Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Не затемняйте суть

Наталья  Масленникова, Русская народная линия

15.11.2010


К вопросу о значении термина «интеллигенция» …

Содержание понятия «интеллигенция»[1] достаточно затемнено в современ­ном российском общественном сознании. Само слово «интеллигенция», часто и по преимуществу, употребляется в значении «образованный слой общества». Между тем, такое отождествление понятий (интеллигенция - образованный слой общества) лишено всяких оснований. Интеллигенция появляется в России лишь в Петровскую эпоху, образованные же русские люди, делатели великой русской культуры суть в нашем отечестве от века: «...русский образованный класс ни в коем случае не является интеллиген­цией, и никто из творцов русской культуры, за редчайшим исключением, не был интеллигентом. Не был и не мог быть! <...> Русская интеллигенция, космополитическая по своим идейным устремлениям, враждебно настроенная ко всем основам русской культуры, - духовно есть дитя европейского масонства»2.

Любопытно, что с этим мнением Б. Башилова, весьма критически оцени­вающего данное явление, перекликается и точка зрения Г. Федотова, по общему признанию, одного из видных интеллигентов, изложенная им, в частности, в статье «Трагедия интеллигенции»: «...интеллигенция - категория не профес­сиональная. Это не «люди умственного труда»... Иначе была бы непонятна ненависть к ней, непонятно и ее высокое самосознание. Приходится исключить из интеллигенции всю огромную массу учителей, телеграфистов, ветеринаров... и даже профессоров... Сознание интеллигенции ощущает себя почти, как некий орден... имеющий свой неписаный кодекс... свое призвание, свои обеты»3.

Эта статья, опубликованная в парижском журнале «Версты» в 1926 году, содержит еще целый ряд примечательных мыслей автора, вскрывающих по­длинную природу интеллигенции, которые мы считаем необхо­димым при­вести, поскольку они ценны именно как саморазоблачение4.

«Есть в истории русской интеллигенции основное русло - от Белинского, через народников к революционерам наших дней» (с. 407).

«...русская интеллигенция есть группа, движение и традиция, объединя­е­мые идейностью своих задач и беспочвенностью (курсив Н. М.) своих идей» (с. 409).

«...ни государство, ни Церковь на Руси не стояли - по крайней мере, на памяти истории - как сила чуждая, против народа и его культуры. Поэтому духовенство, книжники, «мнихи» древней Руси не могут быть названы в нашем смысле ее интеллигенцией. <...>...церковный проповедник далек от сознания пропасти, отделяющей его от народа, подобной той пустоте, в которой живет русская интеллигенция середины XIX века» (с. 410-411).

«Не привлекательны первые «интеллигенты», первые идейные отщепенцы (курсив Н. М.) Русской земли. Что характеризует их всех, так это поверх­ностность и нестойкость, подчас моральная дряблость» (с. 417).

«Всякий разрыв связан с отрывом от православной почвы (курсив Н. М.) новых слоев: дворянства с Петром, разночинцев с Чернышевским, крестьянства с Лениным» (с. 429).

«Дело интеллигенции - европеизация России, заостренная, со второй половины XIX в., в революции» (с. 433).

«Враг... [интеллигенции] откровенно - Русское государство и его власть (курсив Н. М.)» (с. 435).

Еще одна характеристическая черта русской интеллигенции, существенно отличающая ее от представителей русского образованного слоя, - тоталитар­ность миросозерцания. На это обстоятельство обращал внимание, в частности, другой известный представитель ордена Н. А. Бердяев: «Белинский, как типич­ный русский интеллигент, во все периоды стремился к тоталитарному миро­созерцанию. <...> Он был нетерпим и исключителен, как и все увлеченные идеей русские интеллигенты, и делил мир на два лагеря»5.

Заметим, однако, что нетерпимость и, как правило, связанная с нею на­сильственность, отнюдь не являются чертами, ведущими в этнопсихологии рус­ских и в целом славян, напротив, в качестве главных они выделяются в этно­пси­хологии германо-романских народов6. Невозможно не заметить эти черты и во всей ветхозаветной истории как важные характеристики иудейского пле­мени.

Нетрудно увидеть, что все вышеприведенные сущностные параметры так называемой «русской» интеллигенции в совокупности обнаруживают ее как раз нерусскую и даже антирусскую природу. Знаковым представляется и то обсто­ятельство, что самое качество рассматриваемого предмета выявляется в сочине­ниях видных представителей ордена.

В истории русской культуры интеллигенция напоминает собой некий ди­кий и ядовитый побег, привитый к цветущему древу и принесший свои смерто­носные плоды. Указывая на чужеродность интеллигенции, ее внеполо­жность русскому бытию, Башилов замечал: «Миросозерцанию и творчеству русского образованного слоя не характерны ни тоталитарность мировоззрения, ни фана­тизм и утопичность политических взглядов, ни тенденциозность и предвзятость творчества; образованный русский человек и русский интеллигент - это анти­поды во всем: в психологии, в миросозерцании, мироощущении и т.д. Да это и вполне понятно, если вспомнить, какие цели преследует русский образован­ный слой и члены ордена русской интеллигенции; цель первых - творить русскую самобытную культуру, цель вторых - любой ценой добиться уничто­же­ния русского национального государства, на почве которого только и может разви­ваться и цвести русская культура»7.

Итак, очевидно, что разграничение понятий «интеллигент» и «образо­ванный человек» совершенно необходимо. В противном случае, то есть в случае их смешения, затемняется самое явление русская интеллигенция, в результате попросту фальсифицируется русская история, ибо в длинной веренице дела­телей нашего прошлого, созидателей будущего оказываются и «сумрачные ин­теллигенты» - разрушители России.

Наталья Викторовна Масленникова, кандидат филологических наук


[1] Все чаще мы совсем необоснованно в нашей речи используем тут и там термин «интеллигенция» для определения деятелей русской науки и культуры. Однако содержание его совсем небезобидно, как это кажется человеку несведущему. Потому мы и решили напомнить читателям о происхождении этого слова, точнее о его значении, ибо данный вопрос носит принципиально важный характер. Подмена, стремление к синонимическому словоупотреблению: «образованный, культурный»=»интеллигентный» вскрывает лукавую настойчивость в отождествлении, скажем, Ломоносова с Радищевым или Пушкина, Гоголя с Белинским и Чернышевским… кому падёт на ум назвать, к примеру, Нестора-летописца древнерусским «интеллигентом»? — а ведь  подобная бессмыслица встречается у некоторых авторов. Таким образом, без труда создаётся кривое зеркало русского бытия, чему весьма способствует частотность подобного рода синонимии. Оппозиция «образованный родолюб» — «интеллигентный космополит», которая просматривается на определенном отрезке отечественной истории, остаётся актуальной и поныне.

2 Башилов Б. История русского масонства. М. 1996. Вып. 16. С. 113.

3 Федотов Г. П. Трагедия интеллигенции // О России и русской философской культуре. М. 1990. С. 406. Далее цитируется это издание, страницы указываются в тексте статьи.

4 Напомним, что первым саморазоблачительным актом русской интеллигенции стал вы­ход сборника «Вехи» в 1909 г., который, однако, был враждебно встречен значи­тельной ее частью, но оказался книгой пророческой.

5 Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX в. и начала XX века // О России и русской философской культуре. М. 1990. С. 93, 94.

6 На это обстоятельство, в частности, указывает Н. Я. Данилевский в своем фундамен­тальном исследовании «Россия и Европа» (гл. VIII — «Различия в психическом строе»).

7 Башилов Б. Указ. соч. С. 133. Добавим, что еще в 1890 г. филолог И. М. Желтов писал: «Помимо бесчисленных глаголов иноземного происхождения с окончанием –ировать, наводнивших нашу повременную печать, особенно одолели и до тошноты опротивели слова: интеллигенция, интеллигентный и даже чудовищное имя существительное — интеллигент, как будто что-то особенно высокое и недосягаемое. <…> В известном смысле, впрочем, эти выражения обозначают действительно понятия новые, ибо Интел­лигенции и интеллигентов у нас прежде не бывало. У нас были «люди ученые», «люди образованные», наконец, хотя и «не ученые», и «не образованные», но все-таки «умные». Интеллигенция же и интеллигент не означают ни того, ни другого, ни треть­его. Всякий недоучка, нахватавшийся новомодных оборотов и слов, зачастую даже и круглый дурак, затвердивщий такие выражения, считается у нас интеллигентом, а совокупность  их интеллигенцией» (Желтов И. М. Иноязычие в русском языке // Филоло­гические записки. Воронеж. 1890. Вып. 4–5. С. 2, 3).



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. просточел : Не сумевшие реализоватся, ни то ,ни сё с претензиями.
2010-11-15 в 22:00

Обозначу их как "И ",Слой мелких чиновников, художников- неудачников с претензиями, карточные ,бездари- писатели и прочая публика, вот что такое русская интелигенция, <...>
2. Ю.Серб : Темная суть интеллигенции
2010-11-15 в 19:51

Спасибо автору за актуальное изыскание и за весьма полезные ссылки.
Интеллигенция как термин для русского языка, скорее всего, была внедрена на потребу революционных недоучек и вообще космополитов левого лагеря предреволюционной России - а это как минимум два поколения до 1917 года.
Интеллигент в западных словарях - это прилагательное "умный", "способный абстрактно мыслить", но в России революционеры сделали его легендарным существительным, облекая в него своих "героев нового времени".
Много и упорно писал "в защиту интеллигенции" академик Лихачёв.
1. Глеб : Re: Не затемняйте суть
2010-11-15 в 08:16

Интеллигенция и русский образованный класс отличаются, и очень сильно, в творческом отношении.
Интеллигенты - люди западные - пишут и говорят то, что создано на Западе. Своего у них ничего нет. Они коммивояжеры по продаже в России западных истин. Недостатки своего умственного развития "интеллигенты" возмещают агрессивным "партийным подходом": - мол, истину не обосновывают, ей служат верно, как псы своему хозяину...
Образованные русские решают задачи общественного развития страны сами, у них доноров нет. Их творческие работы, как правило, содержат много новых оригинальных идей, которое потом заимствуются "идейными врагами" без ссылок на источник.
В качестве примера можно привести борьбу за сохранение экологической чистоты природной среды. Это движение возникло у нас в начале 60-х годов. В качестве первоочередных объектов защиты тогда были выбраны озера Сибири и Алтая. Помню конференцию в МГУ под лозунгом "Сохраним Телецкое озеро". И помню реакцию западников, интеллигентов^ - "Что за чушь несут эти защитники ! Надо развивать промышленность, строить города. А они что ? ... Что же нам всем рыбу что ли ловить..."
Теперь экологическое движение в России признак хорошего западничества. О русских пионерах зеленых в 60-х - никто и не вспоминает...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме