дворе были внешне безбожные времена." Спасибо,мы действительно так жили .

Бересклет / 03.09.2011

10. Re: «Мы жили духом...»

Уважаемые господа, нельзя делать вид, что всякий политический строй - это нечто вроде погоды, от которой духовная жизнь не очень то зависит. Советский строй - из тех, кто всеми мерами (от расстрела до травли, от лжи до ложных героев) воздействовал на подвластное население. Нельзя также, господа, быть духовными, но не ходить в храм. Господин А. Щербаков ни слова не написал о своей духовной жизни во Христе в школьные годы, но имеет претензию на духовное детство. То, что он описывает, эрзац духовности, жизнь душевная, с недобитками-учителями, с почетным пионером №1 Павликом Морозовым, с полузапрещенным Достоевским и запрещенным долгие годы Сергеем Есениным. С литературой от морального урода-палача Голикова-Гайдара и русофоба А.Пешкова-Горького. Это не детство, а небытие, <..>

Эрик Лямпе / 03.09.2011

9. Re: «Мы жили духом...»

Спасибо. Учителя любили нас и заботились, как о родных детях. Благодарю автора. Очень хорошо написано. Проникает в душу.

Лесничий А.Л. / 03.09.2011

8. Автору

Мои наставники, начиная от первой таскинской учительницы Веры Андреевны Лучинкиной, которая, дай Бог, и ныне живёт-здравствует, и кончая преподавателями средней школы, столько вложили в меня, что я свободно одолел конкурс (семь человек на место) в Красноярский педагогический институт,

Но ведь те другие шестеро, претендовавших на то же место, они ведь не одолели конкурса. Они учились какой-то другой, не советской школе? Или им не повезло иметь ссыльных учителей? Мало советская власть ссылала.

Субъект / 02.09.2011

7. Жизнь по Божьим заповедям в СССР

Вы были пионерами? Значит давали клятву бороться и жить "как завещал великой Ленин, как учит Коммунистическая партия". Отношение Ленина к Богу и Церкви вам известно или надо напомнить? Вы были комсомольцами? Согласно Уставу ВЛКСМ, член ВЛКСМ был обязан "вести решительную борьбу" с религиозными предрассудками".

Субъект / 02.09.2011

6. 5. Адриан Роум

А разве исполнение этой заповеди зависит от политического строя? Нет, не зависит. Но это для духовных, а не привязанных к земному богоборцев. Потому что все по его воле.

Полностью с Вами согласен. Но все же детям, ученикам школ почти не оставляли шанса исполнять эту заповедь. И это была злая воля взрослых. Конечно все происходило по Его воле. Любое зло творится по попущению Божию, но не перестает при этом быть злом. Согласен, что глупо перечеркивать и очернять советское время, но и идеализировать его опасно.

Денис К. / 02.09.2011

5. 2. Денис К.

При всем уважении и сочувствии к автору нельзя не видеть противоречивость цитируемой Вами фразы. Вспомните первую заповедь из десятисловия пророка Моисея.Что бы мы ни говорили, эта заповедь злостно попиралась в советские времена. Без исполнения этой заповеди остальное тщетно.

А разве исполнение этой заповеди зависит от политического строя? Нет, не зависит. Но это для духовных, а не привязанных к земному богоборцев. Потому что все по его воле.

Адриан Роум / 02.09.2011

4. Re: «Мы жили духом...»

Моя бабушка рассказывала про школы такие вещи, которые были похожи на сказки. Но ее учили люди, получившие царское образование. Мой отец уже не такие чудеса рассказывал о своей школе, но все по сравнению с моей, это было не что несопоставимое. О своей школе могу сказать, что программы, особенно по литературе и истории были рассчитаны на будущего среднего инженера, чтоб не задумывался, собака. В статье батюшки весь акцент идет на личность. Да, его преподаватели были хорошими людьми. Но разве это заслуга советской власти? А до нее хороших людей не было? Видимо, нет, и после тоже. Считать по-другому - значит быть подлым антисоветчиком и власовцем. Вот хороший пример из статьи - ссыльная немка. Повезло детишкам! В ином случае быть бы им без иностранного язка, как его преподавали, всем известно. А одному из моих университетских преподавателей еще больше повезло. Он сам жил в детском доме в далекой местности с плохим климатом. Зато тм были ссыльные, которые вели у них уроки. Вот это были ссыльные! Вот это были уроки! Не говоря о школьных науках, которые далеко выходили за серенькие рамки, детей еще научили правильно говорить, вести себя и играть на музыкальных инструментах. А все Советская власть!

дезинфектор / 02.09.2011

3. школьные годы чудесные

Учителя любили и воспитывали нас - своих учеников, мы любили и слушались их - своих учителей. А государство заботилось о народе. Бесплатное качественное образование, новенькие учебники за копейки, практически бесплатные сытные и вкусные школьные обеды, которыми никто не травился. И никаких наркотиков и пива. Это было на нашей памяти в СССР совсем недавно. А сейчас что, "десталинизаторы"?

Александр Васькин, русский священник, офицер Советской Армии / 02.09.2011

2. 1. Адриан Роум

При всем уважении и сочувствии к автору нельзя не видеть противоречивость цитируемой Вами фразы. Вспомните первую заповедь из десятисловия пророка Моисея. Что бы мы ни говорили, эта заповедь злостно попиралась в советские времена. Без исполнения этой заповеди остальное тщетно.

Денис К. / 02.09.2011

1. Re: «Мы жили духом...»

Мы жили книгами, «идеалами», жили духом. По Божьим заповедям, хотя на дворе были внешне безбожные времена

Но "антисоветчики" разного разлива не верят этому и все атакуют "совков". Какой-то странный недуг.

Адриан Роум / 01.09.2011
Александр Щербаков:
Поворотный момент
Самородная притча
07.10.2019
Щербинки
Стихотворные миниатюры
08.08.2019
К итогам
К 80-летию автора «Русской народной линии» из Сибири
02.01.2019
К простоте непостижимой
Из дневника писателя
18.12.2018
Все статьи автора