Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«По грехам нашим»

Николай  Сомин, Русская народная линия

03.06.2011


О причинах гонений на Церковь в XX веке …

I

Нет необходимости доказывать, что в XX в. Русская Православная Церковь пережила катастрофу. Еще недавно первенствующая и государственная, Русская Церковь после 1917 г. вдруг сделалась гонимой. Хотя, по декрету большевиков,  Церковь была «только» отделена от государства, но было очевидно, что богоборческая власть поставила себе задачей стереть Церковь с лица земли, и последовательно, вплоть до 1943г., этого курса придерживалась, постоянно меняя тактику гонений. И страшные результаты налицо: к 1939г. на своих кафедрах оставалось лишь четыре иерарха, а по всей России были еще не закрыты сотня-другая храмов. Около ста тысяч православных верующих было подвергнуто гонениям. Причем, это оценка числа только задокументированных репрессий за веру, а сколько еще мучеников и исповедников остались неизвестными! История гонений и сопровождавшие их трагедии не раз описаны в современной церковной литературе, и нет нужды еще раз на этом останавливаться. Но вопрос гонений на Церковь в XX веке требует рассмотрения совсем с другой стороны – с точки зрения внутреннего смысла происшедшего и тех выводов, которые Церкви из этого необходимо  сделать. Обсуждение мы сконцентрируем вокруг двух вопросов, которые обычно покрываются молчанием, но представляются исключительно важными.

Всякий добрый христианин, если на него навалились несчастья, будет стараться обвинять не других, не внешние обстоятельства, а себя самого, видеть в несчастиях ниспосланное Богом наказание за прегрешения, и приговаривать: «по грехам нашим». Так учит Церковь, так осмысливают события все святые. Поэтому такое рассуждение вполне уместно применить и к гонениям XX века: они Богом промыслительно были даны Церкви, чтобы искупить груз грехов, неверных установок,  безлюбовных решений и действий.

Однако, несмотря на всецелое согласие с христианским учением, такой взгляд вызывает у многих церковных верующих полное неприятие и рассматривается прямо-таки как кощунство. Да, говорят они, иногда в Церкви встречаются люди, даже очень высокого звания, которые могут прегрешать, и их грехи могут приносить Церкви вред. Но такие люди сами своими грехами отсекают себя от тела церковного. Церковь же остается чиста и непорочна, какой и остается во век. Мы верим в святость Церкви, в то, что она водится Духом Святым, а потому непогрешима. Поэтому говорить о какой-то вине Церкви – богохульно. Церковь только претерпевает гонения, которые по своей злобе на нее наводит диавол. Сама же она, оставаясь непорочной Невестой Христовой,  в них ни на йоту не виновата.

Но сколь бы ни были категоричны подобные мнения, вопрос «может ли Бог судить Свою Церковь?» имеет право на существование. Мы обсудим его с двух сторон. Во-первых, посмотрим, что говорит нам Священное Писание и Священное Предание. И во-вторых, рассмотрим, как осмысливали гонения сами новомученики и исповедники российские. Не предрешая пока ответа, заметим, что следует иметь  в виду логические следствия того или иного варианта. Если ответ будет: «нет не может», то тогда возникает хорошо знакомая и апологетически безупречная схема: злодеи-гонители и невинные жертвы. Если же верен противоположный ответ, то появляется новый мучительный вопрос: каковы грехи Церкви, за которые она наказана Богом гонениями? Начнем с церковного предания.

II

Оказывается, еще в древнейшие времена Церковное сознание активно интересовалось смыслом гонений. И отвечало на вопрос вполне определенно: гонения – наказание Божие «по грехам нашим». Тезис, что гонения попускаются Богом ради изглаждения грехов, высказывал еще  Евсевий Кесарийский, первый церковный историк. Исследователи замечают /2:101/, что в своей «Церковной Истории» он проводит следующую мысль: если первые гонения II-III вв. были к вящей славе Церкви и лишь подтверждали ее ортодоксальность и неуязвимость, то гонения  начала IV в. - Диоклетиана, Максимина и Лициния -  уже носят иной характер: они нарушают нормальное течение церковной жизни и должны восприниматься как кара Божия. Касаясь причин Диоклетианова гонения, Евсевий, описав сначала времена, когда «с каждым днем наше благополучие росло и умножалось», затем пишет:  «И вот эта полная свобода изменила течение наших дел, все пошло кое как, само по себе, мы стали завидовать друг другу, осыпать друг друга оскорблениями… будто безбожники, полагая, что дела наши не являются предметом заботы и попечения, творили мы зло за злом, а наши мнимые пастыри, отбросив заповедь благочестия, со всем пылом и неистовством ввязывались в ссоры друг с другом, умножали только одно – зависть, взаимную вражду и ненависть, раздоры и угрозы, к власти стремились так же жадно, как и к тирании тираны. Тогда, да, тогда исполнилось слово Иеремии: «Омрачил Господь в гневе Своем дочь Сиона, сверг с небес на землю славу Израиля и не вспомнил о подножии ног Своих в день гнева Своего. Потопил Господь всю красу Израиля и уничтожил все ограждения его» /1:286/.

Заметим, что Евсевий вовсе не отрицает вражьих наваждений. Он говорит о злодеях-императорах и о стоящем за их спинами сатане. Но руки сатане развязывает Бог, и, таким образом, косвенно Он наказует Церковь за нравственную деградацию.

Аналогичные рассуждения о гонениях можно найти и у свт. Киприана Карфагенского: «Христиане заслужили страдания своими грехами. Долгий мир подточил нравственную чистоту. У священников не было благочестия, в учреждениях – справедливости, в делах – милосердия, в нравах – строгости» («О Заблуждениях», цит. по /14:32/).

Позже гонения прекратились, Церковь связала себя «симфонией» с государством и вопрос о причинах и смысле гонений  надолго перестал волновать верующих.

III

Так говорит нам церковное предание. Однако, о том, что Господь судит свою Церковь, нам повествует и само Писание Нового Завета. Имеется в виду знаменитое «послание ангелам семи церквей» в Откровении Иоанна Богослова. Ангелу Ефесской  церкви Господь говорит: «Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Отк.2,4-5). Ангелу Сардийской церкви сказано: «Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя» (Отк.3,2-3). С требованием «покайся» Господь обращается к пяти церквам из семи. В том же фрагменте Апокалипсиса Господь заявляет Свое право судить их: «и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим» (Отк.2,23). «Каждому из вас» – каждому из ангелов церквей, символизирующих церковные общины. Откровение Иоанна Богослова – книга, полная загадок. Но как бы ни понимать «семь церквей» – как реальные поместные общины, или как периоды церковной истории, или как типы религиозной жизни, – но остается непреложным, что в их лице Господь судит и наказывает Церковь.

Вспомним также, что ап. Петр замечает: «Ибо время начаться суду с дома Божия (1 Пет.4,17). И если это сказано в предчувствии близости Второго пришествия («Впрочем, близок всему конец» (1 Пет.4,7)), то двухтысячелетнее ожидание его научило христиан, что в мире постоянно происходят как бы «репетиции» Второго пришествия, сопровождающиеся скорбями, а следовательно – и судом дома Божия, т.е. Церкви.

Но вернемся к тезису: Церковь непогрешима, ибо в ней присутствует Дух Святый, наставляющий на всякую истину. Может показаться, что он перечеркивает приведенные цитаты: ибо если непогрешима, то и не подлежит наказанию. И подавляющее большинство православных предпочитает не замечать ни свидетельства Предания, ни грозные предостережения Писания.

Однако противоречия на самом деле нет. Дело в том, что человеку от Бога дана свобода, и эта свобода не отнимается Им до последней возможности. А одним из следствий свободы является грех, ошибка, неверное мнение. И это ошибочное мнение может пойти вразрез с  волей Духа Святого, причем это мнение может быть коллективным, оформленным собором или представленным как общее мнение членов Церкви. Такое  было в Церкви не раз. Были, например, «разбойничьи» соборы, т.е. соборы, формально являвшие полноту Церкви, но выносившие ложные решения. Один из них: «разбойничий» Вселенский собор 449 г. в Ефесе. Тут все окончилось благополучно, ибо следующий, Халкидонский Вселенский собор 451 г. отверг ошибочные постановления. Но свобода непреложна, и в Церкви она, наряду с Духом Святым, действует в полной мере. Поэтому нет гарантии, что в Церкви не могут возникать ошибочные мнения, по которым уже соборного решения не было вынесено (тем более, что последний Вселенский собор был в VIII в.). Такие мнения, существуя достаточно продолжительное время, становятся «традицией», на которую уже ссылаются церковные консерваторы, и это до крайности затрудняет их исправление. Так что же, эти неверные мнения так и останутся в церковном учении? Нет. Но для их исправления у Бога остается только одно средство, средство радикальное  – наказание. Именно в тех случаях, когда в Церкви не находится благодатных сил для исповедания истины, Бог наказывает Церковь. Наказывает не ради наказания, а для того, чтобы вывести ее на верный путь.

Это тяжелое событие. Цель – врачевство. Но лечение далеко не всегда сводится к глотанию сладких пилюль. Иногда нужны операции, причем болезненные, от которых организм терпит тяжкий вред. Но операции необходимые, ибо в противном случае жизнь неминуемо погаснет. Господь заповедал нам, что Церковь будет существовать до Второго пришествия и «врата ада не одолеют ее» (Мф.16,18). Эта заповедь непреложна. И именно поэтому, когда врата ада становятся слишком близки,  Бог принимает экстренные меры и наказанием вразумляет церковный народ.  Да, Дух Святый в Церкви присутствует всегда. Но нигде не сказано, что Он только гладит по головке и нежно направляет по нужному пути. Он, имея одну волю с Отцом и Сыном, может быть и грозным, может ради исправления и наказывать. Именно потому, что Господь хочет видеть Церковь непогрешимой,  для достижения этого Он применяет всю Свою власть.

Богу и только Богу принадлежит суд, и не нам указывать Ему, какие средства использовать. Но можно попытаться разглядеть Его суды в событиях церковной истории. В этом и состоит одна из главных задач Церковного историка. И если Церковь претерпевает катастрофу и ее светильник оказывается сдвинутым, то его внимание должно быть пристальным образом обращено на это событие: не совершился ли тут суд Божий?  «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Отк.3,19) – говорит Господь. И вот что видит в событиях XX века историк. Гонения на Русскую Церковь оказались исключительно тяжелыми. Церковь буквально была поставлена Господом на грань небытия.  Можно ли отрицать, что в этом действии Бога был элемент наказания? Конечно, события такого масштаба имеют множественный смысл: это и очищение Церкви, и выведение ее на новые пути, и жатва все лучшего, что Церковь взрастила. «В мире скорбни будете» (Ин.16,33) – говорит Господь, указывая, что «мир сей» всегда будет ненавидеть и гнать подлинных последователей Христа. Но все же, среди прочего, первое, о чем следует подумать – это о наказании Господнем. Причем, наказании всего тела церковного, всей поместной Русской Православной Церкви.

Безусловно, разговор о гонениях «по грехам нашим» труден, поскольку кажется, что он морально несовместим с кровью мучеников и бесчисленными трагедиями. Но без этого разговора обойтись нельзя. Он нужен хотя бы потому, что прежние стереотипы очень  живучи, и такая неприятная для церковного уха точка зрения упорно замалчивается. История Церкви очень многим православным представляется беспроблемной, Церковь - всегда правой, а гонения – исключительно как нападения диавольских сил. Но есть и другое видение Церкви – не как кладезя непогрешимости, а как людей Божиих, и эти «люди, взятые в удел» (1 Пет.2,9) – постоянно духовно болеют, «ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф.9,13). Болезнь же всегда является борьбой сил, хотящих организм погубить со здоровыми силами. Другими словами, благодаря действию Святого Духа верное мнение в Церкви всегда присутствует, но увы, оно не всегда может пробить себе дорогу. И если  мнение человеческое наглухо закрывает дорогу воле Божией, то наступает, – как последнее средство к исправлению ситуации,  – наказание. Такое видение Церкви – видение зрячее. Противоположное же, беспроблемное «видение» есть рецидив монофизитской ереси в экклезиологии. Оно сознательно закрывает глаза на то, что гонения – это послания от Бога всей Церкви, послания обличающие, говорящие о болезни церковного тела, о застарелой язве, для исцеления которой Господу пришлось резать по живому. Если мы это послание не расшифруем, если болезнь так и останется не выявленной, то горе нам – Господь вновь покарает. А потому для нас анализ всех событий с указанной точки зрения, хоть и скорбен, но жизненно необходим.

IV

В этой связи далеко небезынтересно взглянуть, как же осмысливала проблему гонений XX в. сама гонимая  Русская Церковь. Надо сказать, что и тогда рефрен «по грехам нашим» иногда встречается в письмах православных христиан, неожиданно столкнувшихся с силой, которая безжалостно начала их уничтожать. Скорби оказались столь велики, что невольно верующих пронзала мысль, что значит и грехи их велики. И, можно было бы предположить, что все усилия церковного сознания должны быть направлены на осмысление этой проблемы. Что же это за грехи, которые требуют столь радикального лечения? Какова природа этих грехов – чисто индивидуальная, личная, или речь идет о об искажении курса всей поместной Церкви? Чем Церковь стала неугодной Богу?  Казалось бы, – вот главная внутрицерковная тема в те тяжелые времена. Но парадокс в том, что конкретное обсуждение этой проблемы почти отсутствует. Фраза «по грехам нашим» по большей части остается риторической фигурой, означающей общий покаянный настрой, но  лишенной конкретного  содержания. Причем, это наблюдается не только у рядовых членов Церкви, но и у епископов, которым, сам Бог велел об этом размышлять. 

Вместо покаяния происходит иное. После октябрьского переворота Церковь погружается в водоворот событий, требующих от нее немедленных действий. Конечно, проблему выживания Церкви в новых условиях нужно было решать незамедлительно. Но занять правильную позицию во всех непростых конфликтах с новой властью возможно было только после глубокого осмысления происшедших изменений в статусе Церкви. Однако, ни в переписке, ни в заведенных на верующих «Делах» мы такого  осмысления почти не находим. Этот факт весьма и весьма симптоматичный. Впрочем, словечко «почти» вставлено не случайно. Надо все же полагать, что столь необходимое для Церкви дело делалось подспудно, задача осмысления так или иначе решалась, определенное понимание наступало.  Например, интересные мысли по этому поводу можно найти в материалах следственного дела 1930 г. священномученика митрополита Казанского Кирилла (Смирнова).

Он писал: «… роль правительственного законодательства, создающего эту церковную скорбь, я осмысливаю для себя как обнаружение вовсе не человеческих каких-либо соображений и умышлений, а осуществление над русским церковным обществом суда Божия, карающего нас за наши исторически выявленные церковные падения и призывающего к покаянию. Отсюда самые скорби церковные являются обычно генетически связанными с нашими церковными падениями» /12:350/. Здесь ясно высказана мысль, что произошел суд Божий над «русским церковным обществом», т.е. над нашей поместной Церковью, и скорби Церкви обусловлены «церковными падениями», а вовсе не «ролью правительственного законодательства». Иначе говоря, большевики – лишь орудие суда Божия над Церковью.

Дальше митрополит Кирилл рассуждает об этом так: «Лет пятьдесят тому назад, а может и больше никого уже среди церковного общества не стало удивлять то, например, явление, что под великие праздники, когда колокола призывали верующих в храм, многое множество этих призванных оказывались на концертах какой-нибудь приезжей знаменитости или в театре на модном спектакле. "Раз театры нужны Вам больше, чем храмы, то пусть Ваши храмы и обращаются в театры" - слышится мне в данном случае голос суда Божия» /12:350/.  Тут митрополит Кирилл выдвигает важное соображение, которое мы должны всегда иметь ввиду. А именно, что суд Божий имеет свою духовную логику, которую умеют понимать духовные люди:  большевики, превращая храмы в театры, невольно обнаруживают, за какие грехи Бог гневается на Церковь. Но храмы и театры - все же лишь конкретная черточка. Касаясь же обобщающего взгляда на проблему митрополит Кирилл пишет:  «Смысл этих воззрений состоит в том, что русским народом совершен общий грех перед церковью… и вина в этом лежит, главным образом, на духовенстве. Задача состоит в необходимости более глубокого воспитания народа, чтобы членами церкви были истинные христиане… что и означает противопоставление царству злобы. Эти взгляды я высказывал епископам Дамаскину и Афанасию, которые были со мною солидарны по этому поводу» (из обвинительного заключения по делу митр. Кирилла).

Здесь много примечательного и заставляющего задуматься. Прежде всего, Митрополит Кирилл разделяет «русский народ» и «церковь», несмотря на то, что народ был практически поголовно крещеным, а значит – входил в Церковь. Смысл разделения другой: на «церковь учащую», «церковь в узком смысле слова», так сказать «профессиональную» (епископат, клир, монашество, профессура Академий и Семинарий) и всех остальных «прихожан», которым уготована роль статистов, твердящих «простите, благословите». Именно «прихожане», «народ», по мнению митрополита Кирилла, являются главными виновниками катастрофы. Их вина – отход от Церкви и Бога. Но виноват не только народ;  виновата в лице духовенства и «церковь учащая». Правда, виновата все же опосредованно, через недостаточно глубокое церковное воспитание народа. Указание на то, что это мнение  соборное - его поддерживают ныне тоже канонизированные епископы Дамаскин (Цедрик) и Афанасий (Сахаров) – говорит нам, что это не отписка для следователей, а вполне ответственное мнение о причинах гонений.

Есть еще одно, очень интересное, свидетельство тоже канонизированного ныне новомученика, известного церковного деятеля М.А. Новоселова. В 1930 г. на допросе он показывал: «Я, как верующий человек, считаю, что и царь и церковь и весь православный русский народ нарушили заветы христианства тем, что царь, например, неправильно управлял страной, церковь заботилась о собственном материальном благополучии, забыв духовные интересы паствы, а народ, отпадая от веры, предавался пьянству, распутству, и другим порокам. Революцию, советскую власть я считаю карой для исправления русского народа и водворения той правды, которая нарушалась прежней государственной жизнью» /7/. Здесь прямо говорится, что «и царь и церковь и весь православный русский народ нарушили заветы христианства». Но еще более примечательно высказывание:  «революцию, советскую власть я считаю карой». Карой все же над народом, а не над церковью в узком смысле слова.  Но Карой Божией. Этим еще раз подтверждается высказанный митрополитом Кириллом важный принцип, который необходимо последовательно применять к анализу гонений XX в.: не гонители, не большевики являются причиной гонений; они – лишь орудие Божие, Который, через большевиков, насылает наказание ради нашего исправления.

В целом же, можно сделать вывод, что в суждения новомучеников подтверждают мнения Евсевия и св. Киприана Карфагенского: и для митрополита Кирилла и для М. Новоселова «по грехам нашим» заключается в суде над «церковным обществом» за «церковные падения», т.е. в грехах всей Российской Поместной Церкви.

V

Но раз так, раз Церковь наказана, то сразу встает второй, еще более тяжелый вопрос: в чем так ошиблась Церковь, что Богу пришлось применять к ней столь строгие меры?  И нужно сказать, что предположения уже высказывались. Так или иначе, назывались самые разные причины происшедшего, например: слишком редкое причащением мирян (раз в год), свержение монархии, предательство по отношению к Государю Императору – помазаннику Божию и пр. Подробный анализ всех этих причин увел бы далеко в сторону повествование. Скажем только, что рассматривать эти версии в качестве основных не позволяет именно та духовная логика, о которой говорил митрополит Кирилл.  Не отвергая, тем не менее, их полностью и признавая за ними ту или иную степень правдоподобия, сосредоточимся на проблемах, которые, по нашему мнению, гораздо точнее объясняют причины наступившей церковной катастрофы.

Подлинную причину гонений нужно искать в другом: в том, что Церковь практически полностью отстранилась от социальных проблем, и даже не пыталась осуществить социальную правду в земной жизни. А должна была, ибо в ее функции входит не только проповедование правды о небесном, но и привнесение этой правды в земную жизнь. И не только в душах людей, но и в устроении их совместного христианского общежития. Разрабатывать социальную доктрину, возглавить работу по преображению общества – вот одна из задач Церкви. Ибо социальное вообще и экономическое в частности – вовсе не внешние по отношению к христианству сферы, а наоборот, те фронты, на которых развертывается  противостояние добра и зла, любви и эгоизма. За дезертирство с этих фронтов и отдания их врагу Церковь и понесла столь тяжелую Божию кару.

Такой «социальный» взгляд на события начала XX века может вызвать (и вызывает) отторжение, как «нецерковный», «нечестивый», чуть ли не смыкающийся с атеистической пропагандой. Поэтому этот вопрос требует серьезного обсуждения.

VI

Христианство призвано освободить человека от греха, восстановить в нем правду Божию и привести его в единение с Богом. Грех коренится в душах человеческих – падших, духовно больных, удобопреклоняемых ко злу. Поэтому Церковь прежде всего борется с личным грехом, гнездящемся в самых сокровенных закоулках человеческой души. Для этого она выработала громадный арсенал средств, имеющих тайнодейственный, аскетический и нравственный характер. И в этой борьбе с индивидуальным грехом Церковь безусловно права.

Но было бы ошибкой думать, что грех копится только в человеческих душах. Человечество замыслено Богом как род, не сводящийся к множеству индивидуумов. Люди в своей совместной жизни производят духовные феномены, имеющие всеобщее, принадлежащее всему человечеству,  бытие. Это - искусство, нравы и обычаи, культура, религия, наука, законы, социальные институты. Все это создается грешными людскими душами и потому носит на себе печать греха. Тем самым грех как бы материализуется, застывает, получает бытие вне человеческих душ, живет не только внутри человека, но и вовне его. В результате человек, даже если он в этом грехе неповинен, становится окруженным им, живет в безблагодатной, уродливой атмосфере греха. И это внеиндивидуальное бытие греха ох как небезобидно! Выступая как бездушная, слепая сила, он активно воздействует на всех, внедряется в души людей, и согрешивших и не согрешивших, искушает, воспитывает их в своем духе зла и нелюбви. И это обратное воздействие оказывается для падших душ столь сильным, что зачастую почти поголовно уродует людей, делая их уже индивидуально, личностно  причастными греху.

Особо нужно отметить, что и Церковь не находится вне этого порочного круга. Призванная очищать мир от греха, Церковь сама впитывает и фиксирует в своей структуре, верованиях и обычаях падшесть человеческую. И далеко не всегда благодать Божия, которая, конечно же, в Церкви присутствует, в полной мере преодолевает эту падшесть. Это перманентное болезненной состояние и постоянная борьба  с грехом в самой себе, сильно осложняет для Церкви работу по преображению мира.

Рассмотрим проблему внеиндивидуальной формы жизни греха более предметно, взяв наиболее существенный из социальных институтов – собственность. И обращение к этому вопросу – вовсе не материализм, ибо именно в отношениях собственности наиболее ярко проявляется любовь или нелюбовь к другому человеку. Недаром, у великого святителя Иоанна Златоуста тема собственности и богатства – тема «номер один». И Златоуст с другими Святыми отцами определенно утверждает, что человек по замыслу Божию призван жить в условиях общей собственности; частная же собственность есть порождение падшести человеческой. Но ныне вступая в мир, человек сталкивается уже с частной собственностью как узаконенным социальным институтом, отвергнуть который он не в силах.  Все продается и все покупается, и человек, не имеющий собственности в виде денег, просто не выживает. А потому все, даже и против воли, имеют собственность, все вовлекаются в образуемые ею безблагодатные отношения. Человек, искренне хотящий что-то полезное произвести, вынужден включаться в капиталистическую гонку, стараться обогнать и уничтожить конкурента, иначе конкурент уничтожит его. Человек, стремящийся просто прокормить себя и свою семью, часто вынужден работать с непосильной для него интенсивностью, иначе, при безработице, его место займет конкурент.  Люди становятся волками друг другу. Собственность растаскивает всех по углам. Братские бескорыстные отношения и любовь оскудевают. Люди, на практике понявшие, что их благополучие и просто существование напрямую зависит от счета в банке, становятся рабами денег. Бог отступает на второй план и его место занимает доллар.

И, вроде бы, никто не виноват. Право собственности – институт безличный, легитимный, испокон веков установленный. А губит, уродует  и заставляет страдать всех. Собственность, порожденная страстями сребролюбия, хищничества, эгоизма, стремлением  к обособлению, в свою очередь порождает и раздувает те же грехи. Возникает, как говорят инженеры, положительная обратная связь, в результате чего искоренение этих грехов оказывается на редкость трудным. Ибо, по слову свт. Иоанна Златоуста, «мамона требует совершенно противного Христу. Христос говорит: подай нуждающимся, а мамона: отними у нуждающихся; Христос говорит: прощай злоумышляющим на тебя и обидящим, а мамона напротив: строй козни против людей,  нисколько не обижающих тебя; Христос говорит: будь человеколюбив и кроток,  а мамона напротив: будь жесток и бесчеловечен, считай ни за что слезы бедных" /VIII:270/. Но в современном мире «мамона» - целиком весь капитализм, весь безблагодатный экономический уклад, заставляющий каждого человека жить противно Христу. Одни поддаются, другие сопротивляются, но мучаются все. Многие страдают безвинно, что особенно остро ощущается как ненормальность, как попрание Божией правды.

Тогда правомерен вопрос: должна ли Церковь влиять на социальные институты с целью их преображения, или должна заниматься только личными грехами? Должна ли Церковь стремиться создать достойную христиан жизнь, включая право, быт, труд, экономику или отдать их на откуп не просто языческого, но сатанинского мира? Конечно же, должна. Должна… но, увы, не занималась этим.

VII

Русский народ, очень органично воспринявший христианство, всегда избегал власти мамоны, стараясь устроить свою жизнь так, чтобы собственность, пусть и присутствовала, но не губила братских отношений между людьми. Но во второй половине  XIX в. подули иные ветры. Россия стала быстрыми темпами развивать индустрию, причем, – в ее капиталистическом варианте. Потек туда и иностранный капитал, составивший вскоре треть в промышленности и половину – в банковской сфере. А что же власть? Она этот процесс активно поддерживает, не понимая, что капитализм умалит не только веру, но и сметет саму монархию. А вместе с властью начинает поддерживать процесс капитализации России и Церковь, соединенная с властью «симфонией» в единое целое. И неудивительно, что и для народа блеск его величества золотого рубля постепенно начинает затмевать блеск золотых куполов. Вспомним жестокое признание новомученика М. Новоселова: «и царь и церковь и весь православный русский народ нарушили заветы христианства». Все виноваты, все и наказаны.

Имущественное богословие Православной Церкви начиная с V в.  основывалось на доктрине, которую, в виду ее распространенности, можно назвать «общепринятой». В начале XX в. эта доктрина приняла довольно циничные формы и формулировалась так:  «Что богатство и вообще имущество не предосудительно для христианина, это видно уже из того, что Сам Бог предоставил человеку право господствовать над землею и обладать ею (Быт.1,26; 9,1). А всякое имущество есть плод земли. Обладанием имуществом обусловлена возможность духовного образования человека и приобретения известной степени самостоятельности и независимости, необходимых для деятельности в мире. Имущество же доставляет возможность благотворения. Но, обладая имуществом, необходимо быть внутренно независимым от него, не пленяться им. "Богатство аще течет, не прилагайте сердца" (Пс.61,11). Не богатство должно обладать человеком, а мы должны обладать богатством, свободно распоряжаясь им и употребляя его на благие дела» /11:228/. «Отдавать деньги на законные проценты и вообще употреблять свое имущество для приобретения нового имущества, т.е. для умножения имущества, конечно, позволительно. Притчею о талантах предполагается естественность и нормальность последнего. Но всякое ростовщичество безусловно противонравственно» /11:229-230/. «Бедные должны блюсти внутреннюю независимость от бедности. "Имея одежду и пропитание будем довольны тем" (1 Тим.6,8). В то же время бедные должны сознавать, что и при материальной бедности они могут быть духовно богатыми и высокими» /11:230/.

Это все цитаты из многократно переиздававшегося учебника для семинарий проф. М. А. Олесницкого. Тут не только рекомендации личного отношения к богатству; видна и определенная социальная концепция: Церковь богатым и благополучным предписывает благотворить, а бедным и угнетенным – смиряться и терпеть; тогда спасутся и те и другие. Такое богословие достигло прямо-таки виртуозного уровня именно перед революцией. Следующие ему многочисленные статьи в православных журналах начала XX в. стали выражением официальной позиции церкви (в узком смысле слова) по  будоражившим общество социальным вопросам. И, казалось бы, масса к месту и не к месту подобранных в них святоотеческих цитат удостоверяли ортодоксальность и православность утверждаемой  позиции. Но это не так.

Если кратко выразить коренной порок такого богословия, то можно обойтись двумя словами – недостаток любви. Призванная принять сторону бедных и угнетенных, и обличить всякую неправду, Церковь осталась глуха к существовавшей в России очевидной социальной несправедливости. Фактически же, в условиях нарастающих социальных конфликтов, церковная позиция освящения частной собственности, полного отрицания  социализма и проповеди терпения, означала, что Церковь приняла сторону богатых, которых устраивало существующее положение. И  вина эта лежит не только на церковном народе, но и на «церкви учащей» – на клире и священноначалии. Но вовсе не в том, что церковь недостаточно глубоко, по мнению митрополита Кирилла,  воспитывала народ в вере. Скорее наоборот, русский народ очень глубоко воспринял христианскую нравственность, куда глубже, чем «церковь учащая». Трагичная ошибка Церкви - в неверной позиции по отношению к социальным проблемам, а точнее – в принятии и освящении безлюбовного и антинародного капиталистического строя. Увы, «церковь учащая» не пошла вместе с народом. Надо сказать, что в решающие моменты русской истории единение церковного народа и «учащей церкви» безусловно совершалось. Так было в минуты военной опасности или интервенции. Вспомним св. Сергия Радонежского, благословившего св. Дмитрия Донского на Куликовскую битву, или подвиг патриарха Гермогена и патриотическую позицию св. архимандрита Дионисия.  Но теперь внешних врагов не было видно – был социальный конфликт, в котором Русская церковь не смогла занять выверенную позицию.

Эта «социальная ошибка» не является догматической, она имеет нравственную природу, а потому многим может показаться несущественной. Но откуда видно, что существенна только догматическая правильность, а нравственная позиция не важна? Ведь недаром апостол Павел утверждает, что без любви всё «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор.13,1), апостол Иаков предупреждает: «суд без милости не оказавшему милости» (Иак.2,13), а Предтеча Господень Иоанн грозит: «всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Лк.3,9). Всегда на вопрос «какой грех самый страшный?» умудренные опытом пастыри отвечали: тот, которого не видишь. Но эта ошибка именно такая – неосознанная, непонятая и потому нераскаянная. И тем самым – сугубая и чреватая повторением.

Но дело не только в этом. «Социальная ошибка» трагически повлекла многие тяжкие следствия. По сути дела вся история России XX века прошла под знаком этой ошибки. В условиях революции занятая Церковью позиция  стала поистине губительной. Дело в том, что пропаганда социалистов против Церкви при такой позиции оказалась очень эффективной. Когда, пытаясь использовать в своих целях социальные противоречия, социалисты говорили рабочим: «посмотрите сами: Церковь – за богатых», чуткая к социальной несправедливости народная масса  действительно в этом убеждалась. И в разочаровании отходила от Церкви, отвергая вместе с ее социальной позицией и все ее бесценные и животворящие сокровища. Не приняв  такую неудачную, прямо-таки «асоциальную доктрину» Церкви, народ пошел по пути указанным большевиками, по пути создания социально-ориентированного государства. Государство было построено, но это было государство безбожное, атеистическое, что в конечном счете и предопределило его падение. А должно было быть иначе. Церковь должна была перехватить у большевиков инициативу и возглавить работу по созданию христианского социума еще в дореволюционный период, и времени для этого было более чем достаточно. Но увы, став государственной, Церковь всю социальную политику отдала на откуп императору (благо он православный) и сосредоточилась на работе с индивидуальными душами. Мимоходом отметим, что Евсевий причину гонений видит в области личной нравственности. Но тогда Церковь и по численности и по своему положению не могла участвовать в социальной жизни. Совершенно иной статус имеет Церковь государственная, охватывающая все население: она не только может, но и обязана влиять на социальную политику  государства, задавать ей тон. Но фактически она была ведомой, и лишь оправдывала складывающийся по законам «века сего» социум, не пытаясь возвысить его до христианских идеалов. Таким образом, «социальная ошибка» исказила течение всей истории России. Неудивительно, что Господь за эту ошибку назначил Церкви столь тяжелое наказание.

Как так случилось, что наша Российская Православная Церковь, которую мы всегда чтим как Невесту Христову, дом Божий, Царство Небесное на земле, столп и утверждение истины в своем земном плавании не проявила должной любви в сфере общественных отношений? Вопрос этот очень сложный, и вряд ли его можно сколь-нибудь удовлетворительно исчерпать. Но факт – в истории Церковь от этих проблем уходила. И за примерами далеко ходить не надо. Так, Церковь всегда противилась христианскому коммунизму и выдавливала его в ереси, хотя, как утверждают Деяния Апостольские (Деян. 2,44-45;4,32-36), именно он является той формой социального общежития, к которой должны стремиться христиане.  Среди белого и черного духовенства находились лишь отдельные личности, пытавшиеся актуализировать социальную тематику (свящ. Григорий Петров, архим. Михаил Семенов). Да и Синодальное запрещение быстро свернуло их проповедь. Увы, для «церкви учащей» любые искатели социальной правды – «еретики» или «бунтовщики». Другой пример – крестьянская община. И в Византии, и в России – община оказалась необычайно живучей, ибо была мощным средством выживания крестьян в условиях как высокой степени нестабильности крестьянского хозяйства (неурожаи), так и огромного внешнего давления на крестьян. Казалось бы, - вот социальный институт, который самим Богом предназначен для формирования из него подлинной христианской общины. Однако ни в практическом, ни в теоретическом плане интереса Церкви к проблемам общины не видно. Симптоматично, что Столыпинская реформа, нацеленная на уничтожение общины, вызвала яростную дискуссию в российском обществе, но голоса Церкви в этой дискуссии было почти не слышно…

В результате Господь на дело преображения этого мира призвал других ­– большевиков. Но помилуйте, закричат нам, ведь большевики – злодеи, они убивали священников, рушили храмы, глумились над верой. Что может быть хуже этого? Да, большевики развернули крупнейшие в истории Церкви репрессии против православных христиан. Да, они поставили себе целью уничтожить веру и Церковь. Это – темная сторона большевизма, и за то Господь уготовал им в свое время наказание. Но рьяные обличители коммунистов должны все-таки понять один из принципов, высказанных митрополитом Кириллом: большевики – лишь орудие Божие. Не будь воли Божией наказать весь старый российский социум, включая и РПЦ, хватило бы одного батальона, чтобы разгромить большевистские отряды. Но история продемонстрировала нам совершенно другое: Господь дал им возможность и время развернуться, показать все свои негативные и позитивные потенции. И  за 70 лет было создано великое государство, многие социальные достижения которого  вызывают удивление и ностальгию. Да и хулят-то, как правило, именно коммунизм, думая что этим выражают церковную истину.  А на самом деле – лишь демонстрируют свое непонимание учения Церкви. Непонимание того, что Церковь должна стремиться к созданию коммунизма, правда, коммунизма своего – христианского, а не того – атеистического, который коммунисты пытались построить. Большевики обличили нас, христиан, в нежелании строить праведное общество. А по сути дела – обличили нас в фарисействе, в безлюбовности, в стремлении протиснуться в Царство Божие обрядовой праведностью. Мы должны не проклинать их, а благодарить за науку, каяться  и исправлять свои ошибки, учась лучшему, что дала советская цивилизация.

Причем, нам следует чутко присмотреться к той духовной логике, в рамках которой совершался суд Божий. Игнорируя социальное поле битвы за правду Божию, Церковь оказалась наказанной именно социальным движением, на знаменах которой были написаны лозунги восстановления справедливости и правды земной. Не услышав призыв Бога строить вместе с Ним Царство Божие на земле, Церковь стала гонимой от людей, которые вознамерились строить на земле рай без Бога. Отвергнув христианский социализм, Церковь была судима социализмом атеистическим. Нам нужно внимательнее прочитать евангельскую притчу о званых на пир (Мф.22,2-14; Лк.14,16-24), где Господь «послал звать званых на брачный пир; и не хотели придти» (Мф.22,3). Вот и тогда, в России, Господь призывал своих избранных к работе на социальном поприще. Но избранные отнекивались: «надо правило вычитать», «надо храм подновить», «надо епархию объехать». И тогда Господь в гневе «сжег город их» (Мф.22,7), а на это служение призвал других «кого только нашли, и злых и добрых» (Мф.22,10),  далеко не в брачной одежде и делавших дело по своему разумению. Повторяем, им, большевикам-атеистам, Господь уготовал свой суд. Но сейчас речь не о них, а о нас, христианах – «званые не были достойны» (Мф.22,8). Господь как бы дает нам вполне определенные знаки для понимания судов Своих, и мы обязаны эту духовную логику расшифровать. Но, увы, церковью в узком смысле подлинный смысл выражения «по грехам нашим» так и не был понят.

VIII

 Впрочем, это не совсем так. Если границы церкви в узком смысле несколько расширить, то мы увидим, что Церковь остро осознавала опасность асоциальности. Вся русская религиозная философия, воспитанная на православии, серьезно обсуждала социальные вопросы. Глубоко восприняв православное святоотеческое наследие, русские философы видели одной из своих главных задач применение его к социальной сфере жизни человека. Однако, пути решения социальных проблем виделись русскими философами различно. Одна группа философов, к которой относятся  Н.Ф. Федоров, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.Ф. Эрн, Г.П. Федотов, Ф.А. Степун, стремилась к общинному идеалу Святой Руси и потому связывала будущее России как с православием, так и с социализмом. Другая группа, к которой можно отнести В.С. Соловьева, И.А. Ильина, С.Л. Франка, П.И. Новгородцева, Б.П. Вышеславцева, наоборот, видела Россию не иначе как в объятьях частной собственности. Этот разлад не позволил выработать общее мнение русской интеллектуальной элиты.

Россия, и Церковь вместе с ней, катились к своему апокалипсису. И конечно же перед ним, ради проповеди покаяния, были посланы пророки, предтечи Илии и Еноха, которыми стали В.И. Экземплярский и Н.Н. Неплюев.

Профессор Василий Ильич Экземплярский, человек исключительно высокого душевного склада, – автор книги «Учение древней Церкви о собственности и милостыне» /6/ (1910 г.). В этом выдающемся труде на основании огромного количества библейского и святоотеческого материала Экземплярский показал, что святоотеческое учение о богатстве и собственности очень далеко от апологии  частной собственности. Его выводы таковы: "Право собственности не принадлежит к области благодатной христианской жизни, к сфе­ре Божьего царства и потому не может быть рассматриваемо как святыня для христианской совести, и к нему не может быть прилагаем предикат "священное", но лишь "неприкосновенное". Это потому,  что право частной собственности,  как оно  осу­ществляется в жизни людей, принципиально противоречит началу всеобъемлющей христианской любви, не знающей  границ  моего для другого; право собственности возникает, поэтому, не на основе христианского братства людей, но на основе недостатка такого братолюбия, когда человек противополагает себя и свое другим.(...) Христианская любовь, разрушающая эгоистические перегородки жизни, ставит идеалом своим не отобрание чужого, но свободное отдание своего на общую пользу (...) Ясно само по себе, что при таком отношении к началу личной собственности, идеалом устроения материальной стороны жизни членов христи­анской церкви должно явиться общение имуществ на основе сво­бодной братской любви по примеру жизни первохристианской об­щины" /6:51-52/. О богатстве и бедности: "самый факт разделения людей на богатых и бедных не есть Божеский закон и богатство не есть Божий дар человеку, но такое разделение есть результат не­достатка братской любви среди людей и обиды слабейших более сильными" /6:154/. Тем самым было доказано, что подлинное святоотеческое имущественное учение разительным образом отличается от «общепринятого» официоза. Слишком независимая богословская позиция Экземплярского оказалась не по нутру высшему церковному руководству, и в апреле 1912 г. Экземплярский был уволен из Киевской Духовной Академии, где он являлся профессором нравственного богословия.

Но может быть наиболее замечательный пример деятельности православного христианина в социальной сфере дает нам Николай Николаевич Неплюев, помещик, пожертвовавший свое имение на создание православного Крестовоздвиженского  Трудового Братства. Неплюев преодолел все препятствия и создал уникальную общину, в которой была реализована братская трудовая жизнь большого количества христиан. Братство, образованное в начале 80-х годов,  включало несколько общеобразовательных и с/х школ, вело общинную православную жизнь, создало эффективную систему совместного труда и равного распределения результатов труда. Интересно, что община продолжала существовать после смерти Неплюева (1908г.), и была уничтожена лишь катком сплошной коллективизации в конце 20-х. Благодатная жизнь Братства, возрождавшая общинные традиции апостольской Иерусалимской общины, производила огромное впечатление на многочисленных гостей.

Сам Неплюев, человек исключительной любви, твердой воли и редкого ума, был верным сыном Православной Церкви, всегда свято чтившим ее установления. Так, по инициативе Неплюева, Устав Братства  был одобрен Государем Александром III, а также утвержден Синодом и епископом Черниговским. Центром общины был построенный Неплюевым Крестовоздвиженский храм. Однако, в своей деятельности Неплюев столкнулся со странной закономерностью: противники его дела были во всех слоях населения; однако наибольшее сопротивление созданию братства оказывали представители церкви – епископы, священники и православные публицисты. Особенно болезненные конфликты были у Неплюева со священниками братского храма, которые – почти все -  начинали борьбу за духовное лидерство в Братстве, ставя условие «или я, или Неплюев».

Хорошо видя корень нестроений в Церкви и остро болея за нее, Неплюев не считал, что о них следует молчать. Он писал: "Истинная разумная любовь к нашей Русской поместной Церкви состоит не в том, чтобы обелять зло рутины жизни на лоне Ее (...), а в том, чтобы честно призвать чад Ее к покаянию" /9:271/. И может быть именно Неплюев сумел наилучшим образом сформулировать «грехи наши». Он не раз говорил, что все русское общество не  живет по вере, не хочет реализовать христианскую правду в жизни своей, не организует свою жизнь на началах братолюбия и любви. И прежде всего это относится к духовенству, к Церкви, которая должна быть духовным предводителем такой деятельности. «Организация на лоне Церкви жизни и труда на честной христианской основе единения в братолюбии считается за ненужное и даже вредное соблазнительное новшество" /8:7/ – замечал он. Созданием Крестовоздвиженского братства Неплюев стремился преодолеть эту пагубную тенденцию. Он писал: "Главная цель Братства - осуществить христианство в несравненно большей степени, чем оно осуществляется в окружающей жизни, основать отношения и труд на единой христианской основе братолюбия" /3:65/. Вся жизнь христиан и прежде всего – труд должны быть организованы по-христиански – вот главное, к чему стремился Неплюев. Он мечтал о времени, когда подобные братства покроют всю Россию и активно  стремился воплотить эти планы в жизнь. Но увы, реальной поддержки он нигде не находил и его деятельность по созданию Всероссийского Братства осталась безуспешной.

Конечно, Неплюев отнюдь не возлагал всю вину на духовенство. Он подчеркивал, что все слои общества, все люди виновны в создавшемся безблагодатном состоянии. «Повинны мы в этом все без исключения» /9:272/ – писал он. Повинны помещики – в том, что вместо того, чтобы видеть в крестьянах своих братьев во Христе, безжалостно эксплуатировали их, рассматривая их, по выражению Герцена, как «крещеную собственность». Повинна интеллигенция, которая ратуя за свободу, признает ее только за собой и отрицает свободу  по отношению за всеми остальными слоями общества, с нею несогласными. Повинен и простой народ, который не захотел устроить свою жизнь на основах братолюбия (отношение к Братству окрестных крестьян было отрицательным), а пошел за теми, кто предлагал грабежи и поджоги. Повинна и государственная власть, которая провозгласив православие главным устоем государства, в то же время «кощунственно желая сделать Церковь орудием своим в достижении чисто земных целей» /9:273/.

Но повинно и духовенство. Неплюев пишет: «Духовенство допустило эту неправду, не в том смысле, что оно должно было возбуждать народ против помещиков и проповедовать вражду и крамолу, а в том, что само оно изменило правде, не проповедовало ее ни помещикам, ни народу, не призывало к осуществлению ее ни помещиков, ни народ, стало участником помещиков в создании неправды, допустило народ до одичания. В конце концов оно само, в лице слишком многих из своих представителей, одичало, дошло до оправдания зла в жизни, а на практике настолько помирилось с анти-православной рутиной анти-братского строя жизни, что очень довольно этой рутиной, не только не проповедует, но даже и не желает осуществления православной правды в жизни» /10:85/. Неплюев даже говорит, что духовенство более виновно, чем помещики и народ, ибо «чем более мы уважаем священный сан, чем более признаем действительность благодати, даруемой им в таинстве священства, тем более обязаны признать огромность и абсолютную неизвинительность их вины» /10:85/. «Все виновны. Все должны покаяться и сотворить плоды, достойные покаяния» /10:90/ - писал он. Резко отрицательно относясь к атеистическому социализму, Неплюев свою программу Всероссийского братства  рассматривал как альтернативу революционному движению. Он ясно понимал, что Церковь не может стоять в стороне в деле социального преображения общества, и если не Церковь поведет народ на это дело, то его поведут иные силы, причем совершенно другого, противоположного духа. В 1906г., выступая по поводу предполагавшегося Поместного Собора, он считал, что не церковные реформы, а именно всенародное покаяние и принятие программы социального преображения жизни должно быть главным делом Собора. «Именно делом национального покаяния, ­– писал Неплюев, – и должно быть со стороны всех участников (Собора): и народа, и интеллигенции, и крупных землевладельцев, и, особенно, духовных пастырей, дело воспитания детей, дело создания трудовой общины" /13:29/.

Но Собор собрался тогда, когда уже каяться было поздно. Да и не этим он занимался. Как раз в день Октябрьского переворота (25 октября  1917 г.) Собор решал, какую часть приходской выручки должен забирать священник, а какую диакон и алтарник... И только много позже, после выхода Декрета об отделении Церкви от государства, члены Собора с ужасом поняли всю катастрофичность происшедшего.

IX

Положение Церкви стало воистину безысходным. Проблемами социума надо было заниматься раньше; осмысливать их, разрабатывать социальную доктрину. А главное – работать, кропотливо трудиться на этой ниве. Теперь же началось время  покаяния и скорбей. Господь наложил на Церковь суровую епитимью. За что – понятно. Но что представляла собой эта епитимья, какие прещения были на Церковь наложены Богом? Ответить на этот вопрос, как представляется, поможет анализ позиции наших высших иерархов: патриархов Тихона (Беллавина) и Сергия (Страгородского). Каких либо достоверных материалов, указывающих на то, что они по этому поводу думали, мы не имеем. Но можно сделать попытку восстановить их образ мысли по тому, что они делали, включая их публичные выступления.

До сих пор церковные историки спорят относительно позиции патриарха Тихона в последний период его жизни – после выхода из-под домашнего ареста. Дело в том, что еще в 1918 г. Патриарх анафематствовал советскую власть за ее антицерковную позицию и насилия над священниками. А в 1922 г., когда началась компания по изъятию церковных ценностей (как утверждали власти – на помощь голодающим) патриарх Тихон запретил отдавать используемые в богослужении церковные сосуды, ссылаясь на Правило 10 Двукратного Собора. Поскольку по декрету отделения церкви от государства все церковное имущество стало принадлежать государству, то  власть посчитала эти действия противозаконными и арестовала Патриарха. 

Однако, после выхода патриарха Тихона на свободу в своих Воззваниях 1923 г. и «Предсмертном завещании» 1925 г. патриарх резко меняет свое отношение к советской власти. Замечая, что «по воле Божией, без которой в мире ничто не совершается, во главе Русского государства стала Советская власть» /5:361/ патриарх указывает, что она устранила последствия «кровопролитной войны и страшного голода», что она, по Конституции, обеспечивает возможность деятельности всякому религиозному обществу. Патриарх резко осуждает всех, которые советскую власть не признают, и деяния таких «политиканствующих», будь они в России или за рубежом, грозит «обследовать». Он признает ошибкою «анафематствование» властей в 1918г. и свою позицию в вопросе об изъятии церковных ценностей. Особо нужно отметить призыв патриарха Тихона принять советскую власть не за страх, а за совесть.  Вслушаемся в слова его посланий: «я понял всю неправду и клевету, которой подвергается Советская власть со стороны ее соотечественных и иностранных врагов» /5:285/, «отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти» /5:298/, «мы должны быть искренними по отношению к Советской Власти» /5:362/, «Мы призываем…в сие ответственное время строительства общего благосостояния народа слиться с нами в горячей молитве ко Всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти» /5:362/, «Призываем…убедиться в том, что Советская власть – действительно Народная Рабоче-Крестьянская власть, а потому прочная и непоколебимая» /5:362/.

Как все это понимать? Зачастую высказывается мнение, что свт. Тихон принял советскую власть  «под дулом пистолета». Давление со стороны властей безусловно было. Но, как уже указывалось, большевистская власть – лишь орудие Божие, а потому объяснение следует искать в другой плоскости. Сам дух последних воззваний говорит о том, что благодаря интенсивной молитве во время заключения (об этом есть сведения караульных) ему открылось некое новое понимание ситуации. Советская власть победила, народ принял ее и теперь уже невозможно рассматривать коммунистов как узурпаторов. А значит в приходе большевиков – воля Божия. И раз она установлена Богом, раз эта власть народная, то ее следует принять, причем, принять не формально, а искренно. Принять, несмотря  на то, что новая власть – безбожная, стремящаяся к уничтожению Церкви. Это новое понимание Патриарх, личность очень цельная и чуждая какого бы то ни было лукавства, и выразил в своих послетюремных посланиях пастве. Думается, что не нужно искать в этом новом видении Патриарха социальной подоплеки и уяснения смысла, почему воля Божия именно такова. Будучи архиереем старой, имперской закваски, он никогда не сочувствовал социалистическим движениям. Но волю Божию он умел распознавать и ей подчиняться. Это признак подлинной святости. 

Далеко не все в Церкви принимали такой курс. Речь идет о многочисленной и влиятельной группе епископов и священников, которую мы будем называть «непоминающими» – именно они позднее стали в оппозицию митрополиту Сергию (Страгородскому) вплоть до непоминания его имени на службах. «Непоминающие» рассуждали иначе: большевики – бандиты, они отобрали у всех все и развернули неслыханные гонения на Церковь, и следовательно власть их – от сатаны. А потому, хотя и по необходимости Церкви приходится быть лояльной по отношению к властям, но сочувствовать и тем более соучаствовать в делах новой власти совершенно недопустимо. Да, эти люди больше всего боялись изменить Господу, изменить Церкви. Быть верным Христу вплоть до гонений и смерти – вот их кредо, и такая позиция не может не вызывать глубочайшего уважения. Но увы, жестокая реальность гонений для них заслоняла все: и явную промыслительность советской власти, и то, что сами гонения во многом обусловлены неверной церковной социальной позицией. Если сам факт наказания Русской Поместной Церкви за ее грехи «непоминающие» признавали, то понимания сути этих грехов ими продемонстрировано не было.

«Непоминающие» активно влияли и на политику патриарха Тихона, который считал своей обязанностью выражать не только свое мнение, но и мнение всего церковного тела.  Так и было: они сорвали объединение с обновленцами, о котором патриарх договорился с властями. Влияние «непоминающих» было столь велико, что именно представителей этой группы патриарх Тихон предназначал в качестве своих преемников на посту патриарха. Но Бог судил иначе, и у кормила Церкви встал митрополит (позже – патриарх) Сергий (Страгородский).

X

Кажется, в нашей Церкви нет фигуры более пререкаемой, чем митрополит Сергий.  «Сергианством» называют теперь сервилизм, недопустимый компромисс с атеистической властью, солидарность с ее интересами. Но вот любопытная закономерность: все хулители митрополита Сергия – ярые антисоветчики, и плюс к тому, – приверженцы частной собственности и капиталистического пути развития России. Правда, прямо предъявить обвинение, что митрополит Сергий был завербован советской властью не удается: каких либо документов, говорящих о его сговоре с большевиками не нашли, как ни искали. А потому ему инкриминируют другое – что он узурпировал власть в Церкви и что он необоснованно, во вред Церкви, накладывал прещения на не подчиняющихся.

Вообще, канонические соображения у историков Церкви XX века явно превалируют. Превалируют к сожалению. Ибо судить митрополита Сергия по канонам просто бессмысленно. Дело в том, что именно в XX веке Церковь жила по совершенно неканоническим законам. Сначала Поместный Собор 1917-1918 гг. принял постановление о назначении новоизбранным патриархом себе преемников, хотя церковные каноны это строго воспрещают. Затем, после смерти патриарха Тихона, Митрополит Петр (Полянский) выбрал новых преемников, заложив тем самым будущий конфликт между двумя линиями преемников. Наконец, каждый из претендентов на церковное возглавление трактовал по своему объем полномочий такой невиданной доселе должности, как Заместитель Патриаршего Местоблюстителя. Тут все неканонично, все в новинку, все не подкреплено традицией. А потому, пытаясь рассудить на основании канонов, историки попадают в трясину, вылезти из которой просто невозможно, и неудивительно, что ожесточенные споры продолжаются до сих пор.

Осмыслить ситуацию можно только по иным критериям – моральным.   На самом деле так и делается – просто каноническая кухня служит благообразным прикрытием суда нравственного. Интересно, что сам митрополит Сергий, человек очень умный и проницательный, нисколько не обманывался в мотивации своих недругов.  Митрополиту Кириллу (Смирнову), лидеру «непоминающих», обвинявшему его в узурпации церковной власти, он писал: «многие восставали против обновленчества не потому, что это было церковное бесчиние, а больше потому, что оно «признало» соввласть. Недаром и теперь кое-кто спрашивает, какая же разница у нас с обновленцами, если мы «за соввласть» /5:679/. И еще: «Главным мотивом отделения служит наша декларация» /5:679/. Та самая «знаменитая» Декларация 1927 г., в которой  митрополит Сергий писал: «Мы хотим быть Православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи» /5:510/. Недопустимый компромисс? Но ведь и патриарх Тихон призывал «слиться с нами в горячей молитве ко Всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти». Иначе говоря, ничего принципиально нового, по сравнению с позицией патриарха Тихона, Декларация не вносит: та же полная, «искренняя» лояльность Советской власти, основанная на апостольском «нет власти не от Бога» (Рим.13,1). Так почему же в устах патриарха Тихона подобные заявления считались приемлемыми, а в устах митрополита Сергия –  предательством Церкви? Логики здесь нет. Впрочем, на самом деле причина была: «непоминающее» движение, зная мягкость патриарха Тихона, надеялось, что в нужный момент всегда можно будет «надавить», уговорить его на деле не совершать тех шагов, которые патриарх декларировал в своих воззваниях. С митрополитом Сергием такой «номер» не проходил – он всегда имел твердую позицию и не позволял на себя влиять.

Как же нужно понимать политику митрополита Сергия? Он, также как и патриарх Тихон, ясно понимал, что на Церковь наложена епитимья, в которую входит покорность гонящей Церковь власти. И он всеми силами старался эту волю Господню выполнять, отрабатывать епитимью, а тех, кто этого не понимал и противодействовал этому, запрещал в служении. Более того, есть основания предположить, что он гораздо яснее, чем патриарх Тихон, понимал, почему на Церковь наложена именно такая епитимья. Не так давно найдена записка митрополита Сергия 1924-го года, в которой он писал: "занимать непримиримую позицию против коммунизма как экономического учения, восставать на защиту частной собственности для нашей православной (в особенности русской) церкви значило бы забыть свое самое священное прошлое, самые дорогие и заветные чаяния, которыми, при всем несовершенстве повседневной жизни при всех компромиссах, жило и живет наше русское подлинно православное церковное общество. Борьба с коммунизмом и защита собственности нашими церковными деятелями и писателями в прежнее, дореволюционное время, по моему мнению, объясняется причинами для Церкви внешними и случайными. Прежде и главнее всего: Церковь тогда была в союзе с собственничес­ким государством, точнее, всецело подчинена ему. Коммунизм тогда считался учением противогосударственным. Естественно, что многие церковные деятели остерегались со всею ясностью и последователь­ностью высказывать идеальный, подлинно евангельский взгляд нашей церкви на собственность, чтобы не оказаться политически неблагона­дежными" /4:253/. О самом же коммунистическом строе митрополит Сергий замечает, «что этот строй не только не противен христианству, но и желателен для него более всякого другого» /4: 251/.

Эти цитаты говорят о многом. Будучи человеком обширных знаний, митрополит Сергий не только хорошо сознавал всю искаженность церковного имущественного учения, но и имел ясное представление о церковном имущественном идеале – общественной собственности. Митр. Сергий уже тогда, в 1924 г. отчетливо понимал, что беда Церкви – в своем частнособственническом коснении, в поддержке, вопреки святоотеческому учению, того безблагодатного строя, который был уничтожен большевиками. Но коли так, то можно предположить, что митр. Сергий понимал и всю коллизию, всю высшую справедливость обрушившихся на Церковь гонений. Правда, прямых документальных свидетельств этому нет. Этот человек вообще не был склонен к откровенным излияниям. Но косвенно приведенные цитаты позволяют расшифровать его логику: раз Церковь не шла за Христом в  имущественной проблеме, то нет ничего удивительного в Том, что Христос призвал тех, кто это имущественное учение намеревался осуществить, а не исполнивших  смирил, обязав признать неправоту своих воззрений и правоту социальных намерений новой власти. И нет сомнения, что понимание сокровенного смысла гонений придавало митрополиту Сергию уверенность в правоте избранного им курса.

Важной особенностью записки митрополита Сергия является четкое разделение отношения Церкви к советской власти и к коммунистическому строю. Если  по отношению к властям Сергий проповедует «лояльность» /4:245/, не идя в этом вопросе ни на йоту дальше патриарха Тихона, но по отношению к новому строю он призывает «приветствовать узаконенный Советской властью в С.С.С.Р. коммунистический строй» /4:257/.  Отсюда становится совершенно ясно, что имел в виду митрополит Сергий, предлагая в «Декларации» 1927 г. «сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи». Конечно же, не «успехи» советской власти в деле разрушения Церкви, а успехи в деле построения коммунистического строя – эти успехи и у православных должны вызывать радость.

Четко проводимая митрополитом Сергием идея различения политического и социального дает возможность эксплицитно и кратко сформулировать позицию всех церковных направлений. Позиция патриарха Тихона состояла в лояльности властям и отсутствию какого бы то ни было отношения к коммунистическому строю. Митрополит Сергий, также лояльно относясь к советской власти, дополнил ее православно выверенной положительной оценкой нового строя. Но скажут – обновленцы тоже считали коммунистический строй подлинно христианским. Так чем же их позиция отличается от позиции митрополита Сергия? Отличается отношением к власти. Дело в том, что обновленцы не просто приветствовали новую власть, но были ее креатурой. Замысел большевиков относительно обновленцев ясен из Записки Л. Троцкого в Политбюро от 30 марта 1922 г.: «Если бы медленно определяющееся буржуазно-соглашательское сменовеховское (обновленческое – Н.С.) крыло церкви развилось и укрепилось, то она стала бы для социалистической революции гораздо опаснее церкви в ее нынешнем виде. Ибо принимая покровительственную «советскую» окраску «передовое» духовенство открывает себе тем самым возможность проникновения и в те передовые слои трудящихся, которые составляют или должны составлять нашу опору. Поэтому сменовеховское духовенство надлежит рассматривать, как опаснейшего врага завтрашнего дня. Но именно завтрашнего. Сегодня же надо повалить контр-революционную часть церковников, в руках коих фактическое управление церковью. В этой борьбе мы должны опереться на  сменовеховское духовенство» /15: 162-163/. Большевики сумели спровоцировать амбициозных обновленческих лидеров на совершенно антидисциплинарный захват власти в Церкви. Это был ловкий ход: организовывался раскол, подлежащие уничтожению «тихоновцы» лишались власти, и вместе с тем подготавливалась почва для ликвидации обновленцев, ибо церковный народ в большинстве своем не мог простить их неканоничного поведения. Но больше всех потирал копытца сатана, ибо с дискредитацией обновленцев для верующих становился надолго опороченным и сам коммунизм – идея глубоко христианская. Ситуация с обновленцами была столь неоднозначной, что в 1922 г. митрополит Сергий даже перешел на некоторое время в обновленчество. Однако, он быстро разобрался в их политической ангажированности, заявил о своем выходе из обновленческого ВЦУ и тут же был арестован властями. Для полноты картины укажем, что «непоминающие» подчинялись советской власти только как силе, относясь с ненавистью ко всему, что она несла, в том числе – и к новому социальному строю.

Положительное восприятие намерений советской власти создать на основе общественной собственности справедливое общество – вот чего не могут на самом деле простить митрополиту Сергию его ругатели. Но этот мужественный человек предпочел навлечь на себя множество злобных наветов, чем уклониться от исполнения воли Божией. И поэтому именно его выбрал Господь для управления Церковью в этот труднейший период. Ныне модно клясть «сергианство», а в самого Сергия – бросать камни. Хорошим же тоном является превознесение «непоминающих», многие из которых ныне канонизированы. Однако заметим, что, в отличие от митрополита Сергия,   представителям этой группы – св. митр. Кириллу (Смирнову), св. митр. Агафангелу (Преображенскому), св. митр. Петру (Полянскому) и другим –  либо не удалось быть у кормила Церкви вообще, либо реально выступать в этой роли самое непродолжительное время. Теперь мы можем расшифровать и это: потому, что они не смогли бы выполнить волю Божию, исполнить епитимью столь хорошо, как это сделал митрополит Сергий. Для власти не составляло секрета, что все они – ненавистники советской власти, которые могли лишь ее терпеть, но не «слиться в горячей молитве» о новой власти, как это завещал патриарх Тихон. Их личный отказ от сотрудничества с властями явил выдающийся пример морального противостояния насилию. Но возглавление Церкви одним из них на долгое время было бы просто гибельно. Причем, дело не только в том, что власть не потерпела бы такой ситуации и устроила провокации, под которые успешно бы завершила разгром РПЦ. Дело в самом однобоко-негативном отношении к тому делу, ради которого господь попустил в России советскую власть. Вспомним, как отреагировал митрополит Сергий на нападение нацистской Германии. Он, не дожидаясь команды, активнейшим образом стал помогать советской власти в разгроме гитлеровцев. А «непоминающие», будь кто-либо из них у кормила Церкви? Скорее всего, их политика свелась бы к отстранению от помощи советской армии и тайной молитве за скорейшее падение большевиков и дарование победы врагам, которые стали открывать храмы на оккупированных территориях. Ведь именно это продемонстрировали зарубежные единомышленники «непоминающих» - РПЦЗ. Нетрудно предугадать, что после победы Сталин с такой предательской Церковью церемониться бы не стал.

Слава Богу, история Церкви пошла иначе, и заслуга митрополита Сергия в этом более чем очевидна. Его патриотическая позиция, воистину отвечавшая провозглашенному в Декларации тезису «наши чаяния – ваши чаяния», сыграла решающую роль в том, что Сталин в 1943 г. повернулся лицом к Церкви и стал проводить политику ее возрождения. Тем самым Бог оправдал тот курс, который так твердо проводил митрополит Сергий. Оправдал Он и самого Сергия, смягчив Свою тяжелую епитимью. Репрессии практически прекратились, стали быстро открываться храмы и монастыри, заработала МДА. Хотя Церкви так и не позволено было участвовать в созидательной социальной работе, а предписано было ограничиться культом. Господь как бы давал понять, что грех асоциальности Церковью еще не искуплен полностью – епитимья продолжается. 

Христиане знают, что грехи изглаждаются только двояким образом – либо покаянием, либо тяжелыми скорбями.  И на оба пути Господь подвигнул Свою Церковь в XX в. ради искупления ее прошлых грехов.  Путь скорбей – исповедничество и мученичество – был дан «непоминающим». Церковь во все времена не раздумывая причисляла мучеников к сонму святых, и конечно же, эту традицию нужно распространить и на новомучеников XX в. Вокруг новомучеников возникли легенды, целое церковное предание. Мы верим, что их кровь обусловила нынешнее церковное возрождение. Но парадокс в том, что они сами разделяли те неверные «общепринятые» воззрения, ради исправления которых Богом и были попущены гонения. Путь сознательного покаяния был для «непоминающих» закрыт, так что, кроме мученичества, другого пути у них не оставалось.

Но покаяние все же произошло. И оказалось, что для этого нужно было принять коммунистическую идею как волю Божию.  И в Церкви нашлись люди, которые сумели это сделать. Уж так Господь распорядился, что покаяние тогда было возможно только в  форме принятия новой власти, власти атеистической, власти жесткой, но правой в своем стремлении преобразить социальный строй. Это путь «сергиан», и этот путь ни в коем случае не должен быть умален. Канонизируя новомучеников нужно понимать, что этим не канонизируются их воззрения, которые могут быть и часто были небезупречными. Мудрое руководство – дар иной, но ничуть не менее высокий. А потому духовный подвиг митрополита Сергия  должен быть по достоинству оценен, а позорная кампания очернения его имени – навсегда прекращена.

XI

Ныне гонения прекратились, Церковь, пусть материально, но развивается, храмы восстанавливаются, новомученики прославлены. В Церковь пришли новые люди. Но идеи их оказались старыми – теми самыми, за которые нам была попущена кара. На наших конференциях благочестивые и благообразные православные христиане, вдруг изменяясь в лице, изрыгают хулы по поводу большевиков. Слышатся слова, что коммунисты со своим обобществлением – сатанисты и террористы, что сейчас общество наконец-то от них вздохнуло. В наших церковных книжных магазинах навалом лежат брошюрки, в которых прямая апология богатства вуалируется советом не прилепляться к нему. Народ же, слушая такую невнятную проповедь и соображая, что на самом деле попы обеими руками за собственность, рьяно стремится разбогатеть, поклоняясь деньгам вместо Бога. Иначе говоря, ошибки, за которые Господь наказал Церковь, начинают повторяться вновь, в еще более откровенной форме. Будто и наказания никакого не было.

Ни лево-либеральное крыло нашей Церкви, ни право-монархическое духовной коллизии XX века осмыслить так и не сумели. Что же дальше? А то, что Господа обмануть невозможно, и за повторный грех Он наказует вдесятеро горше. Выдержит ли его наша Церковь? И сколько же нужно будущих новомучеников, чтобы искупить его? Да и суд Господень не повторяется – наказание скорее всего будет другим, неожиданным и неотвратимым, но, конечно же, связанным с собственностью и ее последствиями, которые Церковь предотвратить не смогла или не захотела. Будет такое, что даже представить страшно. Но Господь пока еще долготерпит, еще дает время покаяться, дает возможность осознать, в какую пропасть мы, православные, вместе с Россией катимся. Пока еще не опустилась на нас тяжелая Божия десница. Господь пока еще не закрывает нам пути не только выбраться из ямы, но и привести народ наш, – церковный, а за ним и нецерковный, – к воссозданию Святой Руси. Но без  изменения сознания, метанойи, и прежде всего – в отношении к имущественной сфере, сделать это невозможно. Сможем ли до этого мы, православные, дорасти?

Пока просвета не видно.

Литература

1.      Евсевий Памфил. Церковная история. М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь,1993. – 446 с.

2.      Кривушин. И.В. Ранневизантийская церковная историография. Алетейя, СПб.: 1998. –  253 с.

3. Н.Н.Неплюев. Отчеты блюстителя о религиозно-нравственной жизни братства. //Полное собрание сочинений. Т.V. Спб., 1908.

4. Митр. Сергий (Страгородский). Православная Русская Церковь и советская власть (к созыву Поместного Собора Православной церкви).// Богословский сборник. N 1., ПСТБИ, Москва, 1997. – с.236-267.

5. Акты Святейшего патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943. М.: ПСТБИ. 1994. – 1063 с.

6. В.И. Экземплярский. Учение древней Церкви о собственности и милостыне. Киев: 1910. – 279 с.

7 Дело «Всесоюзной организации ИПЦ». Протокол допроса Новоселова М. А. от 30.10.1930., л. 148.

8. Н.Н.Неплюев. Письмо к духовенству. Киев. 1905г. - 20с.

9. Н.Н.Неплюев. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора// Труды Киевской Духовной Академии. 1906г. июнь, с. 269-305; июль, с. 393-428.

10. Частное ответное письмо Н.Н. Неплюева на письмо священника Иванова от 9 по 21 августа 1902г. - 102с.

11. М. Олесницкий. Нравственное богословие или христианское учение о нравственности. Учебное пособие для дух. семинарий. СПб., 1907 г., 4-е изд. – с.281.

12. «Это есть скорбь для Церкви, но не смерть ее…» Из материалов следственного дела священномученика митрополита Кирилла Казанского (1930)/Публ. Н. Кривошеевой и А. Мазырина//Богословский сборник. 2001, № 8. М.: ПСТБИ – с.326-351.

13. Н. Неплюев. Доклад Глуховскому Комитету Высочайше Учреж­денного Особого  совещания  о  нуждах  Сельско-хозяйственной  про­мышленности по вопросу о крестьянской общине. Спб. 1903. – 39 с.

14. Кац Адальберт. Христианство и рабство. – М.: Научное общество «Атеист».1927. – 38 с.

15. Политбюро и церковь. 1922-1925 гг. Кн. 1. – М.– Новосибирск, РОССПЭН, «Сибирский хронограф», 1997. –  597 с.

VIII. Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, Архиеписко­па Константинопольского, в русском переводе. т. VIII. С.-Петербург. Издание С.-Петербургской Духовной Академии. 1902.

Ноябрь 2001 - февраль 2005.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 251

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

101. Nemo : 97. Лесничий А.Л
2011-06-05 в 00:09

Нет, не уходим мы пока здесь от уже проговоренного. Но сейчас эта тема очень интенсивно на многих площадках обсуждается, я думаю, какая-то подвижка должна скоро наметиться.
100. Денис К. : Еще раз с правильным цитированием (если позводит дорогая редакция)
2011-06-04 в 23:45

1. Как уже раньше неоднократно было отмечено у г-на Сомина проблема с определением терминов.

1.1. Он все время говорит о каком-то «социализме», но так и не объяснил нам, что он подразумевает под этим словом. Отсюда происходят совершенно праздные словопрения, хорош этот «социализм» или плох. Как ранее было выяснено, г-н Сомин скорее всего и сам не знает, какого «социализма» он хочет. Следовательно ничего хорошего из этого получиться не может.

1.2. Теперь еще выяснилось, что г-н Сомин подразумевает что-то свое под словом «Церковь». В своей статье он явно говорит не о той Единой Святой и Апостольской Церкви, которую мы упоминаем в Символе Веры. Он говорит о чем-то другом, поэтому считает возможным судить эту «Церковь».

2. Другая проблема г-на Сомина заключается в том, что он придерживается учения о хилиазме. Именно поэтому он пишет.

Не услышав призыв Бога строить вместе с Ним Царство Божие на земле, Церковь стала гонимой от людей…



То есть он реально верит в тысячелетнее царство Христа на этой (старой) земле.

3. В данной статье г-н Сомин также обнаруживает, что он игнорирует последствия первородного греха. В частности он пишет:

А потому все, даже и против воли, имеют собственность, все вовлекаются в образуемые ею безблагодатные отношения. Человек, искренне хотящий что-то полезное произвести, вынужден включаться в капиталистическую гонку, стараться обогнать и уничтожить конкурента, иначе конкурент уничтожит его. Человек, стремящийся просто прокормить себя и свою семью, часто вынужден работать с непосильной для него интенсивностью, иначе, при безработице, его место займет конкурент.



Обратите внимание на фразу «работать с непосильной для него интенсивностью». Г-н Сомин крайне возмущен этим фактом. Как будто он забыл, что в книге Бытия написано:
"Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься."(Бытие 17-19).
В наше время «прогресса» (г-н Сомин верит в прогресс) мы уже не боимся терний и волчцов. У нас есть гербициды и мощная сельхозтехника. И все равно не наступает рай на земле. Вот обидно, на тебе, конкуренция. Но г-н Сомин-то уверен, что он этот рай сможет организовать. Против терний у него - гербициды, а против конкуренции - «социализм». Ему и невдомек, что, какое бы общество он не построил, терния (по его словам материализация греха) все равно прорастут. Так было и будет при всех социальных формациях, и будет даже при «социализме», если г-н Сомин его построит. А наше дело работать над собой. Сделать хотя бы так, что бы собственная семья была хоть чуточку похожа на Иерусалимскую Общину.


Короче говоря, учение уважаемого г-на Сомина вызывает только удивление. Возможно г-н Рогозянский прав, что это не заблуждения, а намеренная деятельность по распространению ложных убеждений. Отдельное спасибо А. Рогозянскому за его комментарии. Читать их было намного интереснее, чем саму статью.
99. Nemo : 85. Аноним
2011-06-04 в 23:08

"Что может заставить взрослого человека.."
То, что форум читаете не только Вы.
p.s. А Вас что заставило выйти из дискуссии там?
98. Аноним : 96 Анониму
2011-06-04 в 22:58

"он придерживается учения о хилиазме"

Простите, лучше уточнить: хилиазм не учение, а ересь.
97. Лесничий А.Л : Для Nemo (77)
2011-06-04 в 22:37

"Социализм .. как некое духовное учение
.. так вот, это насилие затрагивает такие сферы личности, которые мы не готовы отдать под регламентацию - ни для общественного блага, ни даже для личного. Вот пусть мне будет здесь плохо, но это я сам выбрал и не хочу это право выбора терять"
- - - - - - - -

Спасибо. Да, сложность.
По-моему, надо сузить многозначность в понимании термина “социализм” и говорить, например, только о социализме с идеологией, основанной на христианской духовности.

Тогда регламентация необходима только в том случае, если свобода отдельной личности будет входить в конфликт с интересами других членов общества.
Свобода греха, должна быть урезана, насколько это возможно. Но, конечно, не совсем, чтобы не было всеобъемлющего контроля за личностью. Здесь очень важно соблюдение меры.
96. А. Рогозянский : 81. Павел Тихомиров
2011-06-04 в 21:57

Павел, по-прежнему уверены, что сформулировали мысли должным образом?
95. М.Яблоков : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 21:04

Для Сомина только есть одно подходящее место - израильский кибуц на берегу Мертвого моря.
94. Денис К. : 55. Диакон Владимир Василик
2011-06-04 в 21:01

Так как же, батюшка. По Вашему еврейского заговора и нет вовсе?
93. Денис К. : «По грехам нашим»
2011-06-04 в 20:53

Показательно, что язычники (Виктор Долгалев) солидарны с уважаемым автором.
92. Денис К. : 36. А. Рогозянский
2011-06-04 в 20:49

+1000
91. Петрович : экстремизм
2011-06-04 в 20:17

79. Рогозянскому - цитирую Вас - "Большой Красный Поц" - Вы не находите, что это отдает антисемитизмом?
90. Лебедевъ : 55. Диакон Владимир Василик
2011-06-04 в 20:14

@...иерархия и монашество были повинны в грехе душевладения.
С которым не боролись совершенно.Напротив,требовали себе еще еще душ. Отсюда - и Екатерининские реформы 18 века.@

- Вам, отец дьякон, Свщм. митрополит Арсений (Мациевич)не мешает ?
89. Лебедевъ : lucia
2011-06-04 в 20:04

@@@ А можете ли Вы доказать подлинность "Сионских протоколов"? @@@

Оказывается, далеко не все православные дьяконы.....
В общем, действительно, как "на социализме" люди-то раскрываются.
88. Илена : Из Рогозянского: "Потому что социализм vs капитализм - это то, что единственно актуально, Великое Дао. А Церковь, традиция, целостность учения - это что?.. Это так, мелочи."
2011-06-04 в 19:59

А мне кажется, что это г. Рогозянский передергивает.
У всех великих пророков, например, повторяется такой пассаж: Бог наказывает народ во главе с элитой за то, что они оставили "СУД, МИЛОСТЬ И ВЕРУ". Разве "суд" и "милость" это не социальные категории?.. Стало быть, Богу вовсе не безразличны социальные аспекты бытия Его народа?.. И разве не подтвердил Сын Божий Закон первого Завета? Вот такое искусственное разделение "души и тела" народного разве возможно в земной жизни? И разве сейчас вопрос не стоит уже просто о довольно быстром исчезновении самого народа, который до последней степени лишен "суда и милости"?
87. Лебедевъ : А. Рогозянскому.
2011-06-04 в 19:56

По-православному !

По-мужски !

Любо !
86. Бибиков Н.Г. : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 19:10

Удивительное зрелище - коммунисты, швондеры и обновленцы решили тряхнуть стариной и устроить "суд" над Церковью (?) !!!
85. Аноним : 77
2011-06-04 в 19:01

"но там этому "флеш-мобу" таки удалось увести дискуссию, заставив нас, как всегда отбиваться от их выдуманных обвинений".

Кто же может взрослого человека заставить? Тем более, отбиваться от обвинений? Стерпеть обвинение слабО? Если так дорога дискуссия. Только не дискуссия это, а сплошные невнятности в большом объеме. Особенно уважаемого автора.
84. А. Рогозянский : 55. Диакон Владимир Василик
2011-06-04 в 18:34

1. Для начала я думаю, что недостатки церковности могут рассматриваться, но не в связи с социализмом. Как бы ни была неправа Церковь, социализм вместе с идеологическими оппонентами взял таких грехов на душу, что, как говорится, чья бы корова мычала насчёт Церкви. В данной связи хотелось бы знать, чью субъективно этическую позицию решился озвучить тов. Сомин - пресловутой обезьяны с горы, над схваткой? По-моему, змея-искусителя, который это всё затеял и через политику подступается смущать Церковь.
Даже теоретически, ни в каком виде социалистический субъект не может претендовать на роль судьи, морального ревизора Церкви и совершителя высшего правосудия. Богословие «исторической вины Церкви» на данном фоне – сугубое ханжество. Церковь, быть может, виновна на каком-то другом, более деликатном плане, но в плане истории политических систем ХХ в., простите, она почти что невинна. И не надо наводить тень на плетень, искусственно смешивать и путать одно и второе: взятую без спроса конфету и систематический, организованный разбой и кражу со взломом.
2. Также я думаю, что не надо путать причины события и моральные оправдания. Большинство событий имеют свои причины, но не являются морально оправданными. Гомосексуализм, измена мужу или расстрел невиновных, возможно, имеют свои причины и даже подобие своего нравственного пафоса, но это не значит их нравственного оправдания. С точки зрения Сомина, наоборот, коль есть причины для гонений на Церковь, то вопрос о моральной ответственности в значительной степени устраняется.
Нужно сказать, что у насилия, применённого политическими системами в ХХ в., наверняка есть свои причины и обоснования, в т. ч. важного исторического характера, но нет моральных оправданий. Люди, которые во всём этом участвовали, тяжко согрешали.
3. Вообще, мне кажется, плохая идея – сводить вместе и прилагать общую мерку к эксцессам церковной жизни и эксцессам политической системы, этике политической и церковной. Для политики и госуправления нормальная вещь – кого-то рассадить по лагерям или кому-то размозжить черепа тысячами по подложным обвинениям, ради государственных интересов и отдалённых политических последствий. Это как бы и не вопрос, а «меньшее зло», с идеологической точки зрения. Но Церковь находится с этим в разных координатных системах. (это к словам ап. Павла: «Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его?») Не нужно спрашивать: кто святой? Церковь святая. Она судит о других, а о ней никто внешний верно судить не может. Я не думаю, чтобы когда-нибудь, при каких-то условиях данное различие снивелировалось до того, чтобы православное учение стало отправлять верующих служить в «чрезвычайках» и выдвигать радикальные политические требования, вплоть до насилия. Если это будет происходить, то всё равно вне церковного ведения, согласно мирской логике, а люди, в этом участвующие, будут расцерковляться и удаляться от собственно церковной жизни.
Что бы ни говорилось, мы с политикой говорим на разных языках, прикладываем разные понятия о вине. Вина Церкви с точки зрения политической теории – это своеобразная вещь. С точки зрения Церкви «политика», в свою очередь, распадается в сумму отдельных эпизодов, а человек в каждый момент должен поступать по заповедям и не решать за Божественное провидения вопросы об отдалённых последствиях.
4. Химера – ставить на одну доску жертву и насильника и доискиваться, чем жертва могла провиниться перед своим убийцей. Это извращение и прямое выступление против совести. Представим на всякий случай, что Фёдор Михайлович Достоевский под «Преступлением и наказанием» подразумевает преступления, совершённые старухой-проценщицей, и всю книгу рассуждает об убийстве как об исполнении Раскольниковым требований высшей справедливости. Нравится?
5. Нужно помнить о том, что Бог не разоряет Своей Церкви. Бог только попускает некоторые вещи, а в качестве субъекта против Церкви всегда воюет сатанинская злоба. Так что, если решать вопрос о мистическом авторстве, для социализма ответ будет неутешителен.
6. Церковь упрекают в неприятии социалистических идей накануне революции. Но кто же в здравом рассудке мог желать того, что потом с Россией сталось? Дальнейшее развитие событий как раз показывает, что опасения не были напрасными.
83. Илена : Лючии
2011-06-04 в 18:26

А я, дорогая Лючия, про ВАШ кусок ничего не знаю и даже предполагать не могу. С чего Вы взяли, что я Вас в нечестности и отъеме собственности у пролетариата обвиняю?.. Я Вас не знаю. Но о ком-нибудь кроме себя любимых и собственного благополучия материального и духовного МОЖНО нам думать?.. Жалеть и желать добра МОЖНО не только себе?.. Народ, не слово, а вот именно сам русский народ (состоящий из весьма разных личностей, да) считающий себя все-таки православным, для Вас что-нибудь значит?.. Я ведь не говорю, что ДОЛЖЕН значить. Если Вам все равно - Ваше право. Зачем Вы сразу на личность переводите, да еще как в анекдоте "подвинься, моя рыбка"?
82. А.В.Шахматов : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 17:04

В советский период РПЦ была политическим институтом,так что Вы, товарищ Рогозянский,тоже далеки от Истины. Вы и Сомин - коммунистическое наследие.
81. Павел Тихомиров : А.Б.Рогозянскому
2011-06-04 в 15:45

Дорогой Андрей! Мне кажется, что Вы ошибаетесь. Если использовать примененную вами терминологию,то как мне кажется, дело не в том, что "волки" "хорошие". Мне кажется, что основная мысль Сомина заключена в том, что "зайцы" "не очень пушистые". Относительно же позиции Сомина по Новомученикам - полностью присоединяюсь к мнению о.Владимира Василика.
80. А. Рогозянский : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 15:06

Ессесно, православные такие несчастные, неприкаянные, в отличие от правых и левых, которые знают, ради чего живут. ) Занятие Церкви, поэтому - бегать, задрав хвост, за одними или вторыми и проситься, чтобы нас так уж и быть "пустили в историю". Других дел у Церкви нет, просто служить Литургию, пока другие сходят с ума - носятся толпами туда-сюда и соревнуются, кто больше народа на тот свет отправит, - это не занятие, разумеется, я понимаю. Мы просто всё умрём от тоски и осознания, какие мы маленькие. Мы вне истории! Караул! "Все побежали, а я не побежал". Какая боль! Нужно быть вписанным в борьбу, а иначе какая жизнь. Обязательно куда-нибудь вступить, скрижали переписать и терпеливо ждать, пока твоя "актуальность", драгоценная, любимая, в задницу целованная не придёт в очередной раз к маразму, вполне надо сказать закономерному и предсказуемому. Правильно. Потому что, как же, все сосчитаны. Если ты не за Большой Красный Поц, которым хлыщут по лбу, то тогда ты за Большого и Черного Буржуина. Наверняка. Я понимаю, конечно. Выбрать в наше время больше нечего. Чихнул невовремя значит оказал поддержку мировому капитализму. Никто да не смеет судить Сомина, хотя бы он уже на голову вылез. Потому что социализм vs капитализм - это то, что единственно актуально, Великое Дао. А Церковь, традиция, целостность учения - это что?.. Это так, мелочи. На хлеб не намажешь, на выборах не проголосуешь, на баррикады не взгромоздишь.

Прошу прощения, это так, небольшой этюд
79. Сергей : Да, ещё, чтоб больше не отвлекаться на эту тему
2011-06-04 в 15:02

Можно, Андрей Брониславович, друг друга и дальше "развеявать" и "изпепелять", что мы 20 лет и делаем, потому что по любому "наша песенка спета", аще не покаемся.

- Чего ты боишься, всё равно ж с покойником разговариваешь?
- И то верно.

(из к/ф "Гражданин начальник")
78. Nemo : 67. Лесничий А.Л.
2011-06-04 в 14:49

Да я понимаю, о чем Вы. Мы затрагивали это на Вашей ветке, но там этому "флеш-мобу" таки удалось увести дискуссию, заставив нас, как всегда отбиваться от их выдуманных обвинений.
Конечно, без насилия невозможно никакое общество. Речь идет о том, что насилие социализма, если понимать его не как комплекс социалистических мер в экономике, а именно как некое духовное учение (по разделению Патриарха Сергия), так вот, это насилие затрагивает такие сферы личности, которые мы не готовы отдать под регламентацию - ни для общественного блага, ни даже для личного. Вот пусть мне будет здесь плохо, но это я сам выбрал и не хочу это право выбора терять. Конечно, в экстремальных ситуациях (война или катастрофа) мой выбор затрагивает жизненные интересы и других людей и в такой ситуации широкое (почти тотальное) применение социалистических мер оправдано. Вообщем, я там уже Артуру сказал - я чувствую из всего своего жизненного опыта, что это так, но не готов сформулировать отчетливо. А когда сформулирую, тогда уже приведу всякие цитаты для обоснования, ну там, какие нужно, смотря по аудитории:-) Ведь изначальна вот это наша экзистеальная интуиция, а эти тома обоснований - только чтобы привести ее к форме, приемлемой в обществе.
77. Сергей : А. Р.
2011-06-04 в 14:41

-Сомин как автор должен быть уничтожен и пепел развеян так, чтобы не осталось памяти.

- Что тебе надо, Саид?
- (.................)

Хорошо, Андрей Брониславович, а не боитесь, что чрез годик-другой все мы (и Вы тоже) превратимся в той самый пепел?

Не то, чтоб Николай Владимирович был 100% прав, но он о деле толкует.

-Каким будет следующее наказанье?
Данный вопрос перевешивает все недостатки статьи. От него замирает сердце. У Вас не замирает?
76. Вячеслав Макарцев : Рогозянскому
2011-06-04 в 14:37

Рогозянский пишет: «В философском, логическом отношении это - всё, "аут". Сомин как автор должен быть уничтожен и пепел развеян так, чтобы не осталось памяти».



Ответить на это полное ненависти к Сомину (именно к Сомину как человеку: «Сомин - спекулянт и фигляр, возмутительный даже по человеческим понятиям, не говоря уже о том, что берёт на себя роль, превышающующую всякие рамки - на импровизированном судилище над Церковью исполнять роль адвоката дьявола», - так пишет Рогозянский) сообщение Рогозянского можно лишь словами Писания: «Кто роет яму, тот упадет в нее, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится (Прит.26:27)».
75. Лидия Александрова : 74. А. Рогозянскому
2011-06-04 в 14:34

Андрей, спасибо, возможно, Вы и правы, что "это не то место, где можно и нужно спорить о тонкостях взаимоотношений митр. Сергия и митр. Кирилла". Но согласитесь, ведь не так много "мест", где с уважением говорится о митр.Сергии.
Вы говорите, что автор устраивает "импровизированное судилище над Церковью". Но насколько я понимаю, в историографии последних двадцати лет (с учетом стараний РПЦЗ и все 80) судилище над т.н. "сергианством" - основное и главное занятие большинства авторов.
74. А. Рогозянский : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 13:58

46. Лидия Александрова

У Сомина другие "дровишки", и упоминание имени митр. Сергия в положительном контексте не должно отвлекать Ваше внимание, Лидия Константиновна. Церковная историография советского периода интересует Сомина относительно. Здесь идеология, в которую не вписываются гонения советского периода. Сомин придерживается протестантской концепции исторической вины христианства, отступления Церкви от истины. Есть разные версии этого, из них наиболее известна западная либеральная, антитоталитарная, состоящая в том, что первоначальное христианство представляло религию личной свободы, а в послеконстантинов период сраслось с империей, восприняло на себя её тоталитарные механизмы и несёт на себе ответственность за многочисленные исторические преступления и тиранию. История и учение Церкви калькируются с политических конструкций Нового времени, направление событий которого принимается за объективное. Приверженцы этой концепции считают, что тенденции к освобождению, эмансипации человека проявились в истории последних столетий с достаточной ясностью и последовательностью, чтобы считать их действительной базой или осью, всё же остальное, включая и церковную традицию, второстепенным и производным отсюда. Говоря попросту, раз есть готовая сильная социальная метафизика в виде мифа об освобождении, то собственно церковное содержание, метафизика, проявленная в бытии Церкви, не имеет значения, а Церковь следует "актуализировать", скорее пристроить к делу - к обслуживанию упомянутого социального мифа. Теперь, что делает Сомин. Сомин делает симметричную копию с этого. Будучи пропагандистом, циничным и манипулятивным (не соглашусь здесь с прот. Г. Городенцевым - никакой он не мыслитель, в баню), которому безразлична как достоверность, так и внутренняя логика церковной жизни, он принимается упражняться в том, чтобы из тех же протестантских концепций вывести противоположную политическую "вирулентность" - радикализм левого толка, освящаемый (якобы) авторитетом христианства и его нравственными долженствованиями. За исторически-объективную, осевую тенденцию берётся уже не "либерте, эгалите, фратерните", а социалистические чаяния Нового времени. Церковь, естественно, снова определяется в отставшие, ничем актуальным не занятые и запятнавшие себя всем, чем только можно. Её опять предлагается срочно спасать, актуализовать и пристроить наконец-таки к делу. Евангелие призывает к обобществлению собственности и справедливому распределению. Святые отцы есть хорошие и плохие - которые помнили и не помнили забытое учение. Учащая Церковь оторвалась от Евангелия, тогда как народное Православие его приняло и хранило. Тьфу!.. Снова ругаться хочется... Это ли не профанация всего, включая историческое знание?
В любом случае, Лидия Константиновна, я хочу сказать, это не то место, где можно и нужно спорить о тонкостях взаимоотношений митр. Сергия и митр. Кирилла. Автор статьи достаточно хитёр чтобы не не произносить прямой хулы на новомучеников. Но контест статьи весь целиком кривой, иезуитский, сформулированный в какой-то извращенной садомазохистической манере: "Если вы чувствуете за собой вину, то не будет ли удовольствия в том, если вас за ваши вины немного прижгут свечкой? А если вы имеете удовольствие, когда вас прижигают свечкой, то не будет ли человек, прижигающий вас свечкой, действовать во имя правды и являться вашим благодетелем?" Сомин - спекулянт и фигляр, возмутительный даже по человеческим понятиям, не говоря уже о том, что берёт на себя роль, превышающующую всякие рамки - на импровизированном судилище над Церковью исполнять роль адвоката дьявола. Он уверился в том, что вполне познал жизнь Церкви и она не представляет для него тайны, чтобы дальше черкать поверх этого примитивные историософские схемки. Из самого факта невообразимых мучений, которые пережила Церковь при коммунистах, этот человек умудряется вывести доказательство неправильности Церкви (следовательно, было за что) и подтверждение правоты социализма. Ну, я не знаю, что после этого ещё требуется. В философском, логическом отношении это - всё, "аут". Сомин как автор должен быть уничтожен и пепел развеян так, чтобы не осталось памяти.
73. Сергий Агапов : "Еще сказал: чему уподоблю Царство Божие?"
2011-06-04 в 13:52

Не услышав призыв Бога строить вместе с Ним Царство Божие на земле, Церковь стала гонимой от людей…



Дорогие друзья, вразумите. Не могу вспомнить, где в Святом Писании говорится, что Царство Божие от мiра сего. Или я неправильно понял Николая Владимировича?

Но покаяние все же произошло. И оказалось, что для этого нужно было принять коммунистическую идею как волю Божию.
Положительное восприятие намерений советской власти создать на основе общественной собственности справедливое общество – вот чего не могут на самом деле простить митрополиту Сергию его ругатели.



Чтобы яснее понять «Положительное восприятие намерений советской власти создать на основе общественной собственности справедливое общество», хотелось бы узнать более подробно об этих светлых личностях, которые воплощали свои человеколюбивые намерения в эти революционные человеколюбивые годы.
Я, грешник, до этого воспринимал их всех скорее исполнителями бесовского замысла, соглашаясь с Виктором Аксючицем
//ruskline.ru/a...borchestvo_xx_veka/
Да вот хотя бы возьмите свидетельство писателя Михаила Шолохова о деятелях советской коллективизации. Перед нами совершеннейшие типы бесов. И неужели этой мрази Господь доверил
проповедование правды о небесном, … и привнесение этой правды в земную жизнь. И не только в душах людей, но и в устроении их совместного христианского общежития.




Вот представьте себе дорогие друзья какого-либо грешника, навроде меня. Скопил я, к примеру, капиталец какой-никакой. Ну не без греха конечно. Дети, жена. Живем – поживаем. Грешим понемножку. И, вдруг, врывается к нам банда гопников. Жену обесчестили, детишек унизили, хозяину печень и почки отбили. Денежки отобрали. Ты жила, кровосос говорят. А мы честные воры да грабители. Собственности не имеем. Работаем на общак. И действительно, думаю я. По грехам моим наказал меня Господь. Напустил бессребреников по мою душу. Не лучше и мне примкнуть к ним, пусть их радости будут и моими радостями, их чаяния – моими чаяниями.
- Неудачный пример, - скажите вы? Коммунисты говорили о созидании.
Но тогда и я возражу вам. А грабь награбленное, чей это лозунг? Матросню на улицы призывы к созиданию, думаете, вывели? А персонажей из письма Шолохова Сталину тоже лозунги созидания воспитали? Нет. И революционный мятеж, и уничтожение собственников в коллективизацию это результат, на мой взгляд, пропаганды бесовских инстинктов гордыни и зависти. Раскольников старуху зарубил ради справедливости, скажите? А как же то хорошее, что было сделано в годы советской власти, спросите дорогие друзья? На это я отвечу словами Святейшего Патриарха Кирилла: «неверующие люди советского времени рудиментарно были православными христианами — они оставались в системе ценностей, заложенной как некий код развития православных народов». То есть код развития заложенный «проклятым царским прошлым», которое дружно поносят даже люди противоположных взглядов – Николай Сомин и Виктор Аксючиц. А вот жадность, зависть, презрение к труженику производителю – привитые бесовским коммунистическим отродьем части нашего народа и почти поголовно чиновьечьему сброду и погубили, в конце концов, наше общество. А вы говорите, что это избранники Божие для «радикального лечения». Ну, прямо «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Нет, дорогие друзья, мое убеждение: наказание Господне за грехи людские одно, а вера в бесовские лозунги и обещание – другое. Какими бы не были красивыми их обещания и купюры, разбрасываемые с эстрады, наутро мы с обидным разочарованием убедимся, что нам подсунули фальшивые бумажки. В этом мы убедились на своем горьком опыте, сидя на развалинах обещанного нам на тысячелетия коммунистического рая на земле.

Не пытаюсь никого переубедить. Недавно, выступая на радио «Радонеж», протоиерей Дмитрий Смирнов сравнил веру поклонников социализма и Иосифа Джугашвили с подобием религиозной веры. Очевидно, так оно и есть. Только вера это, мои дорогие, не в Бога. Вот уже Александр Леонидович Лесничий заговорил здесь о «благотворном насилии». И это не случайно. «Царство Божие на земле», которое нам обещает Николай Владимирович, иными методами построено быть не может. Потому что по моему глубочайшему убеждению иными средствами его выстроить и невозможно. А вот в Царство Небесное вход свободный и исключительно добровольный, мои родные. И не надо путать желание Андрея Рогозянского выпороть уважаемого Николая Владимировича с желанием насильно загнать его в Царство Божие. Невольник не богомольник. А вот вразумить его, чтобы человек опомнился, покаялся и вернулся к Божьим путям, отвернувшись от бесовского коммунистического наваждения, это можно. Давайте будем это считать за пожелание ему Божьего вразумления, о котором нам так ярко и убедительно рассказал уважаемый автор.
72. Сергей Швецов : Василик - Рогозянский
2011-06-04 в 12:55

С отвращением к себе вынужден поддержать о.Владимира Василика. Он мне не друг, но истина дороже.
71. lucia : Илена
2011-06-04 в 12:46

Какое право Вы имеете делать предположения в отношении меня, моих детей и собственности? Вы хотите сказать. что мой кусок хлеба - нечестный? Отнято у пролетариев?
70. Игорь Валерьевич : Сомнения
2011-06-04 в 10:48

Всегда искренне уважал и относился с большим интересом к работам Н. В Сомина. И теперь был крайне заинтересован, и принимал все, пока не наткнулся на сергианство. Я могу понять, что российское общество было наказано за уклонение от идеалов, но разве это оправдывает те немыслимые компромиссы, на которые пошло церковное руководство? В истории был аналогичный момент, когда Навуходоноссор (правильнее, его имя звучит Набукко) захватил Израиль, разрушил храм, и увел всех в плен, и за то в Святом Писани назван бичом Божиим. Казалось бы, аналогичная ситуация, и мы видим, как пророк Даниил позже общался с Набукко довольно плотно, давал ему советы, и критиковал, но стали ли "их радости нашими радостями"? Разве не помним мы подвиг трех отроков, которые не стали поклоняться истукану на поле Деир, и за то стали символом веры. Так что, признавая коммунистов бичом Божиим, должны ли мы во всем идти у них на поводу? Должны ли мы признавать эту власть единственно правильной только за то, что она дана нам на наши грехи? И не нужно ли Николаю Владимировичу написать статью о природе греха советской власти, где атеизм и безбожие станут активным фактором разрушения идеала социальной общности.
69. Илена : Лючии
2011-06-04 в 10:32

А мне кажется, Лючия, что речь в настоящее время идет не об "интересах пролетариата", а о самом физическом существовании русского "пролетариата", тем более что даже и потомство - proles - у него уже нацелились отбирать, так что он уже даже не пролетариат. И скажите мне Лючия, КЕМ будет править монарх, КТО будет жить "духовной жизнью", КОГО будет учить Церковь, если "русский крест" просуществует еще лет так двадцать?.. Ась?.. А насчет "полноты мисок" - при том что 3/4 страны на грани нищеты - ну вы, господа собственники, совсем заговорились. Видимо, У ВАС миски полны, детей за долги ЖКХ не отбирают и проблемы большинства русского народа - это не ваши проблемы. Ну так тогда и говорите, рыцари Благородного Образа Мыслей и Печального Образа Действия.
68. Сергей : Автору
2011-06-04 в 09:31

Всё-таки подбирайте, пожалуйста, несоблазнительную терминологию. Не "грех Церкви", а грехи властей/народа/представителей духовенства. Не социализм/коммунизм, а социальная справедливость, коллективизм, общинность. Это совсем не трудно, тем более для Вас.
67. Лесничий А.Л. : На 49 для Nemo
2011-06-04 в 09:12

Главное возражение - без любви это насилие
- - -
Это хорошее возражение.
Но надо понимать, что насилие может быть разное.
Рогозянский тут привел модель жизни в виде волков и зайчиков. Но не разумеет, что один и тот же субъект может быть одновременно и волком и зайчиком. И в начале жизни, например, зайчиком, а в конце нет или наоборот.
[К слову сказать, оперировать такими простыми понятиями удобно, но из-за этого можно нечаянно самого себя выпороть, объявив народу о начавшейся третьей мировой войне или еще что-нибудь подобное сморозить]
Поэтому насилие оградительное необходимо. Прежде всего, для самосохранения.
Есть много видов благотворного насилия, в том числе и самонасилие.
Для всестороннего анализа надо сравнивать цель действия и его величину. При этом, чтобы не запутаться, надо взять классический социализм (без смешанной экономики) и классический капитализм.
Абсолютно идеального устройства общества быть не может, как нет абсолютно чистой воды, но все-таки лучше пить более менее чистую воду.

С уважением, А.Л.
66. Диакон Владимир Василик : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 07:40

Рекомендую всем почитать.
Очень достойный и дельный текст.
http://www.pravoslav....ru/jurnal/46870.htm
65. Диакон Владимир Василик : luciae. Откуда дровишки?
2011-06-04 в 07:32

А можете ли Вы доказать подлинность "Сионских протоколов"?
Или по крайней мере проследить их подлинное происхождение?
Историчность некоторых пунктов, приведенных Вами сомнительно.
ИМЕННО АРИСТОКРАТИЯ стоит у истоков классического капитализма.
Именно овцы лордов в результате огораживания, по словам Томаса Мора, съели людей.
Но даже если "Протоколы" и истинны, то они в конечном счете подтверждают точку зрения Сомина.
В ряде пунктов - великолепный антикапиталистический текст.
64. Web : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 07:32

Благодарю ДОРОГУЮ РЕДАКЦИЮ за возможность ознакомиться с предпринятой уважаемым автором попыткой понять о нас волю Божию. Попытка честная и нелицеприятная, но так и должно быть, потому что какая польза от высоких благородных умствований, не ущемляющих гордыню? А мы перед 1917 согрешили не тонкими догматическими погрешностями, а прямым оставлением Христа ради хлеба,зрелищ и утех плоти. Запрещено клиру "вдаваться в народные управления" -и не надо, он еще не вся церковь, вот миряне - ее большая часть, а правильно направляемые, правильно пасомые могли бы они совершить дело любви, всего только и надо было - ВДОХНОВИТЬ и БЛАГОСЛОВИТЬ.
история продемонстрировала нам совершенно другое: Господь дал им возможность и время развернуться, показать все свои негативные и позитивные потенции


Господь дал, Господь и взял. Время СССР прошло, теперь остались мы, те, кто должен извлечь урок и сделать выводы.

Христиане знают, что грехи изглаждаются только двояким образом – либо покаянием, либо тяжелыми скорбями. И на оба пути Господь подвигнул Свою Церковь в XX в. ради искупления ее прошлых грехов. Путь скорбей – исповедничество и мученичество – был дан «непоминающим». Церковь во все времена не раздумывая причисляла мучеников к сонму святых, и конечно же, эту традицию нужно распространить и на новомучеников XX в. Вокруг новомучеников возникли легенды, целое церковное предание. Мы верим, что их кровь обусловила нынешнее церковное возрождение. Но парадокс в том, что они сами разделяли те неверные «общепринятые» воззрения, ради исправления которых Богом и были попущены гонения. Путь сознательного покаяния был для «непоминающих» закрыт, так что, кроме мученичества, другого пути у них не оставалось.

Но покаяние все же произошло.


За этот абзац хочу сказать сердечное спасибо. Сразу стало все понятно, а то раньше временами мысль смущалась.

Помощи Божией!

P.S. Несогласные с авторской позицией, разъясните мне, если не за это, за что же была тогда Россия наказана?
63. Аноним : 57
2011-06-04 в 02:30

"Только и утешало, что "Мнение автора может не совпадать с позицией редакции."

да-а-а-а уж.
62. Гюльчатай : 55. Диакон Владимир Василик : А.Б.Рогозянскому.
2011-06-04 в 01:30

Ну все, хватит! Мы конечно, здесь у вас гастербайтеры без регистрации, но тоже переживаим, православие приняли. Тов.Суховъ скоро появится надеюсь (он счас в Швейцарии), меня не заругает, и он увидит сам, что нельзя так диакона Владимира разстраивайт, ведь он за Россию. А что Рогозянский этот (не знаю его) получайтся всех обидил?
Тремаль (очень плохо это).
61. lucia : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 01:29

Кто давно не перечитывал СИОНСКИЕ ПРОТОКОЛЫ"
освежаем - езумевшей толпы.
Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их
приковывало рабство и крепостное право: от них так или иначе могли
освободиться, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы
включили в конституции такие права, которые для масс являются
фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые "права
народа" могут существовать только в идее, никогда на практике не
осуществимой. Что для пролетария-труженика, согнутого в дугу над
тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права
болтать, журналистами - права писать всякую чепуху наряду с делом, раз
пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох,
которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу
наших предписаний и ставленников наших, наших агентов?...
Республиканские права для бедняка - горькая ирония, ибо необходимость
чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато
отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в
зависимость от стачек хозяев или товарищей.
Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была
его естественной защитой и кормилицей ради собственных выгод,
неразрывно связанных с народным благосостоянием. Теперь же, с
уничтожением аристократии, он попал под гнет кулачества разжившихся
пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом.
Мы явимся якобы спасителями рабочего от этого гнета, когда
предложим ему вступать в ряды нашего войска - социалистов, анархистов,
коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского
правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства.
Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была
заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки. Мы же
заинтересованы в обратном - в вырождении гоев. Наша власть - в
хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что он не найдет ни
сил, ни энергии для противодействия ей. Голод создает права капитала на
рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная Царская
власть.
60. lucia : Илена
2011-06-04 в 01:22

Но Сомин высказывает неблагородные мысли. Кому ж с ними и соглашаться. Давайте все подомнем! Церковь. монархия, духовная жизнь людей только тогда нужны, если служат интересам пролетариата. Если нет- то нет. Славно! И так ново.
59. lucia : Лебедевъ
2011-06-04 в 01:19

Да практически во всех точках заложены бомбы. А мы должны отвлекаться на Гондурас.
58. Аноним : Илена
2011-06-04 в 01:12

Верно, Сомин все сводит к питанию. Для него прежде вопрос собственности. а душа подождет.Но кого при соминизме поставить контролером полноты мисок?
57. lucia : Re: «По грехам нашим»
2011-06-04 в 00:58

Ну что ж, тогда нужно требовать извинения от всех. по списку. Вот только беда - многие воспринимают публикуемые статьи Сомина как плевок в душу. Только и утешало, что "Мнение автора может не совпадать с позицией редакции."
56. Аноним : 45. Александру Д. : о "лягушатах" и о царях
2011-06-04 в 00:24

Да Александр, разделяю.
Как монархист(я - настоящий честный), подозреваю, что "счас и чисто конкретно" холдинг Норильский Никель (кирилловичи, а кстати вел. кн. с бантом и с гвард. экипажем не один тогда к Думе подкатил, а семейно, т.е., с княгинею) - обязательно на радость лягушаткам, но конечно и не без поддержки тандема, царя ("законного") - обязательно сделает. И почти как в Англии будет у нас: Асе!
55. Диакон Владимир Василик : А.Б.Рогозянскому.
2011-06-04 в 00:22

Андрей Брониславович. Советую Вам извиниться перед Н. Соминым.
Выступление Ваше - абсолютно безобразное.
Веет от него "барством диким, без чувства без закона".
Хотя бы совет "отодрать Сомина".
Любите Вы на других. Угодно ль на себе примерить?
К тому же - абсолютное отсутствие аргументации.
Демагогия и передержки.
ГДЕ СОМИН ОСКОРБЛЯЕТ ПАМЯТЬ НОВОМУЧЕНИКОВ?
ЕСЛИ НА НИХ ЖЕ И ССЫЛАЕТСЯ?
Статья к ним уважительная и благоговейная.
Трезвая и разумная.
Страдания новомучеников и их святость не снимают основного вопроса - за что нам это было?
Тем более - не от инопланетян, и даже не от татар, а от таких же русских людей, воспитанных в Православии.
И далеко не все из них были голью, пьянью, преступниками и т.д.
Или Вы сторонник теории "еврейского заговора"?
И завоевало стомильоннный народ "еврейское казачество"?

И наконец, что Вы защищаете?
Экономический строй, построенный на проценте?
Ростовщичество?
Олигархию?
Нынешний беспредел?
Глобалистический капитализм?
Вам охота проливать Вашу кровь и чернила за Главного Буржуина?
И "ум Господень" видеть в оправдании нынешнего стяжательства, в т.ч. и церковного?
Сомин во многом прав.
И многое не договаривает по скромности.
В том числе и то, что иерархия и монашество были повинны в грехе душевладения.
С которым не боролись совершенно.
Напротив,требовали себе еще и еще душ.
Отсюда - и Екатерининские реформы 18 века.
И та секуляризация, что была прологом к великой секуляризации ХХ в.

И, к сожалению, то, что творилось, начиная с Перестройки, показывает, насколько в сфере обмирщения и послушного копирования мирских образцов, нек. представители Церкви стремились быть "впереди планеты всей"
Вспоминаю только один эпизод.
Скандинавские протестантские церкви напечатали к 1000 летию для России Библии Лопухина.
Трехтомники.
Для бесплатной раздачи.
Их продавали в СССР по 150-200 р. комплект.
По ценам 1988 г.это была месячная зарплата.
Аргументировали тем,что де-надо храмы восстанавливать.
Не знаю, что на это восстановили, но в душах
этим действием было порушено немало.
Лишь один из многих эпизодов.
За которыми прослеживается известный взгляд на деньги и собственность.
Убежденность в ее священности и неприкосновенности.
А равно и в необходимости ее приумножения.
Ваш тон в отношении Сомина - неадекватен.
Выглядит так,что "жестокий враг на наше счастье поднял руку".
В асфальт его закатать тогда!
54. Илена : Рогозянскому
2011-06-03 в 21:50

"Разве не знаете, что святые будут судить мир?"
А что, вам уже известны фамилии и состав суда?.. Или это вы себя имеете в виду?
Каждая публикация Н. Сомина вызывает вот такой вот дуализм в комментариях. Работает, в общем, на "разделение души и духа, составов и мозгов, обличает помышления и намерения сердечные". На этом форуме разделение напополам по критерию отношения к частной собственности уже давно произошло, и можно было бы это признать за совершившийся факт и в комментах не хамить авторам.
Особенно учитывая тот факт, что те три четверти русского народа, который тут некоторые "благородия" не стеснялись называть "чернью", скорее всего с Н. Соминым согласились бы.
Но пользуюсь случаем поблагодарить Дорогую Редакцию за возможность знакомиться со статьями Н. Сомина. Все-таки народная линия.
53. Лебедевъ : Re: «По грехам нашим»
2011-06-03 в 21:47

@@@ …ошибочное мнение может пойти вразрез с волей Духа Святого, причем это мнение может быть коллективным, оформленным собором или представленным как общее мнение членов Церкви. Такое было в Церкви не раз. Были, например, «разбойничьи» соборы, т.е. соборы, формально являвшие полноту Церкви, но выносившие ложные решения…. Поэтому нет гарантии, что в Церкви не могут возникать ошибочные мнения, по которым уже соборного решения не было вынесено (тем более, что последний Вселенский собор был в VIII в.) @@@

- какой же гнусный прецедент тов. Сомин пытается на РНЛ создать. По-существу, предлагается и разрешается в любом церковном соборном постановлении увидеть ошибочность, а то и «разбойность». Под Церковь закладывается бомба. То-то «кришнаит» Витёк здесь в ладоши захлопал.
52. Лебедевъ : Re: «По грехам нашим»
2011-06-03 в 21:29

@@@ Церковь должна стремиться к созданию коммунизма @@@

<Монахиня Надежда.> Был в ее жизни случай, когда она обмирала, — трое суток ее душа была на Небе. Рассказывала она потом, как Царица Небесная ее трое суток по мытарствам водила. И когда очнулась Надежда, то весь девичий наряд раздала по бедным и стала ходить в льняной одежде. Все до ниточки было у нее льняное — даже ленточки в Евангелии.

Она каждый день вычитывала полную Псалтирь и одного Евангелиста. А потом шла на работу. Дров себе навозит на тележке, сеяла сама. А когда землю отобрали, она колосков наберет, на мельницу зимой свозит и живет этим. При этом она никогда ничем не болела.
Эта монахиня Надежда многим предсказала будущее — вплоть до сегодняшнего времени. Я сам свидетель тому, что задолго до «перестройки» она говорила, что у людей будут «большие» деньги, мою жизнь наперед видела.
Ей и было открыто, кто не пойдет в коммуну, кто претерпит за это. В 28-м году, незадолго до раскулачивания, подойдет вечером к двери какого-нибудь дома и тихонько, чтобы не слышали дети, говорит:

— Молодцы вы, что в коммуну не пойдете. Но вас из дома выгонят, отберут землю, скот, все ценности и сошлют в ссылку.
А что такое коммуна — тогда никто и не знал, узнали после. И кого она известила — тех и сослали в ссылку, а к кому не подошла — те пошли в коммуну. Вот какое знание ей было дано от Бога. А когда стали ссылать земляков, она утешала их:

— Вы не плачьте — вы счастливые.
Представляете, какое счастье? Землю отобрали, скот отобрали, из дома выгнали, одежду самую лучшую отобрали. И это называется — счастливые?

— А вот когда Страшный Суд будет — это вам зачтется.

(Протоиерей Валентин Бирюков. Непридуманные рассказы
Страницы:   1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме