Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия в постиндустриальном мире

Игорь  Шафаревич, Русская народная линия

Русская цивилизация / 02.07.2011

1. Россия сейчас

Теперешнее положение России вряд ли можно характеризовать иначе, как полное подчинение западной цивилизации — либеральной по мировоззрению и технологической по воздействию на мир (мы дальше будем иногда коротко называть ее «Западом»).

Россией воспринят экономический уклад этой цивилизации: почти вся собственность перешла из рук государства в частные руки. Возникли колоссальные состояния («олигархи»), и фамилии выходцев из России появились в списках богатейших людей мира.

Полностью принята и политическая система этой цивилизации, основанная на голосовании, влиянии партий и средств информации (оба эти фактора в конечном счете регулируются финансовой поддержкой).

В основных геополитических вопросах Россия поддерживает ведущие страны и союзы Запада (США, НАТО) или, по крайней мере, не предпринимает никаких действий, противоречащих их политике. За последние годы Россия совершила ряд уступок в болезненных для нее вопросах (отношения с Сербией, с исламским миром, собственная оборона). Причем эти уступки не сопровождались равноценными действиями другой стороны. То есть подчеркивалось, что они совершаются не в порядке «партнерства», а на правах побежденной стороны, вроде выплаты контрибуции.

Возникает реальная опасность установления гегемонии одной цивилизации (имеющей орудиями США и НАТО) надо всем миром. И очередным шагом в этом процессе является полное подчинение и дальнейшее расчленение России.

2. Запад сейчас

История Запада представляет удивительное историческое явление, почти без прецедентов. Из цивилизации, ограниченной одной только Европой, Запад, начиная с «эпохи великих географических открытий, а потом «научно-технической революции XVII—XX вв.», подчинил своему господству громадную часть земного шара, а также колоссальные силы природы.

Сейчас, казалось бы, Запад не имеет в мире соперника, сравнимого с ним по военной мощи. Почти вся интеллигенция во всем мире исповедует его идеологию либерализма и «прав человека». Любой диктатор-людоед старается обставить свое правление декорациями выборов и борьбы партий. Но в последние годы на Западе появляются книги и статьи со странными названиями: «Смерть Запада», «Самоубийство Запада», «Смерть христианской культуры», «Последние дни мира белых» и т.д. Явно происходит возврат к настроениям когда-то столь популярного «Заката Европы».

Из этих обзорных работ, равно как из большого числа публикуемых статистических материалов, мы видим удивительную картину внутреннего угасания и разложения Запада — на фоне максимального достигнутого им физического могущества. Представляется образ человека, обладающего арсеналом смертоносного оружия — атомных бомб или крылатых ракет — и умирающего от пожирающего его недуга — чахотки или СПИДа. Впрочем, нам-то не пристало удивляться подобной картине. Ведь и коммунистическая империя распалась в момент своего наибольшего внешнего могущества, от внутренних причин, разъедавших ее.

3. Факты

Каковы же факты, свидетельствующие о теперешнем быстром угасании Запада?

Прежде всего, это столь нам знакомое явление: сокращение населения. Поскольку мы с ним резко столкнулись в своей стране, то восприняли как болезненное явление нашей жизни. И не сразу бросилось в глаза, что на самом-то деле — явление более широкое. Если в 1960 году европейцев, американцев, канадцев и австралийцев было 750 миллионов человек и они составляли 1/4 от трехмиллиардного населения мира, то за прошедшие 40 лет население земли увеличилось вдвое — до 6 миллиардов — но европейские нации практически не выросли, а многие и сократились. Если предположить такое же развитие и в будущем, то к 2050 году население мира вырастет еще на 3 миллиарда, но исключительно за счет народов Азии, Латинской Америки и Африки. В 1960 г. люди европейского происхождения составляли 1/4 мирового населения, в 2000 г. — 1/6, а в 2050 году, по прогнозам, составят лишь 1/10. Средний уровень рождаемости в нашей стране катастрофичен — он составляет 1,35 ребенка на одну женщину. Но он ненамного лучше в Европе — 1,4. А для воспроизведения населения он должен быть равен 2,1.

На протяжении последних десяти лет средний уровень рождаемости в Германии был равен 1,3. Это значит, что к 2050 году население Германии сократится с 85 до 59 миллионов. Если не учитывать иммиграции, то к 2100 году ее население будет 38,5 миллиона.

В Италии средний уровень рождаемости равен 1,2. При его сохранении к 2050 году население ее с 57 млн. упадет до 41 миллиона.

Ниже всего уровень рождаемости в Испании, где он равен 1,07. Это предсказывает сокращение населения на 1/4 за 50 лет. В 1950 году население Испании в 3 раза превышало население Марокко, а к 2050 году Марокко будет иметь вдвое большее население, чем Испания.

Этот фактор пока еще не так ярко проявляется, потому что компенсируется массовой иммиграцией представителей «третьего мира» в западные страны. Так, специалист по демографии Римского университета Антонио Голини утверждает, что Италия целиком зависит от иммигрантов, которые только и позволяют стране выдержать бремя пенсионного обеспечения. В Германии большая часть иммигрантов— турки, во Франции— алжирцы и негры из бывших колоний, в Англии — жители Британского содружества.

При сохранении тех же темпов иммиграции к концу этого столетия англичане составят меньшинство жителей своей страны.

Наиболее парадоксально положение в США. Общая демографическая ситуация там не так катастрофична — население, кажется, не сокращается. Но состав его в последние годы радикально изменился за счет иммиграции. В 1990-х годах иммигранты и их дети обеспечили весь прирост населения в таких штатах, как Калифорния, Нью-Йорк, Иллинойс, Массачусетс. Наиболее заметная часть потока иммигрантов течет через границу США и Мексики: это латиноамериканцы.

За 1990-е годы количество американцев, (то есть жителей США) мексиканского происхождения возросло вдвое: до 21 миллиона человек. Это касается только легальных иммигрантов, а число нелегальных неизвестно — оно оценивается сейчас примерно в 6 миллионов. Собственно, почти все жители США — иммигранты или их потомки, но эти новые иммигранты привносят совсем новые черты. Они, как правило, не стремятся ассимилироваться, стать «обычными американцами». Большая их часть оседает в южных штатах, которые они рассматривают как незаконно отнятые у них земли (что исторически совершенно справедливо: примерно половина Мексики была аннексирована Соединенными Штатами). Своей истинной родиной они считают Мексику. В Техасе есть города, объявившие испанский язык официальным. В Калифорнии в ряде школ преподавание ведется на испанском. Несколько раз поднимался вопрос о переименовании штата Нью-Мексико в Нуэво-Мексико (как он назывался до американской аннексии). Функционирует организация, ставящая себе целью создание нового государства Ацтлан с мексиканским населением и со столицей в Лос-Анджелесе. Сейчас белые уже стали меньшинством в Калифорнии. В 1990-е годы Техас принял более трех миллионов новых жителей, и испаноязычное население составляет там 33%. По расчетам демографов, к 2050 году белые составят в штате меньшинство. Можно считать, что США перестали быть «плавильным котлом» наций, чем они так гордились.

Иммигранты из стран «третьего мира» являются, конечно, жертвами политики Запада, разрушившего их традиционный образ жизни, но в странах, где они расселяются, они разрушают сложившийся там образ жизни.

Массовая иммиграция не является всего лишь признаком ослабления западного мира, не способного защититься от напора пришельцев. С нею связаны и крупные экономические интересы: так, предприниматели приобретают дешевые рабочие руки — особенно это касается нелегальных иммигрантов, неспособных бороться за свои права. Как обычно, где замешаны крупные деньги, там расцветает либеральная мысль. Сейчас на Западе получил гражданство термин «политкорректность», играющий примерно ту же роль, что «антисоветские высказывания» в эпоху коммунистического режима — это обвинение, не требующее доказательства. Так вот, любой призыв к ограничению, регулированию или хотя бы учету иммиграции объявлен противоречащим «политкорректности».

Да и более широко, очевидно, что иммиграция необходима для компенсации падения рождаемости, если Запад желает сохранить привычный уровень комфорта и социальной защищенности. Он стоит перед выбором: либо резко увеличить налоги, снизить пенсии и льготы по лечению — либо допустить заселение своих стран выходцами из «третьего мира».

Надо помнить, что пессимистические прогнозы легко формируются и оказывают широкое влияние — но редко оправдываются. Не так ли обстоят дела и теперь? Крупный американский политик и политолог П.Бьюкенен обсуждает этот вопрос в книге «Смерть Запада» и приходит к следующему выводу: «Смерть Запада — не предсказание, не описание того, что может произойти в некотором будущем; это диагноз, констатация происходящего в данный момент. Нации первого мира» вымирают. Они оказались в глубоком кризисе — не потому, что случилось что-то с третьим миром, а потому, что чего-то не случилось у них самих, в их собственным домах».

Другой признак упадка Запада связан с его экономикой. Капитализм, обеспечивший колоссальную мощь Запада, является воистину парадоксальным явлением. На это указал исследовавший генезис капитализма В.Зомбарт еще в XIX веке — в книге «Буржуа» и других работах. Главным фактором, обеспечившим неслыханный успех капиталистической системы хозяйства, он считает явление, которое характеризует сложным термином «коммерциализация хозяйственной жизни». Под этим он подразумевает то, что центр тяжести хозяйства перемещается с непосредственного производства на торговые операции. Человеческие, хотя бы примитивные или эгоистические стимулы (например, нажив определенный капитал, купить поместье и войти в слой дворянства) вытесняются более абстрактными целями: например, неограниченным увеличением капитала компании. Это осуществляется при помощи определяющей роли, которую играет в экономике банки, продажа ценных бумаг, биржа.

Теоретический анализ Зомбарта был очень ярко подтвержден реальностью XX века. Крупнейший кризис капиталистической экономики XX века — 1929—1933 годов — начался именно с биржевого краха на нью-йоркской бирже. Да и теперь, состояние мировой экономики определяется индексом продажи определенных бумаг на бирже, а не уровнем производства предметов, необходимых в реальной жизни.

Во второй половине XX века эта линия развития совершила еще один резкий виток. Согласно оценкам, сейчас в сфере биржевых спекуляций вращается в десятки (а по некоторым данным — и в сотни) раз больше средств, чем в сфере реальной экономики. То есть колоссальные денежные суммы реально ничтожно мало обеспечены. Это усиливается еще и тем, что в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе ведущие капиталистические страны согласились принять в качестве «мировой валюты» американский доллар, который обеспечивался золотым запасом США. А в 1970-е годы это обеспечение было аннулировано правительством США.

Мировая экономика приобрела характер тех «пирамид», которые у нас расплодились в 90-е годы. И ее судьбу трудно иначе себе представить, как обычное в таких ситуациях банкротство. Оно и произошло бы уже, если бы существующее положение не было выгодно мировому финансовому капиталу и особенно грандиозным транснациональным компаниям. Они и поддерживают это положение, иногда чисто силовыми методами— например, атакой на конкурирующую валюту.

Руководители системы банков, регулирующей американскую экономику (Федеральная резервная система), П.Волькер и А.Гриншпан заявили, что мир переходит на новый этап экономического развития: «постиндустриальную экономику». Реально это и выражается в том, что в спекулятивную экономику вкладывается все больше средств сравнительно с экономикой производящей. Это естественный итог эволюции западного капитализма. Он начал развиваться (в Англии) за счет деревни. Крестьяне сгонялись со своих общинных земель, в поисках работы они бродили по стране, их ловили, клеймили раскаленным железом, вешали. Так, с одной стороны, создавался городской пролетариат, а другой — за счет доходов от захваченных земель создавалась промышленность. В результате в Западной Европе и Северной Америке крестьянство было сведено к малой части населения, в его духовное, этическое и эстетическое влияние на общество — уничтожено. Теперь, всемирно укрепившись, капитализм стремится аналогично покончить со всяким реальным производством. Конечно, в таком состоянии никакое общество не может существовать. Но ведь и раковая опухоль гибнет после того, как уничтожит организм, в котором она развилась.

Еще одним бросающимся в глаза признаком упадка Запада является прекращение его духовного творчества. Ведь Запад породил необычайно продуктивную цивилизацию. Она дала миру Рафаэля и Микельанджело, Сервантеса и Шекспира, Баха и Моцарта, Декарта, Галилея и Паскаля, Ньютона и Фарадея, Шеллинга и Гегеля, Гаусса и Римана, Пуанкаре и Гейзенберга. Именно своими культурными достижениями эта цивилизация стала привлекательной для представителей других культур. Эта обаятельность созданной на Западе цивилизации помогала ей привлечь к себе представителей образованных классов других народов и облегчала ее экспансию в неменьшей степени, чем порох или авиация. Однако сейчас все это блистательное развитие уже позади, и сомнительно, чтобы одни крылатые ракеты и атомная бомба смогли его заменить.

Наконец, нельзя не обратить внимание на духовную основу западной цивилизации. Это была христианская цивилизация, хотя и основывавшаяся в основном на христианстве протестантско-кальвинистском. Но все же в основе отношения к жизни представителей западной цивилизации лежал вполне определенный комплекс христианских ценностей. И мы видим, что сейчас именно эти ценности враждебно атакуются господствующей идеологической верхушкой западного мира.

Президент Чехии Гавел сказал: «Мы создали первую атеистическую цивилизацию в истории человечества». Хотя нам-то виднее, что таких «первых» цивилизаций было уже много, но несомненно, что на Западе сейчас сложилась антихристианская цивилизация.

Всякое напоминание о христианском прошлом Запада вызывает раздраженные протесты. Так, когда в 1998 году во Франции предполагалось празднование 1500-летия крещения короля франков Хлодвига, то все левые партии объединились в протесте. Но 200-летие Французской революции отмечалось как общенациональное торжество, с прибытием глав многих государств.

В Англии и Франции около половины населения, согласно переписи, не верят ни в какого Бога.

В ряде стран (например, в Великобритании) из присяги члена парламента изъяты слова, указывающие на христианскую веру.

В США Верховный суд постановил изъять из школьных и публичных библиотек все экземпляры Библии и творения Отцов Церкви.

Запрещены молитвы в школах и колледжах. Запрещено молиться или креститься при студенческих спортивных соревнованиях.

В ряде случаев судебным постановлением указано убрать кресты или доски с выбитыми на них библейскими заповедями. Судебное постановление требует убрать со всех документов девиз штата Огайо, содержащий цитату из Священного Писания.

Некоторые еще разрешенные гимны должны быть изменены, чтобы стать допустимыми «в гендерном отношении» (не нарушать равноправия полов) — например, «Господь наших отцов» — на «Господа эпох» и т.д.

В большом числе расплодились кощунственные изображения вроде статуи «Писающий Христос» или коллажа «Богоматерь Гваделупы» — почти нагой, в бикини.

Кроме этих нападок, имеющих целью вытравить даже память о христианском прошлом, другие нацелены на традиционные христианские ценности. Такой является шумная кампания, имеющая целью вырвать женщину из семьи.

В XIX веке американские профсоюзы боролись за зарплату, на которую рабочий мог бы содержать всю семью, включая жену. В рабочей газете было написано: «Мы надеемся, недалек тот день, когда мужчина сможет обеспечить свою жену и семью, не заставляя женщину трудиться в нечеловеческих условиях на хлопчатобумажной фабрике».

Такая система, когда зарплата мужчины предполагала его способность содержать семью, утвердилась в США в 1960-е годы. Но тогда возникло феминистское движение, объявившее такое положение одним из методов угнетения женщин и противоречащим конституции. Был провозглашен и осуществлен принцип: «Одинаковая оплата за одинаковый труд». Десятки миллионов женщин переместились в офисы. Средняя заработная плата женщин повысилась, соответственно зарплата мужчин — понизилась. Теперь уже женщине необходимо было работать, чтобы вместе с мужчиной содержать семью. Это изменение произошло при поддержке движения феминизма, объявившего семью пережитком рабства. Но «освобожденная» женщина уже не могла рассчитывать на прежнюю многодетную семью. Проблема была решена широкой пропагандистской кампанией за «свободу абортов». В 1973 году Верховный суд признал право на аборт одним из конституционных прав. В результате изменилось как отношение к аборту, так и его доступность. За десять лет число абортов в год увеличилось до 1,5 миллиона. С тех пор их было сделано 40 миллионов.

С другой стороны, были созданы чрезвычайно эффективные противозачаточные таблетки. Впервые они поступили в продажу в 1960 году, а в 1970-м ими пользовалась почти половина американок.

Римский папа назвал растущее число абортов «победой культуры смерти». Одновременно пропагандируется эутаназия (право врача на помощь в самоубийстве безнадежному больному). При этом учитывается и ситуация, когда пациент не может сам принять решение — оно тогда принимается комиссией из представителя родственников, врача и юриста. Соответствующий закон уже принят в Голландии.

Потеря традиционных ценностей, еще несущих следы христианского происхождения, — и стремление к максимальному комфорту, «жизни для себя» привело к единственно возможному результату. Стали модными любые формы жизни, лишь бы они не были связаны с продолжением рода: гомосексуализм, лесбиянство. Они даже стали господствовать в жизни. Так, корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» пишет: «Три четверти людей, решающих, что поставить на первую полосу нашей газеты, оказались ярко выраженными гомосексуалистами». Когда организация бойскаутов подтвердила запрет гомосексуальных отношений в их среде, это было осуждено Верховным судом штата Нью-Джерси и вызвало бурю протестов в печати.

П. Бьюкенен, книгу которого «Смерть Запада» мы уже цитировали, пишет: «Вероятно, так бывает с любой цивилизацией, время Запада действительно на исходе, его смерть предопределена обстоятельствами, и нет уже никакого смысла в прописывании больному новых лекарств. Пациент умирает, тут уж ничего не поделаешь. Спасти его может только возрождение веры и «всеобщее пробуждение»». Факты столь убедительны, что против этого заключения трудно что-либо возразить.

4. Историческая параллель

Так много фактов указывают в одном направлении, что вместе они приводят к единственному возможному выводу, который нам следует осознать: мы переживаем один из переломных моментов истории: угасание западной цивилизации. Около половины тысячелетия она с невиданной продуктивностью и энергией навязывала свой дух все большему числу народов земли. Как бы на нее ни смотреть: как на самое блестящее до сих пор реализовавшееся раскрытие возможностей человека или как на «раковую опухоль человечества» (а может быть, угрожающую гибелью и всего живого — такие взгляды высказывались на Западе), ясно одно: это бурное развитие стремительно тормозится на наших глазах и близко к тому, чтобы остановиться.

Пожалуй, наиболее близкая историческая параллель — это гибель античной, то есть греко-римской цивилизации. Оба процесса совпадают вплоть до мелких деталей. Укажем на главные совпадения, общие черты.

Прежде всего, это депопуляция: вымирание образующих государства народов. По поводу современного Запада много фактов приведено в предшествующей части работы. В античности на нее указывали многие авторы. Государство пыталось с нею бороться. Еще Август издал рескрипты, которые должны были способствовать рождению детей. Позже была создана система поддержки многодетных семей. В нее были вложены колоссальные капиталы. Еще раньше о том же явлении в Греции писал Полибий: «Люди не хотят воспитывать детей и обыкновенно воспитывают одного или двух».

Параллельно происходил упадок деревни (это общее явление, что население растет в деревне). Уже в I веке по Р.Х. богачи предлагали бесплатно землю — лишь бы предохранить ее от запустения. Население все более стекалось в города, где существовало благодаря бесплатным государственным раздачам хлеба — а эта мера усугубляла упадок деревни.

Другой общей чертой является рост сепаратизма. Сейчас в Великобритании Уэллс и Шотландия имеют независимые парламенты. Во Франции баски, эльзасцы и бретонцы требуют права на самоопределение, корсиканцы — независимости. В Италии существует Лига, ставящая целью отделение Севера от Юга, в Венеции есть партия, стремящаяся к отделению от Италии. В США президент «Лиги единения латиноамериканцев» заявил: «Калифорния станет мексиканским штатом. Все органы власти будут в наших руках. Если это кому-то не нравится — пусть уезжает».

Это можно сопоставить с постоянными попытками отделения той или иной части Римской империи. Так, в III веке пытается отделиться Галлия. На некоторое время отделяется Пальмира и даже захватывает Египет. После подавления этого движения происходит восстание в Александрии. Вождей подобных сепаратистских движений было несколько десятков: один историк III веке называет эпоху с 260-го по 270 год «эпохой тридцати тиранов».

Бросающимся в глаза общим признаком является распространение (в верхнем слое общества) противоестественных сексуальных отношений. Ведь, например, у Гомера мы еще не встречаем никаких указаний на них. Но уже у Платона в «Пире» Алкивиад совершенно спокойно рассказывает о своей попытке вступить в подобную связь с Сократом. А в эпоху императорского Рима мы уже читаем об этих извращениях у таких разных авторов, как апостол Павел, Светоний, Лукиан, Петроний и т.д.

В эпоху позднего Рима армия все в большей степени комплектовалась из наемников-варваров. Наиболее боеспособными были легионы, набранные в частях Империи, лишь недавно к ней присоединенных: Германии, Фракии, Иллирии. Большинство наемников происходило из наименее цивилизованных частей Империи: арабов, мавров, фракийцев, бриттов, германцев, сарматов.

Мы видим и сейчас на Западе утверждение принципа наемной армии. Великобритания сложилась как великая держава, обладая только наемной армией. Тот же принцип унаследовали США. Мы видим, как он навязывается и у нас, хотя из нашей истории можно было бы яснее всего видеть, что Россию много раз спасало всенародное войско, состоящее из людей, защищающих свою землю и свои дома.

Принцип наемной армии тесно сплетается с идеей о новом типе войны, где «наши» не будут умирать. Видно, как в последнее время Запад болезненно относится к потерям, казалось бы, составляющим неизбежную сторону войны. Они или влекут паническое отступление (Ливан, Сомали...), или вызывают глубокое беспокойство в обществе. Чувствуется, что война идет как-то «неправильно», и виновное правительство сталкивается с угрозой потери власти.

С аналогичным мироощущением жил и поздний античный мир. Этому восприятию жизни был нанесен жестокий удар, когда в 410 году Рим был взят и разграблен готами во главе с Аларихом. Вечное господство над миром «Вечного града» — Рима — было одним из основ тогдашнего мировоззрения. Его катастрофа казалась нарушением мирового порядка. Язычники утверждали, что Рим был непобедим, пока чтил своих древних богов, и вину за катастрофу возлагали на победившее не так давно христианство. Современником этой катастрофы был блаженный Августин и размышлял о ее причине. Собственно, эти размышления и составляют духовную основу его книги «О Божьем граде». Там он развивает другую концепцию истории, дающую и другое объяснение этого крушения Рима. Его причину он видит в некотором порочном принципе, заложенном с самого основания в истории Рима: страсти к властвованию, libido dominandi. Народу, подпавшему этому пороку, говорит Августин, очень трудно от него избавиться: властолюбие толкает его на завоевания, а каждый новый успех увеличивает властолюбие. Тут образуется подобие порочного круга.

Но ведь и западная цивилизация сейчас не имеет никакой другой духовной основы, кроме чувства силы и стремления к власти. Причем в гораздо более широком диапазоне, чем какая-либо существовавшая цивилизация: не только в отношении к другим народам, но и относительно всей природы. Лозунги «Знание— сила» и «Победить природу» были сформулированы еще в начале XVII века, когда эта цивилизация только формировалась. И с другой стороны, я еще в своем детстве, помню их повсюду развешенными.

После террористического акта 11 сентября 2001 года, столь же сокрушительного для западного мировоззрения, как и разграбление Рима в 410 году для античного, казалось бы, можно было ожидать роста критических настроений в США по адресу администрации, допустившей такой грандиозный просчет (или грандиозную провокацию). Но администрация сумела избежать такой критики, даже вызвать рост популярности за счет апелляции к этим коренным чувствам. Тогда сразу были указаны «страны-изгои» и декларирован «удар возмездия» (несколько дней спустя были найдены менее скандальные термины). Но это обещание падающих бомб, авиационных налетов вызвало воодушевление населения, прилив симпатий к правительству. И только постепенное увеличение потерь в Ираке вызвало упадок этого упоения силой и одновременно популярности правительства.

5. Россия и Запад

Таким образом, положение России сейчас оказывается парадоксальным. Она находится в предельно подчиненной зависимости от Запада, в то время как само общество Запада по всем признакам теряет свою жизнеспособность.

Чтобы оценить это странное положение, естественно попробовать понять его происхождение, то есть генезис западного влияния в России.

Россия имела долгую историю военного противостояния на Западе с Литвой и Польшей. Кульминацией польского успеха было Смутное время, после которого баланс сил склонился в пользу России. Но как раз тогда Россия подпала новому давлению Запада — военному (Швеции, тогда сильнейшей державы Северной Европы) и одновременно культурному. Для многих русских, способствовавших этому влиянию, культурное влияние обосновывалось именно нуждами войны (например, по-видимому, для Петра I). Но для все большего числа русских привлекательными оказывались сами культурные достижения Запада (его искусство, наука, социальная организация).

Сейчас это медленно нараставшее культурное влияние превратилось в полное подчинение, с полной утерей Россией ее индивидуальных черт. Было ли это непрерывным процессом, постепенным накоплением малых изменений? Я уверен, что нет: начиная с 1917 года происходило насильственное насаждение в России западных принципов жизни. Оно производилось организованно и под колоссальным террористическим давлением. Я уже аргументировал эту точку зрения в ряде своих работ и сейчас лишь коротко суммирую свои доводы.

К 1917 году Россия была еще в основном православной, монархической, крестьянской страной. Радикальные изменения совершил именно февральско-октябрьский переворот.

Во-первых, мне кажется, что разделение переворота 1917 года на два этапа, условно говоря — «Февраль» и «Октябрь»— не соответствует логике истории. Аналогичные два этапа были и в других революциях: Английской, Французской. Каждый из них равно необходим для успеха революции.

У нас же оба они были связаны с насильственным насаждением западнических концепций. В Феврале это открыто и провозглашалось, было основным идеологическим принципом. В Октябре осуществлялось через победу радикальной западнической идеологии — марксизма. Если духовным оправданием Запада была идеология «прогресса» — постоянного движения человечества в одном определенном направлении, венцом которого (по крайней мере, на данный момент) является западная цивилизация, то в марксизме этот же принцип преломился, как концепция сменяющих друг друга общественно-исторических формаций, причем опять высшей точкой развития оказывался западный капитализм. Правда, следом за ним виделся социализм, но это лишь в качестве предсказания. Реальные же задачи были те же, которые на 200—300 лет раньше решал в Европе западный капитализм.

В первую очередь это уничтожение традиционного уклада, которым жило общество, в основном крестьянское. Например, в Англии уничтожение свободного крестьянства происходило не менее жестокими методами, чем у нас. «Работные дома» для бедных мало отличались от наших концлагерей. Был закон, приговаривающий ребенка к повешению за кражу булки (ср. наш «закон от 7/8»). Только на Западе вся операция растянулась на несколько столетий, а у нас заняла несколько лет, что вызвало «эффект микроскопа». В первую очередь новая власть и набросилась на деревню, стремясь подчинить ее «единому общегосударственному хозяйству». Такова была цель и комбедов, и продразверстки, и коммун, и других мер. Но тут проявилось то свойство крестьян, что они получают глубокое удовлетворение от своего труда и мучительно воспринимают разрешение его характера. Поэтому они и бунтовали «против помещиков» — фактически против малоземелья, не дававшего развиваться хозяйству. Поэтому и на меры новой власти они ответили тысячами восстаний по всей России — фактически крестьянской войной.

Ярость противостояния можно оценить, например, по записке Ленина «Товарищи рабочие! Идем в последний, решительный бой». Там читаем:

«Волна кулацких восстаний перекидывается по России... Если бы кулакам удалось победить, мы прекрасно знаем, что они беспощадно перебили бы сотни тысяч рабочих... восстанавливая каторгу для рабочих... Так было во всех прежних европейских революциях... Везде кулачье с неслыханной кровожадностью расправлялось с рабочим классом... Никакие сомнения невозможны. Кулачье — бешеный враг Советской власти. Либо кулаки перережут бесконечно много рабочих, либо рабочие беспощадно раздавят восстания кулацкого, грабительского меньшинства народа против власти трудящихся. Середины тут быть не может... Беспощадная война против этих кулаков! Смерть им!.. Рабочие должны железной рукой раздавить восстания кулаков... беспощадное подавление кулаков, этих кровопийц, вампиров, грабителей народа, спекулянтов, наживающихся на голоде!»

В этом же тексте Ленин говорит, что кулаков — не более двух миллионов. С другой стороны, он много раз повторяет, что в истории счет идет на десятки миллионов — «меньше — не считается». Это была его любимая мысль. Тогда спрашивается, чем же так безумно опасны эти два миллиона из числа 160 миллионов? У них нет ни бронепоездов, ни аэропланов, ни артиллерии — только ружья, принесенные с фронта, и вряд ли много патронов к ним. Как они могут перерезать бесконечное (!) число рабочих? Получается какая-то бессмыслица, если только «кулак»— это не эвфемизм, обозначение крестьянства. Вот против него и зовет Ленин в «последний и решительный бой».

Конечно, судьба крестьянства была предопределена, как всегда, в борьбе города с деревней. В тот момент, ввиду ряда обстоятельств, они от власти отбились — принеся многомиллионные жертвы. Власть вынуждена была объявить НЭП, принять требования крестьянских восстаний.

Но лет через 7—8 попытка была предпринята вновь и тогда — удалась, причем под колоссальным террористическим нажимом, который опять назывался «раскулачиванием».

Аргументируя необходимость массовой коллективизации, Сталин сказал, что без этого невозможно осуществить индустриализацию страны. Это и был лаконично сформулированный принцип западного капитализма: индустриализация за счет деревни.

Таким образом, Россией был принят западный путь развития. Элемент заимствования, подражания осознавался тогдашним руководством. Это проявлялось, например, в лозунгах «Догнать!», «Догнать и перегнать!» (выпускались даже изделия со штампом «ДиП»). Я помню эти лозунги висящими повсюду в своем детстве (30-е гг.). Но ведь «догонять» можно только кого-то, кого признаешь «бегущим впереди», лидирующим. Таким образом, Россия вынуждена была принять принцип развития западной цивилизации, поставить себя в положение «догоняющего». Это, естественно изменило отношение ко всем ценностям западной цивилизации — они стали выглядеть привлекательными и были восприняты верхним слоем коммунистической власти. В «перестройку», путем «приватизации» эти принципы были осуществлены полностью, юридически оформлены и легализованы.

6. Перспективы?

Насколько можно доверять очевидным выводам из множества имеющихся фактов, настолько можно быть уверенным, что ближайшее будущее мира будет определяться уже надвигающимся концом западной цивилизации.

Но как это отразится на судьбе России? Казалось бы, основные признаки упадка Запада, которые мы выше перечислили, характерны и для России, часто даже в большей степени. Это и катастрофическое падение рождаемости, и массовая иммиграция представителей культурно чуждых цивилизаций, и утрата основных ценностей, на которых вырос народ. Но можно обнаружить и некоторые принципиальные различия.

Западная Европа и Северная Америка были колыбелью, в которой сложилась некоторая, очень специфическая цивилизация. Там она органически вызрела, а затем распространила свое влияние почти на весь мир. Россия же лишь подпала под влияние Запада. Сначала оно укоренилось только в верхних слоях общества и лишь сравнительно недавно подчинило себе всю страну. Причем наиболее решительный перелом («год великого перелома»), как мы видели, произошел в самое последнее время — уже мое поколение было его свидетелем. Так что Россию можно сравнить скорее с покоренной провинцией — причем покоренной лишь при жизни поколения, предшествующего живущему сейчас.

Соответственно и признаки упадка, наблюдаемые на Западе и в России, часто хотя и похожи, но имеют различный оттенок. И прежде всего это касается самого страшного признака — депопуляции. На Западе рождаемость падает, так как дети мешают комфортабельной жизни. И чем страна богаче, тем в ней рождаемость ниже. В России же это отношение распространено разве лишь среди узкого слоя «новых русских», а в основной своей массе народ рожает меньше детей, так как боится, что их нечем будет кормить. И точно так же наркомания на благополучном Западе распространяется страшнее, чем в нищей России; значит причина тут не в бегстве от тяжелой действительности. Среди русских (людей русской традиции) совсем не прививается терроризм, так распространенный на Западе среди представителей народов европейского происхождения («Банда Баадер-Мейнхоф», «красные бригады» и т.д.)

И таких различий можно заметить много. Так что Россия никак не может считаться органичной частью Запада, обреченной разделить с ним его судьбу.

Видимо, Россия может пойти по одному из двух путей:

либо еще усиливать свою подчиненность Западу и в результате погибнуть под его обломками,

либо найти свой собственный путь развития, постепенно дистанцируясь от Запада, — и тогда пережить его падение (вероятно, в любом случае — с тяжелыми потрясениями).

Этот выбор, определяющий все будущее народа. Один из тех, про который в Писании сказано:

Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое.

(Втор. 30, 19)

Кажется, что нам-то — России — сейчас такой выбор не предложен: так ничтожно мала возможность нам выбрать путь «жизни и благословения».

Конечно, сейчас нам трудно и мечтать о какой-то независимости от Запада. Слишком ему подчинен нынешний правящий слой — как в его видимой, политической части, так и в теневой, финансовой. Приход к власти этого слоя и последующее укрепление его правления слишком зависело от поддержки Запада, чтобы от него можно было ожидать какой-то доли независимости. Если Запад пожелает ради продления своего существования бросить Россию в топку мирового кризиса, то в теперешнем правящем слое России он не встретит сопротивления.

Но положение может измениться в процессе нарастания кризиса Запада. Большая независимость от него может совпасть даже с чисто эгоистическими интересами правителей России. А сверх того, ослабление Запада потребует большей опоры на внутренние силы России, прежде всего — на русский народ. Некоторые признаки этого можно наблюдать и сейчас. За последние годы кардинально изменилась лексика всего политического слоя. Такие понятия, как «патриотизм», «национальные интересы», «империя», еще недавно носили характер обвинения, а теперь каждый спешит ими украситься.

Следующий шаг может заключаться в подкреплении этих чисто словесных уступок более реальными. Для этого должны формулироваться конкретные требования — прежде всего, отражающие русские национальные интересы.

Первым, как мне представляется, должно быть возвращение нашего имени, которое сейчас предусмотрительно вычеркнуто из паспортов. Всем, видимо, ясно, что уничтожение графы «национальность» в паспортах граждан России имеет в виду именно русских. Возвращение понятия «русские» в официальный политический и юридический лексикон необходимо далеко не только ввиду идеологического воздействия этого на русское национальное сознание. Такая мера, как проведенное уничтожение национальности в качестве юридического понятия, имеет многочисленные конкретные последствия. Например, сейчас нельзя не только регулировать, но хотя бы учесть национальный состав громадной иммиграции, происходящей из стран СНГ в Россию. А для будущего России совсем не безразлично, кто селится в ее городах и на ее землях: русские, может быть, сами недавно уехавшие из России на «стройки», — или представители совсем другой культуры и психологии.

Сейчас власть в России находится в руках слоя, сформировавшегося в процессе «перестройки». Он не обладает ни мощным репрессивным аппаратом, ни энергичным и волевым партийным аппаратом, существовавшим в коммунистический период. Поэтому он может осуществлять свои властные функции, только каким-то образом находя «консенсус» с народом, на худой конец — обманывая его. Но жизнь является суровым учителем, и долго обманывать народ невозможно. Быть может, непосредственные интересы большинства представителей этого слоя были бы вполне удовлетворены, если бы они могли перевести достаточно большие суммы в швейцарские банки, а Россию предоставить ее судьбе. Но как только эта тенденция будет достаточно ясной, они перестанут быть властью (как мы видели на примере коммунистического режима, вовсе не обязательно путем восстания и баррикад). Поэтому они вынуждены хоть отчасти учитывать (или хотя бы не игнорировать) национальные интересы страны. Первой же целью всякой страны является продолжение жизни народа, хотя бы на несколько ближайших веков. А это явно возможно только если она не разделит судьбу Запада, которую уже ясно различают наиболее вдумчивые его мыслители.

Впервые опубликовано в журнале «Имперское возрождение», выпуск 1/2004



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 5

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

5. комментатор : Re: Россия в постиндустриальном мире
2011-07-03 в 23:27

2 Адриан Роум
я могу перечислить, если желаете.
4. Брат-3 : Россия в постиндустриальном мире
2011-07-03 в 21:00

Как всегда - блестящие анализ и выводы!
Здоровья и творческого вдохновения одному из самых значимых мыслителей национального консерватизма современности - Игорю Ростиславовичу Шафаревичу!
3. Адриан Роум : западный путь развития
2011-07-03 в 18:07

Короче смысл статьи - Россия влезла на "Титаник", идущий уже ко дну.

2)"комментатору"
(quote)много ошибок, логически(х) пробелов и взятых с потолка цифр, увы(/quote)
бездоказательное утверждение, увы.
2. Бондарев Игорь : Что делать.
2011-07-02 в 23:13

При всеобщей секуляризации и материализации в мире ,к 20 веку:
- На Западе к 20 веку произошла мера наполнения катафатического генезиса религии;
-в России - апофатического генезиса в религии.
И - произошла первая мировая война.
В ней произошла сублимация религиозного с секулярным :на Западе - катафатическая секулярность ,и как следствие - материальный рост качества жизни.
В России - апофатическая секулярность - быт в пользу государственности.

Но секулярность - агрессия греха(промаха).Поэтому немецкая машина сломалась ,а русская машина завелась.Русская машина нацелена на ошибки западной цивилизации.То есть приспособлена чтобы бить в цитадели западных узлов.Русская апофатическая секулярная машина презирает даже саму себя.Ее цель - устранение цивилизации как ошибки (вначале западную потом собственную),промаха,по большому счету - греха.Но!
Но без Духа ,без религии в ментальности ,русская секулярная машина может и должна уничтожить а)Западную цивилизацию
б)саму себя ,как цивилизацию.
Это след Истории.
А теперь,используя инверсию к секулярности цивилизации как ее одухотворение -представьте ее генезис:
а)одухотворение Западной цивилизации
б)саму себя.
Жертвенность России:вначале - помочь другому!
Но ,сегодня Запад насытил саму Россию.Следовательно принцип жертвенности сработает одновременно и на пользу России и Западу.Но при условии - вопрос о мировоззрении - должна быть отменена секулярная эпоха.Мировоззрение должно быть мощно пересмотрено сегодня!
Ведь логично начать духовный расцвет эпохи с духовного мировоззрения.Тем более ,что сама политика к этому подталкивает.
1. комментатор : Re: Россия в постиндустриальном мире
2011-07-02 в 21:47

много ошибок, логически пробелов и взятых с потолка цифр, увы.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме