Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О Преображении Господнем и преображении человеческом

Семен  Гальперин, Русская народная линия

30.08.2010

«На древних иконах, изображающих событие Преображения Господня, мы видим Христа стоящим на вершине горы, а апостолов в благоговейном страхе павшими ниц перед великим чудом, явленным им Учителем. От фигуры Господа во все стороны исходят ослепительные потоки золотого света, который есть благодатная энергия, пронизывающая окрестные горы, деревья, камни, людей, - весь мир Божий, всякое творение, всю Вселенную.

Этот иконографический образ заключает в себе замечательную по своей глубине богословскую мысль и одновременно реальность нашего существования: Божественная энергия, имеющая неиссякаемым источником Бога и Творца, пронизывает весь мир и преображает его. Спасительным действием благодати Божией поддерживается и жизнь самого человека. Это единственная в мире сила, способная преобразить нас, воззвав к свету из тьмы заблуждений и ошибок, падения и отчаяния».

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Слово пастыря

 * * *

Феофан Грек. Преображение ГосподнеСобытия, происходившие на горе Фавор, где Иисус предстал перед Своими учениками в сиянии Божественной славы, и поныне остаются предметом обсуждения богословов и источником вдохновения иконописцев. Здесь же представляется необходимым попытаться выделить в их описании всего лишь смысловую содержательность глагола «преобразился», чья символика в стихии русского языка вовсе не исчерпывается греческим μετεμορφώθη, производным от μορφή (вид, наружность), полностью соответствующими античным представлениям о всеохватывающей телесности. Впрочем, скупых утверждений евангелистов о сиянии лица Иисуса и блистающей белизне его одежд оказалось вполне достаточно для многовекового обсуждения природы Фаворского света

Как, однако, осмысливать этот глагол непосредственно по отношению к нам, обладающим, в отличие от Богочеловека, одной лишь человеческой природой? Обратимся к посланию апостола Павла: «И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, чтό (есть) воля Божия, благая, угодная и совершенная (Рим. 12, 2). В нынешнем нашем понимании ум человеческий включает многообразие интеллектуальных и духовных возможностей, которые в своей совокупности как раз и определяют особенности мировосприятия, создавая, тем самым, тот или иной образ мысли не только отдельного человека, но и целого народа. Стало быть, в обращении апостола к древним римлянам звучит призыв к изменению их образа мысли; сам же результат «обновления ума» есть не что иное, нежели интеллектуально-духовное преображение.

Между тем нынешнее кризисное состояние «мирового сообщества» в целом, и России, в частности, свидетельствует о предельной актуальности этого призыва. Что же касается реальной возможности следовать ему, то её нетрудно обнаружить в итоговой «формуле» Алексея Фёдоровича Лосева, выведенной им в конце земного пути и оставленной нам в наследство: «Сама действительность, и ее освоение, и ее переделывание требуют от нас символического образа мышления». Для него, сохраняющего верность святоотеческой традиции, всё в мире - символ Слова (Логоса), внешнее Его выражение. Стало быть, познание мира - раскрытие вселенского символизма - может и должно, согласно Лосеву, осуществляться человеком не иначе, нежели в многообразии символов: смыслового (сущностного), самосознательного (интеллигентного), личностного, природного, социального, мифического. Сами же основы лосевского учения о выразительно-смысловой символической реальности вполне правомерно рассматривать в качестве подлинно православных начал научного мировоззрения.

Что же следовало бы положить в фундамент освоения выразительно-смысловой символической реальности? Представляется не просто исторически справедливым, но к тому же и крайне своевременным начать такое освоение с нового патристического синтеза, мечту о котором вынашивал выдающийся православный просветитель протоиерей Георгий Флоровский. Ведь именно Восточные Отцы первыми осуществляли в своем восхождении к Богу то самое интеллектуально-духовное преображение, которое только лишь начинает осмысливаться сегодня в России как ее общенациональная историческая цель.

В качестве начального примера достаточно обратиться к Ареопагитикам, автор которых восходит к созерцанию Бога в мире, где таинственно совпадают в. Божественном промышлении пребывание и подвижность (στάσις и κίνησις); исхождение Бога в мир - προόδος и возвращение к Себе - επιστροφή (в последнем в символической форме выражено осуществление того, к чему стремится всё сущее - блага). В какой-то мере такому созерцанию соответствует вполне зримый образ - круг, в центре которого сходятся все лучи - простейший символ неоплатонизма («образ ума», по Проклу). Здесь, впрочем, символическое восприятие ещё не находит всесторонне осмысливаемого толкования.

Зато именно таким оно становится у преп. Максима Исповедника, утверждающего, что всё в мире есть тайна Божия и символ Слова, ибо это Откровение Слова (Логоса). Божественный Логос - начало и конец (αρχή и τέλος), зиждущая и хранительная сила для мира, в котором два плана: духовный или умопостигаемый и чувственный или телесный. Связь их неразрывна и неслитна (преп. Максим определяет её как «тождество по ипостаси»). Весь мир в движении, стремлении, между тем как Бог выше движения, и задача познания в том, чтобы увидеть и распознать в мире Его первотворческие основания. Путь Откровения и путь Познания соответствуют друг другу, однако прозреть всюду свет Слова может только преображённый ум. Он должен высвободиться из условностей внешнего, эмпирического познания и взойти к «естественному созерцанию» (φυσική θεωρία). И здесь у преп. Максима, как и у автора Ареолагитик, появляются вполне зримые образы «вечных мыслей вечного Ума», именуемые им «логосами», которые, как некие творческие лучи расходятся от Божественного средоточия и снова собираются в нём; точно такими же динамичными оказываются прообразы вещей, каждой из которых соответствует свой «логос».

Если теперь полностью отвлечься от словесного арсенала, используемого древними авторами с целью выразить опыт своего восхождения к Божественным тайнам, конечно, предварительно приняв его к сведению, то окажется, что предметом их φυσική θεωρία является в действительности всего лишь точка - начало бесконечного множества расходящихся и вместе с тем конец сходящихся направлений. Между тем такой совершенно ясно видимый очами ума символ не представляет собой некую абстракцию из области метафизики, для которой, кстати, в выразительно-смысловой символической реальности просто нет места: это конкретная точка, образованная неповторимым множеством (семейством) направлений. Пребывает она в динамическом равновесии, свёртывая в себе структуру сферы и вместе с тем разворачиваясь в бесконечность пространства, в котором все точки равнозначны и все направления равноправны. Будучи напрочь лишённой пространственной мерности, точка обладает зато неустранимой двойственностью центра, в котором концы и начала радиальных направлений просто совпадают. Именно точка является естественным выразителем тайны бесконечности, поскольку её абсолютный покой тождествен относимой к ней бесконечной скорости; стало быть, мы обнаруживаем её всегда и везде, то есть ей присущи всюдность и вечность.

Нельзя не отметить, что потенциальные возможности точки вполне позволяют воспроизвести в ней символику Абсолютной Личности с Её абсолютной свободой: необходимость выбора одного из образующих саму точку направлений отсутствует; безграничной самоосуществленностью: каждое из бесконечного множества направлений достигает цели. Более того, несложно убедиться, что именно в таком «естественном созерцании» нашему уму сообщается тайна Троичности с нерождённым единоначалием, рождённой прямизной и исходящей направленностью. Первое из этих свойств, символизируемое точкой-центром, разъяснений, вероятно, не потребует, что же касается второго, относящегося к образующим её радиальным направлениям, то здесь уместно привести определение прямизны Николаем Кузанским, хотя он, как верный сын Римской церкви, и не признавал православной трактовки Троичности: «Сама прямизна есть образец, точность, истина, мера или справедливость, благо или совершенство всего, что существует или может существовать, а также точная и небеспорядочная актуальность всего, что существует и может возникнуть...». Не подлежит сомнению, что автор сопоставляет прямизну с наиболее полным проявлением Бога в сотворённом Его Словом мире. Что же до исходящей направленности, символически выражающей тайну Св. Духа, то именно она зримо доказывает истинность православного представления о Его исхождении от Отца через Сына (не что иное, нежели прямизна, обусловливает противостоящую хаотичности строгую упорядоченность исхождения - направленность).

Впрочем, главным в предпринятом анализе результатов φυσική θεωρία является вовсе не сама по себе попытка сугубо богословской их трактовки, а вывод о достаточной надёжности фундамента научного мировоззрения, обнаруженного в святоотеческом наследии и опирающегося на восприятие очами ума Божественной тайны. Последовательное развитие изложенных выше представлений, вполне сравнимое с неспешными шагами по ступеням идущего вверх эскалатора, приводит к построению целостной картины мироздания в качестве альтернативы лоскутной, выработанной фундаментальной наукой ХХ века. Кстати, к процессу создания последней вполне применима предыдущая аналогия, с той лишь разницей, что изначально здесь осуществляются попытки бежать вверх по ступеням эскалатора, идущего вниз, конечный результат которых предвидеть нетрудно.

Судите сами: осмысление исполнения одного лишь Божественного воления: «Да будет свет», преображающего охваченную действием точку в открытый Максом Планком «квант действия», в котором её потенциальные динамические свойства становятся реальными - превращаются в постоянную по величине неразлучную пару «масса-протяжённость» (соотношение меры сосредоточенности и меры рассредоточенности), - позволяет без каких бы то ни было усилий выявить природу фундаментальных мер измерения. Следовательно, ненужными и бесполезными становятся поиски гипотетического носителя массы («бозона Хиггса») с помощью «большого адронного коллайдера»; да и вообще страсти, кипящие вокруг этого дорогостоящего сооружения, как и упования, связанные, прежде всего, с воспроизведением в миниатюре «Большого взрыва», оказываются совершенно неоправданными.

Дело в том, что упомянутый «квант действия» - результат первого акта Творения - в открытую демонстрирует единство и цельность самих физических основ тварного мира. И это животворящее действие, воспроизводимое на фоне всюдности и вечности и обеспечивающее сохранение мировой гармонии, не имеет ничего общего с чудовищным, лишенным какого бы то ни было смысла «Большим взрывом», якобы приведшим к возникновению Вселенной. Нельзя, кстати, не отметить, что хотя в истинности этого события не сомневаются на сегодняшний день физики самых разных убеждений, среди которых немало и непоколебимых атеистов, идея «космического яйца, взорвавшегося в момент творения», принадлежит правоверному католику Жоржу Леметру, будущему президенту Понтификальной Академии наук. Казалось бы, наконец-то возникло долгожданное совпадение истины веры и истины знания в лоне христианства, однако, в действительности - перед нами всего лишь очередная, хотя и весьма радикальная попытка абсолютизированной личности воссоздавать мироздание по образу и подобию собственного ума - и ничего больше.

Да и могло ли случиться иначе? Ведь истоки научного мировоззрения в начале прошлого века формировал вовсе не древний опыт духовидцев-подвижников, которые в своём φυσική θεωρία усматривали отблеск Божественного Откровения, а всего лишь результаты «мысленных экспериментов» Альберта Эйнштейна с его непреодолимым скептицизмом по отношению даже к весьма устоявшимся взглядам и безграничным свободомыслием, а, главное, с незыблемой убежденностью в том, что теоретическая модель может конструироваться с помощью свободно выбранных ее создателем принципов и понятий. Ему не только удалось «в пику Ньютону» изъять из картины мироздания представления об «абсолютном пространстве», но и сохранить уверенность в его отсутствии у нескольких поколений физиков. Однако именно это сделало его самогό до конца дней заложником своих же «свободных конструкций ума» в бесплодных попытках соединить несоединимое - тяготение и электромагнетизм. К сожалению, те же причины, что обусловили в первой половине ХХ века драму одной, хотя и гениальной личности (идею будущего лазера у Эйнштейна не отнимешь), к началу XXI-го обусловили неудержимое нарастание всеобщего кризиса самих основ познания.

Дело, однако, вовсе не в экономических или политических, экологических или нравственных последствиях этого кризиса, хотя все они достаточно деструктивны. Суть проблемы в том, что рациональные основы нынешнего научного мировоззрения, непрерывно генерирующие тотальную обмирщённость, с Православием несовместимы - Бога в православном понимании в них нет и быть не может. Именно поэтому началом интеллектуально-духовного преображения должно стать в России ясное осознание необходимости, более того, неотвратимости радикальной смены этих основ. Конечно, тайна пребывания самогό человека в Боге навсегда останется скрытой от его разума; однако предпринять усилия к просветлению собственного ума, чтобы всецело ощутить в нём присутствие Бога, способен каждый - были бы желание и воля.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

4. Писарь : Семену Гальперину."Зачем Энштейн показывал язык".
2010-10-22 в 22:01

"В нынешнем понимании ум человеческий включает разнообразие интеллектуальных и духовных возможностей".

Ув.Семен Гальперин.
Возможно, в нынешнем понимании, так оно и есть.
Однако какое отношение подобные представления имеют к Православию.

Св.Отцы различают Ум(духовная способность) и Разум(способность интеллектуальная).
И никогда их не смешивают.

Православная Церковь призывает следовать Св.Отцам.
И справедливо призывает.
Т.к.последствия смешения- непредсказуемы.
3. Автор : Сергею
2010-10-22 в 18:29

Давайте попытаемся разобраться по порядку. В трактате “О квадратуре кривых” Ньютон пишет: «Линии описываются и по мере описания образуются не приложением частей, а непрерывным движением точек <…> Такое происхождение имеет место и на самом деле в природе вещей и наблюдается ежедневно при движении тел». Отсюда ясно, что участвующая в образовании линейной (одномерной) формы точка сама по себе пространственной мерности лишена. Казалось бы, ее и представить в таком случае совершенно невозможно. Однако все обстоит по-другому: классическое естествознание твёрдо стоит на том, что пространство однородно (все точки в нем равнозначны) и изотропно (все направления в нем равноправны) и такую возможность предоставляет. Рассуждения здесь очень просты: во-первых, если все направления равноправны, то это равноправие должно проявляться и в одной-единственной точке; во-вторых, если все точки в пространстве равнозначны, то равноправие направлений должно проявляться в любой из точек. Отсюда общий вывод: однородное и изотропное пространство может быть представлено как бесконечное множество точек, каждая из которых является центром бесконечного множества (семейства) сходящихся / расходящихся направлений; это значит, что в такой точке начало и конец должны совпадать.
А теперь сравните этот сугубо геометрический образ с явившимися преп. Максиму «логосами», которые, «как некие творческие лучи расходятся от Божественного средоточия и снова собираются в нём». Впадаем ли мы в интеллектуальный соблазн, заявляя, что описанная точка является символом – в ней выражена тайна Божественного присутствия, проявляющая фундаментальный принцип динамического равновесия? Надеюсь, нет, если исходить из того, что сама реальность изначально символична. Называть при этом обычную точку физического пространства «божественной частицей» было бы, согласитесь, принципиально неверно (кстати, я впервые слышу такое название). Зато, на мой взгляд, вполне уместно принять к сведению совет Николая Кузанского: «Открой очи ума – и увидишь, что Бог во всяком множестве, поскольку Он в единице, и во всякой величине, поскольку Он в точке».
2. М.Яблоков : Re: О Преображении Господнем и преображении человеческом
2010-10-22 в 14:39

"и поныне остаются предметом обсуждения богословов"
И что, интересно, эти богословы обсуждают?

"Для него, сохраняющего верность святоотеческой традиции"
Имябожничество, которое он защищал, это святоотеческая традиция?

"вполне правомерно рассматривать в качестве подлинно православных начал научного мировоззрения."
Простите, но это просто чушь. Как и бесконечная скорость...
1. Cергей : Автору
2010-10-22 в 11:17

-Если теперь полностью отвлечься от словесного арсенала, используемого древними авторами с целью выразить опыт своего восхождения к Божественным тайнам, конечно, предварительно приняв его к сведению, то окажется, что предметом их φυσική θεωρία является в действительности всего лишь точка - начало бесконечного множества расходящихся и вместе с тем конец сходящихся направлений. Между тем такой совершенно ясно видимый очами ума символ не представляет собой некую абстракцию из области метафизики, для которой, кстати, в выразительно-смысловой символической реальности просто нет места: это конкретная точка, образованная неповторимым множеством (семейством) направлений. Пребывает она в динамическом равновесии, свёртывая в себе структуру сферы и вместе с тем разворачиваясь в бесконечность пространства, в котором все точки равнозначны и все направления равноправны. Будучи напрочь лишённой пространственной мерности, точка обладает зато неустранимой двойственностью центра, в котором концы и начала радиальных направлений просто совпадают. Именно точка является естественным выразителем тайны бесконечности, поскольку её абсолютный покой тождествен относимой к ней бесконечной скорости; стало быть, мы обнаруживаем её всегда и везде, то есть ей присущи всюдность и вечность.

Вы имеете ввиду так называемую "божественную частицу"?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме