Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Языковые аспекты духовной безопасности в образовательном процессе

Диакон  Владимир  Василик, Русская народная линия

ДелоРус и Александро-Невская Семья / 26.02.2011


Доклад на Круглом столе «Русский язык в современном мире» …

12 февраля 2011 года в Александровском лицее г. Санкт-Петербурга в рамках Александро-Невских чтений прошел Круглый стол «Русский язык в современном мире», посвященный сохранению, изучению и развитию русского языка.

Диакон Владимир Василик1.     Резкие социо-культурные изменения России в конце ХХ - нач. ХХI в. повлекли за собой серьезные языковые трансформации, вызванные вхождением целого ряда новых понятий, связанных как с постиндустриальной революцией (компьютер, мобильный телефон, интернет и т.д.), так и с общественными сдвигами (избирком, холдинг, ваучеризация и т.д.). С одной стороны, с периферии в центр языковой жизни возвращаются старые дореволюционные лексемы - Дума, Церковь, милосердие, благотворительность, с другой стороны происходит небывалый наплыв англоязычной лексики как технического характера (чип, провайдер, модем), так и социо-культурного характера (диск-жокей, наркотраффик). В результате криминализации российского общества в речь вошел значительный массив лексики из уголовного жаргона, который звучит даже в устах весьма высокопоставленных лиц (знаменитое «замочить», «лохотрон», беспредел и т.д.).

2.     Изменения касаются не только лексики, но и грамматики, все чаще не только в устной, но и в письменной речи смешиваются падежи, в устной речи бегло произносятся, а то и опускаются падежные окончания, происходит путаница с ударениями, которые все более стремятся к начальному слогу. Наблюдается разрушение языковой нормы, при этом мы не видим стремления выработать новую норму русского языка. В общественное сознание все более насильственно внедряется принцип «фонетической орфографии» - «пишем, как слышим», который в конечном счете приведет к отрыву от наследия русской культуры, а в перспективе - к распаду единого культурного и государственного пространства России. Подобная установка губительна для образовательного процесса по ряду предметов, в частности - «русский язык».

3.     В результате катастрофических социо-культурных изменений - обеднения населения, постоянного дефицита времени, разрушения крупных издательств и перехода к малым тиражам, книга (отчасти и газета) значительно уступила свои позиции электронным средствам информации - прежде всего телевидению, затем радио и Интернету. В значительной степени, электронные СМИ формируют устную и, отчасти, письменную речь граждан нашей страны, при этом - далеко не лучшим образом и тем самым оказывают определенное негативное влияние на образовательный процесс. В результате приватизации большей части телеканалов и утраты ряда традиций резко понизились требования к дикторской речи, как к произношению, так и к содержанию.

4.     Разгосударствливание СМИ привело к тому, что они в значительной степени интернационализировались и перестали выражать российские интересы и объективно отражать российскую жизнь, в силу того, что частично они принадлежат определенной узкой социальной прослойке, оторванной от народа и никак не связывающей себя с Россией. Следовательно, СМИ, прежде всего электронные, в определенной мере могут становиться средством информационно-психологической войны против Российской государственности и русского народа, ведущейся не только на уровне текстов, но и на уровне языка. Результаты подобной пропагандистской компании ощущаются как на уровне средней, так и высшей школы, как в речи, так и в складе сознания учащихся.

5.     Отмеченная черта «криминализации» языка помимо объективных причин может иметь характер субъективный, чрезмерная насыщенность криминально-жаргонными лексемами и фразеологизмами речи некоторых дикторов заставляет подозревать их не только в невоспитанности, но и в определенном умысле.

6.     Вторжение иностранных слов в значительной мере превышает разумные потребности необходимых заимствований и становится «американизацией» языка, инструментом культурной агрессии. Стоит отметить хотя бы тот факт, что значительная ее часть дублирует уже имеющиеся лексемы (например - киллер - наемный убийца, рэкет - вымогательство, супермен - сверхчеловек) и с одной стороны выявляет стремление «подделаться под американца», а с другой - навязать оное всем прочим гражданам. В последнее время происходит навязывание бессмысленных аббревиатур типа «ви-ай-пи» (very important persons - очень важные лица) «пи-ар» - от PR - Public Relations - «связи с общественностью». Последнее сокращение становится тем более бессмысленным, что его употребляют в неправильном значении - например «черный пи-ар», обозначая этим сокращением «интеллектуальную» продукцию» (или пропаганду) центров по связям с общественностью. Создание подобных сокращений на первый взгляд связано с тенденцией, подмеченной еще Дж. Оруэллом (1984 год. О Новоязе) - стремление к экономии времени, легкости произношения, однако, зачастую, никакой экономии времени или пространства не происходит, так как диктору (или журналисту) сразу же приходится раскрывать использованную им аббревиатуру. Скорее здесь гораздо более важна другая тенденция, также отмеченная Оруэллом - стремление сузить и незаметно изменить смысл слова через сокращение вызываемых им ассоциаций.

7.     В языке СМИ явно проглядывает «новоязовская» тенденция к подмене смыслов и значений не только на текстуальном, но и на лексическом уровне. Так, не случайно вместо слова «проститутка» вначале появилось «интердевочка», затем «путана» и даже совершенно неэкономное с точки зрения языковых средств выражение «представительницы самой древней профессии». Инженерам человеческих душ было жизненно важно снять устоявшийся отрицательный смысл данного слова и заменить его на лексему или фразеологизм с нейтральным или даже с положительным значением. Та же семантическая подмена произошла со словом «киллер» - слово «убийца» было слишком ярко отрицательно окрашено, чтобы его можно было допустить, оно было семантически нейтрализовано через непонятную иностранную лексему. Весьма наглядно подобная подмена выглядит во фразеологизме «нетрадиционная сексуальная ориентация» применительно к гомосексуализму и педофилии: то что по сути дела является половым извращением, в виртуальном пространстве СМИ предстает лишь одним из вариантов нормы, к тому же с некоторым положительным оттенком. Языковая политика определенной части СМИ явно направлена на вытравливание самой идеи нормы и ее нарушения, на устранение самого понятия о грехе, как преступлении духовно-нравственного закона. В конечном счете, она стремится создать своеобразное «королевство кривых зеркал», виртуальную действительность, необходимую для манипулирования сознанием граждан, по сути дела - гибельную и дьявольскую информационную среду, ибо «диавол - отец лжи» (Ин. 8, 44). Определенная часть участников образовательного процесса в той или иной мере испытывает негативное воздействие этой реальности с соответствующими жизненными результатами.

8.     Ответом на подобную политику может быть только возвращение к сущностному, онтологическому восприятию слова, к пониманию того, что слово является некоей смыслоносительной целостностью, не подлежащей разрушению, и сгустком духовной энергии, ибо несет в себе заряд божественного логоса - первоначального божественного замысла о мире и человеке. В случае того или иного искажения слова, эта энергия рано или поздно обрушивается на голову искажающего, ибо «за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Мф. 12, 36). Необходима образовательная установка на норму и нормативность, на законы, установленные Творцом (насколько нам дано их понять), которые отчасти отражаются в человеческой речи.

9.     В образовательном процессе преподавателю следует начинать с себя, с очищения своей речи от сорных слов, жаргонизмов, употребление слов в неправильном и бессмысленном значении (напр. - «амбициозный проект» - амбициозным, т.е. преисполненным амбиций или гордых, честолюбивых замыслов может быть мыслящий человек, но не планируемый им проект). На подобное же поведение надлежит ориентировать и своих слушателей/студентов. Необходимо последовательное отсечение функционально излишних иностранных заимствований. В качестве лингвостилистического ориентира следует предложить великую классическую русскую литературу XIX-XX в. и ее нормы.

10.  При необходимости привлечения тех или иных жаргонизмов или искаженных понятий целесообразно подчеркивать их виртуальный, неистинный характер, раскрывать подмену и возвращать слушателей к исконному, бытийственному смыслу слова.

Диакон Владимир Василик, кандидат филологических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Cергей : Re: Языковые аспекты духовной безопасности в образовательном процессе
2011-03-06 в 20:17

Слава Богу, есть эталон - церковнославянский язык. Пока молимся - с русским ничего худого не случится.

Предложение всем ревнителям русского языка: издавайте древние Евангелия на древнерусском, Архангельское (1092 г.) например. Побольше, чтоб все читать могли.
2. Nemo : Re: Языковые аспекты духовной безопасности в образовательном процессе
2011-02-27 в 20:27

Да уж, без Оруэлла в такой теме никак не обойтись. И это не случайно. Оруэлл не просто "подметил" тенденцию к сужению смысла слов и выражений. Его "1984" не столько про "тоталитарный совок", как принято думать, сколько про реальность, свидетелем и творцом которой он был.
А именно, "..в начале Второй мировой войны в Тавистоке разрабатывают секретный лингвистический проект в рамках директивы британского правительства о подготовке психологической войны. Объектом проекта были английский язык и народы мира, говорящие на нём. Проект основывался на работах лингвиста Ч.Огдена, который создал упрощенную версию английского языка на основе 850 базовых слов (650 существительных и 200 глаголов), использующую упрощенные правила их употребления. Получился «базовый английский» или сокращенно «Бейсик».." (не путать с "бейсиком" школьной информатики).
"Упрощенный язык ограничивал возможности свободы выражения мысли, создавая «концентрационный лагерь разума», а основные смысловые парадигмы выражались через метафоры. В результате создавалась новая языковая реальность, которую легко было транслировать массам и апеллировать к их чувствам через метафорически-интонационный строй языка."
"Оруэлл работал с Бейсиком на ВВС, где его «новояз» («Newspeak») и получил свои корни."
Черчиль: "..Обращаясь к аудитории, премьер-министр уверил, что «оздоравливающий эффект» изменения мира возможен посредством контроля над языком и соответственно над людьми без насилия и уничтожения. «Будущие империи будут империями сознания», заявил Черчилль...
Окончательное принятие новояза планировалось Черчиллем к 2050 году."
Полностью
http://nologo.su/2010/11/17/капитал-тоталитаризм-цель-власти-—-в/

Так что происходящее с нашим языком только частично можно объяснить неуклонным разрушением всего нашего социума. Правильно подмеченные о.Владимиром систематичность и системность языковых мутаций есть свидетельство, что упомянутые (и неупомянутые наработки) специалистов не были впустую. Давно замечено, что у нас отсутствует языковая реальность для понимания происходящего с нами, отсутствует в частности и через ее изменение. Именно поэтому (наряду, конечно, с отсутствием информации) мы беспомощно барахтаемся в современности, все анализы поражают неадекватностью. Я думаю, что ненормальная ожесточенность в наших спорах о событиях столетней давности, как и сами эти споры, вызвана именно нашим унижением от бессилия схватить современность. У нас нет имен. Да и наше раздражение на "зомбоящик" вызвано тем же. С нами говорят оттуда через метафоры-интонации. Мы понимаем, что это "что-то не то", но что именно - не понимаем. фиксируем только уже совсем явные загибы вроде показов кощунственных фильмов.
"Бейсик оказался могучим орудием трансляции и формирования упрощенной версии событий, в которой сам факт цензуры попросту не замечался и не просматривался. Нечто подобное мы наблюдаем сейчас по отношению к нашей истории и культуре. Но Большой Брат не смотрит за нами – мы сами стремимся получить порцию свою порцию телевизионного наркотика."
1. A.D. : Re: Языковые аспекты духовной безопасности в образовательном процессе
2011-02-26 в 18:17

Полностью поддерживаю. Сохраним русский язык - сохраним русский народ. Разрушение нашего языка через СМИ, прежде всего, разоблачает стремление врагов русской культуры разрушить Россию, привести ее к распаду. Это важно понимать. Надо противодействовать даже на своем маленьком уровне хотя бы заботой о чистоте русского языка, если на другое сил не хватает. Но и это уже немало.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме