Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Слово и его воздействие на человека

Священник  Алексий  Мороз, Русская народная линия

ДелоРус и Александро-Невская Семья / 23.02.2011


Доклад на Круглом столе «Русский язык в современном мире» …

12 февраля 2011 года в Александровском лицее г. Санкт-Петербурга в рамках Александро-Невских чтений прошел Круглый стол «Русский язык в современном мире», посвященный сохранению, изучению и развитию русского языка.

Духовная сущность слова

Иерей Алексий МорозСлово - величайшее орудие Бога. «Вначале было Слово, и слово было у Бога, и слово было Бог», - говорит апостол Иоанн (Иоанн I, 1). Словом Бог сотворил все. «И сказал Бог: да будет свет» (Быт. I, 3) и невидимое через слово приняло свое бытие. Слово являет величайшую творческую силу во вселенной. «Словом Господним небеса утвердишася, и духом уст Его вся сила их» (Пс.32, 6). По мнению святителя Феофана Полтавского, человек «в даре слова получил нечто по образу творческого слова и... внутренний свет человека проявляет себя в слове»[1]. Действительно, в человеческом существе через слово выявляется внутреннее скрытое состояние и расположение духа и души, сокровенное становится явным. Человек созданный по образу Божию, по образу Бога Слова, также наделен словесностью. И слово, им произнесенное, рожденное им, является образом человека, выражением его сущности. Иначе говоря, Бог Слово по Своему образу и подобию творит человека, а человек по образу Образа творит слово. До грехопадения, согласно мнению свт. Феофана «Слово Божие было человеку и могуществом его собственного человеческого слова; в слове Божием имел он и силу благословения... сила сия была велика... она так близко происходила от Божественного начала. Словом Исус Навин остановил солнце. От уст словесе его (3 Цар. 17,1) Илии зависели роса и дождь, в продолжении трех с половиной лет... Пророк Елисей (словом) исправил злокачественные источники Иерихонские (4 Цар.2,21). Словом Апостол Петр исцелил хромого и воскресил Тавифу... (Ясно здесь) действие слова Божия в слове человеческом,... обитающее в святом апостоле»[2]. Человеческое слово по мере удаления от Бога Слова все более умаляется, разбавляется и искажается, даже до полной своей противоположности, неузнаваемости. Это происходит от того, что слово неотъемлемо от человека, часть его как образа Божия, продолжение его сути, можно сказать, плоть от духа его. Слово всегда первично, музыка, живопись, архитектура - являются своего рода продолжением, новым воплощением сказаний и поэм.

Согласно одной их этимологических версий слово «человек», происходит от славянского «селовек» или «словек», то есть существо словесное, обладающее даром слова. И как в человеке, согласно святоотеческому преданию, мы различаем дух, душу и тело, так и в произнесенном слове можно различить те же составляющие.

В духовной составляющей слова выражается духовное состояние человека, степень его Богообщения, благодатности или без благодатности, страстности, связанности с инферальным миром. Ведь недаром святые отцы указывают, что какой человек, такой и дух в нем. По мнению свт. Феофана: «Благословлять в сильнейшем значении сего слова, значит простирать действие Божия Слова на творении Божии. Благословляющий есть благою волею посредствующий между Словом Божиим и творением Божиим»[3]. Слово, просвещаемое через духовный ум, позволяет через различные образы и сравнения, выражать умствования о Боге, итоги созерцательного познания вещей изнутри, интуитивные прозрения.

Душою слова можно считать чувства, эмоции и различного рода переживания в него заложенные. В художественном плане это звучит как подтекст, ассоциативный ряд, образное содержание.

Телом слова является практическое смысловое содержание, информационный ряд, звук посредством которого слово и передается.

Слово - это орудие человеческого творчества. Мы просвещаем и просвещаемы словом. Слово, имеющее в своем основании и опирающиеся при своем исхождении на добрые духовные начала, осветляет нашу жизнь и окружающий мир. Это происходит от того, что оно соединено с Источником света Богом Словом. Оно воплощается, ему свойственна та творящая сила, которой обладает Бог-Слово. Богочеловек Иисус Христос имел небывалую силу слова. Словом Он творил множество поразительных чудес: воскрешал, исцелял, умножал хлебы. Словом и учил. Каждое Его слово, записанное в Евангелие до конца века будет давать обильные плоды, попадая в благоприятную почву человеческого сердца. Слово обладает и особой творческой энергией. Оно вдохновляет на смертный бой, вызывает любовь, дружбу, дарует счастье. Слово это единственное что может быть и в сознании человека и вне его, входить и выходить из него, проникать в иные умы, покоится в информационных носителях. Слово через человеческое выражение постоянно воплощается, пронизывая все большие и большие слои бытия. Известный русский философ А.Ф. Лосев утверждал, что «язык - это онтологически-коммуникационное отражение личностного стержня бытия, связующего Абсолютную Личность Творца с тварной личностью человека». Но характер словесного воздействия напрямую зависит от своего носителя - человека.

Ведь какой дух в человеке, такой он будет и в его творческом выражении, неважно в материальном или духовном. Дух человеческий действует через слово, облекается словом и живет в нем. Недаром Священное Писание свидетельствует: «От избытка сердца глаголют уста». И изреченное слово начинает жить самостоятельной жизнью, влиять на окружающих людей, вызывая в них соответствующие резонансы.

Окружающий нас мир создан Богом, содержит в себе Его благодатные энергии и держится ими. Слова, означающие Божье творение, также несут в себе начатки энергий Творца. Выраженные посредством языка они оказывают позитивное, гармоническое воздействие на всего человека в целом. Слова, которые возникли в процессе технического прогресса, в том числе и различные научные термины, такого воздействия оказывать не могут. Они лишены своего «духа и души», в них есть лишь тело - информационно-содержательный блок. И употребление таких «технических» слов в разговорной речи, в художественной литературе, крайне обедняет и усушает человеческое общение. Недаром при опросе молодым программистов, выяснилось, что большинство из них не владеют такими духовными понятиями: как Бог, благодать, Святой Дух и т.п. Для людей этой специальности оказалось также характерна чувственная и эмоциональная бедность восприятия и жизненных переживаний.

Если при беседе благое слово было лейб. мотивом встречи, то потом надолго остается благодатное чувство мира и духовной радости и внутреннего единения. Примером чего являются душеспасительные беседы со старцами и вообще с духовными людьми. Слово должно сближать нас, приносить нам единение, а не разложение и разделение. Слово, попадающее в сходную по настрою, резонирующую среду, производит сильное впечатление, которое оказывает величайшее воздействие на весь строй нашей дальнейшей жизни. Часто доброе слово проходит через пласт осмеяние и не сочувствия, и со временем прорастает как зерно. Оно дает в душе человеческой свои добрые всходы.

Если к слову приражется лукавый и своим основание оно уходит в мутный фундамент страстей и греховных желаний, то оно производит разделение, небытие, смерть. Сквернословием сеется тьма. Недаром Апостол учит: «Никакое слово гнилое да не исходит из уст ваших, но только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф. 4,29). Слово должно нести благодать - бла­гие дары, добро, служить назиданием в вере, то есть приближать к Богу, а не удалять от Него. Слово есть дар Божий. Иисус Христос сказал: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36-37).

Как уже было сказано выше сквернословие является нарушением заповеди Божьей. А заповеди Божии являются принципами творения, если хотите духовными законами бытия. Они есть предупреждение Бога, адресованное человеку - не делай того или иного, иначе тебе будет плохо. Если человек не внимает словам Творца и продолжает грешить, то включается механизм саморазрушения. Человек начинает уничтожать себя, но не только себя.... Усвоенные и закрепленные страсти, пагубно отражаются и на всем грядущем роде грешника.

 

ОПАСНОСТЬ СКВЕРНОСЛОВИЯ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

Из­древле матерщина в русском народе именуется сквернословием - от слова скверна. Так в словаре Даля, сказано: «скверна - мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тле­ние, мертвечина, извержения, кал: смрад, вонь: непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное».

В русском народе издавна матерщинников именовали бо­гохульниками. Матерный язык есть, согласно мнению ряда исследователей[4], наследие языческих времен, когда славянские племена еще не соединились в единый русский народ, создавший великую культуру, сформированную православным воспитанием. В определенный период древней языческой Руси, матерные ругательства, скорее всего, являлись своего рода заклинаниями, с которыми непросвещенные христианством люди, обращались к идолам. В древности у многих народов существовал культ плодородия, олицетворением которого нередко являлись женские и мужские половые органы. Он был развит в различных фаллических культах Древнего Востока, начиная с «глубин сатанинских» (Отк. 2, 24) и темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих. Проявлялся он и в суеверных обычаях древних греков и римлян[5]. Чтобы оградить себя от враждебных демонов и дурного глаза, они навешивали на себя изображение божества fascinus (фаллический амулет), культ которого был возложен на девственниц весталок и состоял в непристойных словах, движениях, и в изображение фаллоса (символ - кукиш). Рекомендовалось также «сплюнуть на сторону» или три раза себе в пазуху или выразиться крепко с упоминание срамного божества.

У праславян источник фаллических обрядов - это культ Рода и рожаниц, зарождение которого, относят к периоду возникновения культурного земледелия[6]. О существовании свадебных фаллических обрядов, свидетельствуют не только письменные сообщения древности, но и современные археологические находки[7]. Так К. Яжджевский нашел при раскопках в Ленчице, в слоях 12-13 вв., «ведро и срамоту (фал)»[8]. Часто они изображались в виде каменных или деревянных идолов[9], перед которыми совершались магические ритуалы с жертвоприношениями и чтением заклинаний. Матерные ругательства скорее всего и являлись данными заклинаниями или их частями, при помощи которых древние вступали в контакт с инфернальным миром.. Постепенно данный культ исчез, ритуалы упразднились, но в народной памяти остались, хотя их истинный смысл и предназначение было забыто. Не случайно, уже в более поздние, христианские времена 18-19 в.в, еще сохранившийся в некоторых областях России культ Ярилы, сопровождался ритуальным развратом и поклонением глиняным статуям Ярилы «с подчеркнутыми мужскими признаками»[10].

Аргументом, свидетельствующим о происхождении мата от ритуальных заклинаний, является и суеверный народный обычай, ругаться матом при возникновении различного рода бесовских страхований. Так, согласно народному поверью, отделаться от лешего и кикиморы можно не только молитвой, но и матерною руганью[11].

Известный филолог Б.А. Успенский указывает: «Поскольку те или иные представители нечистой силы генетически восходят к языческим богам, можно предположить, что матерная ругань восходит к языческим молитвам или заговорам, заклинаниям...; поэтому в древнерусской письменности - в условиях христианского языческого двоеверия - матерщина закономерно рассматривается как черта бесовского поведения»[12].

Матерясь или чертыхаясь человек, невольно выполняет определенный магический обряд по вызову инфернальных сущностей из потустороннего мира. И вне зависимости от его желания, нечистые духи, буквально облепляют матерщинника, приносящего им противоестественную словесную жертву. Что естественно создает определенную духовную атмосферу вокруг него, негативно влияет на всю окружающую среду. Не случайно русское православное сознание, как мы уже говорили выше, определило матерщину как скверну, мерзость, нечистоту. Святые отцы говорят о наличии специальных блудных бесов: инкубов и суккубов, разжигающих в людях срамную похоть и наслаждающихся и питающихся подобной атмосферой. Фаллические культы и есть поклонение и общение с подобной категорией блудных бесов.

Народное же сознание всегда полагало, что матерняя брань оскорбляет «трех матерей человека - Богородицу, Мать-сыру землю и родную мать. До сих пор в деревнях помнят наставления стариков не ругаться матом, так как от этого «Богородица падает лицом в грязь». В фольклорных текстах звучит мотив страдания Богородицы от каждого прозвучавшего матерного слова:

«Матерно не бранится;

Мать Пресвятая Богородица

На престоле встрепенулася,

Уста кровью запекаются».

Кроме того, на Руси существовало убеждение «что матерная брань оскверняет землю и земля раскрывается, размыкается, разверзается, разваливается от матерного ругательства», что и приводит к землетрясениям и другим мировым катаклизмам. Также считалось, что матерщина задевает покоящихся в земле предков и приводит к оскорблению рода. Такое мнение имело под собой веское основание. Действительно, любое бесообщение, приводит к проклятию грядущего рода грешника до третьего-четвертого колена, что естественно, вызывает скорбь и возмущение всего прошлого рода.

Сегодня же имеются в продаже даже словари матерной ругани. Дьявольские силы, устремившиеся погу­бить Россию, делают все, чтобы народ наш учил­ся сам себя осквернять. Идет невидимая война, направленная на духовное разложение русского народа. Предаваясь матерщине, люди невольно способствуют и разрушению своего общества. Привычка к сквер­нословию делает че­ловека безнравственным, мешает его приобщению к культуре (даже если он работает в области культуры). На того, кто постоянно матерится, никогда нельзя положиться в серьезном деле, т.к. привычка к сквернословию - признак ду­ховного и нравственного разложения человека. Тот, кто легко позволяет себе нечистую, гнилую речь, часто, как показала практика, легко решается и на нечистые дела.

Особенно страшно, когда в среде матерщины и сквернословия воспитыва­ются дети, когда сами родители закладывают в их души нравственную грязь. Та­кие дети обычно вырастают черствыми и, прежде всего, равнодушными к собственным родителям. Когда они вырастают, им, как правило, бывает трудно создать свой семейный очаг, место, где царила бы позитивная духовная атмосфера. Характер ребенка во многом формируется именно до семилетнего возраста. Мировоззрение человека (его принципы отношения к жизни, к окружающей среде, к обществу) закладывают­ся в школьном возрасте. Если весь этот период своей жизни человек формировался под влиянием грязных слов, он вырастает духовно и морально ущербным, с гнилью в душе и в характере.

Церковное предание о сквернословии

Сквернословие является нарушением девятой заповеди закона Божьего: Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна, т.е. Не произноси на другого ложного свидетельства. Этой заповедью Спаситель заповедует всегда обуздывать свой язык, говорить только правду и удерживать себя от лукавых речей и празднословия. Апостол Павел в послание Ефесяном пишет: «... сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам;... никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших;... отложите... злоречие, сквернословие - уст ваших» (Еф.5,4; 4,29; Кол.3,8;). О необходимости хранения языка и скверны распространяющейся от срамословия, предупреждает и св. апостол Иаков (3, 6-12).

Свт. Климент Александрийский еще в конце второго века писал: «От неблагопристойных речей мы не только сами должны воздерживаться, но строгостью своего взгляда, отварачиванием головы, так называемым морщанием носа, а часто и жестким словом намордник набрасывать на уста и тем, кто вдается в такие речи»[13]. Еще более жестко обличал сквернословие свт. Иоанн Златоуст: «Хочешь ли знать, сколь великое зло - говорить срамное и постыдное? Всмотрись как краснеют от твоего бесстдства те, которые тебя слушают. В самом деле, что может быть хуже и презреннее человека, бесстыдно срамословящего?... Ничто так не прогневляет Его, Святейшего и Чистейшего, как такие слова; ничто не делает людей столь наглыми и бесстыдными, как когда они говорят и слушают подобные слова; ничто так легко не расстраивает нервы целомудрия, как возгорающийся от таких слов пламень. Бог вложил во уста твое благовоние, а ты влагаешь в них слова, зловоннее всякого трупа, убиваешь самую душу и соделываешь ее нечувствительною»[14].

«Не давайте места диаволу» (Еф. 4, 27), говорит апостол Павел в послании к Ефесянам. Между тем многими и очень многими место ему дается в каждом разговоре, так что даже создается впечатление, что речь их не полна, если черт или какое матерное ругательство здесь не будет упомянуто. Каждый христианин еще при крещении отрекался от «диавола и всех ангелов его». Отрекался, а, матерясь и чертыхаясь, опять призывает его в свою жизнь. Кто с благоговением призывает Бога, тот Бога и имеет. Кто матерится и призывает лукавого, тот получает его в верные спутники своей жизни. Поэтому чертыханье и матерщина есть не просто вредная и греховная привычка, а (пусть хоть часто и бессознательный) выбор нечистого в свои союзники. Вслед за святым крещением через помазание освященным миром на уста крещаемого налага­ется печать даров Святого Духа. Срамословием оскорбляется Дух Святой, освятивший уста христианина для употребления их во славу Божью. Оскверняясь сквернословием, человек отталкивает от себя Духа Божия.

Устами христианин принимает Тело и Кровь Христову. Оскверняя срамословием уста, освящаемые прикосновением к ним пречистого Тела и Крови Христовой, сквернословы оскорбляют и Христа Спасителя.

Необходимо сознавать, что речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы и Сам Гос­подь. Срамной речью оскорбляется и весь невидимый мир, т.о. матерщинник предает себя в руки падших духов.

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас» (Мф. 5, 44), - говорит заповедь Божия. Проклинающий своих ближних, нарушает заповедь Божью и вместо дел Божьих творит дела сатанинские. Проклятья и ругань - это область падших духов, и поступающие так, являются проводниками этой злой воли. Кроме того, данное греховное действо свидетельствует о крайней распущенности, самолюбии и несдержанности человека, который, не терпя препятствий и противодействий со стороны ближнего, готов был бы его уничтожить за нанесенную обиду, но если в силу обстоятельств не может это сделать физически, то обрушивается словесно, градом всяких мерзостных и злобных пожеланий.

Спаситель сказал: «Кто же скажет брату своему: «рака» (пустой, негодный человек) - подлежит синедриону» (Мф. 5, 22). Брань отличается от клеветы и сплетен тем, что не просто приписывает ближнему какой-то постыдный поступок, а оскорбляет его личность, присваивая ему как человеческому существу какую-нибудь крайне негативную черту. Брань часто выражается в злословии, оскорбительных жестах и действиях. Например, говоря о человеке «подлый», мы приписываем ему целый ряд бесчестных поступков. Говоря «бессовестный», отрицаем наличие в нем всякой чести и добродетелей. Ругательство «скот, осел» и подобные, лишает человека разума и смысла, уравнивая его с бессловесными животными. Подобная брань является личным оскорблением и тогда, когда она касается личности жены, родителей или детей. Ничем незаслуженная личная брань вроде «бессовестного» (мы уже не говорим о матерных ругательствах) показывает полное отсутствие любви к ближнему. А с прекращением братской любви прекращаются и все добрые отношения к человеку подобно тому, как и во вражде, заключается весь спектр грехов по отношению к ближним. Святым апостолом предсказано, что ругательства как признак оскудения любви и форма общения в человеческом обществе усилятся, как впрочем и другие пороки, пред кончиной мира (2 Пет. 3, 3). Но если так строго осуждает Евангелие брань по отношению к ближнему, почему же люди столь легкомысленно оскорбляют себе подобных ругательными словами? Часто даже по ничтожному поводу и нередко в семейном быту.

Многие ругаются просто по привычке, не предавая брани свойственного ей смыслового значения, другие в порыве минутного гнева и нашедшей ярости. Такие побудительные мотивы брани менее греховны, чем осознанные целенаправленные ругательства. Но грех все равно остается грехом.

Когда человек говорит скверные, матерные слова, он не только оскверняет, марает свою душу и свои уста, вступая (в той или иной мере в общение с нечистой слой) но и льет грязь в уши окружающих; развра­щает

их содержанием матерщины, наводит на дурные мысли - сеет зло, пусть даже не осознавая этого. Если этот грех был свойственен не только родителям, но и их детям, то он превращается в родовой грех. То есть приобретенную греховную поврежденность человеческой природы, которая передается из поколения в поколение, духовно ослабляя грядущее потомство и способствуя вырождению всего данного рода. Таким образом, матерщинник грешит уже и против всего своего будущего потомства.

Именно так и вырождается нравственность народа - из поколения в поколение. Сейчас это явление осо­бенно усилилось, из-за того, что очень многие пристрастились к сквернословию.

В прежние времена русские люди отдавали себе отчет в том, насколько гнусно и гибельно скверносло­вие, за него строго наказывали. Уже в «Повести временных лет» неодобрительно поминается языческое «срамословие». В увещевании преп. Кирилла Белозерского сыну Дмитрия Донского, князю Андрею Дмитриевичу сказано: «Тако же, господине, уймай под собою люди от скверных слов и от лаяния, понеже то все прогневляет Бога»[15]. Матерщине противится Кирилл Туровский, митрополит Петр, новгородский митрополит Фотий. Бесовские песни, «буе слово, срамословие, бесстудная словеса и плясание» были осуждены стоглавым собором. При царях Ми­хаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за матерщину полагалось телесное наказание: на рынках и по улицам ходили переодетые чи­новники со стрельцами, хватали ругателей и тут же, на месте преступления, при народе, для всеобщего назидания наказывали их розгами. В поучениях святителей и пастырей того времени говорится, что с человеком, который матерится, не следует «ни ясти, ни пити, ни молиться аще не останется такового злаго слова»[16].

Православие и русский язык

Именно Православие, победив в четырехсот­летней борьбе (988-1380 гг.) последствия языче­ской нравственности, постепенно сформировало

основы высокой культуры русского народа, воздвигло Святую Русь, где евангельские принципы стали принципами жизни всего общества.

Именно нашей стране, нашему народу, Творец Вселенной дал язык редкой красоты, бо­гатства и выразительности. Не случайно письменный славянский язык возникает как язык богослужебный, азбука которого составлена святыми мужами, в целях проповеди Евангелия среди славян.

Великий русский ученый Михайло Ломоносов писал: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что иш-панским языком с Богом, французским - с друзь­ями, немецким - с неприятелями, итальянским - с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того, богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латин­ского языка».

Литературный процесс (своего рода словотворчество) - можно определить как проявление национального самосознания литературными средствами. Здесь, как ни где проявляется дух народа, его духовно-религиозная устремленность, связь с биосферой, с языком живой природы. В западных учениях о языке (герменевтических, семантических, структуралистических) на первый план выступает информационная, логическая составляющая языка. Эта традиция развивает рационалистическую, можно сказать, кибернетизирующую линию. Здесь слово - только сигнал, техническое средство. [17] Для традиции же русской культуры и философии присуще рассматривать слово как нечто живое и одухотворенное. Как некую многослойную единицу смысла, живую и личностную в своем воздействии на окружающую среду. Всякий народ для постоянного сохранения и самопроизведения должен иметь некий наследственный код, подобный генам биологического организма. И этот код без слова, без национального языка не существует - народ начинается с языка. Как писал Н.И. Толстой: «Язык считается основным, ярчайшим и устойчивым показателем этноса» [18]. Национальный язык этого своего рода геном народа. Геном нашего народа начинается с азбуки составленной святыми Мефодием и Кириллом. Кириллица создана именно для славян и несет в себе код нашей культуры и христианской духовности. Исследование бельгийского лингвиста Ф. Винке показали, что в кирилловской азбуке, в единой системе ее символики заключен особый смысл религиозного, мировоззренческого значения (о божественной Троице, о воплощении Логоса и т.д.). «Каждая новая буква хранит первичный замысел своего Создателя, содержит глубокий священный смысл и отражает религиозное мироощущение, мистическую интерпретацию каждого символа»[19]. Каждая буква вносит в порождаемые слова божественную силу и свет.

Русский язык, как и древнегреческий, относится к флективным (т.е. в нем значение слов зависит от наличия тех или иных флексий, суффиксов, окончаний и т.д.). Благодаря этому русские имеют возможность строить фразу свободно, в отличие от жесткого построения фразы (англичан, французов и др.).

Исследуя наследственный код культур, современный русский философ М.К. Петров пришел к выводу, что национальные культура и характер в большей степени зависят от строя языка, о того, как народ говорит: пластично и свободно строят фразу, или жестко закрепляя слова в заранее отведенных им местах. С этим, например, связан характер англичан и французов, стремящихся, прежде всего все измерять, а не созерцать или размышлять как русские.

Общий культурный уровень народа при распространении сквернословия безусловно понижается. Снижается коммуникативность людей, разрастается пошлость, хамство, грубость эти атрибуты зоны, лагеря - вырождения. По мнению ряда ученых: «Примитивность языкового мышления создает благоприятную почву для примитивизации логического мышления, этакой формы языкового зомбирования»[20]. Сквернословие приводит к разрушению личности, ее оригинальности, своеобразности. Возникает некая серая, заурядная во всех отношениях безымянная, безликая человеческая масса. «Насколько имя создает язык, - пишет ученый и богослов Милотавский, - собирая и сгущая его в себе, настолько безликость, безымянность сквернословия раздирает и уничтожает ткань языка. Мат - это черные дыры языка, которые затягивают в провал небытия все языком созданное»[21].

 

Церковнославянский язык

Большую лепту в русский национально-культурный геном вносит церковнославянский язык. Это не просто церковный богослужебный язык, а воистину исторический фундамент русской культуры, важнейшая часть современного русского языка, являющая собой в нем духовность, строгость и чистоту. Ведь именно родной язык, вероисповедание и символика составляют особый культурно-духовный геном народа, благодаря которому и происходит его постоянное воспроизведение. Бельгейский ученый Ф.Винке исследуя азбуку церковно-славянского языка, сделал вывод, что здесь «каждая новая буква хранит первичный замысел своего Создателя, содержит глубокий священный смысл и отражает религиозное мироощущение, мистическую интерпретацию каждого символа». Русский литературный язык есть детище церковнославянского и народных языков. Церковнославянский способен оживлять современный русский язык, так, по мнению академика Ю.Н. Караулова: «... процесс оживления слова, возвращения его к семантическим истокам обладает эффектом «поля» - магнитного, гравитационного, т.п. заставляя носителей языка осмыслять его заново и светом такого осмысления озарять связанные с ним другие слова»[22]. И действительно, нет ни одной книги на церковнославянском языке, которая учила людей чему-либо дурному. Как указывает известный русский философ И.В. Киреевский: «По необыкновенно счастливому стечению обстоятельств словенский язык имеет то преимущество над русским, над латинским, греческим и надо всеми возможными языками, имеющими азбуку, что в нем нет ни одной книги вредной, ни одной бесполезной, не могущей усилить веру, очистить нравственность народа, укрепить связи его семейных, общественных и государственных отношений. Поэтому я думаю, что изучение его вместо утонченностей катехизиса в русской словесности могло бы служить одним из сильнейших противодействий тому, что может быть вредного для народа в науках, взятых отдельно от религии»[23]. Церковно-славянский язык исполняет роль своеобразного эталона, камертона, оберегающего русский язык и культуру, а может быть и саму православную веру русских людей, от распада. Он по своей сути является фундаментом русской культуры, именно в нем сосредоточена духовность, строгость и чистота нашего языка. Фундаментальные исследование Н.И. Толстого, нашедшие свое выражение в книге «История и структура славянских языков» убедительно подтверждают этот тезис: без церковно-славянского языка у нас не было бы и нашего прекрасного и удивительного литературного языка.

 

Научные данные о слове и его воздействии на живую природу

К поразительному выводу о прямом воздействии слова на окружающий мир пришли и исследователи в области теоретической и практической медицины.

Как показали современные исследования в области волновой генетики (академиков П.П. Гаряева, В.П. Казначеева и др.) генетический аппарат организмов Земли работает не только на вещественном, но и на полевом уровне и способен передавать генетическую информацию с помощью электромагнитных и акустических волн (Примером чего является так называемый зеркальный цитопатический эффект, когда клетки, разделенные кварцевым стеклом, обмениваются волновой регуляторной информацией, связанной с функциями генетического аппарата (ссылка: Межклеточные дистантные взаимодействия (Казначеев, Мих.).

Работы ряда ученых (Гаряев, Березин, Васильев - ГБВ-модели) доказали, что существует единство фрактальной (то есть повторяющей самою себя в разных масштабах) структуры последовательностей ДНК и человеческой речи. То, что четыре буквы генетического алфавита (Аденин, Гуанин, Цитозин, Тимин) в ДНК-»текстах» образуют фрактальные структуры обнаружено американцем Джефри в 1990 г. и не вызвало особой реакции. Однако, открытие гено-подобных фрактальных структур в человеческой речи, и не только в многобуквенных алфавитах русских и английских текстов, но и в последовательностях слов этих текстов, явилось неожиданностью и для генетиков, и для лингвистов. Тем не менее, это соответствует направлению в семиотике, называемому «Лингвистическая Генетика», которое изучает не понятную и необъяснимую точную приложимость законов Формальной Генетики к образованию межъязыковых и внутриязыковых слов-гибридов. (Ссылка: Фракталы речи, фрактальность ДНК). Становится очевидным, что принятое и уже привычное опережающее сравнение ДНК с текстами, имевшее преимущественно метафорический характер, теперь, после открытия единства фрактальной структуры ДНК и человеческой речи, вполне оправдано. Поразителен вывод основателя волновой генетики Петра Горяева[24] о том, что «человеческая речь (тексты) и последовательность нуклеотидов (тексты ДНК) обладают близкой математической структурой. Управление развитием высших биосистем происходит с использованием материально-волновых матриц генома, сходных с человеческой речью и, вероятно, с речью Творца».

Волновая генетика доказывает, что гены имеют двоякую приро­ду: вещественную и волновую. Вот как описываются эксперимен­ты группы Горяева: «Их радиоэлектронная аппаратура умеет ими­тировать речь ДНК и хромосом. Она умеет моделировать эту зна­ковую динамику и одновременно излучает соответствующее ей электромагнитное поле, которое дополнительно промодулировано еще и человеческой речью. Когда такое поле попадает на гене­тический аппарат растения, животного, человека, то происходят совершенно фантастические вещи. Удалось, например, создавая оп­ределенные речевые, вербальные алгоритмы, восстановить радиационно поврежденные семена пшеницы и ячменя... С этими

семена­ми «поговорили» на английском, русском и немецком, а на контроле - дали абракадабру. Что получилось: пока вы говорите на всех пе­речисленных языках - вас понимают, когда на абракадабре - вас не понимают.

То есть оказалось, что язык - это тоже генетический мате­риал». Распознавание геномами растений человеческой речи (вне зависимости от языка) полностью соответствует положению Лингвистической Генетики о существовании Праязыка генома биосистем на ранних этапах их эволюции, общего для всех организмов и сохранившегося в общей структуре генофонда Планеты. Здесь мы видим соответствие идеям классика структурной лингвистики Ноама Хомского, считавшего, что все естественные языки имеют глубинную врожденную универсальную грамматику, инвариантную для всех людей и, вероятно, для их собственных супергенетических структур. (Ссылка: Инвариантная грамматика Праязыка (нашей жизни)).

Пресса описывает этот эффект более популярно: «...ДНК способна слы­шать нашу речь и даже распознавать смысл читаемого текста, и она далеко не безразлична к читаемой информации... Слова молит­вы, например, включают резервные силы генетического аппарата, а проклятья разрушают волновые программы, которые отвечают за нормальную работу организма». П.Горяев также утверждает, что: «...все эти россказни о наговорах, внушениях и так далее - это все не пустые бредни: генетический аппарат реагирует... Значит, уже не ячмень и пшеницу, а нас могут «испортить» или «вылечить».

К сходным выводам, правда, более простым, эмпирическим путем, пришел и уральский ученый Геннадий Чеурин[25]. В его лаборатории в течение долгого периода времени подвергались вербальному матерному воздействию зерна пшеницы, растения и вода в сосудах. В результате семена, которые поливали такой «обматеренной» водой, всходили в 49 случаев из 100. Те же, что поливали водой над которой читали молитвы, прорастали в 96 случаях.

Известный психофизиолог, врач, член всемирной экологической академии Леонид Китаев-Смык[26] вот уже 40 лет занимается проблемой стресса и мата как его неотъемлемой составляющей. Согласно его данным мат стимулирует выработку мужских половых гормонов - андрогенов, поэтому при частом употреблении, матерных ругательств, происходят сильные гормональные нарушения в среде организма. Особенно это касается женщин. Косметологи заметили, что те их клиентки, которые не могут жить без мата, больше остальных страдают от повышенной волосатости конечностей, у них более низкий голос. По данным Китаева и Чеурина, человек прибегает к мату, когда он, пусть даже на подсознательном уровне, не уверен в своих мужских силах, то есть чувствует свою неполноценность. То есть употребление нецензурной лексики может свидетельствовать о скрытой гомосексуальности, или о проблемах с потенцией. Так Чеурин уверяет, что мужчин, злоупотребляющих матом, неминуемо ждет импотенция. Матерщинниц же скорее всего ожидает фригидность или однополая сексуальная ориентация.

Эффект плацебо, открытый еще пол века назад анестезиологом из бостона Генри Бичером, был подтвержден и объяснен современными учеными из Мичиганского университета во главе Йоном-Каром Зубиетой[27]. Суть его состоит в следующем: в тот момент, когда медики сообщали добровольным участником эксперимента о введении им обезболивающего, нейроны мгновенно начинали вырабатывать эндорфины - «опиатные нейропептиды, действующие как блокираторы нервных рецепторов боли и предотвращающие ее распространение от одной клетки к другой. То есть, можно сделать вывод, что эффект плацебо вызывает снижение мозговой деятельности в активизирующихся при боли зонах мозга. «Связь «тело -мозг» теперь очевидна» - заявляет Зубиета.

Как мы видим из этого открытия - нематериальное слово изменило материю на клеточном уровне, запустив соответствующую химическую реакцию, фиксируемую на каждом этапе высокоточными приборами. Вот еще одно подтверждение реальности воздействия слова на живой организм. Недаром народная мудрость гласит: «словом можно убить и словом можно воскресить человека». Дар словесности - великий дар Творца человеку, он выражается также и в способности воздействовать словом на окружающую среду, созидая или разрушая ее.

Современное состояние общества

В отечественной культуре происходят ныне опасные процессы, ставящие под вопрос исходные ценности русского бытия. Какой бы род познания-творчества мы не взяли, всюду увидим настойчивое - и с каждым годом все более откровенное - стремление к отходу и даже разрушению таких традиционно христианских моральных ценностей как вера в Бога, любовь к Родине, людям, идеалы самопожертвования собою ради ближних, целомудрия, чистоты, верности отеческим заветам.

Подойдите к любому книжному развалу - и вы увидите проповедь агрессии, насилия, разврата, сребролюбия, славолюбия и гордыни. Проповедь оккультизма, сектантства, ложной, особенно восточной мистики, экстрасенсорики, а то и колдовства в неприкрытом виде. Включите любой канал ТВ, особенно ближе к ночи - вы окажитесь на «бале у сатаны». Реклама - это торжество пошлости - внедряет в подсознание миллионов образ вседоступного рая. За профессиональным блудословием «спичрайтеров» и «имиджмейкеров» встает прямая угроза для души нашего народа и языка - с газетных страниц и экранов врываются в нашу культуру иноязычные, чуждые русскому сознанию мыслеобразы. Распадается самобытность, уничтожаются остатки культурно-исторической традиции нашего народа. Даже на буквы русской азбуки - создание святых Кирилла и Мефодия - ведется наступление. Латиница вытесняет их с городских улиц. Делается попытка вытеснить из богослужения церковнославянский язык - этот духовный стержень живого Великорусского языка! - современным газетным жаргоном. Новый общечеловеческий» жаргон, гипнотизирующий наши глаза и уши, давно перерос проблемы филологии. Если называть вещи своими именами, это духовный Чернобыль - апокалипсическая звезда Полынь, приблизившаяся к нашей Родине. Пороки, обозначаемые льстиво звучащими американизмами, скрывают свою разбойничью природу. Рэкетир звучит куда приятнее, чем бандит, а интердевочка - красивее, чем продажная девка.

Плоский - не озабоченный ценностью обозначаемого - «новояз» маскирует корысть, насилие и разврат, подготовляя цивилизованное пространство антихристу. Теряя наш язык мы теряем невидимую связь с нашими предками, историей, верой, Родиной. С помощью «новояза» мировоззренческая (концептуально-информационная) власть князя мира сего медленно, но верно расширяет свои границы.

Божьим промыслом попущено то, чтобы - по грехам нашим - драгоценный храм православного Просвещения, который выстроила за тысячу лет на своей земле святая Русь, получил ныне кощунственное соседство того, что именуется теперь «мас.культом», «андеграундом», «соц.артом», «концептуализмом», «постмодернизмом»... имя им легион. Кощунство это - в конечном счете, отступление от Христа / апостасия/ - началась еще до 1917 года, но пика своего достигла ныне, когда люди-оборотни, лицемерно прикрываясь лозунгами свободы и прав человека, решили довести до конца разрушение православной цивилизации.

Необходимо напомнить, что культура происходит от культа, что она начинается непосредственно в храме и пронизывает все бытие личности и народа. Культура вбирает в себя лучи, исходящие из Церкви Божьей, и передает их дальше, по мере своих нравственных, умственных, эстетических и хозяйственных сил. Культура - это и литература, и музыка, и миропонимание, и устроение быта, и устроение души. По существу своему культура, как творческая, созидательная деятельность человека, предполагает стремление к свету Божественной истины, или наоборот, отказ от этого света, вплоть до сознательного союза с нечистой силой.

Не случайно в наше время встречается так много уродливых и даже просто безобразных произведений искусств, употребляется так много грязных, нецензурных слов. Ведь какой дух в человеке, такой он будет и в его творческом выражении, неважно в материальном или духовном. И эти произведения уже в свою очередь самостоятельно будут воздействовать на общество, вызывая в нем позитивный или негативный резонанс.

Творчество в христианском понимании - это один из путей к Богу, изначально заложенный Творцом в природу человека. Так, Господь привел к человеку « всех животных полевых и всех птиц небесных, чтобы видеть, как он назовет их « (Быт. 2.19). Наделенный свободной волей, разумом, способностью любить и творить, человек может идти по пути богоуподобления, изменяясь сам и изменяя окружающий мир согласно воле и заповедям Творца, а может - живя по страстям и похотям своей падший природы, и тем самым, покоряясь сатане - быть проводником злой, демонической воли на земле. Иного человеку не дано. Духовный нейтралитет здесь невозможен. В каждом своем действие, мысли, поступке - человек выбирает: с кем он? С Богом или диаволом? И здесь, безвольно отдаться потоку зла - значит своими руками приближать конец света.

Сегодня мы проходим испытание отечественной и иностранной смердяковщиной, холопским самодовольством, буржуазной пошлостью. Все это будет сопровождаться - и уже сопровождается - магическим люциферианским воздействием на сознание и подсознание россиян. Причиной сквернословия уже не служит раздражение, гнев, но скверные гнилые слова, стали частью обыденной речи, формой общения даже влюбленных. Здесь уже можно говорить о глубинном поражении народной души, ибо матерная ру­гань есть явное проявление зла в человеке.

 

Заключение

Слово будучи величайшим орудием Бога, является свою могучую творческую силу во всей вселенной. Человек созданный по образу Божию также наделен словесностью и слово, произнесенное им, является выражение его сущности. И изреченное слово начинает жить самостоятельной жизнью, влиять на окружающих людей, вызывая в них соответствующие резонансы.

Сквернословие и матерщина в языческой древности являлись своего рода магическими заклинаниями, посредством которых люди вступали в бесообщение. В современном мире подобного рода срамословие также продолжает привлекать к себе мир падших духов.

Церковное предание всегда резко осуждало сквернословие и подвергало матерщинников различного рода прещениям.

Русский язык будучи детищем церковно-славянского, несет в себе его Богодухновенную направленность и творческую красоту. Церковно-славянский язык углубляет и поддерживает нравственную и духовную составляющую русского языка, способствует сохранению связи с религиозным и литературным наследием наших предков.

Исследования современных ученых еще раз подтвердили нашу ответственность за произносимое слово. Слово, согласно их данным, может влиять на здоровье человека, воздействовать на его генетический аппарат. Можно сделать важный вывод о том, что матерщинник не способен дать хорошей генетической наследственности своему потомству и потому обрекает свой род на вырождение. Сквернослов или вообще бесплоден, или рожденные им дети, несут в себе печать неполноценности, ослаблены родовым грехом, сильно подвержены процессу дегенерации.

Добро дерзновенно. Благое слово несущее Божественную энергию в сходных душах вызывает свет, укрепляет и ориентирует на добро, а в темных - выявляет и обличает, таящееся в них зло. Доброе слово несет нам с собой благость и радость в этой жизни, приготовляет светлые обители в Царстве Небесном. Противостоять распространению гнилых нецензурных слов - задача не только православия, а и всей нашей культуры, и, конечно же, каждого русского человека. Мы все ответственны за будущее России в нашем мире.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.     Обращение Православного Союза Писателей СПб к творческой интеллигенции России, 1999 г.

2.     О грехе сквернословия. Тверь, 1996

3.     Свящ. Алексий Мороз. Исповедаю грех, батюшка. СПб, 2005.

4.         Ю. Воробьевский. Стук в золотые врата. Изд. Российский писатель. М., 2003.

5.     П.П. Гаряеев (Институт квантовой генетики). Волновая генетика. Перспективы. Веб-страница.SkyTiger

6.     http://www.itogi.ru/Paper2005/nsf/Articl

7.     Архиепископ Сергий Королев. Духовная жизнь в миру., М., 2005

8.     www.aif.ru

9.     А.В. Грунтовский. Материк Россия. СПб., изд. «Русская земля», 2002.

10.  В.С. Миловатский. Об экологии слова., изд. «Просветитель» М., 2001

11.  Р.А. Будагов. Язык - реальность - язык., М., 1993

12.  Н.И. Толстой. Язык и народная культура., М., 1995

13.  Ю.Н. Караулов. О состоянии русского языка современности., М., 1991

14.  Русская мифология. Энциклопедия. М.: «ЭКСМО», 2005

15.  Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994

16.  М.Л. Ремнева, Н.Г. Комлев «Универсум филалогии: язык, общество и наука», Вестник МГУ, Филология 1997., №2, С. 59

17.  Преподобные Кирилл, Феропонт и Мартиниан Белозерские, СПб, 1993, С.183

18.  Б.А. Успенский «Мифологический аспект экспрессивной фразеологии», в кн. «Избранные труды», т. 2, М., 1996

19.  Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства святости., т.2., изд. Братства св.кн. Александра Невского., Нижний Новгород, 1997

20.  Климент Александрийский. Педагог. Ярославль. 1890.

21.  Свт. Иоанн Златоуст. Творения. Т.10, СПБ, 1904, С.530


[1]             Свт. Феофан Полтавский. Творения (о именах божественных).СПб, «Об-во свт. Василя Великого», 1997, С. 691

[2]             Свт. Феофан Полтавский. Творения (о именах божественных).СПб, «Об-во свт. Василя Великого», 1997, С. 692-694

[3]             Свт. Феофан Полтавский. Творения (о именах божественных).СПб, «Об-во свт. Василя Великого», 1997, С. 694

[4]             Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства святости т.2., изд. Братства св.кн. Александра Невского, Нижний Новгород, 1997, С.137; Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994 и др.

[5]             Епископ Варнава (Беляев). Основы искусства святости т.2., изд. Братства св.кн. Александра Невского, Нижний Новгород, 1997, С. 138

[6]             Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994, С.19-24

[7]             Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994, С. 36

[8]             Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994, С. 39

[9]             Б.А. Рыбаков. Язычество древних славян. М.: Наука, 1994, С. 73, 39

[10]            Русская мифология. Энциклопедия. М.: «ЭКСМО», 2005, С.128

[11]            Русская мифология. Энциклопедия. М.: «ЭКСМО», 2005, С. 324, 379

[12]            [12] Цит. По Б.А. Успенский «Мифологический аспект экспрессивной фразеологии», в кн. «Избранные труды», т. 2, М., 1996

[13]            Климент Александрийский. Педагог. Ярославль. 1890. Кн. 2, гл.6

[14]            Свт. Иоанн Златоуст. Творения. Т.10, СПБ, 1904, С.530 Толкование на Второе послания апостола Павла к Коринфянам. Беседа 6

[15]            Преподобные Кирилл, Феропонт и Мартиниан Белозерские, СПб, 1993, С.183

[16]            Цит. По Б.А. Успенский «Мифологический аспект экспрессивной фразеологии», в кн. «Избранные труды», т. 2, М., 1996

[17]            Р.А. Будагов. Язык – реальность – язык., М., 1993

[18]            Н.И. Толстой. Язык и народная культура., М., 1995

[19]            «Литературная учеба», 1996., кн.3

[20]            М.Л. Ремнева, Н.Г. Комлев «Универсум филалогии: язык, общество и наука», Вестник МГУ, Филология  1997., №2, С. 59

[21]            В.С. Милотавский. Об экологии слова., М.: 2001, С.26

[22]            Ю.Н. Караулов. О состоянии русского языка современности., М., 1991

[23]            Цит. По В.В. Афанасьев. Просвещая разум и сердце., «Литературная учеба» 1997, кн. 5-6 С.110

[24]         Ю. Воробьевский. СТУК В ЗОДОТЫв ВРАТА.  Изд. Российский писатель. М., 2003. С. 161

[25]            С. Грачев «Матюгайся почаще и будет тебе несчастье», г. «Вечный зов» октябрь 2005, С.15

[26]            См. Ист. № 2

[27]            http://www.itogi.ru/Paper2005/nsf/Articl



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. РоманС : Re: Слово и его воздействие на человека
2011-02-23 в 06:54

Всё верно. Слово, язык это святыня и дар Божий. И отношение к нему должно быть соответствующее

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме