Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Здесь лично генерал Младич. Приходите, попьем кофейку!»

Русская народная линия

Ратко Младич / 30.06.2010

Каким был Ратко Младич на поле боя, каким в частной жизни, вы узнаете из рассказов его друзей и военных соратников, которые публикует портал «Вести-онлайн». Редакция издания специально открываем этот цикл с рассказа капитана военного корабля Ратко Вучетича, обвиняемого в том, что он был укрывателем исчезнувшего генерала.

«Все больше лжи распространяют о моем командующем. Хотя, я сам в ближайшее время жду приговора по «делу» его предполагаемых сообщников, я должен рассказать подлинную правду не ради себя, но ради истории», так начинает рассказ 67-летний капитан военного флота Ратко Вучетич, один из немногих, кто последний раз видел генерала, когда он еще мог свободно прогуливаться по Белграду.

Ратко Вучетич имеет звания капитана военно-морского флота и армейского полковника. В начале 2006 года он провел полтора месяца в Окружной белградской тюрьме, как подозреваемый в создании организованной сети помощников своему тезке. Обвиняется в обеспечении Младича съемными квартирами на территории Сербии, в которых якобы и скрывался генерал.

За 32 года активной военной службы подводником и диверсантом Вучетич был восемь раз отмечен по службе, кроме того, получил за храбрость Орден Неманичей с золотым ожерельем и Орден Милоша Обилича. На кровавой боснийской войне в середине 90-х годов прошлого века под Сараевом он остался без ноги и кисти руки.

Он согласился на разговор с «Вестями» по единственной причине - помочь своему школьному другу и боевому соратнику Ратко Младичу.

«Вероятно, я последний его соратник, с которым он виделся перед тем, как перейти на полностью нелегальное положение. Это было на Видовдан - 28 июня 2001 года, всего через несколько часов, как Слободан Милошевич был выдан Гаагскому трибуналу. Меня позвал один из его адъютантов и сказал: «Вуче, шеф вызывает тебя в Брдо». Этого было достаточно, я понял, что нужно приехать в район Баново брдо в Белграде, где у Младича и его семьи был дом, полученный им в свое время от армии.

Когда я там появился, все были подавлены. У него одного была улыбка на лице. Он позвал меня в столовую. Специально выждал, когда все выйдут, и мы останемся наедине. И тогда спокойным голосом сказал мне: «Я должен идти, Вуче». Я знал, о чем он думает, и только ответил ему: «Разумно». Мы обнялись, и пообещали друг другу, что увидимся снова».

«Я знаю Ратко с 1953 года. Он старше меня на год, но мы вместе проучились шесть лет в школе в селе Калиновик. Мы сидели за одной партой, были лучшими друзьями. Мы с ним дружили, хоть и были из разных сел, старались, как можно больше времени провести вместе.

Мы были отличниками, и он, и я, но хулиганистыми. Умными озорниками, которые всегда сидели за первой партой. Он списывал у меня математику, а я у него - сербский язык. Учителя ничего и не подозревали. У кого хватит храбрости списывать у них под носом?! Мы над этим смеялись. Я вспоминаю, что много лет спустя, на войне в Боснии, мы снова смеялись над этим нашим озорством», рассказывает Вучетич.

В детстве они любили играть в настольный теннис: «О настоящем столе мы не могли и мечтать, но мы как-то справлялись. Из нескольких досок с помощью старших сколотили стол, бабушки сплели сетку, которую мы растянули, чуть не порвав. Мой отец, столяр, сделал ракетки из фанерных дощечек, а поверх приклеил какую-то резину. Хоть и сделанные на скорую руку, едва похожие на реальные столы для настольного тенниса и современные ракетки, тот стол и те наши ракетки для нас были самыми современными спортивными снарядами».

Воскрешая воспоминания детства, Ратко Вучетич говорит, что он и его тезка часто валялись на траве, глядя в синие небо, и фантазировали, как и все дети в мире в их возрасте, о том, как все будет, когда они вырастут.

Вучетич говорит, что Младич никогда, даже когда был ребенком не питал никаких особых иллюзий, даже его мечтания были скромными: «Я мечтал стать электроинженером, а генерала интересовали машины, поэтому он планировал стать инженером по машинам».

Наш собеседник опровергает утверждения полиции, что несколько месяцев назад в квартире Младичей в Белграде было найдено 18 военных дневников: «Уже при первом обыске они нашли не 18, а 53 записные книжки Ратко, но власти в Белграде манипулируют ими и предоставляют их в Гаагу, когда им это выгодно. В этих дневниках, между тем, нет ничего существенного. Это записки, которые он обязан был вести, как и любой офицер».

Д.Барович, «Вести-онлайн», 22 июня 2010

«Не виделись до распада Югославии»

Ратко Вучетич рассказывает о том, как он и Младич вместе закончили среднюю школу в Калиновике, и, как разошлись их жизненные пути

«После Калиновика мы оба отправились в Сараево. Я поступил в классическую гимназию, а он никуда не поступал, а сразу пошел учиться профессии и работал механиком высокоточных токарных станков. Затем дядя отправил его в Промышленную школу в Земуне.

Этот его дядя, ныне покойный Алекса Лалович, старался заменить ему погибшего отца. Он его очень любил и относился к нему, как к родному сыну. Этого Ратко никогда не забывал. Я помню, во время войны в каждый свободный момент он отправлялся в родной Калиновик, и гулял с маленькими детьми дядиного брата...

Я и сам уже не знаю, сколько раз мы, я и его служба безопасности, предупреждали этого не делать, что неразумно с маленькими детьми гулять в этих краях, т.к. в Боснии бушевала война, и мы знали, что мусульмане стремятся его убить. Но он все время цыкал на нас, когда мы ему предлагали, чтобы хотя бы два человека из охраны отправились с ним.

Он смотрел нам в глаза и сердито бормотал: «Кто из моих земляков хочет меня убить? Вот я! Пусть убивают сразу», рассказывает Ратко Вучетич.

Пока Вучетич продолжал учиться в Сараево в военном училище, судьба увела Младича из Белграда в другие края Югославии.

Пути Вучетича и Младича не пересекались до распада СФРЮ. Когда Младич был назначен в 1991 году начальником штаба Книнского корпуса ЮНА, Вучетич позвонил ему из Сараево.

«Я думал, что он меня и не вспомнит - столько времени прошло. А он воодушевился, когда услышал меня и сразу пригласил приехать в Книн. Я, к сожалению, не смог поехать, и наша первая встреча, спустя столько времени, произошла только через два года после этого в охваченной войной Боснии».

Они увиделись через 34 года после расставания - 14 апреля 1993 года - именно в родном Калиновике. Вучетич был начальником штаба Оперативной группы этого района, а генерал прибыл для планирования операции по объединению фронта у Сараева с сербскими силами в Герцеговине.

«Когда наши взгляды встретились, мне показалось, что мы и не расставались никогда. Из его взгляда я понял, что и он отреагировал также, и это мне, признаюсь, было очень дорого. Потому что это была встреча двух, разъединенных судьбой, старых друзей. Он сразу вошел в мою канцелярию, и хотя его ждало много дел по организации операции, он сел и 20 минут расспрашивал меня, куда меня забрасывала жизнь, как она меня вернула назад - в родной Калиновик. Времени было мало, но достаточно, чтобы хотя бы кратко поговорить».

Во время следующего визита Младича в Калиновик, после того как опустились сумерки, генерал постучал в окошко Вучетича и спросил: «Вуче, у тебя есть лук и паштет?»

«После этого мы сели за стол, а когда я предложил ему брынзу, он вздохнул и сказал: «Вот это настоящий пир». Мы проговорили с ним всю ночь. Наутро его пришел искать начальник службы безопасности Пухало. «Шеф здесь, Вуче?», спрашивает он меня через то же окошко. «Нет», отвечаю.

Во время войны в Боснии один из подчиненных Младичу офицеров попытался объяснить ему преимущества работы на компьютере. Младич несколько минут смотрел, как ему демонстрируют все превосходство современных технологий, и потом спросил: «Может ли твое устройство управлять артиллерией?» Когда последовал отрицательный ответ, Младич повернулся и на выходе из кабинета сказал сквозь зубы: «Выбрось его».

Бывший начальник Главного штаба Армии Республики Сербской генерал-полковник Манойло Милованович познакомился с Младичем в начале апреля 1981 года в Македонии в городе Титов Велес.

«...Все наше профессиональное сотрудничество характерно тем, что оно отмечено частыми разногласиями и даже ссорами. Тогда в Велесе мы оба были майорами. Я танкист, он - пехота.

[...]

Несколькими годами позже Младич был отправлен в Охрид командиром пехотного полка. Во время его пребывания там, я много о нем слышал. Если кратко, то он возродил полк и охридский гарнизон.

Потом его в 1985 или 1986 году направили в гарнизон в город Штип, командиром 39-й пехотной бригады из состава 26-й пехотной дивизии, которая после расформирования вошла в состав Кумановского корпуса, как и моя 212 бригада. Тогда мы уже были полковниками. Наши зоны ответственности соприкасались, и мы стали чаще видеться на разных учениях и встречах.

Как командир бригады он прославился одним храбрым поступком. Младич был в очередном отпуске, а в его бригаду без предупреждения нагрянула Главная инспекция народной обороны. Я думаю, что это была самая опасная инспекция в ЮНА, т.к. имела неограниченные права, включая право смещать офицеров, если будут установлены недостатки в подразделении. Последствием могли быть судебные процессы и увольнения из армии.

Младича кто-то предупредил об инспекции, и он на следующий день появился в Штипе. На месте командира он оказался в тот момент, когда его заместитель получил учебно-боевое задание.

Он взял этот приказ, и нарушив всю процедуру, которой нас учили - изучение и осмысление задач, оценка ситуации и принятие решения - продиктовал приказ на полстраницы формата А4. Напоминаю, что поставленная задача была расписана на нескольких страницах. А нас учили, что боевой приказ по бригаде должен иметь не менее 15 страниц!

Бригада по тому краткому приказу Младича полностью выполнила поставленную боевую задачу, и была оценена на «отлично».

Д.Барович, 23 июня 2010 года

«Его отличала забота о простых солдатах»

Операцию, которую Младич планировал, находясь в Калиновике, была блистательно проведена с минимальными жертвами. Но во время нее наш собеседник, тезка Младича был тяжело ранен. В момент одновременного взрыва трех мин он потерял левую ногу и половину кисти левой руки, и был быстро отправлен в больницу города Фоча.

Ратко МладичКогда Младич узнал, что произошло с его товарищем, то поспешил его навестить. Оказалось, что раны слишком серьезны и Вучетича по приказу Младича на вертолете отправили в Белград, в Военно-медицинскую академию.

«Его отличала забота о подчиненных. Из-за такого внимательного отношения к каждому подчиненному, особенно к обычным солдатам, в армии его просто обожали.

У солдат он очень высоко ценил мужество, и считался командиром, который мог найти поход к таким людям. Верите или нет, но он никогда за время своей службы, ни до войны, а тем более на войне в Боснии, ни одного солдата не обидел, и не унизил.

Проще говоря, за каждое упущение, которое допустил солдат, он спрашивал с вышестоящего, и командиры хорошо знали, что к ним он будет беспощаден. Было известно, что он без предупреждения мог придти в любую казарму, и если бы там застал сидящих офицеров, то он кричал бы так, что стены бы тряслись: «Что вы здесь делаете! Ваша армия в окопах, а вы чаи гоняете. Марш на фронт!».

Такой преданностью солдатам отличались лишь редкие полководцы, и Младич без сомнения принадлежит к этой военной элите», подчеркивает Вучетич.

Вучетич добавляет, что много раз был свидетелем того, как генерал Младич импульсивно реагировал, когда узнавал, что какое-то подразделение на фронте осталось без пайков или происходила задержка в снабжении. Он днями упрашивал, проклинал ответственных за это в правительстве Республики Сербской и угрожал им, чтобы, наконец, доставили все необходимое, будь то сигареты или снаряжение для военнослужащих.

Вучетич вспоминает: «Он всегда говорил солдатам: «Сначала мы должны вас накормить, потом обучить, затем научить защищаться». Его особенно раздражали те командиры, которые не беспокоились об этом, и те, кто пытался нажиться на войне.

Я вспоминаю, как в 1992 году мы задержали грузовик с сигаретами «Мальборо», направлявшийся в один городок. Это была работа одного влиятельнейшего дельца, позднее ставшего министром, и мы растерялись, что делать.

Когда я доложил генералу, он сорвался настолько, что я подумал, может произойти всякое. Затем он через мгновение остановился и спокойным голосом приказал мне все эти сигареты как можно скорее распределить среди бойцов на передовой».

Вучетич говорит, что генерал Младич был одним из редких офицеров, который ничего не боялся, и нередко не только залезал в окопы на передовой, но и вместе с солдатами ходил в атаки: «Сомневаюсь, что в совсем недавней истории войн можно найти полководца, который бы взял в плен больше солдат противника, чем он, или действовал эффективней его».

Ратко Вучетич вспоминает и о встречах с разными международными представителями и командующими миротворческих сил, которых в Боснии за те три-четыре года сменилось предостаточно.

Д.Барович, 24 июня 2010 года

«Младич шокировал международных представителей»

Ратко ВучетичРатко Вучетич говорит, что роль международных миротворческих сил в Боснии, о особенно генералов, которые ими командовали, до сих пор большая загадка.

Командующий АРС генерал Ратко Младич встречался с каждым из них, и после каждой из этих встреч оставался какой-нибудь анекдот о ней. Вучетич рассказывает «Вестям» о некоторых из них.

«[...] Младич должен был встретиться с командующим миротворческими силами в Боснии канадским генералом Л.Маккензи: «Макензи прибыл чуть раньше на вертолете, и проводил время, рассматривая местность перед нашими позициями, от которых мусульманские были ниже на пятьдесят метров. Через десять минут снова послышался звук приближающегося вертолета. Затем появился Младич. Канадский генерал удивился - тогда были запрещены все полеты. «Вы что, прилетели на вертолете? Все полеты запрещены!?», официальным тоном произнес Маккензи. «А Вы, что ожидали? Что генерал сербской армии приедет на белом коне?», лукаво усмехаясь, ответил Младич, как будто замечание Макензи не требует объяснений, и сразу перешел к теме переговоров.

Когда встреча закончилась, мы ждали, когда Маккензи отправится обратно. А тут приходит генерал Манойло Милованович и говорит: «Берегись, Вуче. Он сумасшедший. Сейчас увидишь, что будет». Он это прошептал мне, а для меня это был знак. Я своим спецназовцам подмигнул, чтобы держали ухо востро и были наготове.

А Младич, тем временем, начал представление. С бруствера траншеи начал кричать находящимся ниже нас мусульманским солдатам: «Войско, а, войско! Знаете, кто я?!». Когда ему кто-то ответил, что не знает, то Младич снял генеральскую фуражку, и, помахивая ею, прокричал: «Здесь лично генерал Младич. Приходите, попьем кофейку! Кажется, что-то осталось и вам».

Ратко Вучетич говорит, что мусульмане, услышав это, бросились бежать. Маккензи, не веря своим глазам, только взмахивал руками, напрасно пытаясь что-то сказать, как будто потерял голос - он не мог поверить в то, что произошло у него на глазах.

[...]

Ратко Вучетич утверждает, что Младич несправедливо обвинен за события в Сребренице, операция по взятию которой, по его мнению, в военном смысле была «чиста, как слеза»: «Там не был убит ни один старик, женщина или ребенок. Много мусульманских бойцов погибло во время прорыва к Тузле и в междоусобных столкновениях. Однако цифра убитых, которая упоминается, это вершина пропагандистских манипуляций. Доказано, что не менее 500 якобы расстрелянных людей живы и по сей день».

Младич отдельно заботился о военнопленных и своим подчиненным постоянно указывал на то, что к пленному нужно относиться, как и к своему солдату. «Я был начальником тюрьмы, где содержались и захваченные натовские пилоты, и знаю, что Младич лично проверял, получают ли они сигареты и продукты питания», говорит Вучетич.

«Младич был страстным шахматистом, и мог целую ночь играть с хорошим соперником. На меня он всегда по доброму злился, что мне неинтересна эта умная игра: «Какой же ты морской офицер и диверсант, если в шахматы не умеешь играть!?» Я не сердился, потому, что он был одним из тех редких остроумных людей, которые всего парой слов могут расположить к себе других».

Милан Лалович, в прошлом высокопоставленный функционер Союзного секретариата внутренних дел Югославии, был в Книне во время войны в Хорватии во главе делегации, которая должна была вести переговоры о перемирии между враждующими сторонами.

В книге Лиляны Булатович «Рапорт командующему» он рассказывает, что познакомился с Младичем в конце августа 1991 года, во время, когда молодой генерал возглавлял Книнский корпус.

Лалович вспоминает: «Это был выдающийся стратег и тактик. Он был, как говорили в армии, проюгославски ориентирован. Девизом армии под его командованием было нейтрализовывать все столкновения, все споры и разногласия, чтобы местные жители, и хорваты, и сербы, бежавшие из своих сел, вернулись по домам, чтобы собрать урожай, и привести в порядок другие дела в хозяйстве.

Он был профессионалом, очень серьезным. На всех нас он произвел впечатление офицера, который знает, что хочет, который прибыл на место без всяких предрассудков, с намерением сохранить мир в этом регионе».

[...]

Д.Барович, 25 июня 2010 года

http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/62525/Jatak-Ratka-Mladica-Sve-lazu-o-mom-komandantu

http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/62635/Jatak-Ratka-Mladica-Atentata-se-nije-plasio

http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/62878/Jatak-Ratka-Mladica-Zasto-su-vojnici-obozavali-generala

http://www.vesti-online.com/Vesti/Ex-YU/62875/Jatak-Ratka-Mladica-General-sokirao-medunarodne-snage

(Публикуется с незначительными сокращениями)

Продолжение следует

Перевод с сербского Михаила Ямбаева



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Свечкодуй : Re: «Здесь лично генерал Младич. Приходите, попьем кофейку!»
2010-06-30 в 22:54

Какое подходящее для славного воеводы имя - Ратко.
2. elena : Re: «Здесь лично генерал Младич. Приходите, попьем кофейку!»
2010-06-30 в 17:53

Dorogoi General Ratko Mladich! Esli Vi jivi - Hrani Vas Gospod!
1. Провинциал : Re: «Здесь лично генерал Младич. Приходите, попьем кофейку!»
2010-06-30 в 09:40

Да, знакомством и работой под командованием такого человека можно гордиться. Как и помощью ему.
И с радостью плюнуть в глаза обвинителей. Нет ничего почетнее, чем защищать Отечество. Что могут эти гаагские шавки? Ничтожества!

Гаагские паскуды и натовский весь сброд!
Помогут вам иуды, предавшие народ.
Помогут вам масоны при выплате наград.
И демоны помогут найти дорогу в ад!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме