Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Храм на Румболовских высотах

Сергей  Петров, Русская народная линия

29.08.2011


К 110-летию со дня освящения всеволожской церкви …

29 августа 2011 года исполняется 110 лет со дня освящения возведенной в мызе Рябово над склепом князя П.А.Всеволожского церкви во имя Спаса Нерукотворного Образа. Проезжая по Дороге жизни, невозможно не обратить внимания на этот храм.

 ДВЕ ЦЕРКВИ У ОДНОЙ ДОРОГИ

Храм во имя Спаса Нерукотворного Образа во ВсеволожскеНа первый взгляд странно, что до 1901 года православных церквей в мызе Рябово (так назывался в то время Всеволожск) не существовало. Ведь на Руси, как только появлялось село, тут же строился и храм. Но все проясняется, если взглянуть на состав населения. Вплоть до начала ХХ века в Рябово и в окружающих деревнях проживало преимущественно финское население. Православных было мало и для совершения необходи­мых обрядов им хватало колтушской церкви, располагавшейся в нескольких верстах от Рябова. А на Румболов­ской горе с правой стороны нынешней Дороги Жизни на месте обелиска воинам-освободите­лям стояла лютеранская кирха, возведенная в 1778 году. Почти все население Рябово и составляло ее приход.

Правда, Всеволожские (один из старейших в России княжеских родов, генеалогия которого прослеживается от Рюрика), владевшие мызой Рябово, пользовались усадебной церковью, однако службы в ней были нерегулярными. В Российском государственном историческом архиве (фонд 652) имеется интересное письмо-отчет священника Александра Алексеева, служившего летом 1894 года в домовой церкви Всеволожских. Согласно письму, священник, проживавший в Петербурге и приезжавший на лето в Рябово по приглашению Елены Васильевны Всеволожской, провел за четыре месяца всего 18 служб, в число которых входили крещения младенцев и отпевание умерших. Понятное дело, удовлетворить право­славное население Рябова, значительно увеличившееся к концу XIX века в связи с распродажей Всеволожскими (из-за финансовых затруднений) земель под дачи, это уже не могло.

Ускорила строительство нового храма кончина в 1898 году Павла Александровича Всево­ложского. На Румболовской горе на окраине парка его вдовой Еленой Васильевной устраи­вается склеп, а затем над склепом, ставшим впоследствии семейной усыпальницей, возводится церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа. Освящение храма состоялось 29 августа 1901 года, первым настоятелем стал священник Петр Фурсов. Средства на содержание церкви выделяли Всеволожские, а священнослужитель, судя по всему, получал фиксированные суммы. Из письма того же Алексеева мы видим, что за литургию полагалось 6 рублей, за всенощное бдение - 3 рубля; за крещение - 3 рубля.

После смерти в 1906 году Елены Васильевны, ее погребли рядом с мужем в усыпальнице под алтарем. С тех пор служба в храме имела свои особенности. По окончании воскресной литургии прихожане и священ­ник спускались в усыпальницу и совершали общую панихиду, а садовник Я. Вокка ставил к мраморному надгробию букет свежих роз. Ритуал оставался неизменным многие годы.

С постройкой нового храма Румболовская гора выглядела очень живописно. По дороге из города (нынешней Дороги жизни) издали были видны две доминанты: слева - православный храм; справа - лютеран­ская кирха. Еще левее утопала в зелени усадьба Всеволожских. Такая картина наблюдалась вплоть до 1940- годов, пока во время пожара не сгорела кирха.

ВСЕВОЛОЖСК И СЕЛО ДИКАНЬКИ

Загадки сопровождают все связанное со строительством храма. Неизвестен архитектор, не найдены чертежи. И как водится в наше время, любую информационную пустоту заполняют самые экзотические версии. Вот и про храм стали говорить, что якобы это, как и находящийся неподалеку «красный замок», древняя шведская постройка, приспособленная Е.В. Всеволож­ской под храм. Едва ли эта версия убедительна, ибо как в таком случае алтарь оказался точно сориентирован на восток, а вход на запад? Если же эта шведская постройка культовая, то как лютеранское население, составлявшее в этих местах абсолютное большинство, мирилось с его запустением?

Нет, гораздо вероятнее версия, о которой говорили старые прихожане церкви - те, что посещали храм еще до его закрытия в 1930-х годах. По их словам, прототипом при строительстве служила церковь в одном из поместий Кочубеев в Малороссии. Но какая именно?

Ответ на это дает архив Всеволожских в РГИА. В нем имеется переписка Елены Васильевны с родственниками, проживавшими в селе Диканька. Дело в том, что сама Елена Васильевна Всеволожская, урожденная Кочубей, выросла в Малороссии в фамильной усадьбе Кочубеев. И находилась эта усадьба не где-нибудь, а в воспетом Н.В. Гоголем селе Диканьки. Здесь в 1794 году по проекту архитектора Н. Львова Кочубеи построили Свято-Никольский храм, который и послужил, по некоторым сведениям прототипом всеволожской церкви.

Никольский храм в селе Диканьки часто посещала молодая Мария Гоголь-Яновская. Удручённая смертью двух первых своих детей, она подходила к чудотворной иконе святителя Николая, находящейся в храме, и молилась за жизнь будущего сына, обещая назвать его Николаем. По воспоминаниям сестры писателя Ольги Гоголь-Головни, брат её помнил, в честь кого его назвали.

Ныне Никольский храм в селе Диканьки восстановлен, и можно проверить версию о схоже­сти его с храмом на Румболовской горе. На первый взгляд, в архитектуре церквей не так много общего. Диканьская построена в форме ротонды, а всеволожская - в виде восьмигран­ника; архитектура куполов разная. Однако общий облик церквей схож: невысокие и неширокие они как бы парят над окружающим пространством, а вход украшен портиками дорического ордера с треугольными фронтонами.

Но главное сходство в местоположении и внутреннем обустройстве церквей. Обе располагались в отдалении от усадьб на краю парков, как бы на периферии; колокольни отстояли на сотню метров от самих храмов, а под алтарем каждой из церквей были устроены семейные усыпальницы. В Диканьке в склепе Никольской церкви покоились пять князей и три княгини из рода Кочубеев, в том числе и родители Елены Васильевны Всеволож­ской. Возможно, по образцу диканьской церкви Елена Васильевна и задумала устроить в храме Спаса Нерукотворного Образа в Рябово усыпальницу рода Всеволожских.

Что касается архитектурных различий церквей, то они объяснимы. В конце XIX века Всево­ложские находились в очень стесненных финансовых обстоятельствах и были не в состоянии воспроизвести сложную архитектуру диканьской церкви. Очевидно как некое приближение к ротонде, была выбрана форма восьмигранника. В самом деле, при взгляде издали храм на Румболовской горе теряет угловатость и напоминает ротонду.

ЗАПУСТЕНИЕ И ВОЗРОЖДЕНИЕ

Интерьер храма в начале ХХ векаПослереволюционная история храма Спаса Нерукотворного образа типична для российских церквей. По «настоятельной просьбе» в 1931 году ее закрыли, а над семейным склепом Всеволожских надругались. Останки выбросили на улицу, пока несколько финских девушек из Романовки не захоронили их на кладбище возле кирхи. В храме был то клуб, то склад, потом пришло полное запустение. Послевоенный вид его описывает старожил Анатолий Владимирович Вольмберг:

«Мы любили кататься на мотоциклах по окрестностям Ленинграда и однажды ехали по Дороге жизни. Во Всеволожске обнаружили на Румболовской горе разрушенный храм, внутри которого была груда кирпичей, мусора и нечистот. Не было ни окон, ни дверей, ни пола, ни потолка, стояло лишь несколько гнилых стропил. Ничего об этом храме нам не было известно. Тогда я не думал, ни гадал, и во сне не видал, что этот порушенный храм станет мне родным и я приму участие в его воссоздании, и даже стану помощником председателя приходского совета».

В непотребном виде здание храма простояло до 80-х годов ХХ века. Существовало несколько вариантов благоустройства здания. По словам директора местного краеведческого музея М.С. Ратниковой, ей предлагалось в 1988 году на выбор взять под нужды музея либо здание храма, либо здание бывшей сыроварни барона И. Фредерикса, расположенного под горой; она выбрала сыроварню. После этого возник вариант с кооперативом, который вознамерился устроить в храме кафе. Это вызвало возмущение местных жителей, и по их требованию храм передали православной общине.

16/29 августа 1989 г. над храмом вознесся крест, освященный протоиереем Дмитрием Амбарцумовым, а первая литургия совершена протоиереем Игорем Скопцом на Пасху 13 апреля 1990 г. В 1990-е годы к храму была прирезана территория, где на средства В. Петрика возвели церков­ный дом. Каких только препятствий не пришлось преодолевать православной общине в это время... Против тогдашнего главного архитектора Всеволожска А.В. Брызгалова за расшире­ние территории даже возбуждали уголовное дело.

Современная история храма пишется на наших глазах. Важной вехой в этой истории стало назначение в 2003 г. настоятелем храма протоирея Романа Гуцу. С его назначением заметно оживилась приходская жизнь. Многочисленные паломнические поездки, географии которых может позавидовать любой приход, сплотили приход; что в свою очередь, сказалось и на работе: ускорилось благоустройство территории; с мая 2007 года звонят колокола вновь построенной колокольни; строится часовня... Прекрасно благоустроен парк вокруг, так что выйдя в воскресный день из церкви, ловишь себя на мысли, что не прочь бы просто побродить вокруг среди цветов и зелени.

Впервые опубликовано в газете «СПб ведомости» 28.08.2011 г.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме