Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русское в русской философии

Борис  Дверницкий, Русская народная линия

Консервативная классика
ДелоРус и Александро-Невская Семья / 14.04.2011


Об особенностях русской философии …

1. Основной предмет философии - человек, богословия - Бог, науки - вселенная, космос, природа. Это выражает трехуровневый характер познающей мысли: духовный в богословии, идеально-душевный в философии, плотский (земной) в науке. Хотя они связаны между собой достаточно тесно, но развиваются по своим автономным законам. (Как аналогия разные законы для льда, жидкости и пара единой водной субстанции). При этом в богословии основой является Божественное Откровение, в философии мысль как одна из основополагающих субстанций человека, в науке эмпирика (наблюдения и эксперименты). Конечно, мысль присутствует на всех уровнях, но только в философии она является главной движущей силой познания.

Борис Георгиевич ДверницкийПоследняя вершина философии - философская антропология, её еще можно назвать гуманизмом в самом высоком значении этого слова или метафизикой человека, в которой человек постигается во всей своей целостности и полноте. Проблема человека ставилась уже первыми философами Индии, Китая, Древней Греции. И в последующие времена не было ни одной философской школы, в которых не поднимался бы вопрос о человеке, и существовала тенденция обосновать все знание и весь мир исходя из человека и убежденность, что без антропологического обоснования все проекты и картины мира неизбежно теряют внутренний смысл. Отсюда и возникновение в XX веке философской антропологии, претендующей на то, чтобы быть не узкой дисциплиной в рамках философии, а новой фундаментальной наукой о человеке. Значимость той или иной философской школы (немецкой, французской, русской) определяется способностью идти своим путем к вершине, отчего нельзя никакой даже самый продвинутый путь считать единственным для всех и мерить его критериями подходами, методами все остальные устремления мысли. Чем ближе к вершине, тем больше понимания между школами, на самой вершине забудутся все противоречия, исчезнет непонимание друг друга и обозначится идеальный человек, но не в его абстрактно-универсальном виде, а в национальном своеобразии и выразительности.

2. Итак, основной предмет философии - человек, не мир, природа, вселенная, а человек как нечто целое. Все перечисленное выше - предмет науки. Другое дело, что ученый должен правильно мыслит о человеке и через призму-человека смотреть на все остальное. И если он неполно понимает человека, то и его размышления об окружающем мире будут ограниченными. Другими словами философия первичнее науки, но это отдельный разговор.

Нет человека вообще, а есть русские, немцы, французы и т.д., как нет одного языка для всех, отличного от национальных языков. И потому основной предмет русской философии есть русский человек. То же можно сказать и про словесность и искусство.

Русское в русской философии тем самым есть русский человек в его характерности, т.е. в его отдельности, неповторимости и т.д. При этом нельзя сказать, что русский человек есть особая «разновидность» человека вообще; и помимо него существуют другие типы людей - немцы, французы и т.д. Правильнее считать, что есть русский, немецкий, французский путь реализации «идеального» человека, «второго Адама», не человека вообще, а именно «второго Адама» или «небесного человека». Как пишет ап.Павел: «Первый человек из земли, перстный; второй человек - Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1 Кор. 15: 47-48). «Дети мои, для которых я снова в муках рождения. Доколе не изобразится в вас Христос» (Гал. 4: 19).

Стремление сделать человека главным предметом философских размышлений определяющая черта русской философии. Заметим, не только в философии. Ф.М.Достоевский в письме к брату Михаилу писал: «Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком».

Для русского философа - человек не только часть какого-то общего целого: человечества, нации, племени, рода, государства, социума, общества, сословия, класса, не есть он только «познающая форма материи» или «конечный продукт эволюции живого». Человек есть некое целое, подобное Богу существо, заключающее в себе всю полноту жизни. Отсюда характерное для русской философии стремление увидеть человека как целое или даже как подобное Богу существо, наделенное Творцом творческой силой. Это особенно проявляется у Н.А.Бердяева, но присутствует и у других русских мыслителей. Н.Н.Страхов писал: «Человек - узел мироздания, его величайшая загадка, но и разгадка его». П.Л.Лавров утверждал, что только весь человек в целом явлении его жизни - истинный предмет философии. «Философствовать - это развивать в себе человека, как единое стройное существо». У Н.К.Михайловского читаем: «Пусть кто хочет, смотрит на меня, как на часть чего-то стоящего надо мной... но я не перестаю видеть в себе полного человека, цельную личность, я хочу жить своей доступной мне жизнью, - и только туда войду сознательно и добровольно, где мне гарантирована ценность, нераздельность, полнота всей личности». «Философ не тот, который сообщает человечеству какие-нибудь неожиданные диковины, а тот, кто изъясняет человеку его же самого» (1, с.336).

Отсюда проистекает стремление найти некие врожденные свойства, качества, правильнее субстанции человека, вечные и неизменные во все времена антропологические законы, которые можно сравнить с догматами о Боге в богословии и законами природы (вещества) в науке. Отсюда и задачи решаемые русской философией.

Первая задача. Увидеть и сформулировать «догматы» о человеке или основополагающие (метафизические) истины о нём.

Вторая задача. Соединить их в естественную, а затем и в метафизическую систему человека.

Третья задача, которая смыкается с религией. Воссоздать в себе цельного человека (её мы в дальнейшем рассматривать не будем). Это было сформулировано уже И.В.Киреевским: «Главный характер верующего мышления заключается в стремлении собрать все отдельные силы души в одну силу, отыскать то внутреннее средоточие бытия, где разум, и воля, и чувство, и совесть, прекрасное и истинное, удивительное и желаемое, справедливое и милосердное, и весь объем ума сливаются в одно живое единство, и таким образом восстанавливается существенная личность в её первозданной неделимости» (2, с.275). Похожее у Ю.Ф.Самарина: «Создание цельного образа нравственного человека есть наша задача» (3, с.137). А.С.Хомяков решает эту задачу сугубо практически: «Каждый человек находит в Церкви самого себя, но себя не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе духовного единения с братьями, со Спасителем. Он находит в ней себя в своем совершенстве или точнее - находит в ней то, что есть совершенно в нем самом» (4, с.111-112). А «вот что говорил о целостности патриарх Кирилл в интервью каналу «Россия» в феврале 2010 года: «Святость - это целостность человека. Это, в первую очередь, внутренняя сила. Он самодостаточен, и, что очень важно, у этого человека есть внутреннее зрение. Праведный считает себя грешником, поэтому у него хватает мужества и внутреннего зрения видеть свою неправду. А грешный человек ничего не видит - только свое собственное «я», и всегда в розовом свете. Один реалист, другой фантазер. Один человек целостный и сильный, другой внутренне очень слабый. Целостность дает Божия благодать, которую мы в Церкви почерпаем, в сочетании, конечно, с человеческими усилиями».

3. На пути решения основной задачи русской философии предстоит преодолеть два соблазна. Первый - освободить человека от сугубого подчинения «большим вещам - государству, нации, социальным институтам, идеям и идеологиям, законам истории и экономики, при котором человек вторичен, ибо тогда его поведение, поступки, душевный и духовный мир - косвенно или прямо определяются уровнями социальной, экономической, исторической реальности» (5, с.159). Второй соблазн - пойти по пути других философских школ. Ибо если для русской философии основным предметом философской мысли стал человек, то у других - сущее, бытие, экзистенция, сущность и другие категории разума. При этом философы сущего, бытия и т.д. обычно имеют учение о человеке, но именно о человеке. Смотрят же они на мир не через человека и в этом их принципиальное отличие от русских мыслителей.

4. А теперь посмотрим, как эти задачи решались теми или иными русскими мыслителями.

В творчестве К.Н.Леонтьева я находил врожденную идею о неравенстве людей или метафизическую истину о горизонтальной иерархии людей. Вот как я писал об этом в статье «Иерархия - вечный закон человеческой жизни» (6, с.424-427).

«Сформулирую главную, господствующую, стрежневую мысль Леонтьева, ту аксиому, из которой он исходил, и которая определяла его подход к решению многих вопросов, его, если можно так выразиться, основную метафизическую интуицию о горизонтальной иерархии человеческого бытия.

Во всех областях человеческой деятельности и творчества существуют три основы жизни. В соответствии с ними наличествуют три ступени или формы жизни и деятельности людей, обеспечивающие наибольшую полноту проявления заложенных в человеке сил и способностей.

Три основы бытия, являясь параллельными путями к Богу, имеют внутри себя естественную соподчиненность, образуя единое структурное целое или горизонтальную иерархию Церкви и человеческого общества в целом.

Между тремя основами бытия не существует врожденного антагонизма, напротив, лишь находясь в трехосновном единстве, человек может осуществлять всю полноту общения с духовным и идеальным во всех областях жизни и творчества.

Трехосновность человека и человеческого общества - залог неисчерпаемого и цветущего разнообразия человеческой жизни и творчества. Искусственный отказ от горизонтальной иерархии примитивизирует жизнь и вносит в неё элемент неизбежной вражды и ненависти к другим, не таким, как мы.

Трехосновность в сакральной сфере бытия - это три степени посвящения - верный (крещеный), священник и епископ. «Если мы рабы, - писал св.Григорий Богослов, - бойся побоев; если наемник, одно имей в виду: получишь награду; если стоишь выше раба и наемника, даже сын ты, стыдись Бога как Отца, делай добро потому, что хорошо повиноваться Отцу. Хотя бы ничего не надеялся ты получить, угодить Отцу само по себе награда». В своем отношении к Иисусу Христу христиане тоже делятся на три группы: рабы (слуги), друзья и братья. «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его» (Ин. 15: 15). «Иисус говорит ей: ... иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20: 17). «Кто будет исполнять волю Отца Моего небесного, то Мне брат, и сестра, и матерь» (Мф. 12: 50).

В искусстве и литературе первая основа - это журналисты, актёры, певцы и вообще исполнители; вторая - редакторы, режиссёры, дирижёры, балетмейстеры; третья - поэты, писатели, драматурги, скульптуры».

Подробнее трехосновность во всех сферах жизни человека рассмотрена мною в книге «Шестоднев о человеке» (СПб., 2008, с.54-72).

Л.М.Лопатин в книге «Аксиомы философии» писал о врожденных и вечных аксиомах разума. К ним он относил «общепринятые и общеобязательные истины в том значении слова, что они, несмотря ни на какие сомнения и споры, сохраняют свою внутреннюю убедительность для каждого ума и имеют над ним такую практическую власть, что даже те, кто в них сомневается, постоянно и невольно ими пользуется как непреложными критериями всех своих суждений». Далее он пишет: «Доказательство необходимости этих истин для нашего разума заключается именно в невозможности по отношению к ним серьезного и до конца проведенного сомнения. Такие истины, ввиду их непосредственного убедительного характера, я назвал аксиомами философии». Аксиомами разума Лопатин считал: «принцип тождества (всякая вещь есть то, что она есть, а не что-нибудь другое), закон причинности (всякое действие имеет причину и всякая причина обнаруживается в действии), принцип субстанциональности (во всяком действии, явлении и состоянии что-нибудь действует, является и испытывает состояния), принцип объективности нашей мысли (что с совершенной необходимостью мыслится о каком-нибудь предмете ввиду его данных свойств и отношений, в самом деле, принадлежит ему)» (7, с.316). И подводя итог, он констатирует: «Действительное отречение от аксиом разума было бы полным самоуничтожением разума: такое отречение фактически немыслимо, пока мы рассуждаем и думаем» (7, с.317). Существенно и другое его утверждение: «аксиомы философии не представляют из себя чего-нибудь абсолютно разрозненного, - напротив, они тесно связаны между собой и предполагают друг друга. И, тем не менее, каждая из них обладает своим особым содержанием и пользуется общепризнанною убедительностью как таковая. Эта убедительность для большинства умом остается совершенно непосредственною, так сказать интуитивною» (7, с.322).

А вот характерные цитаты из книги Н.А.Бердяева. «Проблема человека - есть основная проблема философии. Еще греки поняли, что человек может начать философствовать только с познания самого себя» (7, с.54). «Проблема человека не может быть подменена проблемой души, психологического сознания, ни проблемой духа, ни проблемами идеальных ценностей, идеей добра, истины, красоты и пр. Человек не есть субъект гносеологии, не есть душа психологии, не есть душа пневматологии, не есть идеальная ценность этики, логики, эстетики. В человеке пересекаются все круги бытия... Философия должна быть сознательно, а не наивно антропологической... Понять человека можно лишь в его отношении к Богу. Нельзя понять человека из того, что ниже его» (8, с.55). «Человек есть существо, сотворенное Богом, человек есть существо, отпавшее от Бога и человек есть существо, получающее благодать от Бога» (8, с.56). «Антропология христианская должна раскрыться, как учение о человеке-творце, носящем образ и подобие Творца мира» (8, с.58).

5. Человеческую направленность русской философии подтверждает и разрабатываемые ею антропологические доказательства Бытия Божия. В.И.Несмелов писал: «Идея о существовании Бога как Верховного Законодателя и Судии не создается человеком в мышлении различных явлений сознания и жизни и не образуется человеком из каких-то несуществующих впечатлений сверхчувственного опыта, а действительно дана человеку, но только она дана ему не откуда-нибудь совне в качестве мысли о Боге, а предметно-фактически осуществлена в нем природой его личности, как живого образа Божия. Если бы человеческая личность не была идеальной по отношению к реальным условиям её же собственного существования, человек и не мог бы иметь идеи Бога и никакое откровение никогда бы не могла бы сообщить ему эту идею, потому что он не в состоянии был бы понять её. И если бы человек не сознавал идеальной природы своей личности, то он и не мог бы иметь никакого сознания о реальном бытии Божества, и никакое сверхестественное действие никогда бы не могло вложить в него это сознание, потому что человеческим сознанием он мог бы воспринимать только реальность чувственного мира и реальность себя самого, как физической части мира. Но человеческая личность реальна в бытии и идеальна по своей природе, и самим фактом своей реальной идеальности она непосредственно утверждает объективное существование Бога, как истинной Личности» (9, с. 256-257). И далее: «Образ Божий в человеке не возникает под формою какого-нибудь явления сознания, а представляется самою человеческою личностью во всем объеме её природного содержания, так что это содержание непосредственно открывает нам истинную природу Бога, каким Он существует в Себе Самом» (8, с.270). Интересна оценка труда В.И.Несмелова митр. Антонием (Храповицким). Он писал: «Книга В.И.Несмелова представляет собою целое философское учение автора, его глубоко пережитую, основную философскую идею, разветвленную в стройную систему христианской метафизики, - христианской не в смысле искусственно подогнанной к системе наших догматов философской апологии, но в смысле совершенно свободного, из самого существа дела обнаруживающегося совпадения философских построений автора с истиною Откровения» (10, с. 6, 8).

А уже в наше время архиепископ Константин (Горянов) пишет: «Антропологическое обоснование религии, выражающее в виде феноменов религиозного опыта глубинные и жизненно важные запросы человечества, открывает для апологии христианства немало новых возможностей» (11, с.308).

6. О новых опасностях целостности человека (Человека - в - Целом) писал С.С.Хоружий. «Во все времена, искомым для Человека является полнота его самореализации, совершенная актуализация его идентичности. Отличие новой сегодняшней ситуации в том, что главным показателем, критерием полноты для Человека начала выступать предельность как таковая - так что искомым, насыщающим является любой опыт, выводящий к антропологической границе» (12, с. 392-393). И действительно многое в наступившей эпохе близкое к антропологической границе требует и совершенно нового ответа. К примеру. Что несет клонирование человека, которое рано или поздно, но произойдет? Исходя из моего понимания человека клонированные люди будут бесталанными. Ибо любой талант от Бога, а значит, они не смогут заменить настоящих людей (разве что для опытов с новыми лекарственными препаратами). Заметим еще и следующее. Философ, пропагандирующий запредельное как норму, а то даже и идеал современной жизни идет против главного русла русской мысли. Утверждать доминантной нашей жизни катастрофичность и даже апокалиптичность (Секацкий), это быть раздавленным и приниженным в ней. А в нашей жизни всё еще больше добра, красоты, истины, любви, чем зла, уродства, лжи, ненависти. Капитулировать перед последними, это значит изменить философии, своему человеческому достоинству.

7. Цельность отвечает субстанции логоса человека, но на идеально-душевном уровне его бытия. Поскольку логос человека состоит из трех начал: сущностного, жизненного и личностного (13, с.10), то и цельность человека триедина, и её можно охарактеризовать как:

- то, что в нас мыслит, воображает, фантазирует (наше «я»);

- то, что в нас верит, надеется и любит («сокровенный сердца человек», 1 Петр. 3: 4);

- то, что в нас общается с Ипостасями Пресвятой Троицы и личностями других людей (наша личность).

В заключение сформулируем те положения русской философии, которые помогут нам в ответах на вызовы XXI века.

1. Человек не только величайшая загадка из всех существующих, но и ключ к разрешению всех вопрошаний познающего ума.

2. Человек как образ и подобие Творца есть существо творческое и потому он создан свободным и ответственным за реализацию талантов данных ему Богом.

3. В человеке пересекаются все круги. В человеке есть не только душа и тело, не только дух и плоть. Но человек это и существо мыслящее, сакральное, мистическое, социальное, художественное, эстетическое, харизматическое. При этом эти «части» равноценны между собой, не зависят друг от друга и составляют автономные части целого человека.

4. Человек не есть часть какой-нибудь системы, а сама система.

5. Взгляд через призму человека на мир - характернейшая особенность русской философии.

6. Человек есть существо, сотворенное Богом; человек есть существо, отпавшее от Бога, и человек есть существо, получающее благодать от Бога.

7. Преодолеть рабство природной, социальной, государственной, сословно-классовой необходимости можно только в Церкви, где каждый обретает «самого себя, в силе духовного единения с братьями, со Спасителем, находит все то, что есть совершенно в нем самом».

8. Цельность или полнота русского человека есть церковность, есть реализация «небесного человека», «второго Адама», которого потенциально мы носим в себе, и которого актуализовал для нас Сын Человеческий и Сын Божий Иисус Христос.

Литература:

1. Н.К.Михайловский. Сочинения. СПб., 1909, т.III.

2. И.В. Киреевский. Соч. т.1. М., 1911.

3. Ю.Ф.Самарин. Сочинения. т.1.

4. А.С.Хомяков. Сочинения. т.II, М., 1900.

5. С.С.Хоружий. Православно-аскетическая антропология и кризис современного человека. В сб. «Православное учении е о человеке». М.-Клин, 2004.

6. Константин Леонтьев - наш современник. СПб., 1993.

7. Л.М.Лопатин. Аксиомы философии. М., 1996.

8. Н.А.Бердяев. О назначении человека. М., 1993.

9. В.И.Несмелов. Наука о человеке. Казань, 1905, т.1.

10. Митр. Антоний (Храповицкий). Новый опыт учения о Богопознании. СПб., 2002.

11. Православное учение о человеке. Сб. М.- Клин, 2004.

12. С.С.Хоружий. Очерки синэргийной антропологии. М., 2005.

13. Б.Г.Дверницкий. Метафизика человека. СПб., 2009.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме