Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Н.С.Лесков о роли и предназначении священнослужителей

Алла  Новикова-Строганова, Русская народная линия

29.03.2011


По материалам публицистики конца 1870-1880-х годов …

Постоянные религиозно-нравственные искания Лескова ста­новятся особенно интенсивными, начиная с середины 1870-х го­дов и не ослабевают до конца его творческого пути. В те годы, которые писатель именовал «временем разгильдяй­ства и шатаний»[1], когда, «куда ни толкнись, всюду находишь ка­кую-то беспорядочную суету и сутолоку» (11, 587), Лесков со­вершал свой подвижнический труд, свою, говоря религиозным языком, «брань»: важно было восстановить поруганный и почти утраченный идеал. В этих условиях вопрос о Церкви и о роли ду­ховенства проявлялся наиболее остро.

Николай Семенович ЛесковИзвестное лесковское признание середины 1870-х годов в его «разладе с церковностью» до сих пор трактуется излишне прямо­линейно.[2] Между тем в письме Лескова П.К. Щебальскому, да­тированном 29 июля 1875 года, привлекают внимание знамена­тельные слова: «Более чем когда-либо верую в великое значение Церкви (выделено мной - А.Н.-С.), но не вижу нигде того духа, ко­торый приличествует обществу, носящему Христово имя» (10, 411). Как видим, Лесков различает сущность Церкви и внешние проявления церковности.

Освещая эту проблему, следует учесть размышления одного из крупнейших русских философов и богословов первой половины ХХ столетия В.В. Зеньковского «О так называемом бесцерков­ном христианстве»: «Христианство не может быть понято и вос­принято вне Церкви. Почему? Потому, что Церковь, как учит нас ап. Павел (Колос., гл. 1, ст. 24 и Ефес., гл. 1, ст. 23), есть «тело Христово» <...> и что «глава Церкви - Христос» (Ефес., гл. 1, ст. 22)».[3]

Из цитированного выше фрагмента лесковского письма видно, как писатель формулирует свое «верую», по сути совпа­дающее с девятой частью Символа Православной Веры: «Верую... во единую святую соборную и апостольскую Церковь». Нужно именно веровать в то, что святость изначально присуща Церкви, что она несокрушима - по слову Христа: «Созижду Цер­ковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф. 17, 18). Однако требуется большое нравственное усилие и духовное мужество, чтобы понять, что святость сущностно пребывает в Церкви, несмотря на то, что со стороны ее «человеческой оформленности», внешней «оболочки» святое может соседство­вать с греховным, «живая реальность Церкви содержит в себе слишком много проявлений непросветленного и непреображен­ного человеческого естества».[4] Вот почему Лесков неустанно подчеркивал ответственное по­ложение духовенства, по поведению которого часто судят о са­мой Церкви в целом.

Признававшийся в «Автобиографической за­метке» в своей «счастливой религиозности»: «Религиозность во мне была с дет­ства, и притом довольно счастливая, то есть такая, какая рано начала мирить веру с рассудком» (11, 11), - Лесков обладал всей полнотой морального права, чтобы указать на недостатки свя­щеннослужителей, призванных к высокой роли пастырей духов­ных. Эта тема озвучивается в художественных произведениях, взволнованно пишет о ней Лесков во множестве статей указанного периода: «О сводных браках и других немощах», «Несколько слов по поводу записки высокопреосвященного митрополита Арсения о духоборческих и других сектах», «Патриаршие повадки», цикл «Чудеса и знамения», «Турки под Петербургом», «Великопостный указ Петра Великого», «Церковные интриганы» - и многих других.

В статье 3-го и 4-го номеров «Гражданина» за 1875 год «О сводных браках и других немощах» писатель открыто поимено­вал «немощи» церковного духовенства, которое поселяет к себе «неуважение <...> своими доносами, нетерпеливостью, ма­лосведущностью в Писаниях, так называемою «слабостью жизни», любостяжанием и неумением чинно служить, что дохо­дит у нас теперь до самых крайних пределов».[5]

Особо выделено здесь неумение и нежелание церковников «чинно служить», что не может не отталкивать прихожан. Об этом же писал «высокопочтенный иеромонах Чудова монастыря отец Пафнутий». Высокий духовный авторитет «даровитого и горячего миссионера» (73) подкрепляет наблюдения и выводы Лескова: «О. Пафнутий писал в своем отчете, что многие священники служат крайне спешно и небрежно, а «кучерявые дьяконы даже не умеют внятно читать» (73). Все это уничтожает благообразие даже в общенациональных центрах духовной жизни, что отзывается в писа­теле и тревогой, и глубокой душевной болью: «Счастливого исключения в этом случае не являют даже ни Лавра, ни Михайлов­ский монастырь, где перед мощами ежедневно отправляется множество молебнов и, Боже мой, как они отправляются!..» (73). Не­уместную поспешность и торопливость в проведении церковной службы Лес­ков обозначил выразительным эмоционально-экспрессивным словом-образом «скорохват»: «Этого «киевского скорохвата» не стерпеть не только раскольникам, привыкшим к служению строгому, но даже не снесть его и нам, приученным ко всякому «скорохвату» <...> у нас худо служат <...> у нас слабо живут, и все это, к сожалению, правда» (73), - подводит Лесков безрадостные итоги.

Свой настойчивый призыв, обращенный к духовным лицам, послужить «пользе делу народной нравственности и благочестия»,[6] Лесков готов подкрепить и историческими документами, в частности - указом, изданным еще Петром I. В указе 1723 года Петр и Святейший Синод призывали духовенство служить не формально, но сделать церковную службу доходящей до разума, сердца и совести каждого прихожанина. Выступая как историк церкви, Лесков публикует подлинник этого указа, о котором «до сих пор не приходилось ничего читать» (233), в YIII томе «Исторического вестника» за 1882 г., то есть спустя более чем полтораста лет. Актуализируя этот полузабытый исторический документ, о котором «многие из нынешних духовных даже и совсем не знают» (234), писатель выступает в роли носителя непраздного «учительного» слова для современного духовенства.

В «великопостном указе Петра Великого» было «изображено» (233) буквально следующее: «по его императорскаго величества указу святейший синод, рассуждая о употреблением (sic) по церквам в великий пост чтений, согласно приговорили, в место прежняго от Ефрема Сирина и от Соборника и от прочих чтения, читать новопечатанные буквари с толкованием заповедей Божиих, распределяя оные умеренно, дабы приходящие в церковь Божию, готовлющиеся к исповеди и св. таин причастию люди, слыша заповеди Божии и осмотрясь в своей совести, лучше могли ко истинному покаянию себя приготовить» (233). Тот же указ отмечал некомпетентность многих священников, полную неспособность исполнить возложенную на них высокую духовную миссию: «понеже духовной консистории известно учинилося, что многие священники <...> людей, приходящих в церковь в великий пост, не учат, но и сами, когда в заповедях Божиих вопрошения бывают, то на то и ответствовать не могут, а следовательно, и порученных им в паству простолюдников научить недействительны» (233). Выяснилось, что пастыри нередко проявляют не только равнодушие к воспитанию паствы в христианском духе, но и невежество, незнание основных вопросов Священного Писания. Вот почему Петр I и Синод в своем указе вынуждены были «всем священникам накрепко приказать, (чтобы) они не точию в великий пост и во все воскресения и праздничные дни по литургии по одной заповеди с толкованием в приходских церквах вычитывали, да и сами иереи, как ныне известно, что в запросах о заповедях Божиих бывают безответны, (оныя) изучили бы» (234). В церковной жизни XVIII столетия складывалась парадоксальная, «по-лесковски» трагикомическая ситуация: духовным законоучителям предписывалось прежде самим хорошенько выучить то, чему они были обязаны и призваны обучать.

«Не изменилось это положение и до самых недавних дней» (234), - констатирует Лесков. «Недействительность» пастырей проявилась, например, в том, что «возник вопрос о дозволении учителям из мирян обучать детей закону Божию в тех сельских школах, где священники не хотят или не могут этим заниматься» (234). Писатель приводит статистические данные министерства народного просвещения, показывающие, что «у нас теперь закон Божий вовсе не преподается в 20 % школ. Отсюда явствует, что «заповеди», в которых изложены все предписания благочестивой нравственности, и теперь не читаются ни в церквах, как этого требовал Петр Великий, ни в пятой доле школ, где это было бы очень кстати и у места» (234). Но если в остальных школах Закон Божий и преподается, то делается это часто неумело и бездарно.

Такое положение не может оставить Лескова невозмутимым наблюдателем. Встревоженный и негодующий, писатель словно бьет в набат: «мы не в силах молчать о том, что эти господа нам устроили».[7] В одной из статей цикла «Чудеса и знамения. Наблюдения, опыты и заметки» в «Церковно-общественном вестнике» за 1878 год Лесков делится размышлениями, вызванными «искусством современных преподавателей Закона Божия». По лесковскому убеждению, «это самый живой, самый приятный и необходимый предмет школьной программы» (3). Однако «неумелые законоучители» «почти повсеместно» обратили его «в мучительную докуку», подвергая детей «напрасным мукам».

Ревностным, неравнодушным отношением к вопросам веры и «благочестивой нравственности» продиктована высокая требовательность писателя к тем, кому доверено воспитание юных душ: «мы не хотим и не можем оставить своих детей без религии, которую делают им неприятною и противною различные «начатки» и «кончатки», выдуманные с целью упразднить изучение Слова Божия в его простой и всякому доступной форме» (3).

Лесков пишет это с большим знанием дела, опираясь на собственный личный опыт изучения Писания, «добрые уроки» которого, преподанные ему в детстве талантливым учителем Закона Божия отцом Евфимием Андреевичем Остромысленским, писатель впоследствии не раз с благодарностью вспоминал, например, в святочном рассказе «Зверь» или в очерке «Владычный суд». Представляется чрезвычайно важным для нашей темы сделанное в этом очерке следующее автобиографическое признание: «Я вырос в своей родной дворянской семье, в г. Орле, при отце, человеке очень умном, начитанном и знатоке богословия, и при матери, очень богобоязненной и богомольной; научился я религии у лучшего и в свое время известнейшего из законоучителей о. Евфимия Андреевича Остромысленского <...> я был таким, каким я был, обучаясь православно мыслить от моего родного отца и от моего превосходного законоучителя - который до сих пор, слава Богу, жив и здоров. (Да примет он издали отсюда мною посылаемый ему низкий поклон). Словом: никого из нас нельзя было заподозрить ни в малейшем недоброжелательстве Церкви» (VI, 125).

Вот почему Лесков столь принципиален, когда поднимает вопрос о религиозном воспитании в статье «Чудеса и знамения»: «Мы хотим, мы просим, но мы в праве и требовать, чтобы нам в наших детях сберегли веру, которую мы посевали в них с колыбелей, как посевали ее в нас отцы наши. Мы в этом случае не можем уступить никому, ничего, ни на один волос» (3).

Говоря о «русском религиозном шатании, которое готово искать утверждения в вере даже у спиритских медиумов» (3), Лесков возлагает ответственность на православных священников, нашедших оправдание своей бездеятельности в том, что официальная религия находится под покровительством закона и государства. В тоне горькой иронии отзывается писатель о лености духовных пастырей, от которых сама современная ситуация, названная Лесковым «временем шутовства, всяких юродств и кривляний» (5, 73), требует активной проповеднической работы, духовного подвижничества. Однако «ужасно все это хлопотно для наших духовных отцов, особенно в такое молитвенное время! Привыкнув считать себя под особым попечением и охраною санкционировавшей права их полиции, они, конечно, никак не ожидали этакой напасти со стороны религиозного возбуждения, которое нивесть откуда явилось и в котором они поистине нимало не виноваты» (5).

Писатель, свершая свое поистине апостольское служение, свой переход «из Савлов в Павлы»,[8] увещевает и призывает служителей православия, «отрясши сон с очей своих», заняться «духовным деланием»: «Под лежачие камни нигде вода не течет» (5). Вслед за «Великопостным указом» Петра Великого Лесков повторяет то, что до сих пор не было исполнено духовенством: «надо за каждою воскресною службой объяснять народу Писание и «давать пример от доброго жития» (5).

А примеры такие не оскудевают в жизни Православной Церкви, и писатель отмечает их особенно бережно. С восхищением пишет Лесков например, о героях очерка «Священники-врачи и казнохранители», которые «соблюли и требование сердца, и завет любви христианской»[9], и проявили истинное душевное благородство и бессребреничество.

В анализированном выше очерке «О сводных браках и других немощах» с чувством особенной деликатной любви создает писатель целый рассказ о знакомом ему праведном иеромонахе: «Старец же Иона, да простит мне эту нескромность и да не осудит меня за то, что я говорю о нем» (75). Лесков подробно описывает жизнь и деятельность старца, его поучения «в духе добра и истины», в том числе и приходским священникам: «живите так, чтобы знать каждого прихожанина <...> Учите их тут у себя на дому слову Божию и добродетели терпеливо, неленостно и просто <...> и станете пастырями» (74).

Критикуя «внешнюю» церковность и свя­щеннослужителей, не стоящих на должной духовно-нравствен­ной высоте, Лесков рассчитывает «на духовных лиц и вообще людей, неравнодушествующих к судьбам нашей церкви» (74); писатель ра­тует за дух и свет Христовой истины, единственно приличест­вующей «обществу, носящему Христово имя» (10, 411).

Алла Анатольевна Новикова-Строганова, доктор филологических наук, профессор Орловского государственного университета

 ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Лесков Н.С. Собр. соч.: В 11 т. М.: Гослитиздат, 1956 - 1958. Т. 11. С. 300. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием тома и страницы.

[2] См., например: Дунаев М.М. Православные основы русской литературы Х1Х века. Дисс. В форме науч. доклада... докт. филол. наук. М., 1999.

С. 39 - 40.

[3] Зеньковский В.В. Основы христианской философии. М.: Канон, 1997.

 С. 483.

[4] Там же. С. 495.

[5] Лесков Н.С. О сводных браках и других немощах // Гражданин .1875. № 3. С. 73. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием страниц.

[6] Лесков Н.С. Великопостный указ Петра Великого // Исторический вестник. 1882. Т. YIII. С. 234. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием страниц.

[7] Лесков Н.С. Чудеса и знамения. Наблюдения, опыты и заметки // Церковно-общественный вестник. 1878. №28. С. 3. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием страниц.

[8] Амфитеатров А.В. Н.С. Лесков // Амфитеатров А.В. Властители дум. Петроград: Просвещение, 1914. С. 343.

[9] Лесков Н.С. Священники-врачи и казнохранители //Церковно-общественный вестник. 1883. № 51. С.3.

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 19

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

19. Тимофей : Для Аллы Анатольевны на 15
2011-03-31 в 21:40

Да, жаль. А ещё до него у нас был кл.рук. Неверов В.В.. Артист настоящий, знаток, энтузиаст. С ним-то мы в Путимец голохвастовский и ездили. Он такое знал и расскозывал про полехов, про "голохвастых офенщиков". Вся наша пацанва обожала его и его предмет - русскую литературу, и навеки. А ведь многие ребята были из очень-очень неблагополучной среды. 100 очков вперёд давал Орёл в подготовке ребят - даже против Москвы и Питера. Я с лёгкостью, с триумфом поступил в Невске, хоть долбёжником не был.
Кто-нибудь разрабатывал в наши времена тему о полехах и голохвастовцах?
18. Терминатор : Re: Н.С.Лесков о роли и предназначении священнослужителей
2011-03-31 в 14:54

Для меня и Э. Кругляков и Е.Мензулина и В. Терешкова . Очень авторитетные люди. Я их уважаю за четкую гражданскую позицию, патриотизм, профессионализм и порядочность, не смотря на их открытый и жесткий атеизм.
17. Терминатор : Вольке
2011-03-31 в 14:28

Волька скажи мне пожалуйста где ты испытал тяжкий гнет теократии. Теократии не знали ни мы, ни наши отцы, ни даже наши прапрадеды. Чем теократия хуже монархии, аристократии, олигархии, демократии или военной диктатуры? Чем тебя так обидели священники, что ты пишешь в такой пренебрежительной и негативной форме о них. Не хули худого попа есть и другой поп - говорит русская народная мудрость.
А русским священником гражданская власть даром не нужна, как и возможность преподавать в школах и гражданских высших учебных заведениях. У них своих забот хватает. Если и есть среди батюшек уникумы которые преподают в школах и вузах, то те кто имеют гражданское педагогическое образование и педагогическое призвание. Но таких немного. Большинство священников на педагогическую стезю и на аркане не затащишь.
Да и так надоели ли священники обществу нравоучениями? Скорее у всех чешутся руки учить попов правилам жизни, догматике и богослужебной практике. Хотя отцы-священники не дают подобного повода для вмешательства во внутреннюю церковную жизнь. Живут себе мирно, тихо,скромно, служат себе потихоньку не кому не досаждая. А тут объявляется мадемуазель Анастасия Волочкова и начинает читать нравоучения отцу протоиерею Всеволоду Чаплину на тему сексуальной этики. Глупо выглядит балерина, бывшая содержанка и участница эротической фотосесиии, учащая примерного семьянина основам морали. Академик Эдуард Кругляков или депутаты Елена Мензулина или Валентина Терешкова выглядели бы куда более пристойнее в подобной ситуации. Но они бы не когда бы не дошли до такой пошлости. Так как они люди разумные и воспитанные.
16. блудный сын : новости
2011-03-31 в 12:31

три настояших пастырей Христовых возвысили свой голос за чистоту ПРАВОСЛАВИЯ в Удмуртской и Ижевской епархии.Помоги и укрепи их ВСЕСВЯТАЯ ТРОИЦА. АМИНЬ.
15. Алла Анатольевна : Тимофею
2011-03-31 в 11:34

Благодарю Вас за поздравление. Ваш учитель литературы Олег Николаевич Осмоловский в своё время защитил кандидатскую диссертацию, долго преподавал в Кишинёвском университете. После распада Союза вернулся в Орёл, к нам на кафедру. Жилья не было, много лет скитался по общагам. В 60 лет с небольшим написал докторскую дисс. о психологизме русской литературы -глубокий новаторский труд.
В 2007 г. Олег Николаевич скончался. Царствие ему Небесное.
14. Тимофей : Автору
2011-03-31 в 00:26

Кстати, Алла Анатольевна, разрешите поздравить Вас с днём рождения, хоть уже и недавно прошедшим. Я и мои сотоварищи благодарим Вас за труды бренности и работу чистого сердца на такой спасительной, редкой и нужной в наше время ниве. Надеемся на встречу.
О моих координатах можно узнать у Анатолия Степанова. Если пожелаете, я направлю ему просьбу предоставить их Вам для последующей личной переписки.
13. Москальцов : На п.7 - Великой Лючии
2011-03-31 в 00:14

Ну где уж какому-то там Лескову дотягивать до уровня православности таких гигантов как Lucia! Она рассудить и замирить сможет то, что малые сии не смогли по немощи пред нею своей. Так вот, ежели что - так к ей - Великой нашей сразу же бечь надобно всем живенько. И всё будет ладушки...
12. Тимофей : Орёл, Невск, Ермак
2011-03-30 в 23:41

Дорогая Алла Анатольевна, тогда, в 50-х я учился в 29-й школе, а жил на Комсомольской, 94, прямо против пединститута. Может Вы знаете и Осмоловского О.Н., который в 10-м был нашим преподавателем литературы. Привет ему из Питера. Мы с ним встретились потом году в 69 в б-ке Ленина.
А отец Василий - он в долгой личной беседе в своём помещении в Серафимовской церкви благословил меня. И сила его благословений самым лучшим и удивительным образом проявилась как на других, так и на мне (и даже на моих). И всё действительно во благо. А сейчас многое легло уже только на наши плечи. Как резко при этом многое подкосилось. Но, вроде выправляется...
11. Волька : Патриоту на его 9
2011-03-30 в 23:26

Нет, уважаемый, глубоко, принципиально ошибаетесь - Господу от нас ничего не надо (кроме содержательной нашей части - любви и истинности). Уже поэтому даже под Его покровительством тех, кто удостоен особой Благодати, даже при этом всё вершится делами и настроем самих людей. Поэтому ТЕОКРАТИЯ вершится не мирской властью самого Господа, а людишками, извращающими в частных своих воззрениях и интересах своё же понимание замысла Господня. Оттого и практика такого правления как жуткая каррикатура отличается от учения и деклараций. Это уже хотя бы потому, что многообразие жизни не влезает в прокрустово ложе какой-либо доктрины, а также ещё и потому, что у "толкователей", "принимателей решений" отнюдь не семь пядей во лбу - они обыкновенные люди, иной раз даже хуже тех, чьи поступки они судят-рядят... Опять и опять многие повторяют извечное заблуждение, о котором предупреждал Спаситель: "Многие соблазнятся обо Мне". Проявления этого заблуждения многолики.
10. Алла Анатольевна Новикова-Строганова : Тимофею
2011-03-30 в 21:27

Уважаемый Тимофей!Отца Василия - нашего славного земляка и замечательного пастыря - особо вспоминали 3 февраля - в день кончины - и в Орле, и в его родном Болхове.В Болхове улица Маркса переименована в улицу Василия Ермакова.
Люди помнят и любят своего батюшку.
Процитирую Вам четверостишие из посвящённого ему стихотворения Петра Кузнецова. Строчки незатейливые, но искренние и чистые:

Большую жизнь отец Василий
Прожил,себе не изменив;
Он был, как васильки России,
Своею Родиной красив.

Спасибо Вам сердечное за добрые слова в адрес моих скромных трудов.
Алла Анатольевна
9. Патриот : С Богом!
2011-03-30 в 20:58

Теократия-это власть Бога (дословно)!
Так и надо её понимать, а не передёргивать слова и не подменять понятия! Это распространённый лукавый (шулерско-масонский) приём.
Господь по Своему смотрению в состоянии и на земле устроить Царствие Небесное, только Ему виднее, когда и как это сделать, и делать ли вообще. Да и зачем на земле оно нужно, когда это Царствие уже есть на Небесах?!
Все, кто населяет Землю, туда не попадут, и это жаль. А хотелось бы, чтобы Господь их выправил и направил на Путь Истинный!
А застой с помутнением в мозгах - это у псевдоучёных, которые всё-таки доведут планету до полной катастрофы. Побольше бы надеялись на Бога и НЕ ГРЕШИЛИ, и был бы тогда расцвет.
А для примера пусть хотя бы лет 50 в стране поуправляют в качестве направляющих наставников монахи с благодатью Божией в сердцах. Лучше этого пока ещё не было, это сразу наглядно всем станет, ясно даже слепым. Но разве откажется нынешняя власть от награбленных богатств? Никогда! Вот и правит нами всякая бесовня.
Вся теократия предыдущая была еретическая, как и сейчас в Ватикане. Всё есть, а благодати не видать!
8. Воин : ПРОРОЧЕСТВА ДОСТОЕВСКОГО
2011-03-30 в 12:57

Творчество Достоевского посвящено постижению глубины человеческого духа. Писатель анализирует самые потаённые лабиринты сознания, последовательно проводя почти в каждом из своих произведений три ключевые мысли: идею личности как самодовлеющей ценности, одухотворенной Божьим Духом; идею страдания как реальной подоплёки нашего существования; идею Бога как высшего этического критерия и мистической сущности всемирного бытия.
Достоевский убедительно и беспощадно вскрывает духовное убожество и нравственную нищету людей, не верующих в Бога и противопоставляющих Ему разум.
Бунт Ивана Карамазова в романе “Братья Карамазовы” так же, как бунт Раскольникова в “Преступлении и наказании”, так же, как бунт Кирилова в “Бесах”, — бунт разума, тщетно пытающегося найти этический критерий вне религии и устроить судьбы человеческие по рецептам, продиктованным не религиозным сознанием, а эмпирическим познанием. Достоевский отрицал возможность автономной морали, т. е. такой, где поведение человека определяется субъективной, произвольной, им самим установленной оценкой понятий добра и зла. Вслед за славянофилами Достоевский утверждал, что природа нравственности гетерономна, что живым источником и высшей санкцией этического импульса является правда Божественной Благодати, нас просвещающая, научающая нас отличать дозволенное от недозволенного, и побуждающая нас следовать путем Божественной Истины.
В своих произведениях Достоевский показал, что нравственность, построенная на шатких основаниях личного произвола, неизбежно приводит к принципу: “все дозволено”, т. е. к прямому уже отрицанию всякой нравственности, а значит и самоуничтожению личности. Лозунг: “Все дозволено” толкает Раскольникова на убийство, Ивана Карамазова — на отцеубийство, Кирилова — на самоубийство.
Достоевский знал, что человечество, уверовав в безграничную будто бы силу науки и выведя идею Бога за скобки, неудержимо устремляется в зловеще зияющую бездну, в которой ему и суждено погибнуть. В частности, Достоевский указал и на то, что Западная Церковь, некогда сплотившая Европу в единый организм под знаменем католического Рима, не в состоянии уже предотвратить надвигающейся катастрофы потому, что она сама, Западная Церковь, перестала быть Церковью Христовой, подменив идею Христа идеей Его Наместника на земле в лице якобы непогрешимого Папы. К этой теме Достоевский возвращался часто. Впервые она была затронута, но как бы мимоходом, в “Идиоте”; более подробно она была разработана в “Дневнике писателя”, получив полное отражение в “Легенде о Великом инквизиторе”.
В “Легенде” затронуты глубочайшие тайны эсхатологии и христианского Богопознания. Сквозь туман лукавых социальных утопий, которые предлагали человечеству люди, отрекшиеся от Христа и поклонявшиеся антихристу, Достоевский ясно различал бездну, в которую ведет мир иудейско-масонская цивилизация.
В своих произведениях Достоевский подводит читателя к выводу, что нет большей мудрости, чем та, которая заключается в учении Спасителя, и нет большего подвига, нежели следовать Его заветам. Ложной и лживой философии Инквизитора он противопоставил ясное, тихое, как майское утро, миропонимание другого старца — старца Зосимы, любовью и состраданием врачующего душевные язвы стекающихся к нему со всех сторон страдальцев и грешников. В образе этого великого, но кроткого провидца Достоевский дал поразительное по глубине и тонкости воплощение Православия, сохранившего в чистоте веру в Богочеловечество, смерть и воскресение Христа и приявшего эту тайну не как закон, канонически навязанный ему извне, а как свободою и любовью сознанную нравственную необходимость.
Достоевский знал, что в этой тайне разрешаются все антиномии: безусловность Творца и условность твари; объективная гармония Космоса и субъективное ощущение Хаоса; покой вечности и объемлемое им вечное движение.
В наш жестокий век Достоевский звал ошалевшее и исподличавшееся человечество смирить гордыню разума и понять, наконец, что в богоотступничестве нет спасения. Он подошел к больным и заблудившимся сынам своего века со словами милосердия и устами старца Зосимы сказал им: “Любите человека и в грехе его, ибо сие уже подобно Божеской любви”.
По своему миропониманию Достоевский был близок к славянофилам; труд Н. Я. Данилевского “Россия и Европа” писатель считал будущей настольной книгой всех русских.
Предсказывая еще в 1870-х грядущую еврейскую революцию в России, Достоевский видел в ней войну против христианской цивилизации, конец Христианской культуры, всеобщее духовное одичание человечества и установление “жидовского царства”.
“Евреи, — писал Достоевский, — всегда живут ожиданием чудесной революции, которая даст им свое “жидовское царство”. Выйди из народов и... знай, что с сих пор ты един у Бога, остальных истреби или в рабов обрети, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся. И даже когда лишишься земли своей, даже когда рассеян будешь по лицу всей земли, между всеми народами — все равно верь всему тому, что тебе обещано раз и навсегда, верь тому, что все сбудется, а пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй и — ожидай, ожидай”.
Явление бесов на Русь Достоевский прямо связывает в “жидами и жидишками”, составлявшими идейное ядро революционеров и либеральной интеллигенции. Все они — воплощение сатанизма и антихриста.
Предрекая грядущие потрясения и предсказывая, что “от жидов придет гибель России”, Достоевский видел в революции бунт антихриста против Христа, дьявола и его слуг — иудеев против Бога.
“Верхушка иудеев, — писал Достоевский, — воцаряется все сильнее и тверже и стремится дать миру свой облик и свою суть”.
Бичуя бесов либерализма и социализма, Достоевский видел в идеях коммунистической революции “начала антихристовы, дух приближения ига князя мира сего, воплощенного в иудейских вождях”. Социализм с его соблазном (а фактически обманом) создания земного царства блаженства есть религия антихриста, стремление уничтожить Христианскую цивилизацию. И социализм, и капитализм были для Достоевского не противоположными началами, а лишь двумя формами одного и того же — сатанинского — стремления к упоению земными благами.
Социализм и капитализм — выражение общего иудейско-сатанинского идеала “вожделений избранного народа”, замаскированных лукавством дьявола, искушавшего в пустыне Христа своими соблазнами хлеба земного и чувственных наслаждений.
Вот некоторые мысли великого русского писателя о грядущей еврейской революции и царстве антихриста из “Дневника писателя”:
“Вместо христианской идеи спасения лишь посредством теснейшего нравственного и братского единения наступает материализм и слепая, плотоядная жажда личного материального обеспечения”, “Идея жидовская охватывает весь мир”, “Наступает торжество идей, перед которыми никнут чувства христианские”, “Близится их царство, полное их царство”.
“На протяжении 40-вековой истории евреев двигала ими всегда одна лишь к нам безжалостность... безжалостность ко всему, что не есть еврей... и одна только жажда напиться нашим потом и кровью”, “Некая идея, движущая и влекущая, нечто такое мировое и глубокое... Что религиозный-то характер тут есть по преимуществу — это-то уже несомненно. Что свой промыслитель (антихрист), под прежним именем Иеговы, со своим идеалом и со своим обетом, продолжает вести свой народ к цели твердой — это уже ясно”, “Все они одной сути”, “Глубоки тайны закона и строя еврейского народа... Окончательное слово человечества об этом великом племени еще впереди”.
“Жид и банк — господин уже теперь всему: и Европе, и просвещению, и цивилизации, и социализму, социализму особенно, ибо им он с корнем вырвет Христианство и разрушит ее цивилизацию. И когда останется лишь одно безначалие, тут жид и станет во главе всего. Ибо, проповедуя социализм, он останется меж собой в единении, а когда погибнет все богатство Европы, останется банк жида. Антихрист придет и станет в безначалии”.
“Наступит нечто такое, чего никто не мыслит... Все эти парламентаризмы, все гражданские теории, все накопленные богатства, банки, науки... все рухнет в один миг бесследно, кроме евреев, которые тогда одни сумеют так поступить и все прибрать к своим рукам”.
“Да, Европа стоит на пороге ужасной катастрофы... Все эти Бисмарки, Биконсфильды, Гамбетты и другие, все они для меня только тени... Их хозяином, владыкой всего без изъятия и целой Европы является еврей и его банк... Иудейство и банки управляют теперь всем и вся, как Европой, так и социализмом, так как с его помощью иудейство выдернет с корнями Христианство и разрушит Христианскую культуру. И даже если ничего как только анархия будет уделом, то и она будет контролируемая евреем. Так как, хотя он и проповедует социализм, тем не менее он остается со своими сообщниками — евреями вне социализма. Так что, когда все богатство Европы будет опустошено, останется один еврейский банк”.
“...Революция жидовская должна начаться с атеизма, так как евреям надо низложить ту веру, ту религию, из которой вышли нравственные основания, сделавшие Россию и святой и великой!”
“Безбожный анархизм близок: наши дети увидят его... Интернационал распорядился, чтобы еврейская революция началась в России... Она и начинается, ибо нет у нас против нее надежного отпора — ни в управлении, ни в обществе. Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств, начнут разлагать религию, разрушать храмы и превращать их в казармы, в стойла, зальют мир кровью и потом сами испугаются. Евреи сгубят Россию и станут во главе анархии. Жид и его кагал — это заговор против русских. Предвидится страшная, колоссальная, стихийная революция, которая потрясет все царства мира с изменением лика мира сего. Но для этого потребуется сто миллионов голов. Весь мир будет залит реками крови”.
Все предсказания великого русского писателя сбылись с ужасающей точностью и продолжают сбываться в наше время.
7. lucia : Re: Н.С.Лесков о роли и предназначении священнослужителей
2011-03-30 в 11:06

Иоанна Кронштадтского он тоже не жаловал. Неужто его псевдохристианские рассказы, напр. о скоморохеПамфалоне говорят о православном понимании?
6. Тимофей : Автору
2011-03-30 в 00:32

Уважаемая Алла, прочтите, пожалуйста мой комментарий к Вашей статье о Путимце от 23.11.09 на РНЛ. Сердечно благодарен Вам.
А ещё вопрос: знали ли Вы о замечательном питерском священнике, отце Василии Ермакове, что родом из Болхова? Царствия же ему Небеснаго.
Прошу, ответьте мне.
5. Волька : К п.4
2011-03-29 в 22:24

О! Господин Воин, история уже не раз знала примеры теократии. Это такой тоталитаризм, такая тирания - похуже красного! А ещё и глубочайший застой, формализм. В общем, нежизненно и пагубно это. Царствие Небесное на Земли не построить. Оно может быть лишь в сердцах отдельных, благодатных. Они же, вместе со всеми остальными так и обречены кувыркаться в потоке дряни. Общественные формации - вопрос лишь её концентрации.
4. Воин : О власти Православной Церкви
2011-03-29 в 20:08

Надо Православной Церкви и священникам брать власть в свои руки! И тогда в России будет тишь да гладь, и Божья благодать!!!
3. Волька : На ком вина! (или на рой - пива)
2011-03-29 в 16:57

Что в такой обстановке особенно винить революционеров, в т.ч. красных, если так массово вершилось главное - духовное дело в последней, а для бесправных - в единственной опоре! Церковь не только не обличала, не приструнивала властвующих, но и сама часто являла легко различимую картину пустого формализма и халтуры. Ведь это видели миллионы! Видели в ПОСЛЕДНЕЙ для себя инстанции. Как не вызреть разочарованию, отторжению и злости! На всех и вся. Нет, 17 год родился куда ранее, и не от одного лишь злодейства кучки.
2. Патриот : Re: Н.С.Лесков о роли и предназначении священнослужителей
2011-03-29 в 12:53

Молодец Лесков! Настоящий "твёрдый камень"!
Я знаком с его душой, она продолжает Вечную жизнь в достойном месте!
1. Тимофей : Re: Н.С.Лесков о роли и предназначении священнослужителей
2011-03-29 в 09:53

Ах, этот Орёл, сложная наша колыбель. И моя тоже лично.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме