Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия глазами русского интеллигента

Семен  Гальперин, Русская народная линия

Русская цивилизация / 27.09.2010


Из неопубликованной книги «Алексей Лосев и разгадка двадцатого века» …

Подлинная интеллигентность всегда есть подвиг,

всегда есть готовность забывать

насущные потребности эгоистического существования:

не обязательно бой, но ежеминутная готовность к бою

и духовная, творческая вооружённость для него.

И нет другого слова, которое могло бы более ярко выразить

такую сущность интеллигентности, чем слово «подвиг».

Интеллигентность - это ежедневное и

ежечасное несение подвига,

хотя часто только потенциальное.

А.Ф. Лосев

О Родине, о жертве, о любви...

Доверимся Лосеву, который попытался философски осмыслить основы общественного сознания, веками формировавшегося в России. Вы, вероятно, обратили внимание на то, что, обсуждая неисчерпаемость личности, он выделяет, в первую очередь, стихию родства - присущее всякому человеку жизненное ощущение: «Родное - это мое «Я» в его инобытии».

Действительно, каждый человек принадлежит роду, и человеческое общежитие начинается с родовых отношений, которым чужда схематизация. Они сохранятся и в лоне Церкви, потому вполне естественно звучит здесь обращение к мирянам: «Братья и сестры...». Церковь, как уже отмечал Лосев, есть символический организм. И вам, по-видимому, нетрудно будет представить, что в социальных образованиях, возникавших в ходе истории по мере распада общинно-родового лада, символичность, так или иначе, вытеснялась схематичностью - из организма они становились организациями, то есть превращались, по существу, в той или иной форме в систему отношений «человек - человек». Таким же является и любое нынешнее государство, имеющее дело вовсе не с неисчерпаемостью личности, а лишь с тем, что соответствует в ней статусу гражданина, то есть тому своду правил по отношению к нему, который в этой системе установлен и действует.

Вместе с тем внутри каждого государства существует множество более мелких систем-организаций: политические, спортивные, культурно-просветительские, благотворительные и пр., где могут быть востребованы и реализованы те способности и интересы личности, которые государственным механизмом, естественно, использованы быть не могут. Совокупность этих организаций, куда в идеале должны бы войти все граждане, выполняет роль общественного организма, формируя то самое «гражданское общество», создание которого в России превратилось в последние годы в навязчивую идею верховной власти с ее многочисленными «советниками», имеющими перед глазами убедительный пример Запада, но так и не взявших в толк, что видят они результаты воплощения в жизнь все того же антропоцентризма, хоть назови его тысячу раз «плодами западной демократии».

Здесь, вошедшее в сознание многих поколений чувство гражданственности, обнаруживает свои корни в протестантской этике, развивавшейся по мере абсолютизации человеческой личности, совершенно свободной в своих действиях, но имеющей в качестве сдерживающего фактора нравственные заповеди Св. Писания. Равенство верующих перед Богом было со временем закреплено в принципе равенства граждан перед законом, так что упомянутое чувство носит религиозно-мирской характер и потому служит достаточно надежным фундаментом общего для государственной системы и систем-организаций (полномочных представителей гражданского общества) здания, где жильцы, обитающие на разных этажах, не только мирно уживаются, твердо соблюдая правила внутреннего распорядка, но еще и совместно поддерживают необходимый для его сохранности порядок, хотя здесь нет и следа от «Я» в его инобытии.

Между тем Лосев, руководствуясь собственными историко-философскими посылами, вполне резонно заявляет, что для личности, для «Я» тоже есть свой род и свои родственные отношения. Подобно тому, как физический организм до поры до времени есть одно неделимое с организмом, его порождающим, и все организмы вместе суть одной и той же родной для них родовой стихии, точно так же духовное «Я» человека, его социальная личность порождается в той атмосфере, которая ему родная, и точно так же до поры до времени этот социальный атом неотделим от порождающей его родительской стихии, питается ею и возрастает от нее, и только впоследствии он физически отделяется от нее, продолжая быть внутренне с нею одним целым.

Эта всемогущая и родная для человека стихия, когда он чувствует себя не просто в физическом родстве с нею, а в духовном и социальном, есть Родина. Здесь, утверждает Лосев, мои отец и мать, не физически только, а для всего того, что во мне есть, и для личности моей отец и мать, и для духовной жизни моей родители и воспитатели. Сколько связано с этим именем, замечает он, недоброжелательства, даже злобы, хуления, ненависти в прошлом! Это культурно-социальное вырождение шло рука об руку с философским слабоумием, не видевшем здесь величайшей категории человеческого разума вообще. Всякая философия, которая не питается учением о Родине, делает Лосев вывод, есть наивная и ненужная философия. Ее «обобщения» слишком узки и ничтожны; ее познание слишком нежизненно, ее «мир» и «бытие» - пустота и тюрьма, всезлобное исступление рассудка, безличное раскаяние живого духа на Голгофе собственного жалкого самообожествления.

Вспомним, однако, что наряду со стихией родства, к главным внутренним ощущениям человека Лосев относит жизненную стихию. Развивая эту мысль, он отмечает, что индивидуум, несмотря на наличие конкретных родителей, порождает общая родовая жизнь. Верно также и то, что жизнь индивидуумов - это и есть жизнь самогó рода, а в человеке воплощается его род. И живет он так, что это есть жизнь и его, и рода; и умирает он так, что это и есть результат жизни вообще и его собственной. И умирает он, строго говоря, настолько же по своей воле, насколько и по воле общей жизни; и если ему не хочется умирать, то это значит, что жизни вообще не хочется умирать, что сам род, сама родовая жизнь не хочет в нем умирать.

И Лосев задает вопрос: как назвать такую личную жизнь, такую жизнь индивидуума, когда человек родится или умирает, растет или хиреет, здравствует или болеет, и все это есть только стихия общеродовой жизни, когда это есть правильное, нормальное и естественное состояние мира, при котором всякая индивидуальная воля осмысленна лишь как общая воля, когда все отдельное, изолированное, специфическое, личное, особенное утверждает себя только лишь на лоне целого, на лоне общей жизни, на лоне чего-то нужного, законного, нормального, сурового и неотвратимого, но своего любимого, родного и родственного, на материнском лоне своей Родины?

Вот его ответ: такая жизнь индивидуума есть жертва. Родина требует жертвы. Сама жизнь Родины - это и есть вечная жертва. Отсюда вновь лосевская критика философов, так же далеких от самогό понятия жертвы, как и от понятия Родины. Они говорят о поведении, о действии, о моральных и неморальных поступках, наконец, даже о «любви к ближнему», но в философии не принято говорить о жертве, несмотря на то, что человеческая и животная жизнь есть сплошная жертва, вольная или невольная, и единственный способ осмыслить бесконечные человеческие страдания - это понять их жертвенный смысл. Жертва везде там, где смысл перестал быть отвлеченностью, и где идея хочет, наконец, перейти в действительность.

Как истинный философ, Лосев собственную судьбу поверяет жесткой действительностью: «Я многие годы провел в заточении, гонении, удушении; и я, быть может, так и умру, никем не признанный и никому не нужный. Это жертва. Вся жизнь, всякая жизнь, жизнь с начала до конца, от первого до последнего вздоха, на каждом шагу и в каждое мгновение, жизнь с ее радостями и горем, с ее счастьем и с ее катастрофами есть жертва, жертва и жертва. Наша философия должна быть философией Родины и Жертвы, а не какой-то там отвлеченной, головной и никому не нужной «теорией познания» или «учением о бытии и материи».

На исходе ХХ века вопрос о смысле жизни стал возникать в России гораздо чаще, нежели раньше. Ответы на него предлагают и древневосточные учения и отвлеченная западная философия. Диапазон их огромен: от осознания человеком полноты бытия до утверждения, что смысл жизни есть сама жизнь. Ответ Лосева связан непосредственно с осознанием Родины. Вчитайтесь в него повнимательнее: сегодня, в период непрекращающегося вселенского брожения умов, он особенно важен.

Единственная опора и смысл существования человека, считает Лосев, в том общем, в чём он был каким-то переходным пунктом. Если осмысленно оно, это общее, осмысленна и жизнь человека. Но общее не может не быть для нас осмысленно. Оно - наша Родина. Значит, жизнь и смерть наша - не пустая, не бессмысленная, жалкая пустота и ничтожество, но - жертва. В жертве сразу дано и наше человеческое ничтожество и слабость, и наше человеческое достоинство и сила. Гибнет моя жизнь, заявляет Лосев, но растет и крепнет общая жизнь, поднимается и утверждается человеческое спасение; и страдания, слезы и отчаяние в прошлом залегают как нерушимый фундамент для будущей радости, а бессмыслица и тьма прожитой жизни отмирает и забывается как тяжелый и уже миновавший сон. Или есть что-нибудь над нами родное, великое, светлое, общее для всех, внутреннее наше, то есть Родина, или, заключает Лосев, жизнь наша бессмысленная, страдания наши неискупаемы.

Говоря о Родине, Лосев не может обойти вниманием проблему бескорыстной любви, которая, по его словам, всегда находила для себя осмеяние, презрение, издевательство людей «науки», «культуры», «цивилизации» (обратите внимание на расставленные Лосевым кавычки). Разного рода писаки, испорченные дурными книгами, неизученной наукой и обнаглевшей жизнью, заявляет он, учили нас о любви в бранных выражениях. Какое это подлое вырожденство, какой духовный и социальный развал, какое ничтожество и слабоумие! Сегодня к лосевской оценке такого положения можно добавить, что к концу ХХ века в итоге «сексуальной революции» примитивность в обсуждении данного вопроса достигла катастрофического уровня, и, может быть, именно лосевский подход поможет остановить сползание к необратимому обесчеловечиванию.

Обсуждение проблемы любви Лосев начинает с полового влечения, не приземляя его, однако, до фрейдовского «либидо» - продукта слепой биологической природы. По Лосеву, оно является влечением к каким-то новым порождениям, к таинственной дали бесконечных воспроизведений жизни; это страсть к созиданию, к творчеству, к воплощению на себе общего рода, к неустанному самоутверждению и самоповторению еще в ином и ином, еще по-разному и по-новому. В любви человек хочет стать как бы Богом, порождая из себя и изводя из себя целый мир и зная его изнутри, зная его еще до его создания. И это уже самая животная, самая физическая, самая плотская любовь. В этом смысле даже и она бескорыстна, считает Лосев. При видимом эгоизме даже и она всегда готова на жертвы, даже и она никогда не боится трудов и лишений; даже и эта любовь полна безумства самоотдания и самопожертвования.

Но что же сказать, спрашивает Лосев, о любви чистой и ясной, о любви идейной, о любви к Родине? Она бескорыстна, но это потому, что и всякая любовь бескорыстна (или она не есть любовь). Она готова на жертвы, но это потому, что нет любви без жертвы и подвига, нет любви без самоотверженности и самоотречения. Любовь к Родине тоже мечтает войти в некую общую жизнь, в жизнь родного и народного, и раствориться там, найдя себя в этом саморастворении. Любовь к Родине открывает глаза человеку на то, что не видно ему обычно, что не видно никому чужому и что вызывает насмешку у равнодушных и сытых. Но такова любовь вообще.

Любящий, утверждает Лосев, всегда видит в любимом больше, чем нелюбящий; но прав - он, любящий, а не тот, равнодушный, ибо он - знает: само познание - это и есть любовь познающего к познаваемому. Только любовь открывает очи и возвышает тайну познаваемого. Родители любят детей и дети любят родителей не за высшие добродетели, а потому что они друг другу родные. Мы знаем весь тернистый путь нашей страны; мы знаем многие и томительные годы борьбы, недостатка, страданий. Но для сына своей Родины все это - своё, неотъемлемое своё, родное; он с этим живет и с этим погибает; он и есть это самое, а это самое, родное, и есть он сам.

Изложив свои взгляды на любовь к Родине, Лосев приходит к окончательному выводу, что нет осмысления для каждой отдельной жизни, если она не водружена на лоне общего, если она не уходит корнями в это родное для нее общее, если она не любит этого общего, то есть если она не жертвует себя для этого общего. Воля жизни есть воля человека, стремление рода и Родины есть и стремление отдельного человека. Необязательно, чтобы он во что бы то ни стало умирал и жертвовал своей жизнью. Для этого должно быть особое веление Родины. Но и всякое страдание и труд на пользу Родины, и всякое лишение и тягость, переносимые во славу Родины, уже есть или иная жертва, или иное самоотречение, и осмысливается всё это только в меру жертвенности.

В свете общих лосевских взглядов на реальность изложенные выше основы его учения о Родине представляют собой относительную мифологию, которая опирается на неисчерпаемость погруженного в родовую стихию человеческого «Я», хотя и не поднимающегося до тайны божественной Абсолютной Личности. Но ведь неспроста Лосев здесь вообще избегает слова «вера», - тем самым, создавая свои труды в удушливой атмосфере воинствующего атеизма, он сознательно отмежевывается от традиционных вероучительных построений. Вместе с тем нетрудно видеть, что родовая стихия - фундамент чувства Родины - здесь нисколько не препятствует восхождению к божественному Триединству, и укоренившееся именно в России Православие - тому подтверждение.

Всё, что приведено выше, целиком вписывается в выразительно-смысловую символическую реальность. Можно даже попытаться предположить, что лосевские мысли высвечивают в какой-то мере древние (дохристианские) основы формирования России как неповторимой человеческой общности. Здесь тайна родовой стихии, проявляющаяся в личности, является одновременно и тайной соборного начала.

Россия: саморазвитие исторической идеи

Всеобъемлющий историзм Лосева, проявившийся и в его подходе к основам мировых культур, и в принципах исторического идеализма, и, наконец, в трактовке им самóй истории как становления понимаемых фактов, даёт возможность попытаться взглянуть по-новому на исторический путь России. Осмысленное Лосевым проявление родовой стихии в чувстве всеобщности (соборности) и жертвенности может рассматриваться как одна из форм выявленных им первичных интуиций чувственной текучести бытия, которые обнаруживаются, как вы помните, в началах мировых культур. Если в древнеиндийской культуре выражена абсолютизация чистой текучести мертвого вещества, которая воплотилась в мироощущении буддизма (стремление к избавлению от желаний и страданий), то, следуя Лосеву, есть основания предполагать, что в корнях древнерусской культуры интуиции текучести совмещены с ощущением родовой общности. Стало быть, жертвенность и страдания одного человека оправдываются, поскольку являются условием сохранения этой общности, а сама текучесть оказывается направленной извне вовнутрь.

Последнее предположение, естественно, не лишено спекулятивности. Однако, оно получает весомое подтверждение со стороны русского языка, который ненавязчиво, но весьма убедительно внушает каждому, для кого является родным, что всё вокруг внутренне соединено, всё находится во всём. Здесь используются результаты работы отечественных исследователей, исходивших из того, что в самых употребительных словах того или иного языка выражены самые устойчивые изначальные свойства бытия, как они воспринимаются носителями этого языка. Анализ частотных словарей показал, что таковыми являются служебные слова (предлоги, союзы, частицы). В современном русском языке наиболее употребительным оказывается предлог «в»; на втором месте союз «и» (впрочем, обилие соединяющего «и» нетрудно обнаружить и при просмотре древнерусских литературных памятников). Как далёк от этого, к примеру, английский язык, где первое место по употреблению прочно занимает определенный артикль «the» (каждое 13-14 слово). Стало быть, выражено в нём совсем иное мировосприятие, где важнейшей является вещная определённость. Артикли, несомненно, выражающие обостренный интерес к вещи, в русском языке (в отличие от европейских) начисто отсутствуют. И даже древнерусский язык, несмотря на оказанное на него влияние греческого, оказался совершенно невосприимчив к артиклям последнего.

Что же произошло в сáмом конце первого тысячелетия от Рождества Христова? Можно предположить, что мистика ортодоксального (восточного) христианства с его догматом о пребывающем в двух естествах, но в одном Лице (Ипостаси) Иисусе Христе Сыне Божием (Логосе), встретилась с интуициями древнерусского язычества, пронизанного символизмом бытия одухотворенной природы и жизненным ощущением родовой стихии. Они образовали неповторимый сплав русского православия с его священным центром - Богочеловечеством, «воипостасным» Слову. Это означало, что всё, приобретенное Спасителем по Его человеческой природе, сообщимо и соразделимо со всем единосущным Ему человеческим родом (приведённая богословская трактовка принадлежит св. Иоанну Дамаскину, чьи труды на Руси начали переводить с ХII века).

Вы, вероятно, уже обращали внимание на то, что христианская мысль и христианская жизнь на Западе еще в начале Средних веков, будучи христоцентричной, определялась прежде всего единосущием Иисуса Христа с человечеством, то есть Его человеческой природой. И вот по мере секуляризации (обмирщения) культуры, точнее, с началом Возрождения, христоцентризм начал постепенно вытесняться антропоцентризмом, превращавшимся исподволь в саморазвивающуюся историческую идею; после Реформации это превращение стало необратимым. Бурное развитие предпринимательства и амбициозное буржуазное самодовольство; замечательные социальные утопии от Кампанеллы до Маркса и зыбкая твердь нынешней рыночной экономики - всё это дух и тело вполне определённой исторической идеи, которая, судя по общему кризису воплощающего её потребительского общества, полностью себя исчерпала к концу второго тысячелетия от Рождества Христова.

Христоцентризм в Православии не мог подвергнуться подобной метаморфозе - он изначально связан с восприятием единосущия Сына Божия (Логоса) с Отцом; при этом сохраняется нерушимость Триединства, а христоцентризм, по существу, является логоцентризмом. Но ведь многовековое саморазвитие именно этой исторической идеи проявляется в главных особенностях русской культуры, как духовной, так и материальной. Общинному (мирскому) сознанию, выраженному в неповторимом языке, преданиях и обычаях, хозяйственном укладе, межличностных отношениях, соответствует сакральное: соборность (Божественная благодать взаимной любви); эсхатологические ожидания (надежда на всеобщее спасение); синергúя (духовное соработничество с Богом). И сама свобода здесь, естественно, никак не связана со всесторонним предпринимательством, но исключительно с творчеством, которое носит характер продолжения миротворения; мир представляет собой не мастерскую, но Храм; личность никоим образом не сводится к индивидуальности - начало её мистическое. Так раскрывается тайна истории России, и пора узнать о ней каждому ее гражданину - от школьника до Президента.

В своей первой философской работе - очерке «Русская философия» - Лосев указывает на противостояние западноевропейскому рационализму восточнохристианского логизма. Но ведь это и есть по сути православный логоцентризм. Однако, как оказалось, неоднозначное осмысление самогó Логоса приводило, подчас, к серьезным разногласиям (сохранились они и поныне). Пытаясь снять их, неутомимый защитник православия Владимир Эрн предложил исчерпывающую, на его взгляд, характеристику восприятия Логоса человеком в трех аспектах (её значимость не потеряла своей актуальности): Логос Божественный открывается в христианской религии в подвиге просветления воли; Логос космический открывается в натуральных религиях, в искусстве, в творчестве; Логос дискурсивно-логический открывается в философии, приводящей человеческий опыт к единству теоретической мысли.

Различие саморазвивающихся исторических идей ярко проявляется в проблеме личности. Протестантское мировосприятие исходит из абсолютизированной человеческой личности. Она совершенно свободна в своих действиях, однако ее крайний индивидуализм и неукротимую экспансивность сдерживает веками выработанная протестантская этика. Самые святые чувства прекрасно уживаются в ней с откровенным прагматизмом: доброжелательно относиться друг к другу полезно и для дела, и для собственного здоровья, к тому же и Богу так угодно - из этого исходит и бизнесмен, и психоаналитик, и проповедник. Подобные нравственные принципы гражданское законодательство закрепляет в качестве правовой основы. Равенство всех граждан перед законом является истинным фундаментом западной демократии, но, обратите внимание, оно же, вместе с тем, остается и реальным (а не только декларируемым) моральным критерием самогó общества. Именно благодаря этому демократический принцип «разрешено все, что не запрещено» не превращается здесь сам собой в разгул анархии и коррупции, а необходимый и достаточный уровень общественного согласия для сохранения стабильности институтов государственной власти, то есть бесперебойной работы ее механизмов, вполне обеспечивается наличием упомянутого выше гражданского общества, распределенного по множеству общественных организаций, представляющих собой, как выяснили мы с вами ранее, все те же чётко действующие механизмы.

Что же касается России, то лосевская позиция побуждает искать в самой её истории признаки формирования общественного организма, без чего попытки подойти здесь к проблеме личности будут безрезультатными. Особого внимания в связи с этим заслуживает анализ понятия «народ». Само это слово появляется в древнерусских литературных памятниках лишь со второй половины ХV века, создавая поначалу представление просто о неком множестве собравшихся вместе людей (раньше в этом случае просто писали: «люди»). Что же касается родовой, племеннóй общности, то для неё существовало понятие «язык». Стало быть, ни греческое δήμος, όχλος или же γενεά, ни латинское popǔlus, vulgus либо gentis, которыми западнохристианский мир полностью исчерпал для себя проблему выражения смысла данного понятия, древнерусской письменной культурой не только не были использованы, но вообще не оставили в ней никаких следов. Зато в появившейся в начале ХVII века «Новой повести о преславном Российском царстве», посвященной разрушительным для России событиям «смутного времени», выражение «многочисленный народ» уже на полных правах соседствует с выражением «великое государство».

Теперь самое время вспомнить, что чисто русское понятие «православие» переводится на европейские языки как «ортодоксальная вера». А в такой вере, нашедшей свое воплощение и развитие в принявшей христианство Руси, чувство личности связано вовсе не с неповторимой индивидуальностью отдельного человека, хотя он и несет на себе образ Божий, а с целостностью и полнотой, воплощенной в Богочеловечестве. Взаимная духовная обращенность верующих в лоне Церкви - любовь к Богу, жизнь в Боге. И свобода выбора такой жизни - это преодоление природного свойства человека - его воли, диапазон проявления которой - от лишённого каких бы то ни было сдерживающих начал стремления к самоутверждению - до отвергающей какую-либо упорядоченность жажды разрушения, включая, подчас, саморазрушение. Именно такая воля сделала возможными непрекращающиеся братоубийственные войны, когда кровное родство правителей-князей не только не препятствовало взаимной враждебности, но, наоборот, усиливало её. Всё это происходило на территории Руси уже после принятия ею христианства, пополняя сонм как святых мучеников, так и обречённых на вечную погибель грешников.              

И все же именно русское православие сумело со временем укротить эту дикую силу, создав родство не по крови, а по духу. В православии человек не просто смирял свою необузданную волю - он проявлял самоотверженность в борьбе с врагом ради родной Матери-земли (Святой Руси) и во имя Бога, становясь при этом неотъемлемой частицей телесно-духовной целостности - народа; всё, что было включено при этом в круг его родства получило имя - Родина. Причастность к ней - Святой Руси и к истинной вере - Православию определило его главные личностные качества, которые выкристаллизовались из языковой стихии в форме прилагательных - русский, православный.

Всё это, однако, никоим образом не исчерпывало проблему свободы личности. Как уже отмечалось, в лоне Церкви она проявляется лишь как свобода выбора человеком любви к Богу; выбор этот добровольный (обратите внимание!) - над ним даже Бог не властен. Но и в миру свобода воспринимается вовсе не как возможность свободного предпринимательства, но как возможность свободного творчества, подобного продолжению миротворения (помните?). С любыми же ограничениями личностной воли всё очень просто - они должны быть внутренне оправданы для человека: ради чего, во имя чего он их принимает и с ними соглашается. Формально же навязываемые ему извне правила и порядки, при всей, казалось бы, их целесообразности, вызывают внутреннее сопротивление, отторжение и, насколько это позволяют обстоятельства, игнорируются. Отсюда веками вызывавшая недоумение «чужеземных мудрецов» и осуждение отечественных вольнодумцев жёсткая система запретов в России на всех уровнях, переворачивавшая здесь с ног на голову главный принцип западной демократии, запрещая всё, что не разрешено.

Трудно, конечно, оправдывать тот жесточайший стиль принуждения и беспрекословного повиновения, который веками складывался в России, пронизывая все её социальные слои, весь её жизненный уклад, поддерживаемый на государственном уровне самодержавной формой правления. Но... из песни слова не выкинешь. Лишь православная вера предоставляла русскому человеку возможность самому идти по пути смирения гордыни, победы над душевными страстями, жить в Боге. Но что происходит, если и сама вера иссякает, затухает, вырождается или искажается. Вот самый что ни на есть краткий и прямой ответ: «православие, развращаясь, дает хулиганство, разбойничество, анархию и бандитизм». Это утверждение принадлежит Лосеву, которого никак нельзя ни обвинить в незнании «правды народной», ни уличить в тайном или явном умилении перед ней. Впрочем, у Достоевского ещё короче, без подробностей: «Если Бога нет - всё дозволено».

Приведённое описание является попыткой выявить некоторые особенности истории России, рассматриваемой как путь саморазвивающейся в ней конкретной исторической идеи - логоцентризма, путь формирования самой России как некой целостности - общественного организма. Если продолжать придерживаться лосевской позиции, то можно далее попытаться рассмотреть ещё один феномен в её истории, не имеющий доселе исчерпывающего объяснения. Речь идёт о явлении русской интеллигенции, породившем множество проблем, Западу непонятных, либо вообще неизвестных. Между тем само возникновение этого понятия в просвещённых кругах во второй половине ХIХ века, когда в России глубоко изучались труды немецких философов, было своевременным и исторически оправданным.

У Фихте и у Шеллинга «интеллигенция» как философская категория означает непосредственное соединение бытия и его созерцания; перенесённая в русскую социокультуру, она означает, что в России дух народа может быть символически выражен в отдельной личности. Так что с позиций символической реальности Лосева с её универсальной выразительностью смысла роль русской интеллигенции становится предельно ясной - она выразитель самоосознанности народа; связь его с ней мистическая (можно, кстати, напомнить, что у самогó Лосева «интеллигенция» означает соотнесённость смысла с самим собой - принцип сознания).

Феномен интеллигенции в России нетрудно понять, сопоставляя исторические идеи Запада и России. Саморазвитие антропоцентризма, сопровождавшееся секуляризацией общественного сознания, чётко проявлялось на протяжении веков как в интеллектуально-духовной сфере: религии, науке, искусстве, этике, философии, приведя, в конечном счете, к высшей степени выраженности человеческой индивидуальности, так и в социально-экономическом бытии, породив капиталистические отношения, и на этой основе специфические группы общества - классы (Лосев, кстати, обращал внимание даже на страницах «Истории античной эстетики» на то, что класс как явление чисто экономическое возник лишь в связи с появлением буржуазно-капиталистической формации). Здесь связь между внутренним и внешним механическая, а не органическая, и потребности в некоем социальном посреднике у общества не возникает.

В России интеллигенция стала проявлять себя, когда плоды европейского Просвещения резко активизировали секуляризацию культуры, затрудняя, тем самым, саморазвитие логоцентризма. Интеллигенции и суждено было стать реальным носителем противоречий, возникавших при мучительном отделении мирского от сакрального в общественном сознании. Рассматривая ранее лосевскую трактовку противоречия, вы имели возможность убедиться в драматичности судьбы личности, которой самόй предназначено стать источником противоречий. Это полностью относится как к русской интеллигенции в целом, так и в той или иной мере к каждому её представителю.

Воплощая в себе неиссякаемый творческий потенциал, русская интеллигенция непрестанно выдвигала яркие личности; отдельные - достигавшие вершин духа, создавали реальную возможность для просветления общественной воли. Вот что, к примеру, писал Вяч. Иванов: «Через Достоевского русский народ психически (т.е. в действии Мировой Души) осознал свою идею как идею всечеловечества. Через Соловьева русский народ логически (т.е. действием Логоса) осознал своё призвание - до потери личной души своей служить началу Церкви вселенской».

Увы, это была всего лишь возможность осознания, которая не могла реализоваться сама собой. Именно интеллигенция оказывалась восприемницей гениальных прозрений, что само по себе ещё не означало просветления общественной воли. Недоставало целенаправленного воздействия на сложившиеся государственные и общественные институты, не было возможностей передать непосредственно в народ новые знания, отсутствовала какая-либо обратная связь с «низами». Не было той самой системности, которую использовали сторонники чисто социальных преобразований в России, напрочь отбросившие мысль о её интеллектуально-духовном преображении как заведомо ложную. Конечно, речь идет о сформировавшихся в конце ХIХ - начале ХХ века политических партиях в России по образцу западноевропейских, каждая из которых была носителем своего нормативного идеала, к воплощению которого стремилась - то есть определенной идеологии. У русской интеллигенции не было да и не могло быть такой идеологии - она лишь была убеждена в необходимости интеллектуально-духовного преображения России. Внешне это выразилось в пестроте настроений и суждений, в весьма размытом спектре взглядов. В политической жизни схематичность механизма выявила явные преимущества перед символичностью организма.

Трудное пробуждение

Назвать ХХ век веком пробуждения России обязывает ход истории, рассматриваемой в ракурсе выразительно-смысловой символической реальности, хотя, если говорить конкретно, требовалось дать прямой ответ на вопрос, обращенный поэтом Некрасовым к «духовно почившему» русскому народу: «Ты проснешься ль, исполненный сил?» И первым отозвался на него верхний слой русской интеллигенции, обитавшей в обеих столицах. Начальный этап пробуждения - культурно-духовный Ренессанс России, названный позднее серебряным веком. Конечно, название это мифологическое, знаменующее в действительности возрождение символизма, когда многоцветие и многозвучие реального мира являются уму и сердцу как тайна внутреннего, выраженная во внешнем.

Конечно же, символическое восприятие реальности противостоит голому факту наличного бытия - феномену. Символизму в России суждено было в этот период стать основой авангардизма в искусстве, исходной позицией богоискательства, философского подхода к осмыслению основ жизни. Но ведь возник он не спонтанно, не на пустом месте. Вы, вероятно, помните, что Лосев относил к самым началам самобытной русской философии мистический символизм. Трудно сомневаться в том, что именно в таком символизме заключены глубинные интуиции, создающие основы русской культуры, образа жизни и образа мысли народа - носителя этой культуры. Поэтому возрождение символизма в России на стыке ХIХ - ХХ веков явно было очередным проявлением саморазвития её исторической идеи.

В связи с этим заслуживает внимания вывод Бердяева, оказавшегося в гуще событий серебряного века, сделанный им позже - в год высылки самогó философа коммунистическим режимом из России. Он согласен со Шпенглером, убедительно доказавшим в нашумевшей книге «Закат Европы», что культура Запада, вытесняясь цивилизаторской волей к организованному могуществу и наслаждением жизнью, идёт к закату. Но он же, в противовес автору, утверждает, что при этом культуру, которая носит символический и созерцательный характер, совсем необязательно ожидает гибель, так как внутри её может возродиться воля к религиозному преображению жизни. И как раз в России обнаруживается два направления общественной воли: к социальному преображению жизни на основе достижений цивилизации и к религиозному преображению жизни, к явлению чуда в судьбе народа. Бердяев упоминает Пушкина и александровскую эпоху, в которой виделась вершина русской культуры (этот период действительно называют «золотым веком»). Далее, однако, начинает проявляться стремление к религиозному преображению - это отчетливо видно в произведениях Гоголя, Достоевского, Толстого; в философских изысканиях Вл. Соловьева, К. Леонтьева, Н. Федорова; наконец, в тех религиозно-философских течениях, которые образовали русло самогó культурно-духовного Ренессанса России.

И тут Бердяев делает признание, по существу, объясняющее причину рокового исхода первого этапа пробуждения России в ХХ веке: «Воля же наша к религиозному преображению была поражена какой-то болезненной мечтательностью». Кого он имеет в виду? Конечно же, взявшуюся за дело русскую интеллигенцию - потенциального выразителя самоосознанности народа. Действительно, участники Ренессанса даже не помышляли о каких-либо организационных формах, которые могли бы способствовать общим решительным действиям для достижения благородных целей. Им было вполне достаточно выступлений и споров в литературных и религиозно-философских кружках (хотя были и отдельные случаи ухода в народ); выхода в свет их произведений; публицистики, разворачивающейся на страницах журналов. Многие из них находились в мистическом поиске, бесконечно далеком от самих основ христианского благовестия. Объединяло всех одно - самó стремление (помните, у Лосева - становление самоданности, самоутвержденности).

У серебряного века были и западные ориентиры и источники: начала европейского модернизма; поэты-символисты разных веков; творения немецких мистиков. Можно даже считать, что новые веяния начинались как западнические. Однако уже скоро возникает особая творческая динамика, обращенная исключительно к славянской и русской тематике. Это и неудивительно: в религиозном беспокойстве и духовных исканиях видны попытки национального самосознания найти адекватный ответ на исторический вызов: вместе с плодами просвещения в Россию были занесены семена растений, которые дали на иной социально-духовной почве невиданные зловещие всходы (об этом уже шла речь ранее). И, как показало дальнейшее, такой ответ не был дан, и растения эти, подобно буйным сорнякам, надолго заполонили русское поле - наступил период коммунистического господства.

Что же произошло при этом с саморазвитием логоцентризма в России? Ответ оказывается весьма простым: большевистская идеология со своим воинствующим атеизмом создала имитацию этой идеи, обожествив самогó вождя. Духовная обращенность к Богу, - основа православной соборности, - была подменена «всенародной любовью» к вождю, а боязнь погубить бессмертную душу за грехи, направляющая верующего к покаянию, - всеобщим священным страхом, породившим «внутреннюю цензуру», в дополнение к государственной. В этой адской смеси любви и страха власть достаточно легко восстановила используемый издавна в России принцип: запрещено все, что не разрешено. Тем самым была учтена ранее обсуждаемая нами особенность отношения в России к узаконенным порядкам и правилам. Названный принцип правящий режим неукоснительно соблюдал до самого своего краха (здесь имеется в виду не только гражданское законодательство, но и система образования, сфера искусства, средства массовой информации и пр.).

Отсюда, кстати, ясно, что бездумный переход к тотальной либерализации по западному образцу после краха этого режима не мог не вызвать проявление отрицательных тенденций, которые набирали силу по мере неудач и ошибок новой законодательной и исполнительной власти. Как ядовитый гриб, в России начал расти правовой нигилизм, а общество - все глубже проникаться моралью уголовного мира с его основными принципами: «никому не верь», «никого не бойся», «ничего не проси». И любые, осуществляемые извне меры: активное законотворчество, yсиление правоохранительных органов, судебная реформа - не в силах ликвидировать сами причины этого разрушительного явления. Необходимо обратиться к проблеме личности, существующей не в Европе и не в Америке, а непосредственно в России, и иметь в виду не абстрактные общечеловеческие ценности, а глубинные интуиции - основу образа мысли народа как целостного организма.

Имитацией соборности в саморазвитии логоцентризма стал «дух коллективизма» - прямая эксплуатация русской родовой стихии, издавна проявлявшаяся в душевности, отзывчивости, способности к сопереживанию. Общественному сознанию была навязана жесткая регламентация межличностного общения, узаконенная и освященная мощным идеологическим аппаратом. Сложился свод писаных и неписаных правил, которые устанавливали пределы допустимого между «личным» и «общественным», между «положено» - «не положено». Незыблемой оставалась мера авторитарности и конформности: коллектив всегда прав по отношению к рядовому членy; руководитель прав по отношению к коллективу. Касалось это не только трудовой дисциплины, но представляло собой самую сердцевину «социалистического общежития». Конечно, при этом никуда не исчезла сложнейшая гамма человеческих чувств, обусловливавших тонкости межличностного общения, но это уже был неофициальный уровень, следовательно, сфера действия средств массовой информации, воспитательной системы, литературы и кино - носителей соцреализма. Нельзя, конечно, не вспомнить, что решение во всех вопросах всегда выражало партийное слово, и руководящая роль коммунистической партии в жизни общества была закреплена даже конституционно.

В то же время в даже в таком искаженном саморазвитии логоцентризма нетронутым коммунистическим режимом остался внешний круг жизненного ощущения человеком своей родовой стихии с неотъемлемой от него жертвенностью и бескорыстной любовью - чувство Родины (что достаточно убедительно как вы помните, выразил Лосев). Более того, патриотизм (patria - «родина») стал важнейшей опорой господствующей идеологии - средством обеспечения целостности общественного организма с одновременным формированием и закреплением в общественном сознании понятия «советский народ». Дошкольное воспитание и школа, литература и искусство, публицистика и прямые средства пропаганды - все было направлено на сохранение этой опоры. И хотя власть беззастенчиво, более того - цинично, использовала её и для борьбы с «внутренним врагом», и для создания всенародного «котлована» (если прибегнуть к образу Андрея Платонова), но, положа руку на сердце, следует признать, что именно любовь к Родине стала решающей силой в Великой Отечественной войне (между прочим, приведённые ранее мысли о Родине были изложены Лосевым именно в первые месяцы войны). Более того, можно утверждать, что поскольку Русская Православная Церковь, - прямой выразитель логоцентризма, - жестоко подавлялась в период коммунистического правления, главным выразителем этой идеи оставалось именно чувство Родины.

К сожалению, у реформаторов, решившихся положить конец безвременью, недостало понимания того, что именно всеобщее ощущение родовой стихии, - выявленная Лосевым интуитивная основа чувства Родины, - даёт возможность России переживать самые трудные времена. Вместо того, чтобы, в свою очередь, опереться на него с целью сохранения целостности общественного организма, они обратились к опыту многовекового индивидуализма западной цивилизации, определяемого саморазвитием совершенно иной исторической идеи. При этом они как-то не заметили, что и здесь он уже давно сопровождается нарастанием тотального отчуждения, создавая все чаще лишь видимость сохранения общественного благополучия.

Понятие «отчуждение» возникло в эпоху Просвещения, когда выяснилось, что достижения социального и культурного прогресса оборачиваются против самогó человека. Позднее более весомым фактором отчуждения стал научно-технический прогресс. Но своего апогея оно достигло к концу ХХ века, когда антропоцентризм окончательно трансформировался в рациоцентризм - тотальную рационализацию общественного и индивидуального бытия. Доверившись собственному разуму, сведенному лишь к осмыслению логических связей, человек игнорирует истинную целостность мира, его смысловое, мистическое Всеединство.

Конечно, само развитие западной цивилизации нельзя представлять столь односторонне. В недрах ее возникают и идут процессы интегративного характера, противостоящие дроблению - внешне проявляемому признаку отчуждения: кристаллизация групповых интересов во всевозможных формах - от женских клубов до политических партий; попытки выработать единую для всех религию - экуменическое движение; бурное развитие масс-культуры, вовлекающее отдельного человека в общие для всех переживания и эмоции; экономическая и политическая интеграция, создающая иллюзию формирования целостного организма; наконец, намерения воплотить в реальность идеи глобализма, начиная с включения каждого человека в единую виртуальную реальность посредством Интернета и кончая созданием искусственного интеллекта, способного управлять в оптимальном режиме человеческим сообществом.

Но как удивительно всё это, в конечном счёте, напоминает описанную скупыми строками Ветхого Завета попытку обуянных гордыней людей построить башню до сáмого неба, завершившуюся столпотворением, когда «один не понимал речи другого»! Относясь с уважением к Св. Писанию, западный мир так и не проникся до настоящего времени ясным пониманием истинного смысла истории, - диалога человека с Богом, - символически выраженного в ней. Результатом дальнейшего движения человеческого сообщества по пути «прогресса» может быть только столпотворение, притом, гораздо хуже Вавилонского. Его зловещие следы начали проступать со времени появления самогó понятия «отчуждение». Ограничиваясь слепым доверием к собственному интеллекту и его порождениям, человек все так же продолжает поглощать приятные на вкус плоды с древа познания добра и зла, как впервые это сделал Адам. Он остается отвращенным от Бога, как и его ветхозаветный предок, даже, если, придерживаясь выродившейся христианской традиции, уверен, что следует Божественному предначертанию. Его бурная экономическая деятельность сводится, как выразился предельно точно канадский писатель ХХ века Фарли Моуэт к «бессмысленному производству и бессмысленному потреблению». В свое время марксов «Капитал», исчерпывающе анализировавший товарное производство, cтал настольной книгой для «акул капитализма». Вполне вероятно, что нынешнюю рыночную экономику Маркс соотнес бы с этапом капиталистического развития, которое на фоне буйного роста научно-технического прогресса приобрело злокачественный характер. В товар сегодня моментально превращаются не только вещи и затраченная на их производство «pабочая сила», как в добрые старые времена, но и любые услуги, включая самые аморальные, и любые идеи, пусть и вовсе сумасбродные, - вопрос лишь в организации рынка их сбыта.

К сожалению, Россию все еще пытаются приобщить к этому гибельному предприятию. Доморощенные сторонники общественного прогресса обнаружили новый манифест - «Капитализм и свобода» Милтона Фридмана, глубоко почитаемого в США Нобелевского лауреата, который предложил, по существу, поверять все общественные отношения чисто денежными отношениями, что, как оказалось, оптимизирует здесь деловую жизнь. Именно это и пытаются сейчас всеми силами навязать России, что, конечно, должно сопровождаться возникновением во всех слоях общества неутолимой жажды потребления - только в этом случае сможет осуществиться замкнутый цикл фридмановского монетаризма. Вместе с тем, невооруженным глазом видно, что попытки утолить такую жажду ведут к неминуемой глобальной катастрофе. Полное истощение природных ресурсов и полная деградация человеческой личности - неизбежная судьба цивилизации, загнавшей себя в «беличье колесо» рыночного механизма и рассматривающая саму реальность сквозь призму денежных отношений. Даже обслуживающая ее нынешняя наука со всеми своими высокими технологиями и наукоемкими проектами лишь способствует ускорению вовлечения не только материальных и интеллектуальных ресурсов, но и массового сознания в «дурную бесконечность», поскольку сама оказалась в тисках кризиса основ познания, хотя всё еще этого не ощущает, либо просто не находит сил признаться в этом ни себе, ни обществу.

Между тем у России имеется свой собственный строительный «задел». Чтобы его использовать, необходимо восстановить порушенную некогда связь времен - продолжить внезапно прерванный культурно-духовный Ренессанс, учитывая уроки истории ХХ века. Общество не сводится к гигантскому механизму производства и потребления со своим «пламенным мотором» - рынком; его питает живительными соками не менее реальный и стократ более совершенный организм - духовная культура, выражающая во всей полноте саморазвивающуюся историческую идею. Для осознания её необходимо просветление мысли, для осознанного следования ей - просветление воли. Все это требует перемены самóй мысли. Именно такую, необходимую каждому из нас перемену мысли несет с собой лосевское учение, открывая реальную возможность использовать не сводимый лишь к экономике неисчерпаемый общественный потенциал. Своими замечательными трудами Лосев, по существу, указывает путь к интеллектуально-духовному преображению России. Более того, реальным для нее становится исторический шанс вывести человеческое сообщество из тупика, созданного стереотипами прагматичного восприятия действительности: «И вот есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними» (Лк. 13: 30).



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 32

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

32. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-10-05 в 08:11

Ув.Автор!
Вы совершенно правы: «ник Сокол принадлежит двум совершенно разным людям».
Один - читал Ваши статьи о А.Ф.Лосеве и восхищался их Автором, сумевшим перебороть мою давнюю и устойчивую неприязнь к пересказам и комментариям лосевской философии.
Другой – читал Ваши реплики на форуме, которые порой поражали и раздражали уровнем своего содержания и менторским тоном.
Не Я раздвоился, а Вы меня раздвоили, извините за откровенность.
Добили же Вы меня фразой – «Когда я сообщил Вам о своём интересе к фундаменту миропознания, то имел в виду вовсе не философию (я, говоря откровенно, нисколько не силён в этом предмете), а «естественное созерцание» (φυσική θεωρία) Восточных Отцов первых веков христианства».
То есть, как это «не силен» в философии? А кто же тогда Автор замечательных статей о философии А.В.Лосева на РНЛ ???
И под конец, рассмешили своим «отеческим советом» местечкового мудреца – «отложите в сторону философские изыскания, забудьте систему категорий и откройте Евангелие от Иоанна».
Слушаюсь! Со среды приступлю к откладыванию в сторону и забыванию категорий.
Конец связи…
31. Автор : Сокол [30]
2010-10-04 в 19:44

Ув. Сокол! Мне казалось, что лично моя дискуссия с Вами завершилась ещё на комментарии [14], по крайней мере, реакция на него от Вас не последовала. А в Вашу полемику с другими участниками дискуссии я вообще не считал необходимым вмешиваться, тем более, что следовал Вашему же совету о бессмысленности и бесполезности использования стандартного набора философских отмычек при обращении к творчеству Лосева (вспомните Ваш комментарий на мою предыдущую публикацию о Лосеве). Вообще-то сравнивая его тон с Вашими нынешними репликами, я даже начинаю подозревать, что ник Сокол принадлежит двум совершенно разным людям; пожалуй, лишь упоминание в этот раз о «триптихе», в который Вы попытались вместить всего Лосева, расшифрованном Вами ранее: «Бытие – История – Личность», позволяет, в конечном счете, признать такое подозрение ошибочным.
Впрочем, как оказалось, моё истинное отношение к Лосеву Вас вовсе даже не интересует. Отметив вначалеширочайший диапазон восприятия его мной (от «оглушённости и восторженности» до «рациональной аналиитки»), Вы, судя по всему, не стали затем знакомиться с моим докладом, посвящённым научным началам православного мировоззрения в свете лосевского учения о символической реальности, а ведь именно оно, а вовсе не упомянутый «триптих», вмещено в итоговую «формулу» самим Лосевым (см. комм. [17] - первый абзац).
Мои признания, касащиеся отношения к философии, адресованы вовсе не Вам, да и попытки переводить проблему жертвенности (как, впрочем, и все прочие) на сайте РНЛ в философское русло беспочвенны, поскольку само оно образовано «философией вне веры» на сугубо рациональной, а не мистической основе. А Ваш вывод (см. [3 ] ) меня просто-таки покоробил:
«Что касается категории «ЖЕРТВЕННОСТЬ», то не надо быть криминалистом, чтобы понять разницу, между категорией ЦЕЛИ (установления, подтверждения РОДСТВА) и СРЕДСТВА - достижения-подтверждения этой ЦЕЛИ (с помощью ЖЕРТВЕННОСТИ)» [???, С.Г].
Для выявления же принципиального отличия ветхозаветной жертвенности от христианской достаточно всего лишь обратиться вначале к Ветхому, а затем к Новому Завету:
Готовность Авраама принести в жертву Исаака обусловлена исключительно Страхом Господним: «Ангел Господень сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего; ибо теперь я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для меня» (Быт.22, 12). Действительно, Страх Господень – Первая Премудрость согласно Притчам Соломона.
Согласно же христианскому благовестию, жертва, принесённая Богом-Отцом, обусловлена исключительно Его любовью к людям. Так что отложите в сторону философские изыскания, забудьте систему категорий и откройте Евангелие от Иоанна – надеюсь, глава 17 целиком удовлетворит Вашу любознательность, если, конечно, Вашей верой является Православие, в котором именно это Евангелие является наиболее почитаемым. Увы, больше ничем помочь не могу.
30. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-10-04 в 08:16

Оказывается, до чего же легко можно уклониться от ответа на вопрос о сущности ХРИСТИАНСКОЙ ЖЕРТВЕННОСТИ…
Достаточно заткнуть уши ватой и заявить – я не философ, я - «естественное созерцание»!
А что, разве «естественное созерцание (φυσική θεωρία) Восточных Отцов первых веков христианства» было повернуто затылком к ХРИСТИАНСКОЙ ЖЕРТВЕННОСТИ, то есть к самой сути ХРИСТИАНСТВА???
29. Автор : На [28]
2010-10-03 в 02:02

Уважаемый Владимир!
Уверяю Вас, что посетителей РНЛ, интересующихся личностью Лосева и его работами достаточно много, их ни в коей мере не следует определять численностью лишь тех, кто отправляет свои комментарии на сайт. Далее я хотел бы разрешить одно из возникших, по-видимому, по моей вине, недоразумений. Когда я сообщил Вам о своём интересе к фундаменту миропознания, то имел в виду вовсе не философию (я, говоря откровенно, нисколько не силён в этом предмете), а «естественное созерцание» (φυσική θεωρία) Восточных Отцов первых веков христианства. Мне думается, что это сможет Вас заинтересовать, поскольку именно у них мы обнаруживаем конкретные результаты обращения к символическому образу мышления (ознакомиться с этим Вы сможете в моей весьма короткой публикации на РНЛ «О Преображении Господнем и преображении человеческом»).
Что же касается «информации по вопросам научного мировоззрения, освещаемых с православной точки зрения», то Вы сможете найти её в моём докладе на Рождественских чтениях десятилетней давности «Православные начала научного мировоззрения в свете учения Алексея Лосева о символической реальности» (он тоже опубликован на сайте РНЛ, причем, совсем недавно).
По поводу ярлыка «лженаука»: тут бы я проявил всё же некоторую осмотрительность» (мне довелось быть свидетелем шельмования генетики, которую в своё время именовали именно так). «Торсионных полей» Шипова, конечно же, не существует, но то же можно сказать и о многом другом, признаваемом нынешней наукой в качестве непререкаемой истины при наличии достаточно убедительной альтернативы объяснения тех или иных фактов. Поэтому-то я и вёл речь о своих беседах на страницах журнала «Энергия» (надеюсь, что наличие в его редколлегии, скажем, такого авторитета, как ак. Фортов в какой-то мере гарантирует серьёзность публикуемых в нём материалов).
По существу, наш с Вами диалог уже начался, что же касается уровня знаний его участников, то понятие «специалист», по моему, в этом случае не слишком подходит. Для меня здесь достаточно убедительным является заключение Козьмы Пруткова: Специалист подобен флюсу – полнота его односторонняя».
C уважением С.В.
28. Потомок подданных Императора Нколая II : Ответ на сообщение [25]
2010-10-02 в 16:20

Уважаемый Семён Вениаминович! Искренне благодарен Вам за ответную доверительность. Должен сказать, что философия как предмет известна мне только на уровне, достигающемся при получении нормального высшего образования (в советское время). Конечно, это подразумевает знакомство с какими-то известными работами, выбираемыми по вкусовым причинам или просто из любопытства. К сожалению, современное демократическое одичание резко сузило круг людей, интересующихся достаточно глубоко такими отвлечёнными вещами, как философия. Видимо, поэтому я произвёл на Вас обманчивое впечатление осведомлённого в предмете философии человека. Я не изучал работы Лосева серьёзно и систематически - я читал некоторые из них просто для удовольствия. А вот такую вещь, как Самое само, читать мне уже трудно. Но я очень хорошо понимаю значение Лосева, поэтому считаю, что человек русской культуры должен хорошо знать это имя. Ваша статья, как мне кажется, делает очень полезный вклад в распространение знаний о Лосеве и его творческом наследии. Тут я хочу сказать, что, к сожалению, на Русской Народной Линии только два человека выразили свой интерес к личности Лосева и его работам. Думаю, причина в том, что посетители РНЛ по своему составу люди, больше интересующиеся политикой и некоторыми вопросами церковной жизни, чем любомудрием и вопросами миропознания. Видимо, редакция РНЛ понимает, что имеется такой определённый "политический" крен, поэтому, как мне кажется, более широкая тематика публикаций на РНЛ по вопросам миропознания была бы очень полезна. Думаю, что тогда бы несколько расширился круг посетителей РНЛ, они бы знали, что могут встретить информацию и по вопросам научного мировоззрения, освещаемых с православной точки зрения. Но тут есть одна очень большая сложность - как защитиь РНЛ от проникновения научных шарлатанов. При демократах, из-за деградации подлинной науки, лженаука разрослась просто чудовищно. Последние примеры - это совершенно серьёзные спекуляции по поводу "климатического оружия", которые публиковались и на патриотических ресурсах (как "объяснение" бывшей аномальной жары). Но шарлатанам от лженауки удаётся иногда загипнотизировать и серьёзных людей. Года два назад в сети торсионщиков попался даже генерал Леонид Ивашов. Наверно, какой-то компетентный человек объяснил ему суть аферы "торсионных полей", так как больше упоминаний об этих шарлатанах у Ивашева не было. Поэтому, если РНЛ пойдёт на расширение тематики публикаций в научномировоззренческую строну, обязательно нужно обратиться к помощи специалиста, имеющего серьёзное образование в области физики. К соожалению, мой уровень очень далёк от таких требований, я только могу видеть указанную проблему.
С уважением, Владимир.
27. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-10-02 в 15:21

Да, не предполагал, что Автор такой замечательной статьи вдруг споткнется на ровном месте - на вопросе об различении Ветхозаветной и Новозаветной жертвенности.
Тут есть о чём поразмыслить…
26. Писарь : 24.Соколу."Мысли и максимы из трамвая".
2010-10-02 в 01:19

"...Пифагор,Сократ и Платон".
Суть мудрость мiра сего.

Ув.Сокол.
Сказано-"почти за ничто".
Так в Евангелие.

Ув.Сокол.
"...дилетантская... и далее по тексту".
Честно говоря, я не встречал приведенного Вами текста, ни у Сократа,ни у Платона, ни у Пифагора.
В трамваях и подворотнях тоже так не выражаются...
Вероятно это кто-то из современных.
Впрочем неважно.

Условно говоря,современные "материалисты" заняты поиском "материи материй","идеалисты"-"идеи идей".
В результате пребывают,предметно говоря, в весьма "отвлеченных абстракциях".
Этим и обусловлен кризис современной философии.
Отсюда такой повышенный интерес к античным философским системам.
К гностике.
Ну и не без того,чтобы протащить всю эту "премудрость" в Христианство.
С черного хода.

Ув.Сокол.
Что такое Православная Церковь?
"Православная Церковь суть Школа Трезвомыслия",однако заочная форма обучения не придусмотрена.
Приходите,не пожалеете.
25. Автор : К [21]
2010-10-02 в 00:15

Уважаемый Потомок подданных императора Николая II. Сожалею, что пока не могу обратиться к Вам, как принято, по имени-отчеству. Искренне рад Вашему доверительному тону, готовности поделиться мыслями. Вполне возможно, наш обмен ими станет более плодотворным, выйдя за пределы комментариев к настоящей публикации, если, конечно, на то будет Ваша воля. Дело в том, что я пообещал гл. ред. РНЛ попытаться организовать дискуссию, направленную на преодоление секулярности в той сфере, которая мне ближе всего – в фундаменте миропознания. У меня, как и у Вас, образование естественнонаучное, полученное в стенах «Менделеевки». Впрочем, оно меня привело всего лишь к пантеизму, а путь к православным началам познания открыла мысль Лосева; завершился же он благодаря трудам Вл. Лосского и Георгия Флоровского. Ну, это так, к слову.
Кое-что из того, что входит в круг моих интересов, опубликовано на страницах РНЛ, ознакомьтесь, если будет желание. Публикации же в академических изданиях пока что ограничены всего лишь моими беседами с корр. журнала Президиума РАН «Энергия»; номера указаны в конце моей публикации на РНЛ, посвященной Ивану Киреевскому (к сожалению, в электронную библиотеку РАН поступают лишь редакционные врезки к беседам, а тираж самого журнала мизерный, так что они остаются труднодоступными). Впрочем, если желание к участию в нашем будущем диалоге у Вас все же появится, то я смогу передать Вам тексты бесед по e-mail. Неплохо было бы, конечно, по такому же образцу организовать диалог и на сайте РНЛ. Примите всё изложенное в качестве информации к размышлению.
24. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-10-01 в 23:12

Писарям не понять, что философия – не проходной двор и не трамвай для всех и каждого.
Тем более, когда речь касается религиозной философии и её великих основателей - Пифагора, Сократа и Платона.
Сваливать в одну кучу софистов (адептов человеческой мудрости) и философов (смиренных любителей божественной мудрости) может только дилетантская убогость, не осознающая ни бездонности своего дилетантизма, ни карикатурности своего убожества.
23. Писарь : 22.Соколу.
2010-10-01 в 21:51

Ув.Сокол.

Во-первых Христианство и философия,строго говоря разные вещи.
Не пересекаются.
Христианство от Бога,философия от человеков.


Однако и в Христианстве присутствует и логика и далектика,только не от "мiра сего",как в философии,но от Того, Кто Мир Сотворил.

Кого слушать?
На то человеку дана свободная воля.
По выбору и результат.

Вера- научному знанию не противоречит,наоборот,одно без другого не существует.
Как это вполне поймут,то и "платонов" и "невтонов" у нас будет, и достаточно.
Пока же у нас достаточно одного-демагогии,которую пытаются настырно всучить по видом "научного знания".
Ради Бога,ув.Сокол,не принимайте на свой счет.
22. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-10-01 в 17:35

Писарь не обязан разбираться в тонкостях диалектики категорий ВЕРЫ и ЗНАНИЯ и понимать, зачем России нужны Платоны и быстрые разумом Невтоны, когда на Руси писарей хватает!
А вот философ обязан разбираться в тонкостях диалектики и понимать отличие ЯЗЫЧЕСКОЙ, ВЕТХОЗАВЕТНОЙ ЖЕРТВЫ, от ХРИСТИАНСКОЙ ЖЕРТВЕННОСТИ…, если он, конечно, стремится быть, а не казаться философом, да ещё православным.
21. Потомок подданных Императора Николая II : Непостижимая эффективность математики в естественных науках
2010-10-01 в 14:12

Уважаемый Семён Вениаминович! Мне было приятно, что Вы заметили мои небольшие замечания. Хочу сделать ещё несколько уточнений. Вы сказали:
...я пытаюсь не только оставаться верным предложенному Лосевым символическому образу мышления, но и всячески пропагандировать его учение о выразительно-смысловой символической реальности, которое как раз и позволяет воспринимать мир с любой точки зрения (будь то научная, философская или эстетическая) как символ Слова (Логоса). Увы, никто из участников столь бурной дискуссии, в центре которой оказались взгляды самого Лосева, о нём даже не вспомнил. Я вынужден (в который раз) привести итоговую «формулу», которую он обнародовал накануне своего 90-летия: «Сама действительность, и ее освоение, и ее переделывание требуют от нас символического образа мышления».


У меня естественно-научное образование, поэтому, казалось бы, я должен придерживаться только "криминально"-логического типа мышления, которого требует от меня уважаемый участник с ником Сокол. Но я полностью разделяю лосевское требование символического образа мышления. Тут, прошу меня правильно понять - не как личную гордыню, тот самый случай, который подтверждает, что поверхностные знания уводят от Бога, а глубокие - приводят к Нему. Как известно, ещё Паскаль сказал, что если бы он больше занимался наукой, то стал бы верить как бретонский крестьянин, а если бы занимался наукой круглый день, отвлекаясь только на сон и самый короткий отдых, то, возможно, смог бы верить как бретонская крестьянка. Не ангажированный какой-то идеологией (атеизмом, или, например, антикоммунизмом) человек может найти в науке проблемы, прямо взывающие к необходимости символического образа мышления. Возможно, если даже у Вас только гуманитарное образование, Вы слышали о статье Юджина Вигнера "Непостижимая эффективность математики в естественных науках". В этой статье Вигнер первый четко сформулировал мысль, что те совершенно абстрактные математические уравнения, которые, фактически, являются только игрой ума математика, вдруг, оказывается, совершенно правильно описывают какое-либо реальное физическое явление. Например, оказалось, что абстрактная матричная теория очень хорошо подходит для описания процессов в ядерном реакторе. Почему это так - никто не сможет объяснить. Возможно, только символическое мышление по Лосеву позволит как-то подступиться к этой загадке. А верующему человеку, который знает, что в начале было Слово, такое объяснение, наверно, не очень и требуется.
20. Бибиков Н,Г, : "замечательный писатель Петр Краснов"
2010-10-01 в 03:06

Маленькая цитата из "замечательного писателя ": "Да поможет Господь немецкому оружию и Хитлеру! "(22июня 1941 г.) Уж замечательнее некуда! Не знаю как и обращаться к Вам...наверно по простому - герр Эрик! Расскажите еще чего нибудь о России!!
19. Писарь : Автору."О природе философии(кратко)".
2010-10-01 в 00:31

Что такое Философия вообще?
Буквально-"любовь к мудрости".
К какой мудрости?
К мудрости "мiра сего".
От кого же мудрость сия исходит?
От человеков.(хорошо,если только от них)

Основной Вопрос Философии.
Что есть Истина?
Как мы видим из истории,человек самостоятельно этот вопрос разрешить Не Смог.
И устами Сократа честно признался в том-"Я знаю, что ничего не знаю" и тем подвел итог безплодным поискам.
Мудрость человеков,в этом смысле,оказалась, безсильной.

Сжалился Господь над человеком и Истина,которую он так долго и безуспешно искал предстала пред ним.
Христос.
Разве можно еще чего-то желать?

А что философы?
Тем не удовлетворились.

Заняты поисками и по сей день ищут,уподобившись Диогену.
"Днем с огнем" ищут.
Что самое удивительное-Христа.
Правда ищут там,где Его никогда не было и Нет,в "мiру".
И именуются поиски эти - "христианской философией".

А между тем,в Христианстве основной вопрос философии разрешен.
Уже две тысячи лет,как разрешен.
Христос и есть Истина.
И искать Ее долго не надо,ближайший Православный Храм.

Присутствует ли в Храме "философия"?
Присутствует.
Но уже как Философия Христианства.
Что означает(Буквально)-Любовь к Истине,к Истине Божественного Откровения.

Потому и читается великим постом в Церкви...
"Петр витийствует,и Платон умолче,Пифагор постыдеся..."
18. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-30 в 20:48

Фрагмент беседы с профессором Азой Алибековной Тахо-Годи - ученицей, спутницей жизни и хранительницей наследия русского православного философа Алексея Федоровича Лосева:

– Как Вы знаете, в июле 2007 года несколько российских академиков опубликовали открытое письмо президенту РФ, в котором жестко противопоставили научное и религиозное мировоззрение. Что Вы, как верующий ученый, могли бы сказать по поводу возможности взаимодействия между наукой и религией?
– Я могу сослаться и на апостола Павла, конечно, который в своем послании к евреям говорил: «Верою уразумеваем» – вот в чем дело. Но и до этого еще Аристотель в своей «Метафизике» писал о том, что каждому человеку не только хочется знать – «eidenai», но и удивляться неведомому – «thaymadzo». А это же и есть соединение веры и знания. Так что представляете с каких времен есть это взаимодействие между верой и знанием?
Еще я хотела бы вспомнить об одной статеечке совсем юного – 15-летнего – Лосева против атеизма – «Атеизм, его происхождение, влияние на науку и жизнь» (1909), которую не раз перепечатывали в современном «Соловецком православном календаре». В этой статье, используя труды разных известнейших ученых, он пишет, что 90 % ученых мира были верующими. Так что фигура верующего ученого совершенно типична для истории человечества и науки. И Лосев, будущий великий ученый, еще мальчиком это прекрасно понимал. А эти академики – там, наверное, были Гинзбург и Алферов? – просто безграмотные люди, больше ничего.
– А ведь и во времена молодости А.Ф. Лосева постоянно велись очень похожие споры. И тем ни менее он, оставаясь верующим человеком, стал ученым.
– Да. И об этом много чего можно прочесть в воспоминаниях Алексея Федоровича. Так, в одном из своих писем он писал, что тогда тоже шли весьма горячие споры – например о том, можно ли верующему слушать Вагнера? И в самом начале своего пути Алексей Федорович, естественно, сомневался: стоит ли заниматься наукой? А его духовник, афонский архимандрит Давид – а он действительно был очень строгий и мудрый – сказал: «Ты страсти свои брось, а науку не бросай!» Вот так.
– Как Вы относитесь к ведущимся сейчас спорам по поводу введения культурологического предмета «Основы православной культуры» в школьную программу и дисциплины «Теология» в университетскую?
– Споры по поводу введения курса «Основы православной культуры»?.. А, собственно, какая другая культура может быть в России-то?
http://www.pravoslav...est/071207004653.htm
17. Автор : Эрику Л. [5] [15]
2010-09-30 в 20:40

Лихо же Вы расправляетесь со всеми «инакомыслящими», причём принципиальность и нетерпимость просто сродни «большевистской» – иначе не назовешь. Вот уже и автор попал под подозрение. А ведь моя собственная позиция c первой же публикации на РНЛ изменений не претерпела: я пытаюсь не только оставаться верным предложенному Лосевым символическому образу мышления, но и всячески пропагандировать его учение о выразительно-смысловой символической реальности, которое как раз и позволяет воспринимать мир с любой точки зрения (будь то научная, философская или эстетическая) как символ Слова (Логоса). Увы, никто из участников столь бурной дискуссии, в центре которой оказались взгляды самого Лосева, о нём даже не вспомнил. Я вынужден (в который раз) привести итоговую «формулу», которую он обнародовал накануне своего 90-летия: «Сама действительность, и ее освоение, и ее переделывание требуют от нас символического образа мышления». Именно ее-то я и попытался применить к анализу самого понятия «интеллигенция» вне зависимости от того, в каком контексте оно воспринималось той или иной личностью.
Между прочим, сам Лосев заявляет следующее: «А вот говорили, что Достоевский – не интеллигент, и Владимир Соловьев – не интеллигент, и я – тоже не интеллигент. Мои воззрения не интеллигентские. Интеллигенция – это что? Это такое буржуазно-либеральное свободомыслие, да? Я терпеть этого не могу. Мои воззрения? Лосевские… У меня свое… Я всех люблю, от всех все беру и всех критикую». Тáк вот. Но если после этого обратиться к умозаключению самого Лосева о сущности «интеллигентности», взятому мной в качестве эпиграфа к настоящей публикации, каждому, вероятно, станет ясно, что кто, как ни Лосев, и есть её подлинный выразитель. Свидетельством тому его собственная жизнь - подвиг послушания монаха Андроника длительностью без малого шесть десятков лет. Мне искренне хотелось бы, чтобы Вы заинтересовались Лосевым, или же, на худой конец, хотя бы впредь не ошибались, отстукивая на клавиатуре его фамилию.
Теперь относительно Ваших претензий ко мне. Не думаю, что автору стихотворения «Размышления у парадного подъезда», строку из которого я привёл, не было известно о преп. Серафиме Саровском. А что было известно о нём героям стихотворения - мужикам, не сумевшим попасть на приём к столичному сановнику, бурлакам на Волге и т. д.? И разве это я вопрошал народ: «Ты проснёшься ль, исполненный сил?». Ваше же пренебрежительное упоминание о «неком русском ренессансе» - свидетельство Вашей, мягко говоря, неосведомленности, как о самом этом явлении, так и о причинах его возникновения. И причём здесь перечисляемые Вами фамилии писателей и философов? Оставьте хотя бы на время свой пафос, проявите элементарную любознательность, к примеру, попытайтесь узнать побольше о Вл.Ал. Кожевникове – убеждён, не пожалеете.
Что же касается «советской системы», то я вовсе не пытался давать ей оценку в опубликованном отрывке из своей книги, ограничившись предположением, что в период коммунистического господства саморазвитие исторической идеи - логоцентризма было искажено. По существу, связь времён, конечно, оказалась нарушенной, можно даже определить это как «период безвременья». Но считать, что именно тогда всё, перечисленное Вами было разрушено, на мой взгляд, ошибочно. О каких десятках тысяч брошенных деревень Вы говорите, если до начала 60-х из деревни вообще невозможно было свободно уехать, разве что на учёбу или по оргнабору (местные власти просто не выдавали паспорт); да и «шашлычного отдыха на берегах рек не было тогда и в помине. Если коснуться проблем семьи, то разводы, конечно, случались, причем, о них необходимо было поместить сообщение в местной газете. Да, ещё о чувстве Родины… Когда мне самому довелось принимать воинскую присягу (дело было ещё в конце 50-х), оно у меня и моих товарищей было – можете не сомневаться, как и у наших командиров – участников Великой Отечественной войны. И идеалы коммунизма здесь вовсе не причём, хотите – верьте, хотите – нет. Веры в Бога, правда, в то время у меня не было вовсе; но всё это, как позже выяснилось, исключительно, по моему собственному невежеству.
А вот за последние 20 лет, когда власти России стали культивировать «ценности» Запада, действительно реальная угроза разрушения и рода, и семьи нарастает с каждым днём а уж о размывании чувства Родины и говорить нечего. Против этого и следует объединить наши усилия.
16. Александр Строитель : Истоки зла
2010-09-29 в 22:00

Зло не где-то рядом, оно в самих людях. В миру дьявол не нападает на людей они сами служат ему своими пороками. Если нет ВЕРЫ чернота покроет душу. Если нет ВЕРЫ путь для ЗВЕРЯ открыт. Упадок ВЕРЫ сокрушил монархию, упадок веры сокрушил и коммунизм. ЗВЕРЬ обрел огромную силу. А ВЕРЫ в людях все нет. ЗВЕРЬ нанесёт последний удар. Если не будет ВЕРЫ всё пропадёт.
15. Эрик Л. : ряженному "потомку подданных"
2010-09-29 в 19:03

Да бросьте Вы рядиться в Потомка подданных царской империи, товарищ советский патриот. Уши за километр видно. То-то у вас большевистская истерика (клеймо стали клеить) случилась, когда я пару слов написал о духовного свойства вреде, нанесенном совдепией русскому народу.
И нечего неуклюже пытаться прикрывать философией известного русского ученого демоническую сущность советской власти. О какой жертвенности Вы говорите? О жертвенности героев книжки Островского "Как закалялась сталь"? Ну так, будь это не Россия, а Папуа-Новая Гвинея, действие этой повести нисколько б не потеряло смысла. Хоть Антарктида, где никто никогда из людей не родился... . В этой вашей жертвенности нет ничего от понятия Родины, рода, семьи. Это жертвенность во имя идеалов коммунизма. А значит, во имя Сатаны.
По сути вы вляпались в то самое народничество XIX века, которое выродилось в бомбистский экстремизм против царской власти, а потом благополучно умерло вместе с партией эсэров.
Но дабы не оставить Вас вообще ни с чем, я приведу Вам пример истинной жертвенности. Это крестный путь Христа, крестный путь святого царя Николая Нового. Эта истинная жертвенность известна еще древнему племени евреев, ибо об жертвенном агнце мы узнаем уже из ВЗ. Вы же, советский патриот, противопоставляете этой истинной жертвенности жертвенность во имя ложных идеалов, тем самым противопоставляете рай аду, святое демоническому.
Еще раз повторяю: русский ученый Лосский тут вовсе не при чем.

Надо сказать еще пару слов и об авторе статьи. Может, он пояснит слова о том, что якобы до некого русского ренессанса Россия спала. Неужели он всерьез полагает, что духовное наследие православия - это пилюля для сна? Неужели он всерьез видит более сильную философию концепцию XIX века, нежели философию святого Серафима Саровского о стяжании Духа Святого? Чья философия сильней философии святого Серафима? Гегеля, Канта, Бердяева? И разве русская литература Серебряного Века - это только лишь Чехов и Толстой? А как быть с Иваном Буниным, считавшим себя НЕ интеллигентом? А с замечательными писателями Петром Красновым, Иваном Шмелевым, М. Осоргиным, Данилевским и многими другими? Вычеркнуть, как это сделали комиссары? Не получится!
14. Автор : Комментаторам [1], [2]
2010-09-29 в 18:58

Искренне благодарен за добрые слова в мой адрес и за внимание к очередному, опубликованному на РНЛ отрывку из рукописи моей книги о Лосеве. Результаты главных его прозрений я попытался выразить, по возможности, в достаточно популярной форме, и фрагмент, содержание которого стало предметом дискуссии, представляет собой пересказ (а местами, прямое цитирование) всего лишь полутора десятка страниц из незавершенной повести Лосева «Жизнь». Конечно же, здесь обе категории - и «родство», и «жертвенность» заслуживают самого глубокого осмысления.
Соколу: Выражение «святости идеи РОДСТВА» обнаруживается еще в Лосевской «Диалектике мифа» при обосновании автором самих корней осознания Троичности: «Родное мне то, что и есть я сам, но только в другом виде, в другом аспекте: мое «я» в его инобытии. Вот это Родное и Вечное и увидело человечество, когда стало исповедовать триединого Бога. Он и Отец, и Сын - Рождающий и Рожденный. Родство - имманентная стихия самогó Божества, глубочайшая основа жизни» (см. публикацию первого отрывка из моей книги на РНЛ 12.08.2010). Так что нет надобности ломиться, что называется, в открытую дверь.
А вот попытки обосновать эту категорию, обратившись к выражению «подобное тянется к подобному» или, того более, к явлению всемирного тяготения, на мой взгляд, несостоятельны, как и представления о «притягивающих и отталкивающих энергиях», ничего общего не имеющие с основами православного энергетизма. Естественно, то же относится и к попытке обнаружения на этой основе РАЯ и АДА. Лосев, и вправду, «бесстрашный аналитик-диалектик», но он уверенно выводит именно эти категории, завершая обсуждение тождественности абсолютной диалектики с абсолютной мифологией:
«…Диалектически необходима такая стадия в жизни личности, когда она сама и всё её инобытие синтезируется в некое вечное обстояние, где будет вечное сплошное становление и вечная сплошная неподвижность и нерушимость.
Это всё дано, кроме того, сердечно, т.е. ощутимо в своей алогической динамике, вращающейся вокруг неподвижного центра.
Наконец, характер этого умно-сердечного состояния должен зависеть от характера взаимоотношения личности самой по себе и ее инобытийной судьбы. Соответствие инобытия с заданной идеей даже Кант умел понимать как чувство удовольствия, а несоответствие – как чувство неудовольствия.
Следовательно, с полной диалектической необходимостью вытекают категории Р а я и А д а, от которых нельзя отвертеться никакими усилиями мысли, если только не перестать мыслить диалектически вообще. Диалектика вечного блаженства и вечных мук есть только простой вывод из пяти ещё более простых и элементарных категорий диалектики – личности, жизни, сердца, вечности и символа…» /А.Ф. Лосев «Диалектика мифа»/.
За лестные характеристики и пожелания в мой адрес искренне благодарен; правда, самому мне,ввиду приближения к завершению половины восьмого десятка, не очень-то пристало надеяться на «новые открытия и прозрения»: дай-то Господь успеть обнародовать хотя бы те, на которые Он меня сподобил ранее.

Потомку подданных императора Николая II: Вы совершенно правы, так что к Вашему комментарию я мало что могу добавить, разве что заявить: всё, обнаруженное и одобряемое Вами, «разглядел», «разъяснил» и «подчеркнул» вовсе не я, а сам Лосев (я лишь сделал очередную попытку донести всё это до общественного сознания). Мне приходится прибегнуть к такому разъяснению, т.к. используемый мной подчас в целях популярности изложения приём «говорить за Лосева» в своей книге уже вызвал, как выяснилось, подозрения в том, что я пытаюсь использовать его идеи для «возвеличивания собственной особы»; по крайней мере, есть и такое мнение.
«Светская философия», упоминаемая Вами, это в действительности «философия вне веры», возникшая как конечный продукт рационализации христианства на Западе, где восторжествовала концепция «двух истин» (истины веры и истина знания). Вот как характеризует её сам Лосев в той же повести: «Великие мыслители Нового времени доходили до больших обобщений, но ни в «мышлении» и «протяжении» Декарта, ни в монадах Лейбница, ни в боге Спинозы, ни в трансцендентальной апперцепции Канта, ни в абсолютном «Я» Фихте, ни в Мировом духе Гегеля нет этого родного, этого родственного, этого отцовского и материнского начала, нет Родины. Это – холодные, абстрактные истуканы рассудочной мысли, головные построения, которые не волнуют человека, не будят в нём жизненных сил и страстей, не зовут на борьбу, на бой, на жертву».
«Христианкой по природе», мне думается, является лишь сугубо русская философия, опирающаяся на наследие Восточных Отцов. В то время, как для западноевропейской философии, где мир воспринимается исключительно в «вещных» категориях, понятия «Любовь», «Жертвенность», «Родина» изначально лишены какого-либо смысла, они оказываются в самом центре православного миропостижения, исходящего из «личностных» категорий.
13. Аноним : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-29 в 15:57

@На этом сайте есть кто угодно@ - даже строители, которые считают, что все, кто страдает, получают по заслугам.
12. Александр Строитель : О русской вере.
2010-09-29 в 14:04

На этом сайте есть кто угодно - коммунисты, сталинисты, монархисты. Но вот действительно верующих людей очень мало. Таких, у которых как у Амвросия Оптинского, была бы наивная детская вера, в то что Господь всё управит.
11. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-29 в 13:55

44.Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.(Иоан.8:44)

Это о ком же говорил Христос?
Неужели о Ницше, «востребованном фашистской идеологией»?
Или о тех сатанистах, кто исполняя похоти отца своего, приносят ему в жертву не себя, не собственную жизнь, а жизнь невинных душ?
ЖЕРВА ЖЕРТВЕ – РОЗНЬ!
А.Ф.Лосев природу различия христианской ЖЕРТВЕННОСТИ и ЯЗЫЧЕСКОЙ понимал с предельной остротой.
Потомки же отца Лжи это различие стремятся не афишировать…. Им некогда. Они поглощены борьбой с Ницше, «востребованном фашистской идеологией», и превращением православного философа А.Ф.Лосева в апологета ЖЕРТВЕННОСТИ ВООБЩЕ, не важно какой, любой…
10. Потомок подданных Императора Николая II : Интуитивизм
2010-09-29 в 13:00

это ваша «диалектика» или философский дилетантизм не позволяет вам осознать диалектической связки категорий РОДСТВА и ЖЕРТВЕННОСТИ?


Уважаемый Сокол! Вы тут явно ошибаетесь. Во всём. Они вышли от нас, но они не наши. Вот Вам и РОДСТВО. Вообще, это очень скользкое понятие - РОДСТВО. В соседнем сообщении некий Эрик на почве "родства" договорился до того, что обвинил русских в отторжении от своей Родины. Понятно, что это русофобская инсинуация, но именно "родство" и дает повод для этого - кстати, по всем правилам Вашей "криминальной" логики. Именно категория жертвенности позволяет возразить всем могильщикам Русского народа, цинично использующим неоднозначность советского времени. Жертвенность - самостоятельная и самая важная категория. Жертвенность присутствует и там, где нет родственности. Русские люди не раз самоотверженно спасали врагов - это самый простой пример существования жертвенности в отсутствие родственности. Причем, на удивление Эрику, это было и в позднее советское время. Думаю, уважаемый Сокол, Вам с предикативной логики нужно переходить на чистый интуитивизм - это будет полезнее. Читайте Бергсона. Полезно также знакомство с интуиционизмом - там очень обснованно возражают против рационалистической "криминальной" логики. Надеюсь, что не будете обижаться.
9. Писарь : "Потомку..."
2010-09-29 в 11:58

Ув.Потомок подданых Императора Николая II.

"Потому,тот кто не знает Бога философии,(это кто ж таков будет,не "антихрист"-ли случайно?) тот не знает и самое философию".
Честно Вам признаюсь -я не знаю, и, откровенно говоря, знать не хочу.
Сказано- "почти за ничто".

У христиан Бог Один-Христос.
И ныне и присно и вовеки веков.
Аминь.
8. Потомок подданных Императора Николая II : Участнику с ником "Писарь"
2010-09-29 в 05:45

"...философия по природе своей - христианка".
Вы безусловно правы,если "бога философов" почитать за Христа.


Уважаемый собеседник! Подвиг Лосева в том и состоит, что через категорию жертвенности он выявил сущность философии как христианскую, причем православную. Поэтому тот, кто не знает, Бога философии, тот не знает самое философию. Лосев, фактически, напомнил: что не от Бога - всё ложь, в том числе и "философия".
44.Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.(Иоан.8:44)


Недаром такой "философ" как Ницше оказался востребованным фашистской идеологией.
7. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-28 в 21:06

Потомку подданных императора Николая II:

Во-первых, это вам ваша «диалектика» и практика криминалиста помешала признать, что вас носом ткнули в вашу ложь о «центральной категории»?
Во-вторых, это вам ваша «диалектика» мешает вам понять, что вне категории РОДСТВА категория ЖЕРТВЕННОСТИ обессмысливается?
В-третьих, это ваша «диалектика» или философский дилетантизм не позволяет вам осознать диалектической связки категорий РОДСТВА и ЖЕРТВЕННОСТИ?
Надеюсь, что Семен Гальперин посвятит этой связке свою заключительную статью.
6. Писарь : 2."Потомку...".
2010-09-28 в 17:57

Ув.Потомок подданных Императора Николая II.
"...философия-по природе своей христианка".
Вы безусловно правы,если "бога философов" почитать за Христа.
5. Эрик Л. : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-28 в 17:32

К сожалению, автор полагает, что советская система не привела к духовно-нравственному разложению в народе, в том числе к уничтожению таких ценностей как "род", "семья", "родина".
Отсчет начала этого самого разложения автор почему-то ведет с момента разрушения советского строя. А зря. Советская система планомерно и успешно вела войну по разрушению выуказанных ценностей. Не даром, в нашем обществе стало нормой, когда молодая семья обособляется от родителей, получая или снимая квартирку в коммунальном доме.
Не даром, понятие "родина" в позднем советском обществе превратилось в понятие "всё вокруг колхозное, всё вокруг мое! воруй и не стесняйся". То есть, на самом деле, произошло духовно-нравственное отторжение русского народа от своей Родины как таковой. Отсюда и замусоренные и заплеванные тротуары российских городов, замусоренные и загаженные "шашлычным отдыхом" берега российских рек и опушки российских лесов. Отсюда десятки тысяч разрушенных и брошенных российских деревень и сел, с забытыми погостами. А ведь деревня - это то самое место в России, откуда и ведет свое основание любой русский род, будь то дворянский, священнический или крестьянский. А ведь русская река - это кормилица и поилица! А ведь русский лес - это тебе и изба, и еда, и укрытие от злых татарских набегов.
4. Потомок подданных императора Николая II : Философские категории
2010-09-28 в 15:42

Уважаемый Сокол! Философия не сводится к логике, а логика - не обязательно исчисление предикатов. Мы же говорим о Лосеве, - Вы, конечно, читали его Диалектику мифа, но почему-то пытаетесь говорить о служебной роли жертвенности относительно родства. Нет, категория жертвы самостоятельна. С точки зрения диалекимки мифа она и средство и цель, поскольку является мифом в полном соответстви с определениями Лосева - как чудо, как личностная форма, как порождение религии, не являясь при этом специальным религиозным созданием (что и есть диалектика). Вообще, как я понял, Вы склонны не к диалектике, которая и позволила Лосеву, скажем прямо, "обожить" философию через указание на жертву, как цетральную философскую категорию. Вы указываете на на западные, рационалистические методы плоского исчисления - с помощью предикативной логики, "криминалистики", развёртывания логических цепочек. Нет, так не понять, что философия по природе своей - христианка. Простите, если Вас задевают мои замечания.
3. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-28 в 11:57

Повторяю для невнимательных и не достаточно зорких:

"Действительно, именно РОДСТВО является одной из тех центральных категорий, которые превращают религиозное умозрение Алексея Федоровича Лосева в строгую и безупречно совершенную религиозно- философскую систему".
Как видим, - не "центральной", а одной из центральных категорий...

Что касается категории «ЖЕРТВЕННОСТЬ», то не надо быть криминалистом, чтобы понять разницу, между категорией ЦЕЛИ (установления, подтверждения РОДСТВА) и СРЕДСТВА - достижения-подтверждения этой ЦЕЛИ (с помощью ЖЕРТВЕННОСТИ).
2. Потомок подданных императора Николая II : Любовь и жертва
2010-09-28 в 04:47

Мне кажется, уважаемый комментатор с ником Сокол (зоркий?) совершенно неправильно указал на РОДСТВО как на центральную категорию. Центральная категория - жертвенность, которую и сумел зорко разглядеть и убедительно разъяснить С. Гальперин. Именно в этом, ка чётко показал автор, - в указании Лосевым на жервенность, как главной категории истинной философии, состоит философское открытие Лосева. Здесь, как мне кажется, Лосев дал возможность "светской" философии почувствовать себя родственицей богословия. Именно это, по-существу, подчеркнул С. Гальперин, и в этом его личная заслуга. Он показал, как Лосев увидел и попытался донести до людей, что философия по природе своей - христианка. Любовь в жертве и заключается, Бог есть любовь, ради любви искупительная жертва Христа.
1. Сокол : Re: Россия глазами русского интеллигента
2010-09-27 в 17:49

Автор прав в главном.
Действительно, именно РОДСТВО является одной из тех центральных категорий, которые превращают религиозное умозрение Алексея Федоровича Лосева в строгую и безупречно совершенную религиозно- философскую систему.
Сам Лосев отчетливо осознавал свою роль в открытии системообразующего значения категории РОДСТВА, но ещё более отчетливо он осознавал святость перво- Источников этой категории, наделившей её бесконечно высоким символически-сакральным, религиозным смыслом – святость идеи РОДСТВА в Ветхом Завете и Новом Завете.
«Подобное тянется к подобному». Человек тянется к Богу. Вот это всемирное тяготение и есть РОДСТВО, пронизывающее своими порождающими, притягивающими и отталкивающими энергиями как мироздание в целом, так и каждое человеческое сердце.
При том не забудем, что А.Ф.Лосев – бесстрашный аналитик-диалектик. А это означает, что там, где есть место АБСОЛЮТНОМУ РОДСТВУ, то есть РАЮ, там же есть место и АБСОЛЮТНОМУ НЕРОДСТВУ, то есть АДУ.
Диалектическое развертывание категории РОДСТВА стало бы удачным завершением лосевского триптиха вдумчивого и талантливого автора-мыслителя, каким безусловно и является Семен Гальперин.
Желаю ему новых открытий и прозрений.
Он их достоин.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме