Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская идея обязывает

Николай  Сомин, Русская народная линия

Русская цивилизация / 31.08.2010

От редакции: Известный православный мыслитель Николай Владимирович Сомин предложил нам опубликовать свои размышления на вечную и всегда актуальную тему. Поскольку статья, как справедливо полагает автор, должна быть близка РНЛ, ибо отражает наше название - «Русская народная». Статья была написана полгода назад и только что опубликована журналом «Молодая гвардия», но тема ее именно сейчас, когда обществу пытаются предложить «новую перестройку» как никогда актуальна. С автором можно спорить, но это тот случай, когда есть с чем спорить.

I

Николай СоминКонстатируем почти очевидное: Россия гибнет, схлопывается, превращается, подобно Византии, из реальности в субъект исторической науки. Промышленность остановлена, армия развалена, наука ликвидирована, когда-то наше лучшее в мире образование теперь плодит чуть ли не дебилов, все импортное, в том числе и продовольствие: перекроют кислород - и голод неминуем. Из нас высасывают нефть и газ, давая взамен бледно- зеленую бумагу. Мы - даже не колония, ибо уже не государство, а просто территория. И народ наш - уже не народ, а просто население, живущее сугубо личными интересами (да еще футболом) при полном безразличии к будущему нации. Везде страшная деградация - демографическая, умственная, культурная, совестливая. Нынешняя Россия напоминает косулю, на которую накинули удавку. И рвется красавица, мотает головой, хочет вырваться, но опытный охотник постепенно сдавливает веревку, и вот она уже на коленях, вот завалилась на бок и бьется в последних судорогах... Нет, если бы! Скорее тут уместен образ, увы, куда более прозаический. Россия - это корова, из которой выдаивают последние капли молока. А она двигает челюстями и знать не хочет, что сзади уже стоит мясник, готовый ее прирезать на мясо... Причем кошмар усугубляется. Если несколько лет назад подонки, за сделанное им замечание, сожгли человека на Вечном огне, то теперь за увещевание не мочиться в подъезде, убивают священника. Вместо совести, чести, достоинства - деньги. Вместо любви, справедливости, жертвенности - снова баксы и еврики. Вместо честности, трудолюбия, ответственности - все те же деньги и деньги. Кажется, что любая деятельность - теперь лишь ширма, лишь способ добывания денег. Да и не кажется, а так оно и есть. В общем, такой безнадежной смуты, такой тотальной катастрофы Россия не претерпевала никогда.

Да как же так! Родина, горячо любимое Отечество, Русь Святая, Великая Россия! Да разве солнце твое закатилось? Это не умещается в сознании и многими отбрасывается: «ведь и раньше не раз думали, что России хана, что уже она не поднимется. Однако ж она стоит себе; и сейчас как-нибудь выберемся». Но нынешняя ситуация - особая. Все предыдущие кризисы (о них мы еще поговорим) либо не затрагивали всей глубины народной, либо, как Октябрьская революция, на месте разрушенного давали ростки нового, по-своему значительного. Нынешний же кризис, захватив всех, не дал никаких точек роста. Во всяком случае, их не видать - везде апатия, развал, мрак, грязь, мерзость. И сквозь них, как в угарном дыму, смутно виднеется наш народ - приватизированный, обманутый, тяжело гнущий спину, постоянно бедствующий и одновременно растленный, прилипший к ящикам с жуткой, запредельной пошлостью. Причем, гибнет не только простой народ, но и новорусская элита - несмотря на все награбленные богатства, ее пустота, бездарность и недееспособность очевидны. Будучи прямыми виновниками нашего падения в пропасть, новорусские нувориши лишь вцепились зубами и когтями в собственность и ничего не делают, чтобы это падение (а значит - и собственную погибель) предотвратить. Гибнет, коллапсирует Россия, и сил, которые смогли бы препятствовать этому, не видно.

И все же надо взять голову в руки, думать, искать выход.

II

Прежде всего, надо понять причины летального недуга. А причину, если мы и в самом деле христиане, надо искать не столько во вражьих кознях, сколько в себе, в своих грехах, в своем неисполнении воли Божией. И в самом деле, Господь сотворил народ русский, удивительный и прекрасный, одарил его многими поразительными качествами, дал возможность расплодиться и занять аж шестую часть мира. В общем, дал ему статус народа богоизбранного. Но кому много дается, с того много и спрашивается: Господь требует от него осуществить замысел Божий о себе - русскую идею - замечательной красоты и высоты. Заметим, что созидание идеи любого народа - сотворчество Бога и народа, поскольку, дав людям, (а значит, и народам) свободу, Господь, разумеется, помогает, но все же реализации ее ждет от свободной воли самого народа. Вот и народу русскому поставлена задача не просто осознать свою русскую идею, но и осуществить ее, реализовать в истории. Божественный источник русской идеи был понят давно. Четко об этом сказал еще в работе «Русская идея» (1888) наш замечательный философ Владимир Соловьев: «идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности».

Но какова она - русская идея? Вот тут уже разногласия. Впрочем, почти все русские интеллектуалы сходятся на том, что Россия должна хранить православие как наиболее чистую веру Христову. Безусловно, это верно, но уж слишком неконкретно. Все дело в том, как, в каком виде его сохранить? Ведь задача вовсе не сводится к тому, чтобы сохранить православие как музейную ценность (или, что то же самое, - только как богослужебную практику). Задача иная - сделать православие руководящим принципом, освящающим все стороны народной жизни: личной, семейной, экономической, государственной. А для решения этой задачи нужно созидание полноценного христианского общества.

Но если идти дальше, то сразу встает вопрос: какое общество можно считать подлинно христианским? Сразу попробуем это общество описать, причем, как можно более простыми словами. По нашему убеждению, это общество должно быть охарактеризовано как христианский социализм. Можно и еще более конкретно: православный социализм. Разумеется, дело не в названии, а в том, что под этим понимается. Понимать же надо практически буквально. Как нас учили в школе? Социализм - это общественная собственность на средства производства. Вот и тут под социализмом понимается не размытая «социализация», а именно определенный экономический строй, в принципе аналогичный тому, который существовал в СССР (в сталинские времена). Слово же «православный» означает, что идеологию этого социализма образует не вера в коммунизм, как это было в Советском Союзе, а вера православная, вера в Господа Иисуса Христа, и именно ради Него и достижения Его Царства люди устраивают этот социальный строй. Устраивают, чтобы сохранить православие во всей чистоте и донести его до сердца каждого члена этого общества. Заметим, что тут православие понимается не только как теория и практика личного спасения, но и как базовая идеология общества. Собственно, в этом нет ничего необычного. Именно так обстояло дело в Византии: там православие являлось государственной религией и образовывало идейный базис всего общества. То же самое было и в дореволюционной России.

Но вот тезис о том, что для торжества православия в социальном масштабе необходима общественная собственность и безрыночное хозяйство (а именно они составляет суть социализма), требует пояснения.

III

Начнем издалека. В чем кардинальное отличие русской цивилизации от западной? В том, что западный человек выше всего ставит собственную выгоду, наживу; для русского же главное - справедливость; она выше личной выгоды. Разумеется, абсолютизировать этот тезис не стоит - и на западе есть справедливые люди, и у нас огромное количество эгоцентриков. Но речь идет о неких глубинных цивилизационных стереотипах, и думается, что тут два диаметрально противоположных мировоззрения, лежащих в основе противостояния Запада и России.

Конечно, западный человек в глубине души чувствует, что принцип справедливости бесконечно выше принципа личной выгоды. И более того, Запад пытался установить справедливость в своей социальной жизни. Вспомним утопии Мора и Кампанеллы, крестьянскую войну в Германии XVI в. под водительством Мюнцера, всякого рода утопических социалистов (все, кстати, замешано на христианстве). Но на этом пути Запад потерпел сокрушительное поражение. Сначала ренессанс, а затем французская революция и «великая трансформация» (термин К.Поланьи) положили в основу западного общества частную собственность и тотальный, объемлющий буквально все стороны жизни рынок. Принцип наживы, личного успеха, собственной выгоды стал не только господствующим, но абсолютно непререкаемым. Соответственно, приняв основы жизни, противоречащие истине Христовой, Запад по существу отказался от христианства, став исповедовать плюрализм. А само христианство деградировало, признав мамонические основы жизни за положительные христианские ценности.

В результате на базе комбинации «частная собственность плюс рынок» возник новый общественный строй с либерально-рыночной экономикой. Вот эту-то экономику христианство в принципе принять не может, ибо она на место Бога ставит мамону. А ведь Евангелие говорит абсолютно четко «Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6, 24). Можно развернуть этот тезис, трояким образом охарактеризовав современную рыночную экономику. А именно, она есть:

1) Экономика раздора. Она разделяет людей, ведя к атомарному обществу, обществу индивидуалистов и эгоистов, занятых собой и своей выгодой. Она ведет не к солидарности, а к войне всех против всех. Пусть это не «горячая война», а война экономическая, но от этого она не становится менее разрушительной. На ведение экономической войны человечество тратит огромные ресурсы (конкуренция, маркетинг, реклама, экономический шпионаж и проч.). И главное, нормой жизни становится не солидарность, а разобщенность.

2) Экономика несправедливости. Собственник получает блага не за труд, а лишь за факт обладания собственностью, конвертируя его либо в прибыль от предприятия, либо в ренту с земли, либо в ссудный процент - способы разные, но суть одна. А это означает эксплуатацию, поскольку на собственника работает кто-то другой. Факт несправедливости рыночной экономики давно и достоверно выяснен политической экономией. Это понимали и в XVIII, и в XIX, и в XX веках. И только фантастическая современная промывка мозгов мешает людям воспринимать эту истину как простую очевидность.

3) Экономика растления. И наконец, она (рыночная экономика) провоцирует грех. Причем не какой-то один, а все грехи, ибо в рыночном обществе за деньги можно купить все, любые удовольствия. Грех в нашем падшем мире оказывается экономически выгодным, и потому раздувается до невообразимых пределов. Собственно, эксплуатация греха - главная «тайна» рыночной экономики и одновременно причина ее сатанинской живучести.

Если в XIX веке в основном обращали внимание на несправедливость и эксплуатацию человека человеком, то ныне главной проблемой становится «экономика растления», приводящая к духовной смерти подавляющее большинство человечества. И тут причинная зависимость жесткая: положив в основу частную собственность и рынок, который несравненно увеличивает силу и власть частной собственности, делая ее воистину всем и вся, мы неизбежно получаем эгоизм, несправедливость, моральное разложение, разврат, жестокость,- в общем, превращение человека в скотское состояние.

Вот эта социальная причинность и свирепствует в России. Часто задаются вопросом: какова главная угроза существованию России? Одни отвечают - коррумпированная бюрократия, другие - советский атеизм, третьи - пьянство и наркомания. Все ответы правильные, но лишь частично. Все же глубинной сути они не ухватывают. Где же настоящий ответ? А он очевиден и заключается в безобидном и для многих очень привлекательном словечке «рынок». Именно он - глобальный рынок - и убивает Россию и ее народ. Как так? А очень просто: какую бы нашу проблему ни взять, все упирается в рынок, деньги, мамону. Коррупция? - а что вы хотели? ведь деньги сейчас не просто главное, но единственное. Пьянство, наркомания? - так ведь это же самые прибыльные сегменты рынка. Порнуха на телевидении? - так ведь какие бабки там крутятся! Строят кукурузу Охта-центра? - помилуйте, там откаты непредставимые! И так все и вся. Что ни возьми - всегда окажется, что рыночно-денежное объяснение самое верное. Мамона нас настолько закабалил, что все - одни с наслаждением, другие с ненавистью - бегут за ним. Весь мир кружит вокруг мамоны свою страшную вакханалию. А тот тщательно следит за поклонением себе, и поклонившимся дает богатство. И наоборот, если вы кланяться ему не хотите, то он отбирает средства к существованию, выбрасывает из социума, оставляет умирать голодной смертью. Скорее всего, именно мамона родит антихриста.

IV

Вернемся к нашей русской идее. Выполнила ли Россия завет Господа по ее реализации? Нет. Хотя нельзя сказать, что уж совсем не старалась, но результата она так и не достигла. А что происходит с теми, кто не выполняет волю Божию? Их Господь наказывает - неважно, будет ли это отдельный человек или целый народ. И наша русская история, если в нее всмотреться, полна таких наказаний.

Здесь особо бдительный читатель может заметить: «что это? автор дерзает думать, что он знает волю Божию? Однако! Считать себя пророком - страшная самонадеянность». Но пусть ортодоксы будут спокойны. Господь вовсе не заинтересован в сокрытии Своей воли. Наоборот, он, по милости Своей, всегда хочет, чтобы люди ее понимали и следовали ей. И действуя в истории, Господь желает, чтобы смысл Его деяний был понят потомками. Весь Ветхий Завет по сути дела является осмыслением воли Божией применительно к судьбе еврейского народа. Этим же - расшифровкой уже совершившихся судов Божиих -должен заниматься и православный историк. Суды же Божии всегда больше чем суды - это, помимо наказания, и обличение в неправде, и искупление, и предупреждение на будущее, и исправление, и прощение, и указание нового пути. Так что бояться постичь волю Божию в истории не нужно. Тем более, что автор и не претендует на окончательную истину, а предлагает свой вариант интерпретации событий Русской истории на церковно-общественное обсуждение.

Надо сказать, что предупреждения свыше нам давались не раз. Причем как раз в те моменты, когда уже народ не находил в себе сил земными средствами исправить положение.

Татарское иго. Тут речь шла о самом существовании Руси как государства (ибо только в рамках такого единого государства только и возможно создание праведного общества). Русь разлеталась на отдельные княжества и «перелеты» князей с менее престижного стола на более престижный уже не служили достаточным ее объединителем. Татарское иго не убило народ, но показало ему совершенную необходимость создания единого, централизованного, могучего государства. И государство было построено, причем, максимально централизованное, с царем, т.е. по образу Царства Небесного. Это и обусловило дальнейшее расширение владычества Руси. Наказание пошло на пользу.

Раскол. Казалось бы, это событие трудно привязать к социальной истории Руси. Но думается, что привязка есть. Русские всегда воспринимали Бога сердцем, через красоту, но не через ум. Застой мысли, не только богословской, но и социальной и научной - увы, наша болезнь, приводящая к постоянному желанию бездумно взять что-то со стороны. И вот во времена Алексея Михайловича Русь, до этого успешно строившая свою цивилизацию, вдруг усомнилась в этой цели и стала (в лице верхов) изменять собственной идентичности. Появилась мода на западные одежды, началась тупая реформа богослужения - лишь бы было как у греков. Народ отреагировал на это расколом, эсхатологически острым, но опять-таки ставящим букву выше смысла. Единство православия русского надломилось. Это был первый звоночек, нашим национальным сознанием почти не расслышанный. Лишь в самом конце XIX и начале XX веков наши богословие и наука сумели освободиться от инородного влияния и расцвели. Но долгий период застоя давал себя знать - наша социальная мысль так и не успела возвыситься до осознания сути русской идеи и, тем более, передать эти идеи властно-политической элите. Что и имело роковые последствия.

Октябрьская революция. Набиравшая силу централизованная Россия, старалась реализовать свою идею христианского социального государства. Долгое время она пыталась внедрить «раздаточную экономику», когда распределение благ делается не на основе рынка, а принципиально иначе - государством, которое стало раздавать земельные поместья за службу. Но так действовать оно могло только по отношению к тонкой прослойке населения - дворянам, в обязанность которых вменялась государственная служба. Остальная же масса населения должна была экономически (и даже буквально) обслуживать дворян, вплоть до крепостной зависимости. Но позже (при Петре III) обязательность службы помещиков была отменена, что больно ударило по принципу справедливости, державшему в равновесии все русское общество. Отмена же крепостного права привела к раскручиванию капиталистического маховика. Россия, забыв о своей русской идее, рьяно принялась догонять Запад в деле построения либерально-рыночной экономики. Народ русский очень хорошо почувствовал чуждость этого образа жизни, силясь, во что бы то ни стало, сохранить крестьянскую общину. Но, увы, наша власть оказалась неизмеримо ниже поставленной перед Россией задачи. Она думала, что крестьянская община стоит на пути к всеобщему благополучию, к вхождению России в семью цивилизованных народов, и, стало быть, общину нужно было сломать - это и старалась сделать столыпинская реформа. Однако вместо процветания Россию ждала экономическая и культурная оккупация со стороны Запада. Перед Первой мировой войной треть промышленности и более половины финансового капитала были в иностранных руках. Россия была в шаге от полного идейного краха русской идеи.

Тогда Господь не допустил этого - мамонический капитализм так и не наложил свою лапу на Россию. Но сил возвыситься до православного социализма у народа не оказалось. Социализм, идея которого гуляла тогда по России, был откровенно атеистическим; бывшие же в очень небольшом числе христианские социалисты-священники Церковью отлучались от служения и извергались из сана (свящ. Григорий Петров, архим. Михаил Семенов). Тогда в страшной социальной смуте были наказаны все - и власть, и элита, и Церковь, и народ. В результате в России установился особый, доселе невиданный социальный строй - коллективистский - с экономическим укладом в виде социализма с опорой на общественную собственность, но с атеистической и даже богоборческой идеологией. Строй этот был противоречив: с одной стороны общественная собственность на средства производства поставила заслон (пусть частичный) мамонизму и разврату; но с другой стороны, в силу материалистической идеологии, строй этот был предназначен для достижения сугубо атеистических, земных целей счастья и благополучия.

Особо подчеркнем, что советская экономика была нерыночной. Настоящий рынок - это когда цена товара определяется рыночной конъюнктурой. У нас же цена определялась директивно, чиновниками Госкомцен. К тому же критерием успеха была не максимизация прибыли, а выполнение плана. Это совсем другая экономика, не рыночная, а «раздаточная». Люди служили государству, и за это получали средства к существованию, только не меньшинство, как в московской Руси, а все. И существовавший тогда «рынок» был лишь механизмом тотальной системы раздачи, а «деньги» служили средством справедливого, «по труду», распределения. Такая экономика, если она верно построена, может избежать тех страшных и неустранимых пороков рыночной экономики, о которых мы говорили выше. Но у нее есть свои проблемы, лежащие в сфере мотивации труда.

Уже с первых шагов шествия нового строя большевики почувствовали, что он не может поддерживаться сам собой, естественным образом - уж слишком много у него противников, ставящих свое выше общественного. Какая сила может обеспечить стабильность нового общества? Отвечая на этот вопрос, разумно обратиться к наследию нашего замечательного православного мыслителя Н.Н.Неплюева, который считал, что общество могут держать только три силы: любовь, корысть и принуждение. Стимул корысти, на котором держится весь западный мир, наш русский социализм отверг. Оставались любовь и принуждение. И обе силы большевики старались использовать.

Любовь? Нельзя сказать, что советский строй вовсе ее отрицал. Наоборот, о лояльных гражданах он все же заботился, давая не только моральные награды, но и материальные блага, скажем, бесплатные квартиры. Это можно рассматривать как «любовь к дальнему», что, хотя и не заменяет подлинной христианской любви, но в условиях тяжелой русской жизни отнюдь не маловажно. Но богоборческий идеологический фильтр полностью отрезал единственный живой источник любви - Бога. А потому любовь в коллективистском обществе вскоре высохла, выродилась в идеологические штампы, над которыми смеялись даже дети. Оставалось лишь насилие, принуждение. Оно и было поставлено Сталиным как принцип хозяйствования, причудливо перемешиваясь с энтузиазмом. Однако принуждение принуждению - рознь. Есть насилие ради насильника - это высшая несправедливость, с которой наш народ никогда не мирился. Но есть принуждение ради всех, ради сохранения целого, как вынужденность, как дань падшести человеческой - иначе не будет вообще ничего. И народ наш, понимая не только необходимость, но и справедливость такого принуждения, смирился с ним, впрягшись в социальную упряжку атеистического социализма, что и позволило Советской России достичь замечательных успехов.

Особенно потрясает стойкость нашего народа в Великой Отечественной Войне. Эта Великая Победа показала кардинальное преимущество коллективистской экономики в эффективности. Всего за два-три месяца полторы тысячи предприятий были переведены за Урал и Среднюю Азию, став давать оборонную продукцию. В кратчайшие сроки было спроектировано и налажено производство самых современных образцов вооружения. План, дисциплина и личная ответственность сделали, казалось бы, невозможное. Справедливость коллективистского строя была настолько глубоко воспринята народом, что, защищая его, он проявил невиданный доселе массовый героизм. Этот подвиг нашего народа - величайший во всей истории человечества.

Переворот начала 90-х. Однако после смерти Сталина новое руководство, не понимавшее принципов функционирования коллективистского строя, резко ослабив принуждение (ликвидация ГУЛАГа), снова оказалось перед проблемой трудовой мотивации при социализме. И не придумала ничего лучше, как опять ввести, казалось бы уже навсегда отброшенный, фактор материальной заинтересованности, а проще говоря - наживы. Экономическая реформа 60-х ввела хозрасчет и самоокупаемость, разрушив своеобразный, но уже слаженно работающий социалистический механизм хозяйствования. Производство не стало эффективней, а вот коллективистская идеология была сильно размыта, а потом и исчезла вовсе. Благодаря теневой экономике личное обогащение снова стало набирать обороты и принцип наживы снова впитался в души людей. Наконец, ментальность всесильной бюрократии, управлявшей, но жаждущей еще и владеть, пришла в резкое противоречие с принципом общественной собственности. И последняя, наконец, была ликвидирована в ходе контрреволюции начала 90-х. Эта чудовищная социальная и нравственная катастрофа и поставила Россию на грань бытия. Если в советский период надежда на то, что Россия все-таки реализует свою русскую идею, сохранялась, то сейчас, после двадцатилетнего господства мамоны в России, эта надежда стала эфемерной.

Раньше Россия с двух противоположных сторон пыталась все же исполнить свое метаисторическое (а лучше сказать - метафизическое) предназначение: со стороны православной, построив империю с Православием в качестве государственной религии, и со стороны социалистической, построив мощное социально-ориентированное государство с социалистической экономикой. И лишь трагичное неумение сочетать оба эти начала не давало России реализовать свое предназначение. Теперь же мы отошли от обеих начал: мерзопакостнейший капитализм не только уничтожает любые следы бывшего социализма, но и выстраивает под себя антихристианскую идеологию наживы, успеха, богатства, вседозволенности и растления, выдавая все это за норму жизни. Причем, идеологию очень действенную, наживку которой заглотали и верхи и низы: в рынок погружены все, он тотально определяет содержимое душ и олигархической элиты и простого народа, едва сводящего концы с концами. Первые хотят из миллионеров стать миллиардерами. Вторые - выбиться из нищеты в люди, иметь пару-тройку машин, квартир и вилл, ездить на Канары и лечиться в элитных поликлиниках, и они посылают проклятия первым, заграбаставшим все под себя. Сбросить с себя удавку рынка народ и не может, да и не хочет. Так что сейчас мы дальше от реализации нашей русской идеи, чем в любой прошедший момент нашей истории. И естественно, перед патриотическими силами постоянно маячит неотвратимый вопрос: а что же делать?

V

И в самом деле, что же делать? Ведь надежд, что народ сметет эту мерзость, нет. «Совки» вымирают, а их место занимают люди совершенно иной ментальности, так что даже говорить об идентичности русского народа сейчас проблематично. Воистину грядут «новые русские» - неважно, богатые или бедные. И задача патриотических сил - не организовать революцию, а суметь отвоевать в душе этих новых «марсиан» уголок для подлинной русской идеи. Тогда остается надежда. Тогда, уповая на помощь Всевышнего, можно еще чаять в будущем воссоздания Святой Руси не в мечтах, а в исторических границах нашей Родины.

Но беда в том, что само понимание русской идеи затемнено даже среди лучших русских умов. Патриотическая среда расколота на «коммунистов», желающих восстановить советский строй с его социалистическим хозяйством и уныло-атеистической идеологией, и «монархистов», видящих идеал в православной монархии и дореволюционном сословном обществе и совершенно не понимающих, что частная собственность, за которую они вместе с дореволюционной Россией ратуют, неизбежно приведет ее в мамонизм - ведь это у нас прямо перед глазами. Нужно же не повторение пройденного (оно уже показало свою недостаточность), а творчество нового, еще не бывшего, созидание синтеза православия и социализма. Вот жизненную необходимость этого синтеза ощущает очень небольшая часть патриотических сил. А если и ощущает, то весьма расплывчато. Теория православного социализма совершенно не разработана, цели его не поняты, черты его не конкретизированы.

Особо следует сказать об отношении к русскому социализму нашей Православной Церкви. Ведь без Церкви никакого православия нет и быть не может. Но увы, наши батюшки упорно рассматривают православный социализм как ересь, как попытку построения рая на земле, что (якобы) запрещено книгой Откровения Иоанна. На самом же деле батюшки не верят в возможность подлинного возрождения России как великой цивилизации. Да оно им и не нужно - ведь они ведут свою паству в Царство Небесное, и любая социальная «утопия» только отвлекает от шествия по этому узкому пути. Батюшки вполне довольны существующим положением вещей: они уважаемы, независимы и от властей, и от своей паствы, имеют возможность заниматься своим душеспасительным делом. А что касается финансирования, то многие из них прекрасно находят спонсоров, которые за спасение в вечности могут отвалить даже значительную часть своего богатства. Вот и получается парадоксальная ситуация - у нас все больше храмов и все богаче они украшены, и, тем не менее, все ниже общий уровень нравственности, образования, честности, все глубже погрязает народ в трясине мамонизма, все меньше шансов на возрождение России. Тут бы и задуматься батюшкам, что может быть и в самом деле их проповедь - все равно, что сыпать в худой мешок: сколько ни учи добру, но мамоническое общество все равно будет учить другому, противоположному; что труд их в таком обществе все более походит на сизифов, и к вратам Царства они и в самом деле приведут не народ русский, а лишь «малое стадо». Впрочем, об этом и в евангельской притче о сеятеле сказано: «А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но заботы века сего и обольщение богатства заглушает слово и они становится бесплодно» (Мф. 13, 22). Только услышать ее смысл надо не только слушающему, но и проповедующему: «терние» должно быть заменено доброй социальной землей - тогда и проповедь будет куда эффективнее. Но пока подвижек в церковной среде в направлении социализма нет, и не видно, когда они появятся. А раз Церковь вне идеи православного социализма, то вести о нем речь можно только теоретически.

Так что ситуация настолько серьезна, что вопрос «что делать» ответа в практическом плане не находит. Тогда приходится рассуждать о том, «что будет». Будет же, скорее всего, скорбь и плач. Дело в том, что русская идея обязывает. Она - не пустое прекраснодушное мечтание, а тяжелый крест, возложенный на наш народ самим Господом. И самовольное схождение с этого креста в пошлую и плотскую рыночную экономику означает предательство Бога и безусловную гибель нашего народа. Этого Господь не хочет. И потому, несмотря на тяжесть ситуации и огромную удаленность нашего народа от выполнения данной ему свыше идеи, сама задача реализации православного социализма с русского народа все равно не снимается. А значит, следует ждать мощного действия Божиего, которое пробудит народ и создаст условия для воплощения этой идеи. Только действие это вряд ли будет мягким - состояние нашего народа настолько плачевно, что требуется жесткая встряска. Предугадать, что это будет - гражданская война, интервенция или что-либо другое - автор не берется. Можно лишь предположить, что нас постигнет тяжелейший социальный катаклизм, перед которым все, что пережили мы за последние двадцать лет - лишь мелкие неурядицы. Не дай Бог! Никто этого не хочет - у всех дети и внуки, по спинам которых и будет хлестать грядущее социальное ненастье. Но иного способа вывести народ из теперешнего тупика у Господа, по-видимому, уже не остается.

Но и отчаиваться не нужно. Господь милосерд, и всегда сочетает наказание с возможностью вылезти из ямы. Может быть, именно после потрясений, после тяжелых потерь, как людских, так и территориальных, ментальность нашего народа претерпит изменения. И тогда будет возможно все - в том числе и православный социализм с православной монархией вкупе. Только надо крепко стоять в правде Божией, и непрестанно молить Его, дабы смягчил Он суд над Своим любимым и избранным, но уклоняющимся от Его воли русским народом.

Николай Владимирович Сомин, к.ф.-м.н., в.н.с. Института Проблем Информатики РАН, бакалавр теологии, ст. преподаватель факультета социальных наук Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

05.02.10

Впервые опубликовано в журнале «Молодая гвардия», 2010, №9.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 111

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

111. Участник : Не перестаю удивляться...
2011-04-11 в 19:35

Был удивлен комментарием редакции, где Николая Сомина называют "мыслителем", для его деятельности существуют другие определения:

Великий русский церковный историк В. В. Болотов различал догмат, теологумен и частное богословское мнение; эту цепочку, характеризующую меру истинности и авторитетности представлений о Боге и спасении, можно было бы продолжить и поставить на последнем месте богословскую ошибку, а затем ересь. Согласно Болотову, догмат – это богословское утверждение, получившее соборную санкцию Церкви, его истинность является необходимой; теологумен – утверждение, разделяемое одним или множеством отцов Церкви, истинность его лишь вероятна (в зависимости от количества отцов, разделявших данное положение), однако теологумен обладает определенным авторитетом; частное богословское мнение – мнение того или иного человека, не обладающее авторитетностью, которое можно принимать к сведениию..
Соответственно, если все же иметь в виду указанное различение Болотова, то в узком смысле еретиком является называющий себя христианином человек, отвергающий те или иные соборные положения или анафематствования, в широком же – не признающий положение(-я), составляющее необходимую часть догматического предания..
Понимание ереси как выбора какой-то одной перспективы вместо целого приводит к тому, что ересь иногда понимается как часть истины, как это имеет место у Константинопольского патриарха Афинагора (1886–1972 гг.), который понимает ереси как «истины, частичные, урезанные, оказавшиеся иной раз не на месте и притязающие на то, чтобы уловить и заключить в себе неисчерпаемую тайну» - это относится и к «православным» социалистам.
110. Дмитрий : Солидарен
2010-12-14 в 17:58

Хоть я не умею так плавно и выверено изъясняться, как Вы, но я целиком разделяю Вашу боль и Ваш анализ.

У меня этот крик вот так прозвучал:
http://doom-doom.liv...rnal.com/65114.html
109. Аноним : 108. Андрей Дмитриевич
2010-09-20 в 12:46

"Что по этим пунктам в статье?" - Ваши первые три пункта.
108. Андрей Дмитриевич : Русская идея обязывает
2010-09-19 в 23:23

Любая власть, хоть светская(политическая), хоть духовная (идеологическая), является паразитом на теле народа ЕСЛИ НЕ ВЫПОЛНЯЕТ своей главной функции - ОРГАНИЗОВЫВАТЬ И РАЗВИВАТЬ общество, делать его более устойчивым и жизнеспособным. Перекладывать ответственность за это на нижестоящих в общественной иерархии - верх лицемерия (характерная черта паразитов).А по делу, так не надо ахать охать, поминать Бога в суе, а прблемы решать.
А проблемы решаются так:
1.Определяется проблема (противоречия, несоответствия)
2.Выявляется ее структура (составные части, источники)
3.Ищутся решения, устраняющие противоречия и несоответсвия.
4.Разрабытывается план внедрения решений
5.Организуется реализация плана
6.Проверяются результаты работы
7.По результатам проверки исправляются ошибки или определяется следующая проблема.
Что по этим пунктам в статье?
На самом деле, вся болтовня из-за непонимания одной вещи, христианство - это и есть социализм. А непонимание из-за того, что христианство узурпировано паразитами. Из-за этого приходится придумывать "христианский социализм". Социализм - это общество без паразитов, а главная проблема современного общества - паразитизм.
107. Алексей Фирсов : Низкий поклон автору
2010-09-18 в 23:52

Очень хорошая статья. Хирургически точно и корректно выверено каждое слово, сформулированы и обоснованы все утверждения. Очень хотелось бы, что бы на ее основе была разработана действительно национальная идея,а затем и методология ее осуществления.
106. тов.Сухов : небольшая поправка
2010-09-16 в 15:19

Тут нужна небольшая поправка к вопросу
что касается финансирования, то многие из батюшек прекрасно находят спонсоров, которые за спасение в вечности могут отвалить даже значительную часть своего богатства.

Спонсоров находят как сами батюшки, так и госаппарат для них. Это взаимовыгодно для всех трёх сторон (налоги). Суть дела принципиально не меняется: никакой "социализм", как указано в статье, никому при таком положении вещей не нужен. Поэтому народ будет звереть и вымирать, а храмы будут благоукрашаться и, поскольку горя становится всё больше, наполняться.

Статья А. Кураева "Откуда у церкви деньги"
3-ий же источник особо значим именно для РПЦ. Это финансирование церкви государственными структурами различных уровней. Обычно этим занимаются главы администраций и мэры городов с целью поднятия своей элективной популярности. Сюда включается и прямое финансирование церкви, постройка и реставрация культовых сооружений, передача земли и ценностей в собственность церкви.

105. Nemo : 104. Елена KN
2010-09-16 в 12:59

Невозможность точных копий в истории всегда подразумевается, вроде бы


Расскажите это нашим обновленцам.
Какие крупные проекты потянул наш частник?


Так и я о том. Стратегическое планирование и вообще "все крупное" - государству, где общественная, где государственная собственность тоже обсуждается, а не постулируется.
Насчет "парикмахерских" писал уже - повторюсь.
Человек всегда дуалистичен, в нашем случае это выражается в желании одновременно и справедливости, и чтобы "по его дурной воле" было (у Достоевского где-то). Это -природа человека, бессмысленно с ней бороться. При общности имущества больше шансов на справедливость, но нулевые на "дурную волю" - пресловутое отсутствие поля для инициативы и, как следствие, падение мотивации к труду вообще. При частной собственности для людей сильной воли и инициативы есть поле деятельности, но если это не уравновешивается другими мерами, то перекосы со справедливостью принимают такие чудовищные формы, что общество начинает разлагаться еще быстрее (как это случилось у нас сейчас).
Разумеется, рецептов нет. Согласен - время покажет. Не факт правда, что мы доживем до показа, но это, конечно, мелочи.
104. Елена KN : 102. 103. Nemo
2010-09-15 в 20:24

Несколько уточнений:
Меня очень удивило, что "вернуться к первохристианству" - это понято как скопировать форму (Невозможность точных копий в истории всегда подразумевается, вроде бы).
Не надо отождествлять государственную и общественную собственность. И формы общинной жизни всегда складываются со-временные.
Практика применения частной собственности и многоукладности в России на самом деле так ограничена (слишком у нас всё трудно и рискованно), что об их необходимости больше говорят, чем делают.(Какие крупные проекты потянул наш частник? У нас столько желающих быть фермерами посреди болот-лесов. Жизнь чаще "в кучку" сбивает.) Подавляющая эффективность частной собственности - миф. Не факт, что частная парикмахерская или больница всегда лучше.

"Без догматизму" - это хорошо, но мы с этим лозунгом всё за хвост кому-то цепляемся, по чужим следам ходим.

Процент я не защищаю. Как Вы сразу подозрительно... Я думаю, что развитие частной собственности и нестяжательство несовместимы (сейчас, при господстве финансовых спекулянтов - это уже просто предел, катастрофа). Собственность развита в меру нашего нежелания противостоять греху. Да, может и неуничтожима и нельзя требовать высокой духовности от всех и сразу. Но направление движения нельзя путать (пришли уже в тупик).
Отношения собственности тяжелы в любом случае (взять хоть земельные споры - ужас). А в России все говорит за радикальное освобождение от этого груза. Никогда не были эти отношения у нас хорошо развиты. (Сама география не способствует. Вспомнился рассказ крестьянина: решил хозяйство наладить, занялся пчеловодством, пять лет подряд без перерыва то зальет, то сгорит, то пчелы перемрут).

О проценте спорить не буду. Получиться у кого изжить это (и при этом разорвать вечную пару частная собственность-процент) - хорошо. Время покажет (По ссылке читаю, спасибо, не все так быстро).
103. Nemo : Елена KN
2010-09-14 в 22:28

Я считаю, что главное здесь - "без догматизму". Не надо голых и жестких схем, мне кажется (не настаиваю), что экономика может и должна быть многоукладной, крупные предприятия, недра, стратегические области должны быть в общенародной собственности, но глупость, н-р, парикмахерские делать государственными. Однако я настаиваю, что все призывы "вернуться к первохристианству" - ошибка в принципе, чего бы такие призывы ни касались. Это - отрицание истории, механический подход к ней. Церковь - организм, он рос и невозможно подходить ко взрослому, как к ребенку. Кроме того, общая собственность у первых христиан имела духовные основания, также невозможно от всего населения требовать веры первых христиан, их опыт был реализован в монашестве. Однако надо создавать условия, в том числе и экономические, чтобы каждый человек укреплялся в вере. Сейчас (как опять же мне кажется) очень плохое время в этом смысле, особенно оно плохо своим лицемерием - "как стало хорошо, храмы не рушат, а души рушатся - сами виноваты". Люди очень озлобляются - "эти попы всегда с властями заодно против нас", но в их озлоблении опять же винят их самих. Такое нечувствие к людям трудно оправдать с любой точки зрения, а уж с христианской это вообще ни в какие ворота не лезет. Конечно, не случайно, что это время совпало с полным торжеством либерализма с его полной частной собственностью и процентом. Вот как-то так.
Надеюсь, моя позиция Вам стала ясней. Не поясните ли Вы "причины живучести процента" по Вашему мнению, а также причины Вашего невнимания (даже защиты) к нему?
102. Nemo : Елена KN
2010-09-14 в 22:26

Я боюсь, что смогу ответить на Вашу развернутую защиту процента очень выборочно, мне в принципе не понятна мотивация такой защиты. Но замечу, что не стоит передергивать (хоть и слегка) и говорить, что единственная цель - "убить процент". Это как если бы я выступал против использования противопехотных мин в войнах, а мне бы сказали, что моя единственная цель - уничтожение противопехотных мин.
Наша цель - спасение души. Соответственно все, что отвечает ведению христианского образа жизни, способствует этой цели и может быть принято нами. Все, что не способствует, не может. Естественно, на практике спорить о каждом явлении и процессе можно долго (соответствует или нет), более того, эти споры неуничтожимы по причине падшести нашей пророды и невозможности поэтому идеального устройства в этом мире. Процент выделяется здесь своей очевидностью. Вероятно, Вы не прочитали М.Кеннеди (сужу по постам), даю более удобную ссылку
http://malchish.org/...v.htm#_Toc503255809
Хазин ошибается, считая, что есть только опыт исламских стран. Она приводит успешные локальные опыты построения экономики без использования процента (Вёргл, общины США). Общественная собственность при этом не предполагалась. Опыты были свернуты, когда банки почувствовали угрозу.
101. Елена KN : 65, 66 Nemo (окончание)
2010-09-14 в 20:34

\ То, что экономика должна иметь другую цель - подразумевалось \

И какая эта цель, сформулируйте? А то, ведь "как вы лодку назовете, так она и поплывет". Вот финансовый капитализм назвал - максимум прибыли. Так пока и плывем. Православный социализм тоже цель сформулировать пытается - возвращение к образу жизни первой христианской общины. Нестяжательство ко всякому "имению" в духе Нового Завета. Этот идеал выше, чем "беготня от процента", протестантское "трудолюбие для накопления" и пр. И этот идеал имеет конкретную задачу, чтобы "не вернулось всё на круги своя". Это общественная собственность, ограничение и отказ от частной собственности. (Заодно может и вопрос о проценте отпадет. У Вас же есть пример, кто и как процент загасил: "Российская империя сохранилась, причем в еще более опасной для нас форме, поскольку ликвидировала ссудный процент — основу нашей мощи над миром и ликвидировала частную собственность." А при частной собственности будет всё как всегда испокон веков. Процента как бы нет: его громко запрещают или не замечают совсем, но пользуются. Он тихо живет своей жизнью как "подушка-амортизатор", смягчающая риски собственника)

Р.S. Да, там много интересного у "известного экономиста М.Хазина". Например, мнение, что советская экономика в 70-е годы выиграла соревнование с американской. И крах СССР стал им "большим подарком", в самом что ни есть шкурном смысле.
100. тов.Сухов : спасибо
2010-09-14 в 16:04

Николай Владимирович, большое Вам православное красноармейское спасибо!
Очень точно Вы сформулировали, что у нас только на языке вертится, а сказать не можем (особенно параграф V, абзац третий и далее).

В самом деле, что это за странное рассуждение о невозможности "построения рая на земле"? У нас что, разве кто-то утверждал, что мы строим "рай"? Приводили характер производственных отношений к уровню развития производительных сил (который при этом изо всех стремились повысить) - да. Строили социально-ориентированное государство - да. Ликвидировали эксплуатацию человека человеком (государством человека, правда оставили, но в сущности, в интересах самого же человека) - да. Защищали Отечество - да. Стремились повысить уровень людей - да. В целом всё это получалось, и не надо ля-ля в лукавой религиозной обёртке. Причём здесь какой-то ещё "рай"? Зачем эти благочестивые домыслы для простаков?

Что же не получалось?
Думаю, надорвались. Просмотрели предателей. Потом атеизм... Духовные процессы-то объективно никто не отменял, а у нас это отрицалось. Так в этой ситуации "церковникам" помочь бы по своей духовной линии, а они давай злорадствовать про "рай" и помогать предателям громить страну. Правильно, а что под этими людьми лично "горит"? Да ничего, ровным счётом ни-че-го, отсюда и это кривое богословие. Думаю, насколько сильнее будут смыкаться "церковники" с госаппаратом и криминальной буржуазией, настолько более лукавым будет становится богословие. Однако, это скорее их беда, чем вина :(
99. тов.Сухов : на 98. В.М но пасаран!
2010-09-14 в 15:01

ничего-ничего, не заболтают, редакция на РЛ очень грамотная, так что кому нужно - на ус всё наматывают
98. В.М : Re: на 96
2010-09-14 в 14:40

Ростов н./д, Челябинск, Красноярск. Полагаю, в Твери и Новосибирске столовых не было и за квартиру Вы платили ползарплаты. Кстати, сравните потребление мяса на душу населения в СССР и нынешнем нефтедолларом раю, удивитесь цифрам. Хотя что это я, конечно коммунисты все сжирали...
А вообще, уважаемая,за полную социальную защищенность и уверенность в будущем своих детей приходилось расплачиваться ампутацией эксцессов индивидуальной свободы. Например, я принципиально не мог приобрести океанскую яхту с палубными вертолетами и элементами ПРО, как Абрамович. А теперь могу :)
Тогда мы жили небогато, но своим трудом, мои сверстники мечтали о звеэдах и великих открытиях, а не о бабле. Да, о Боге не знали, но о том и шла речь в статье. Как всегда, тему заболтали и ушли в сторону.
97. Дмитриев Павел Иванович : Простите, до свидания.
2010-09-14 в 12:44

Принимаю ваш красивый уход от спора. Пока.
96. lucia : В.М.
2010-09-14 в 11:44

В каком славном граде проходили Ваши обильные застолья? Что-то подсказывает. что это не была Тверь. или Севастополь.или Новосибирск...
95. тов.Сухов : а вот ещё в тему
2010-09-14 в 11:25

"Маргарет Тэтчер: в России мне хватит и 15 миллионов", а также
"Крушение светлых мифов о Западе"
http://www.newsland....il/id/557695/cat/94/
Много интересных цифр
94. Александр+++ : Re: Русская идея обязывает
2010-09-14 в 08:18

Москвичи летом ехали на дачи и чтобы сесть на поезд перешагивали через умирающих голодной смертью. В этом все.


Вы-то сами в это верите? Это невозможно было бы даже сейчас.
Но в “Детях Арбата” Анатолий Наумович Аронов все объяснил.
Дмитрий Павлович, мне симпатична ваша некоторая открытость, но вы доверяете племени, для которого истерика – это обычное состояние, а ложь не грех, а инструмент.
Простите. До свидания.
93. В.М. : На 90.
2010-09-14 в 05:48

Уважаемый, дети Арбата серьезно покопались в вашей голове. Либералистическая пропаганда - страшная вещь. Многие старые знакомые совершенно искренне клянут коммунистов, вспоминая, как голодали, давились в очередях за куском мяса.Когда говорю, что очереди были за мясом по 1р80к, а на рынке всегда можно было без очередей купить свежее мясо по 3р.50коп, или напоминаю об обильных совместных застольях тех времен, почти бесплатных столовых и всегда полных холодильниках, символической квартплате и ежегодном отдыхе на Черноморском побережье - не верят и не помнят! Во всем был прав Геббельс, но куда ему до нынешних либерастов..
92. Lucia : Re: Русская идея обязывает
2010-09-14 в 00:50

Я ничего не советую.
91. Аноним : Re: Русская идея обязывает
2010-09-14 в 00:49

90. Дмитриев Павел Иванович : "Ради красного словца..." на 74
2010-09-14 в 00:19

На Валааме монахи советуют каятся в том что были пионерами и комсомольцами. Я думаю и тем кто был в гитдерюгенде и ГУЛАГЕ не заключенным есть что по- человечески тепло вспомнить. Как и фашистам. Не зря же их ветераны по сей день ходят маршами в Риге. За что-то личное душа болит? У каждого своя привязка к прошлому. Тут вопрос выбора. Или держаться за личное или ... В конце концов каждый на Суде ответит за себя, а не за отца. У отцов было свое время. Свои возможности понимания. Мы бы в их время были бы не лучше. Но у нас другие возможности...И вообще в отношении родителей лучше не обсуждать. А то ведь у нас в России как? Начнешь говорить по делу, а получается драка. Все же уровень эмоций должен быть достаточно абстрактным. К тому же я по существу прав. Чтобы стать комсомольцем надо было прежде быть пионером. А чтобы работать в ГУЛАГе надо было быть, как минимум, комсомольцем. Разве не так? Понятно, что кто-то цветы поливал, а кто-то в бараках дуба давал. Кто не знаком с подноготной СССР тот может обижаться за милые картины детства... А кто знаком хоть немного тому как то не до цветочков. Про дество Ваше хорошо, конечно, но не по существу. В этом смысле как иллюстрация вспоминается эпизод из "Детей Арбата" Рыбакова. В голод в тридцатые годы в Москву съезжались голодные умирающие люди, но их не пропускали дальше вокзалов. Москвичи летом ехали на дачи и чтобы сесть на поезд перешагивали через умирающих голодной смертью. В этом все. Все радости СССР были так оплачены. И ваше и мое милое детство тоже. Так что монахи зря не скажут...
89. Елена KN : К посту 87. Аноним
2010-09-13 в 20:57

Резюме у тов.Сухова (п.83).
88. Елена KN : Lucia
2010-09-13 в 18:57

Ну, доктор уже поставил одной обезъянке диагноз ("Корни Реформации совершенно иудейские"). Причем той, пришествия которой Вы советуете нам с надеждой ждать (пост 54. Lucia).
87. Аноним : Тут машкерад
2010-09-13 в 18:30

Статьи - Анализ
Р. Беккин

Вопреки распространенному мнению, ислам - далеко не первая и не единственная религия, где осуждается взимание и предоставление процентов по кредиту. Негативное отношение к ростовщичеству (1) можно наблюдать не только в монотеистических обществах, но и в среде политеистов в эпоху античности.

Одним из наиболее известных в мировой истории противников ростовщичества был Аристотель (2), который утверждал, что оно "с полным основанием вызывает ненависть... так как оно делает сами денежные знаки предметом собственности, которые, таким образом, утрачивают то свое назначение, ради которого они были созданы: ведь они возникли ради меновой торговли, взимание же процентов ведет именно к росту денег. Отсюда это и получило название, так дети походят на своих родителей, так и проценты являются денежными знаками, происшедшими от денежных же знаков (3). Этот род наживы оказывается по преимуществу противным природе" (4).

Хотя ростовщичество не было греческим изобретением, ссудный процент, насколько позволяют судить имеющиеся материалы, некоторым древним обществам известен не был. Взимание процента является "достижением" шумерской цивилизации. Другим государствам и культурам эпохи раннего бронзового века (Хеттскому царству, Хараппской и Крито-микенской цивилизациям) процентные отношения (5) практически не были известны. Так, у хеттов были распространены только деликтные обязательства (выплата компенсации в случае убийства или нанесения телесных повреждений), но не обязательства по выплате процентов. Нет документальных свидетельств, подтверждающих существование процентных отношений в тот же период и в Древнем Египте (6) .

Впоследствии практика взимания процентов была заимствована через финикийцев Римом и Грецией, а через них перешла к другим европейским народам (7). Например, в Риме финансы, торговля и откуп налогов находились в руках сословия всадников. В зависимость от всадников-ростовщиков попадали иногда целые царства на восточных окраинах империи: в Италии величина ссудного процента была ограничена законом, а в провинциях процентная ставка ничем не ограничивалась и могла доходить до 50 % (8). Если должник оказывался не в состоянии вернуть долг, его ждало рабство.

Развитие ростовщичества в Шумере поощрялось религиозной элитой - жрецами: наибольших масштабов достигло так называемое храмовое ростовщичество, когда кредитование осуществлялось храмами.

Кредиты делились в зависимости от их предназначения на сельскохозяйственные и коммерческие, причем последние появились раньше первых. Что же касается классификации кредитов в зависимости от условий их предоставления, то, например, в Уре периода III династии (2112 - 1996 гг. до н. э.) были известны три основные формы кредитов: обычный, беспроцентный и антихрезный (9). Кроме того, существовало множество других форм кредитов, не получивших столь же широкого распространения, например так называемая бодмерея (договор займа, обеспеченный залогом судна).

Самой распространенной формой процентных отношений были обычные кредиты. В условиях договора не всегда содержалось указание на срок возврата кредита. Как правило, в договоре обычного кредита периода III династии указывались следующие сведения: сумма кредита, личности кредитора и должника, процентная ставка и имена свидетелей. В беспроцентных же кредитах срок чаще всего оговаривался. Такие кредиты были краткосрочными (до одного месяца) и выдавались либо внутри большого семейного хозяйства, либо в рамках профессиональной организации.

В случае не возврата долга в срок должник был обязан выплатить удвоенную сумму в обмен на отсрочку платежа. Подобная практика была широко распространена в Месопотамии и впоследствии стала использоваться в других обществах на Ближнем Востоке. Так, например, риба наси'а (долговая риба), известная в мусульманском праве, первоначально представляла собой не что иное, как обязательство должника помимо основной суммы долга выплатить процент в обмен на продление кредитором срока возврата кредита (10) .

В антихрезных кредитах в качестве процента выступал физический труд, который предоставлялся в зависимости от условий договора индивидом или группой лиц. Особенно остро потребность в подобного рода кредитах чувствовалась во времена, когда не хватало рабочих рук, а такое в экономике Ура бывало часто. Антихрезные кредиты были двух типов. На производственные нужды кредит предоставлялся серебром, а на потребительские - зерном (11). Проценты по потребительским кредитам были всегда выше и разнообразнее, чем по коммерческим.

Ростовщики в Междуречье оформились как сословие ко времени правления вавилонского царя Хаммурапи. Придя к власти, Хаммурапи ограничил влияние купцов-ростовщиков

Ростовщичество заметно способствовало поляризации общества в государствах Междуречья. Единственным способом борьбы с его негативными последствиями были для государства царские амнистии, в результате которых должникам прощались их долги, и кредиторы более не смели ограничивать их свободу. Подобные амнистии были распространены в Шумере, Вавилоне и Ассирии в период с 2400 до 1600 г. до н. э. (13) При этом важно отметить, что амнистия касалась лишь сельскохозяйственных кредитов, но не распространялась на кредиты, предметом которых выступало серебро (14). Другим способом частичного преодоления негативных последствий ростовщичества был строго установленный срок долговой зависимости. Должник, попавший в зависимость от кредитора и вынужденный физическим трудом погашать свой долг, освобождался, в соответствии с законами Хаммурапи, от задолженности по истечении трех лет. Однако все эти меры не были направлены: на искоренение ростовщичества как такового, а лишь преследовали цель ограничить произвол отдельных ростовщиков.

Отношение к ссудному проценту в иудаизме
Впервые отрицательное отношение к ростовщичеству в религиозной литературе было четко сформулировано в Торе. Вопрос заключается только в том, являлся ли запрет ростовщичества универсальным или же распространялся лишь на еврейскую общину.

С одной стороны, в Ветхом Завете содержатся тезисы о том, что настоящий праведник "в рост не отдает и проценты не берет (15)" (Йехезк (16), 18: 8). Тора рекомендует бережно обращаться с должником. Запрещено брать в залог вещи, используемые для приготовления пищи, запрещается также входить в дом должника, чтобы забрать залог (Шмот (17), 22: 24-26, Дварим (18), 24: б, 10-13). Однако другие положения Торы красноречиво свидетельствуют, что давать деньги под процент запрещено только своим единоверцам: "Когда деньгами будешь ссужать народ Мой, неимущего, который с тобой - не будь ему притеснителем и не бери с него проценты" (19) (Шмот, 22: 24), "чужеземца можешь ты притеснять, но долг брата твоего прости ему" (Дварим, 15: 3), и т. д (20) .

В задачи и компетенцию автора не входит анализ того, насколько данные утверждения соответствуют другим положениям Торы (21). Важно лишь отметить, что указанные стихи впоследствии были интерпретированы авторитетными еврейскими мудрецами, например Маймонидом (1135 - 1204), в таком смысле, что в случае крайней нужды взимать процент с не евреев дозволяется.

Тора предостерегает иудеев от попадания в долговую зависимость от представителей других народов и недвусмысленно рекомендует не бояться одалживать иноверцам: "... и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и будешь ты властвовать над многими народами, а над тобою они властвовать не будут" (Дварим, 15: 6).

Еврейское право не поощряло благотворительность в чистом виде, однако богоугодным делом выглядело предоставление своим единоверцам беспроцентных кредитов, долг по которым при определенных условиях можно было простить. Маймонид считал предоставление беспроцентного кредита высшей формой благотворительности по сравнению с обычной милостыней (22) .

В книге "Дварим" в целях ограничения расслоения общества на богатых и бедных было введено следующее положение: "К концу семи лет установи шмиту (отпущение). И вот в чем заключается шмита: пусть каждый заимодавец простит долг ближнему своему и не притесняет ближнего своего и брата своего, когда объявлена шмита от Бога" (Дварим, 15: 1-2). Иными словами, в Торе говорится о необходимости прощать долги на седьмой год. Кроме того, в Священной. Книге иудеев содержится предостережение тем, кто станет избегать давать в долг нуждающимся, опасаясь, что на седьмой год долг будет аннулирован (Дварим, 15: 9 - 10).

Действительно, многие люди предпочитали не давать в долг совсем, чем сталкиваться с риском потери своих денег. Чтобы решить данную проблему, знаменитый еврейский мудрец Гилель установил так называемую прузбулу. Последняя представляла собой документ, в котором заимодавец излагал текст примерно следующего содержания: "Передаю я вам, такой-то и такой-то, судьи в таком-то месте, что весь долг, который есть у меня, потребую в любой момент, когда захочу" (23). На практике это означало следующее. Составив подобный документ до седьмого года, заимодавец получал право истребовать свой долг в любое время - в том числе и после седьмого года. Что касается неевреев, то на них правило о прощении долга на седьмой год не распространялось вообще - в соответствии с приведенным выше стихом: "Чужеземца можешь ты притеснять, но долг брата твоего прости ему". В основе такого решения, нарушающего ясно сформулированное положение Торы, было положено помимо прочего следующее обоснование. После составления прузбулы сумма долга в соответствии с решением суда переходит в собственность заимодавца, и потому он может требовать то, что является его собственностью, следуя известному принципу еврейского права ("То, что суд объявил бесхозным, - бесхозно"), позволяющему посредством судебного решения отменять положения Торы (24) .

В дальнейшем в среде раввинов не было сколько-нибудь серьезных возражений против предоставления процентных кредитов иноверцам.

В современном мире в странах, где проживают крупные еврейские общины, получили распространение благотворительные организации гемахи (от ивр. "гемилус чесед" - "доброе деяние"), специализирующиеся на предоставлении беспроцентных кредитов нуждающимся единоверцам (25). Беспроцентные кредиты в среде равных (по принадлежности к одной социальной, реже - этнической или религиозной группе) были распространены еще в древности, например кредиты среди греческих аристократов, входивших в сообщества, именуемые эранос (26) .

Отношение к ссудному проценту в христианстве

В вопросах запрета ростовщичества христиане изначально не делали различий между членами общины и иноверцами. Ростовщичество осуждается, при этом особо подчеркивается, что нельзя брать процент с иноверцев: "Любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего" (Лк, б: 35), то есть подтверждается содержащийся в Ветхом Завете и практически забытый к тому времени призыв толерантного отношения к врагам: "Если найдешь вола врага твоего, или осла его, заблудившегося, - приведи его к нему. Если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его: развьючь вместе с ним" (Исход, 23: 4 - 5). Христос не отвергал возможность беспроцентных кредитов: "Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Матф, 5: 42). Однако в своих притчах (о минах (Лк, 19: 23) и о талантах (Матф, 25: 27)) он упоминает о распространенных в то время ростовщических операциях.

В эпоху раннего Средневековья христианские богословы не менее жестко, чем впоследствии их мусульманские коллеги, осуждали ростовщичество во всех его формах (27). В 325 г. Никейский собор решительно осудил взимание процента духовными лицами. Еще в XI в. ростовщичество приравнивалось христианскими авторами к грабежу. Так, выдающийся канонический юрист болонский монах Грациаи (28) определял ростовщичество как "то, что требуется помимо главной суммы", и требовал, чтобы ростовщик, подобно вору, вернул то, что он взял сверх суммы долга (29). Продажа товаров в кредит, если цена товара превышала цену продажи за наличные, также подпадала под запрет ростовщичества.

В 1139 г. Второй Латеранский собор признал любые формы ростовщичества запрещенными. Согласно решениям собора, нераскаявшийся ростовщик не допускался к причастию и не мог быть погребен вместе с христианами.

Фома Аквинский (1225 - 1274), в своих экономических воззрениях опиравшийся на идеи Аристотеля, сравнивал взимание процента с продажей того, что не существует в природе, что в конечном итоге ведет к нарушению равновесия, то есть рассматривал кредитный договор, выражаясь терминами мусульманского права, как содержащий неопределенность (гарар). Получение платы за использование денег богослов сравнивал с продажей вина отдельно от его употребления (30). Аргумент в пользу того, что надбавка к основной сумме долга является платой за время, Аквинатом отвергался. Время, по мнению Фомы Аквинского, является Божьим даром, а потому у взимающего ссудный процент нет никакого права требовать плату за то, что даровано Богом.

Однако запрет ростовщичества удовлетворял христианство до тех пор, пока не начала интенсивно развиваться торговля (конец XI - начало XII в.) и оплата натурой стала терять прежнее значение в экономических отношениях (31). До этого кредиты направлялись, как правило, исключительно на нужды потребления. Однако с развитием торговли возникла потребность в финансировании различного рода экономических предприятий. Причем церковь, обладавшая значительными финансами, в лице ее институтов нередко выступала в качестве заимодавца.

Тот же Фома Аквинский допускал в случаях с коммерческими кредитами получение кредитором от должника некого возмещения за неполученную прибыль: "Заимодатель может, не совершая греха, заключить соглашение с должником о компенсации за убытки, вытекающие из того, что бы он приобрел, не будь займа, тогда это будет не продажа денег, а только попытка избежать убытков" (32) .

Послабления в вопросах запрета ростовщичества начались с разрешения взимать процент в ситуации, когда должник находился от заимодавца в вассальной зависимости или же был с ним во враждебных отношениях (33). Чуть позднее штраф за несвоевременное погашение долга, выплачивавшийся помимо основной суммы (риба ан-иаси'а в терминологии мусульманских правоведов), также стал считаться дозволенным. Во второй половине XIII в. была разрешена продажа товаров в кредит, при которой цена товара, проданного таким образом, была выше товара, купленного за наличные (34) .

В тот же период в обороте стали активно использоваться различного рода кредитные инструменты, заимствованные на мусульманском Востоке: долговые обязательства, векселя. В 1516 г. Пятый Латеранский собор одобрил практику францисканцев, учреждавших ломбарды, предоставлявшие ссуды бедным слоям населения под относительно низкие проценты (35), использовавшиеся в основном для покрытия издержек.

В 1745 г. в энциклике, посвященной вопросам ссудного процента, папа Бенедикт XIV формально подтвердил запрет ростовщичества, однако сделал оговорку о том, что в современных условиях целый ряд факторов (таких, как риск потери предоставленных средств, цена денег и т. п.) требует надбавки к основной сумме долга. Вместе с тем католическая церковь вплоть до Новейшего времени так и не решилась официально объявить любой процент дозволенным, предпочитая занимать двойственную позицию: в целом не признавать ссудный процент, а в определенных, ставших все более многочисленными случаях рассматривать его как неизбежное зло.

В вопросе легализации ссудного процента католиков опередили протестанты. Для протестантов после Кальвина (1509 - 1564) уже не стоял вопрос, запрещено ростовщичество или нет, речь шла о том, какая процентная ставка нормальная, а какая - чрезмерная, ростовщическая. При Кальвине в Женеве была установлена довольно низкая по тем временам ставка в размере 5%. Однако, учитывая тот факт, что на протяжении веков представления о чрезмерном проценте менялись, можно говорить о де-юре легализации того, что прежде именовалось ростовщичеством (36) .

Что касается православной церкви, то достаточно долго она индифферентно смотрела на проблему ростовщичества среди мирян (священники же, уличенные в предоставлении средств под проценты, могли лишиться сана). Как справедливо отмечает А. Журавлев, православие "отстало если не в вероучительном осмыслении хозяйственных процессов, то в формулировании церковью ясного и актуального экономического кредо" (37) .

Так, в памятнике древнерусского права - "Русской Правде" достаточно подробно регламентирован договор займа. В качестве предмета займа могли выступать не только деньги, но и продукты питания: мед, хлеб. Процентная ставка зависела от срока предоставления ссуды: по краткосрочным займам она была выше (38). "Русской правде" было известно и закупничество: должник обязан был погасить долг физическим трудом.

Только в 1649 г. в "Соборном уложении" был четко сформулирован запрет ссудного процента (39). Однако учреждение в 1754 г. Банка для дворянства и Банка при Коммерц-коллегии, а также распространение коммерческих банков в XIX в. показали, что момент для дискуссий о ссудном проценте в России упущен.

Негативное отношение к ссудному проценту вплоть до конца XIX - начала XX в. сохранялось в среде старообрядцев. В соответствии с ветхозаветными заповедями, купец-старообрядец мог получить в общине беспроцентный кредит.

Но несмотря на пассивное в целом отношение православной церкви к религиозному обоснованию системы хозяйствования, соответствующей христианским представлениям, некоторые современные православные авторы негативно отзываются о практике коммерческих банков. Так, А. Панарин (1940-2003) писал о наступлении спекулятивно-ростовщической революции, ставящей в центр экономической жизни не предприятие, а банк (40).

В "Основах социальной концепции Русской православной церкви", принятых в 2000 г., вопреки ожиданиям не содержится никакого экономического кредо. Нет в нем ни слова и о запрещаемом Библией ростовщичестве. Поэтому призывы некоторых авторов, обращенные к православной церкви (41), заняться формулированием православной экономической доктрины выглядят гласом вопиющего в пустыне.
86. Lucia : Re: Русская идея обязывает
2010-09-13 в 18:06

Насчет "как назвать". А что это изменит? "Доктор поставил обезьянкам градусники и им сразу же стало немного легче?".
85. Елена KN : 80. Аноним
2010-09-13 в 14:10

Хорошо Вы все объяснили про Кальвина. Объясните также понятно: как называть тех, кто допускал существование ссудного процента, пользовался и продолжает пользоваться им? Как называть тех, кто оправдывает (и с религиозной точки зрения) нынешний уклад, который последние 20 лет только на умножении процента и держится?

Можете заодно и "личико приоткрыть", уважаемая маска (может понимание смысла чужих текстов сразу станет лучше).
84. Елена KN : 65.Nemo (Продолжение .)
2010-09-13 в 14:01

Допустим, пустое любопытство нас не мучает и выяснять "корни" упорной живучести процента - это неважно. Перед нами только цель - убить процент. Ислам - самый непримиримый противник всего, что с этим связано. Опыт исламских стран предлагается как вариант развития. М.Хазин: "Большой опыт накоплен здесь в исламском банковском деле. Есть у них, конечно, некоторые формы, которые просто маскируют обычный кредит, но есть и принципиально иные инструменты, связанные с тем, что банк делит с заёмщиком коммерческие и политические риски, глубже погружается в то дело, на которое выданы деньги. Например, банк участвует деньгами в открытии дела, приобретая долю в совместной деятельности (без акционерной собственности) и права участия в управлении ... При таком подходе сложно делать деньги из воздуха и создавать инструменты для получения высокой прибыли при минимуме риска. Деньги выполняют служебную функцию по отношению к реальной экономике, в отличие от экономики ссудного процента, где все ишачат на обладателей финансового капитала... Но я обращаю ваше внимание: ни разу ни одна исламская страна не создала индустриальной экономики. Может быть, как раз потому, что там нет ссудного процента."

Картины этого будущего рисуются благостные. (Правда, с поправкой, что рухнет всё, неокупаемое до конца и поддерживаемое сейчас кредитом. В том числе интернет, как ядовито замечают экономисты). Условно говоря, возвращаемся к истокам капитализма до разрешения процента и ускоренного развития на основе НТР. При этом все знают теперь, где лежит "ключ" к ускорению (кредит), но по религиозным соображениям отказываются им пользоваться. Господин предполагает стать уже не финансовый, а производственный капитал.
Конечно, это иное развитие. По сравнению с нынешней катастрофой, выглядит очень здорово. С мирской точки зрения, это выход. Разве что процент не изжит совсем и всегда есть соблазн воспользоваться "ключиком" для ускорения.

Но при чем здесь нестяжательство? Это замена одного распущенного вида стяжательства на другой более приличный и трудолюбивый (То ветхозаветное ограничение о котором я и говорила раньше). Причем, родственность этих видов стяжательства позволили Кальвину легко снять запрет на ссудный процент . Он просто разрешил пользоваться деньгами как всякой иной собственностью, сказав известную фразу: "Когда я покупаю поле за деньги, разве не деньги порождают деньги".
Так, что и при ограничении процента, о нестяжательстве и речи нет.
83. тов.Сухов : Спасибо автору, спасибо редакции
2010-09-13 в 11:24

Капитализм - дерьмо! Реставрация капитализма - гибель!
82. В.М. : на 78
2010-09-13 в 10:42

Благодарю за ссылку, зто предвидение было мне неизвестно. Более того, в комментариях нашел ссылку на очень глубокую богословскую работу: СОВЕТЫ И НАСТАВЛЕНИЯ СТАРЦА АНТОНИЯ . Спаси Бог.
81. Аноним : Re: Русская идея обязывает
2010-09-13 в 02:44

Кальвинистское понимание абсолютного предопределения непосредственно связано и с учением о мирском призвании и мирском аскетизме . Человеку не дано знать своего предопределения, ибо это - тайна и величие бога. Но люди могут догадываться об ожидающей их участи, ибо профессиональная деятельность есть божье предначертание и успех в делах , в профессиональной деятельности, обогащение служат признаком избранности к спасению. В то же время праздность, лень, склонность к удовольствиям, все, что ведет человека к порокам и бедности, - явные симптомы его печальной участи. Благодать нисходит на человека от бога в виде особых способностей, таланта, благоприятного стечения обстоятельств, жизненной удачи и др. Психологической основой деятельности верующего Жан Кальвин считает убежденность верующего в том, что он является божьим избранником . Таким образом, Кальвин не только разрешает человеку целиком заниматься земными делами, но и ставит ему это в обязанность. Человек своей практической деятельностью свое избрание и все свои силы посвящать трудовой деятельности, всеми силами добиваться успеха своих начинаний.

В результате, следовательно, обогащение, накопление возводится в ранг служения богу. Прибыль - дар божий, хотя и испытание для человека. Необходимые при таком служении строжайшая бережливость, расчет, энергичность - типичные добродетели предпринимательства. Капитал должен расти, а не умаляться. Бездеятельность и непроизводительная трата капитала и времени осуждаются. Большой грех - растрата капитала и праздность.

Богатство - божий дар и обращать его на личные нужды грешно. Оно должно пускаться в оборот. Кальвин говорит о нелепости мнения Аристотеля, Амвросия Медиоланского и Иоанна Златоуста о бесплодии денег. На них можно приобрести собственность, приносящую доход. Однако в письме к Эколампадию и в своих проповедях Кальвин ограничивает допущение процента. Процент допустим, если не превышает легального максимума, но даже при наличии законной ставки процента займы бедным должны происходить без взимания процента. Кальвин требует также, чтобы должник получал от займа такую же пользу, как и заимодавец, чтобы от должника не брали непомерного залога. Если уж процент допустим в отдельных случаях, то безусловно недопустимо делать себе регулярную профессию из отдачи денег под проценты, неэтично получать выгоды от нужды ближнего. Любопытно, что при Кальвине в Женеве была установлена легальная ставка в 5%, что было крайне низко для того времени.
80. Аноним : Елена KN
2010-09-13 в 02:26

Верующим-то точно был Ваш Кальвин. Да только во что? Корни Реформации совершенно иудейские. Так что не смешите.
79. Денис К. : 75. Elena KN
2010-09-13 в 00:28

Вопрос в самую точку. Можно дополнить: Что? Кто? Через кого?
78. Аноним : Re: Русская идея обязывает
2010-09-12 в 22:07

77. Lucia : Re: Русская идея обязывает
2010-09-12 в 21:45

Это зависит от умения видеть. Кто-то в 60-е годы видел практически осуществившееся царство добра. Правда. тогда был плюс - наказывали за исповедание веры.
76. В.М. : Re:
2010-09-12 в 18:22

Автор верно отметил, что современная эгоцентричная концепция православия несовместима с православным социализмом, т.е. идеей социально- активного православия, направленного на спасение других людей, а не только себя, любимого.
А вы задумывались, для чего Господь дал нам Откровение Свое? Может быть, в надежде, что ужаснувшись грядущему, которое уже имеет совершенно узнаваемые черты, мы опомнимся, задумаемся о спасении мира, а не только себя?
С великой радостью и с миром пришел бы Христос в царство добра, ибо это царство Его. Разве оно не достижимо на Земле? Я помню шестидесятые годы, и мир Полдня Стругацких тогда совсем не казался несбыточной утопией. Собственно об этом постоянно говорит уважаемый Александр.
Молитвами и предвидением русских святых нам обещан Божий посланник - великий и праведный православный Царь, который возродит Святую Русь.
Но он придет, если мы научимся молиться о спасении Родины и своих ближних, и в последнюю очередь- о собственном.
75. Елена KN : 65. Nemo
2010-09-12 в 17:38

Хорошо. Предположим, что ссудный процент - тот единственный главный "рычаг", навалившись на который поворачиваем мир на нормальные основания.
Слушаем прогнозы того же Хазина:
"Новая финансово-экономическая парадигма не может полностью отказаться от ссудного процента, но должна быть построена на значительно более жестком его контроле со стороны всего общества". Отчего же не может? И почему раньше в христианской Европе самими христианами был отменен религиозный запрет на взымание процента? Причем отменен не "теплохладными" верующими, а ревнителем Кальвином?
Логично предположить, что есть элементы, которые непрерывно воспроизводят необходимость в проценте (и в рамках существовавшей доныне экономики он вообще неотменяем). Поэтому, даже если ставить целью только отмену процента, неплохо посмотреть, что так упорно вызывает его к жизни?
74. Александр+++ : Дмитриеву Павлу Ивановичу на 73
2010-09-12 в 14:47

Хорошо сказали: “сущностное различие было в том, что наши хотели счастья для всех за счет себя, а немцы хотели счастья для себя за счет всех”
Так оно и было. Но ведь это означает полную противоположность пионеров и гитлерюгенда. Зачем тогда было обзываться?
“Ради красного словца не пожалею и отца” – вот что это такое с вашей стороны.
Относительно этимологии слова “товарищ” ваши изыскания очень спорные. Даль, например, про это ничего не пишет. А в русском сознании слово “товарищ” давно укоренилось как синоним слову “друг”
Какая-то у вас очень высокая мерка, если вы находите нравственные изъяны в заявлении "Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду"

Мы в пятом классе собрали гору металлолома и получили переходящего плюшевого мишку. По два раза в год приносили кто сколько мог макулатуру.
Были у нас спортивные соревнования –городской кросс пионеров. Был дом пионеров со множеством кружков –рисование, шахматы, хореография. Были пионерские лагеря, песни про картошку, костер, лодочные походы по Вуоксе, игра Зарница. Каждый пионер имел шефство над октябренком из младшего класса. Мы ухаживали за могилами павших войнов ( в Колпино была передовая и есть несколько братских кладбищ) И много-много еще чего. С благодарностью вспоминаю своих учителей и вожатых. А вы –“гитлерюгенд”, ГУЛАГ .. Стыдно.
73. Дмитриев Павел Иванович : Александру на 64
2010-09-12 в 06:53

Внешнее поразительное сходство культурных и идеологических штампов Германии эпохи нацизма и СССР настолько бросается в глаза, что игнорировать это нельзя. Все сущностное различие было в том, что наши хотели счастья для всех за счет себя, а немцы хотели счастья для себя за счет всех. В этом смысле, конечно, умственное различие есть. К приведенной вами формуле "Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду" нужны два честных уточнения. "Товарищ" - это тот кто "товар ищет", а "правда" и у волка своя. Думаю, тема скользкая для развития,т.к. все мы бывшие пионеры и по собствененому детству ездить на бульдозере не хочется. Хотя, если резать по живому, то не побывав в пионерах думаю, что нельзя было стать, например, сотрудником ГУЛАГА...
72. Владимир Евгеньевич : 68. Александр+++
2010-09-11 в 16:26

И духови твоему!

Нам всем полезно быть предельно внимательными при чтении чужих текстов, чтобы уберечься от подобных промахов. Да и что-то поучительное можно найти. Мудрое слово святейшего Патриарха, например. Там все сказано. Нам бы вновь от начала до конца перечитать это слово, прислушаться, смириться и перестать копать дальше. Не ровен час докопаем до уровня, о котором предупреждает Патриарх. Увы, нам, увы!

С глубоким уважением к Вашим искренним и благим намерениям, а также с надеждой на вразумление всех нас словом Патриарха приведу известную Вам публикацию на РНЛ: "Св.Макарий Египетский научал, что если царь даст своё сокровище на хранение нищему, тот не может считать сокровище своей собственностью, ибо царь всегда может забрать его, а хранитель останется нищим, как был." http://www.ruskline....vskij_duh_smireniya/
Мы все вместе и каждый в отдельности все больше похожи на неразумного хранителя, у которого потихоньку другие расхищают, да и он сам бездумно проматывает доверенное сокровище - Веру, Родину, народ, семью, свою безсмертную душу. Не пора ли каждому из нас признать себя расхитителем, сознаться в растрате и просить Царя о милости, помня о том, что "нет выше добродетели, чем видеть себя хуже всякой твари." Не это ли сопряжение высоты небесной и земного дна? Не это ли выведет нас из ямы наших страстей и заблуждений? Не потому ли попущено нам дойти до предела, чтобы мы испытали чувство глубочайшего раскаяния? Тогда скажем себе: значит не зря мы так низко пали... благая от руки Господни прияхом, злых ли не стерпим?

А если мы пренебрегаем словом Патриарха, не раскаиваемся и продолжаем упорствовать, то и говорить нам не о чем, а падение наше не только закономерно, но и будет продолжено. Кому Церковь не мать, тому Бог не отец.

Дай Вам Бог здоровья душевного и телесного. Простите, благословите, помолитесь обо мне.
Владимир
71. Ирина Калина : на сообщ. 68
2010-09-11 в 08:42

Браво, Александр!
70. Александр+++ : Вячеславу Степанову на 69.
2010-09-10 в 19:55

Совершенно с вами согласен, уважаемый Вячеслав.
69. Вячеслав Степанов : Re: Русская идея обязывает
2010-09-10 в 18:26

Так в том-то и дело, что соблазнились очередным "измом": капитализмом, он же экономический либерализм. В нем сейчас и пребываем. Но поразительно: многие капитализм за "изм" не считают! Чтобы это значило? Ужели этот "изм" - капитализм - считают за "сопряжение небесного и земного"? Почему этот "изм" вне критики? Если уж быть до конца последовательным в плане "измов", то и здесь "иди от изм" должен иметь место. Или "иди от изм" на поверку оказывается лишь фразой? И идти надо не "от изм", а от князя мира сего к Богу?
68. Александр+++ : Владимиру Евгеньевичу на 67
2010-09-10 в 18:04

Сейчас идет очень активная игра в запрет и изменение слов.
Не приветствуется использование слова “русский”
Слово “жид” почти под запретом. “Еврей” – отдает ксенофобией.
У преступников, мы теперь знаем, нет национальности. Исчезла национальность у террористов. В начале 90-х вместо проституток появились путаны. Жизнь без брака называется гражданским браком. Извращенцы назваются гомосексуалистами, а нормальные люди гомофобами.
Россию, потерявшую свое собственное производство и превратившуюся в сырьевую колонию, величают энергодержавой.
Далее, в Европе по требованию извращенцев хотят ограничить применение слов “мать” и “отец”.
Вы, а ранее Бжезинский, против слов с “измами”. Конечно же, прежде всего, социализма и капитализма. При этом понятно, что запрещать “иудаИЗМ”, кишка тонка.

Смысл этого филологического наезда простой: если у нас сейчас не капиталИЗМ, то нет и капиталистов, нет и олигархов. Следовательно, никто ни присваивает себе плоды чужого труда. Недрами владеют эффективные управленцы и т.д. Все хорошо.
А раньше не было социалИЗМА и, следовательно, не было общественной собственности на те же недра и средства производства. Таким образом, никто ничего ни у кого не отбирал и ответственности не понесет. Мир в-а-а-м.
Вот такая логика..
Неояз, за который вы ратуете –это основа министерства “правды”.
Бжезинский хорошего не посоветует, а впрочем, как знаете.
67. Владимир Евгеньевич : 63. Александр+++
2010-09-10 в 06:56

Я глубоко убежден, — а как Патриарх я говорю не только о России, но о всей исторической Руси, о Святой Руси, — что если весь наш народ, народ исторической России сможет сопрягать небесное и земное, Божественное и человеческое, веру и знания, нравственность и проявления человеческой личности в социуме, мы будем очень сильными, мы будем сильнее всякого кризиса. Но если снова соблазнимся на очередные «-измы», на очередные псевдофилософии, которые в этом информационном потоке обрушиваются на нас знамением постмодернистской реальности, то, может быть, страна этого уже и не выдержит.


ВЫСТУПЛЕНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА НА ВСТРЕЧЕ С МОЛОДЕЖЬЮ В РАМКАХ XIII ВСЕМИРНОГО РУССКОГО НАРОДНОГО СОБОРА 26 мая 2009 г. http://www.pravoslavie.ru/smi/1158.htm
Конечно, мое пояснение не идет в сравнение со словом святейшего Патриарха и все же оно в какой-то мере, надеюсь, отражает совет, который некий народ получает в итоге очередного "строительства". Такой совет подразумевает бесконечные терпение и любовь, попускающие заблудшим дойти до некоего дна-предела, на котором начертано: ИДИ ОТ ИЗМ. Кто хочет, может идти дальше и копать глубже. Но если даже Бжезинский это понимает, то о чем вообще может идти речь?
Будем надеяться, что некий народ не зря прошел этот путь и теперь искренне попросит себе мудрости и времени для исправления... И будем надеяться - получит и то, и другое!
66. Nemo : Елена KN, Денис К.
2010-09-09 в 22:30

Есть интересная работа известного российского экономиста М.Хазина на этот счет. Он пишет (с некоторой долей юмора"):
"Мои предки создали уникальную систему, которая позволила им за какие-то 100-150 лет взять под практически полный контроль все мировые финансы, да и вообще, получить практически неограниченную власть над миром....Задача была решена, но не полностью — Российская империя сохранилась, причем в еще более опасной для нас форме, поскольку ликвидировала [bold] ссудный процент — основу нашей мощи над миром и ликвидировала частную собственность [/bold]. Одновременно, пользуясь своей закрытостью, экономика новой российской советской империи совершила невероятный рывок, который поставил под угрозу даже центр нашей мощи — США."
Ну, там много интересного
http://www.zavtra.ru...avtra/05/611/32.html
65. Nemo : 62. Елена KN
2010-09-09 в 22:17

То, что экономика должна иметь другую цель - подразумевалось, сразу обсуждалось главное препятствие на пути к этой цели - процент. Да, страсть может найти лазейку, но искать лазейку - это не то же самое, что узаконить эту страсть и спокойно грешить. То, что это не частность, показывает, например, специальный запрет на ростовщичество, существовавший в католической Церкви. Ознакомьтесь со статьей Маргрит Кеннеди, Вы поймете, какое это мощное оружие разрушения любой не стяжательской экономики.
Что касается "глобальных целей", да, согласен, это можно сказать имманентная черта нашего народа. Но все высшие цели разобьются о рифы вот этих "мелочей" (по Вашему мнению), с которыми мы не хотим разбираться. Я поэтому ни на минуту не верю в "народные соборы". Дойдет до дела - пойдут просить все тот же кредит под те же проценты. И все вернется на круги своя. Помнится кто-то - не то Ротшильд, не то Рокфеллер однажды сказал , что дайте мне возможность печатать деньги и мне будет все-равно, какое в стране правительство.
64. Александр+++ : Дмитриеву Павлу Ивановичу на 52
2010-09-09 в 22:14

Хотел попросить вас, чтобы вы обосновали свое заявление о том, что гитлерюгенд и пионерия – это одно и то же.
Из законов пионеров мы знаем, что: “Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду “
Надеюсь, что вы будете обосновывать свое утdерждение, руководствуясь этим законом пионеров.
63. Александр+++ : На 54 для Владимира Евгеньевича.
2010-09-09 в 22:13

“Обходится без “измов”

В принципе, можно для общения использовать словарь из 30 слов или точку и тире, но неудобно.
“Социализм”, “капитализм”, “коммунизм”- это научные термины, соединенные с огромной экономической и исторической литературой.
Отказ от этих понятий выгоден тем, кто хочет запутать дело. Первым предложил обходиться без “изм”ов Бжезинский.
62. Елена KN : Re: Русская идея обязывает
2010-09-09 в 19:49

\ Вопрос о взымании процента - частность
\ Нет, это не частность \

Выскажу только своё мнение. "Борьба с процентом" и пр. ограничения вполне в рамках ветхозаветного понимания – ограничить наиболее дикие проявления страстей и самые тяжелые их последствия (правда, у нас сейчас и этого нет). Но существа, цели нынешней экономики это не меняет - умножение богатства. Пусть не в денежной форме, так в других превращенных формах (более приличных, трудолюбивых) но эта страсть лазейку найдет.. В Новом Завете: «Будьте совершенны…» и иное отношение к богатству – освобождение от пут собственности. Цель экономики должна быть иной. Накопление богатства и развитие частной собственности не может быть самоцелью экономической деятельности. (С этой точки зрения деловитость, инициатива, даже трудолюбие и пр. ныне превозносимые качества уже не выглядят такими бесспорно ценными - быстрее, выше, сильнее, трудолюбивее в погоне за чем-то.) Русские – народ новозаветного воспитания, отклик находят высокие, предельные цели во всем. Если их не видят – все катится по линии наименьшего приложения усилий. Может быть поэтому, «копание в мелочах» типа ссудного процента не привлекает.
Страницы:   1 | 2 | 3 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме