Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Современная наркоситуация в России

Николай  Каклюгин, Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение / 18.03.2010


И способы ее решения в условиях социально-экономических изменений, обусловленных финансовым кризисом …

По оценкам экспертов, в настоящее время в той или иной степени проблема наркомании на территории Российской Федерации затрагивает около 30 миллионов человек, то есть практически каждого пятого жителя страны. Сегодня в стране не осталось ни одного региона, где бы не были зафиксированы случаи употребления наркотиков или их распространения. Вызывает тревогу распространение наркотических средств и психотропных веществ вблизи общеобразовательных учреждений: школ, профессиональных технических училищ (ПТУ), лицеев, университетов. Лидирующее место среди подростков - потребителей наркотиков занимают учащиеся школ, лицеев, гимназий - 35,3%, далее следуют учащиеся ПТУ - 14,5% и студенты - 7,3%. По последним данным руководителя отделения эпидемиологии Национального научного центра наркологии Росздрава, д.м.н., проф. Е.А.Кошкиной, в 2007 году на государственном учете состояло более 537 тысяч человек, которые или больны наркоманией, или регулярно употребляют наркотики, и их зависимость стала болезненной. В 2008 году по некоторым данным эта цифра возросла еще на 130 000 человек [10].

Паутина. Фото Даниила МихайловаВозрос и уровень распространенности наркомании на территории Российской Федерации. Так, если в 2006 году он составлял 241,3 на 100 тысяч населения, то по итогам 2008 года он составил 252,2 на то же количество населения (данные Национального научного центра наркологии). Распространенность синдрома зависимости от опиоидов выросла с 215,2 на 100 000 населения в 2006 году до 220,7 в 2008-м, от препаратов конопли - с 15,8 на 100 000 населения в 2006-м, до 17,0 - в 2008 году. От потребления наркотиков ежегодно умирает несколько десятков тысяч человек в возрасте до 30 лет, а общее число потребителей наркотиков по оценкам экспертов и общепринятым методикам расчета составляет от 2 до 2,5 000 000 человек [5]. По информации директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России), В.П. Иванова, ежегодно в Российской Федерации на этот печальный путь встает 80 000 новых наркоманов, чтобы заменить выбывших из списков, треть из которых умирает. То есть каждые сутки в стране умирает 82 человека призывного возраста, в год - 30 000 человек, что в 2 раза больше, чем за все 10 лет войны в Афганистане.

Согласно данным 2000 года, в стоимостном выражении потребление наркотиков в России оценивалось в 30 миллиардов рублей в год, и оно, как отмечают эксперты, продолжает расти быстрыми темпами [16]. Моральный же ущерб российскому обществу вообще не поддается никакому подсчету. Наркомания в России продолжает «молодеть». По последним данным, более 60% наркоманов - люди в возрасте 18-30 лет и более 30% - школьники. Информация Минздравсоцразвития России показывает, что средний возраст приобщения к наркотикам в России составляет 14-16 лет, но участились случаи первичного употребления наркотиков детьми 10-12 лет. Отмечены и случаи употребления наркотиков, в частности, в столице, детьми 6-7 лет [12].

Сегодня нет смысла еще раз доказывать, что наркотики - это серьезный вызов обществу и социальному порядку. Но очевидным становится и то, что проблема незаконного оборота наркотических средств и психотропных препаратов требует мультидисциплинарного подхода. Особенно в период нарастающего мирового финансового кризиса.

В первую очередь следует отметить, что уровень профессиональной квалификации родителей практически не связан с приобщением детей к приему наркотиков. В то же время прослеживается определенная связь между вовлечением подростков в наркопотребление с сектором занятости родителей. Так, среди тех, чьи матери работают в коммерческом секторе экономики, по данным социологических исследований доля пробовавших наркотики наибольшая [12].

В соответствии с данными заведующей сектором девиантного поведения Института социологии Российской академии наук М.Е. Поздняковой, в современном российском обществе эксперты выделяют и другой источник пополнения числа наркоманов - маргинальные слои современного российского общества. Одной из наиболее распространенных характеристик родительских семей потребителей наркотиков до 1992 года был низкий материальный и образовательный уровень родителей. Сегодня среди наркопотребителей значительна доля подростков, имеющих родителей с незаконченным и законченным высшим образованием, их наркотизация обусловлена не столько собственной неадаптированностью, сколько социальной дезадаптацией родителей. К наркотикам приобщаются как дети родителей, потерявших свой социальный статус (имеющих высшее образование и уволенных с работы в связи с сокращением персонала, что в свою очередь связано с сегодняшним финансовым кризисом, в итоге лишившихся заработка), так и равно дети родителей, приобретших принципиально новый социальный статус (уровень образования низкий, материальная обеспеченность родителей высокая). Таким образом, важный фактор включения в наркопотребление - принадлежность к маргинальным слоям общества. Но к наркотикам проявляют склонность не столько сами маргиналы, сколько их дети. Особенности современных социально-экономических процессов в России способствуют интенсивному развитию маргинальности и, соответственно, повышению наркотизации.

Обнаружена непосредственная связь между вовлечением в наркоманию и приобретением принципиально нового для нашего общества социального статуса - работа в коммерческой сфере в качестве наемного лица или частного собственника. В настоящее время в группе повышенного риска находится та часть нашего общества, с которой оно связывает надежды на реформирование страны [12]. И именно эта группа в период мирового финансового кризиса была подвергнута массовым увольнениям, став наиболее уязвимой средой для распространения внутри неё механизмов купли-продажи наркотиков. За счёт такого посредничества молодым людям удастся какое-то время зарабатывать деньги не только на новую дозу наркотика, но и на питание, оплату жилья и наиболее важные предметы быта. Но это ненадолго - вскоре смыслом их жизни станет исключительно добыча средств на покупку очередной дозы наркотика. По сути, именно эта категория способна существенно пополнить армию наркодилеров в крупных российских городах.

На рост наркотизации населения России в период финансового кризиса негативное влияние оказывают и миграционные процессы с участием граждан государств Центрально-Азиатского региона. Возможность безвизового въезда в Россию, тяжелое материальное положение мигрантов, многие из которых не имеют образования и трудовой квалификации, а также сегодняшние увольнения с работы во время финансового кризиса - все это способствует и будет способствовать их массовому вовлечению в наркобизнес и стимулировать их высокую криминальную активность в качестве наркокурьеров и уличных торговцев наркотиками. Следует отметить, что такого рода наркоторговцы проявляют особую активность в районах больших индустриальных центров, местах компактного проживания рабочей молодежи, студенческих центрах, то есть наносят массированный удар по будущему России.

Достаточно быстро, независимо от социально-экономических изменений в условиях кризиса меняется структура потребления наркотиков и с точки зрения частоты проб и появления группы лиц, систематически злоупотребляющими нелегальными наркотиками. Это - общая эпидемиологическая закономерность. Именно она является главным предметом мониторинга [14].

Общая тенденция заключается в том, что социальный механизм распространения наркотиков включает познавательный аспект: в конце 90-х годов расширилась часть молодежи, владеющая теми или иными знаниями и навыками в отношении наркотиков. И здесь в любых социально-экономических условиях «прогрессирует» конопляная группа. В отношении названий препаратов данной группы более половины всех опрошенных нами при проведении антинаркотических семинаров студентов первокурсников ВУЗов Москвы указывает на то, что они знают действие наркотиков, способ их приготовления и употребления, а также свидетельствует о том, что в кругу их знакомых присутствуют потребители каннабиноидов. Таким образом, можно сделать вывод, что независимо от уровня мирового финансового кризиса, российская молодежь переживает так называемую «эру каннабиса». Сегодня наблюдается тенденция к увеличению частоты проб препаратов конопли, «вхождение» их в молодёжную субкультуру, постоянное увеличение групп молодых людей, которые систематически потребляют препараты конопли [12, 13, 14].

Но эта проблема не является единственной. Вне зависимости от социально-экономических изменений, обусловленных мировым финансовым кризисом, нарастает духовно-нравственная деградация, моральная развращённость детей и подростков, в связи с чем ежегодно увеличивается количество групп молодых людей, активно ищущих наркотические вещества (поисковый «полинаркотизм») с целью изменить свое состояние сознания. В целом усиливается тенденция к зависимому поведению - список наркотических веществ, потребляемых молодежью, постоянно расширяется. Каннабис в этом смысле весьма показателен, поскольку через его потребление проходят практически все молодые люди, склонные к дальнейшей наркотизации [12]. Препараты конопли для представителей этой группы - не конечная остановка, дальше - психостимуляторы, галлюциногены и/или опиаты, на которые, в конце концов, переходит большая часть потребителей любых других наркотиков, стремясь «успокоить» опийными препаратами свою разбалансированную психику. Об этом повествуют истории болезни пациентов наркологических стационаров в любых субъектах Российской Федерации.

Кроме того, многие наркозависимые, испытывая сложности с незаконным приобретением наркотических средств и психотропных препаратов (что свидетельствует о повышении качества работы Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков в регионах), а также нарастающие финансовые трудности, переходят на употребление лекарственных препаратов, содержащих в различных количествах наркотические вещества, одновременно с этим выпадая из поля зрения соответствующих специалистов и правоохранительных органов. И это, безусловно, меняет статистику, приводя контролирующие государственные службы к самообольщению по поводу кажущегося улучшения наркоситуации в России. В настоящее время появляются новые модификации наркотиков. Семя мака, первоначально предназначенное для кондитерских целей, теперь используется огромным количеством наркоманов по всей стране исключительно с целью достижения наркотического эффекта. Особую озабоченность сегодня вызывают факты злоупотребления кодеинсодержащими лекарственными препаратами. Из них, путем несложных химических реакций наркоманы научились незаконно изготавливать наркотическое средство «дезоморфин» с целью получения наркотического опьянения. Во многих регионах страны дезоморфин постепенно вытесняет с нелегального рынка наркотиков героин и кустарно изготовленные наркотики из псевдоэфедрина или из препаратов, содержащих псевдоэфедрин (метамфетамин (первитин) и меткатинон (эфедрон). В связи с этим представители Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков достоверно прогнозируют образование в скором будущем устойчивых организованных преступных групп, специализирующихся на незаконном изготовлении дезоморфина, как для личного потребления, так и с целью его незаконного сбыта, а так же предполагают рост количества наркопритонов, что, безусловно, окажет и уже оказывает негативное влияние на криминогенную обстановку в российском обществе со всеми соответствующими последствиями, в том числе экономическими и социальными.

Безусловно, эпидемия наркомании - это не только рост количественных показателей, но и изменения в ценностных ориентациях, стереотипах сознания и поведения населения [12, 13].

При этом следует отметить, что механизм действия многих социальных факторов, провоцирующих приобщение к наркотикам, предполагает их преломление в психике, в сфере сознания, превращение в компоненты духовного мира индивида или общности, прежде чем стать мотивом, непосредственной побудительной причиной наркотизации [12]. По данным украинских экспертов, ретроспективный анализ динамики распространения наркотизма с послевоенных лет до настоящего времени позволяет высказать мысль о прямой взаимосвязи степени распространения наркотиков в обществе с уровнем социального оптимизма у его населения, понимаемом в наиболее общем виде как интернализация целей общества и вера в их достижение [13]. Мировой финансовый кризис, безусловно, ухудшил перспективы благосостояния многих российских граждан, способствовав росту их неуверенности в завтрашнем дне. Это может явиться провоцирующим агентом для поиска ими химических веществ с целью ухода в мир иллюзий от обострившихся социально-экономических проблем.

Как известно, демографические угрозы России сегодня обусловлены ведущими тремя факторами: низкой рождаемостью, высокой смертностью, миграционными процессами [12]. К этому, бесспорно, нужно добавить продолжение роста уровня алкоголизации и наркотизации населения, высокую заболеваемость ВИЧ/СПИД, вирусными гепатитами, низкое качество предоставления медицинских услуг нуждающимся в ней малообеспеченным слоям населения и, к сожалению, еще целый ряд сопутствующих им неблагоприятных факторов.

Один из них - сегодняшний мировой финансовый кризис, который отразился и на российских экономических показателях и. соответственно, уровне жизни населения.

Тем не менее, как показывают исследования, проведенные под руководством заведующей сектором девиантного поведения Института социологии Российской академии наук М.Е. Поздняковой, прямая связь между уровнем благосостояния и наркотизмом отсутствует. Обнищание значительной части общества провоцирует употребление наркотиков постольку, поскольку создает разрыв между сформированной установкой на определенный уровень благосостояния и возможностью (правильнее сказать - невозможностью) ее удовлетворения. И если для людей старшего поколения такая установка сформирована в большей мере их предыдущей жизнью, отражала меру достигнутого, привычного, то для молодежи это разрыв между наличным и образом «должного», сформированного в значительной мере под влиянием средств массовой информации с их тотальной рекламой «евростандартов» во всех сферах потребления материальных и духовных благ. Противоречие между социально одобряемыми целями и отсутствием легальных способов их достижения - одна из классических причин девиантного, то есть отклоняющегося от нормы поведения. Поэтому уровень наркотизации молодёжи отражает не только действительное ухудшение материального положения населения, но и определенный «вклад» деятельности средств массовой информации. В связи с этим снижение наркотизма возможно не только через повышение благосостояния населения, что в ближайшей перспективе нереально, но и посредством коррекции направленности средств массовой информации. При определенной заинтересованности государства - это осуществимо.

Общеизвестно, что существует много причин, приводящих к тому, что человек начинает принимать наркотики. Бедность и социальная неустроенность - лишь один из факторов риска, ведь, как известно, потребителями наркотических средств и психотропных препаратов становятся и состоятельные, материально обеспеченные люди.

Существенным фактором, влияющим на употребление молодежью наркотических и/или токсических веществ является социальная дезадаптация, проявляющаяся в неудовлетворенности жизнью и желании отвлечься от нее. Этот мотив и является основным для молодых людей, потерявших в месяцы текущего социально-экономического кризиса работу и начавших активно потреблять различные психоактивные вещества с целью ухода от реально значимых житейских проблем в мир наркотиков.

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, сегодня 63% россиян считают наркоманию и алкоголизм - по сути, разновидность наркозависимости - одной из острейших проблем, стоящих перед нашей страной. Острее - только лишь инфляция и рост цен, которые лидируют в перечне самых актуальных российских бед с отрывом всего в несколько пунктов [10].

При этом никто не оспаривает того факта, что решать эту проблему необходимо с помощью решительных и, возможно, экстраординарных мер. Ведь, несмотря на некоторое улучшение ситуации, она продолжает оставаться более чем тревожной. Об этом свидетельствует и последний ежегодный доклад Международного комитета ООН по контролю над наркотиками. В нем, в частности, говорится, что в России расширяются масштабы злоупотребления опиатами, в основном афганского происхождения. Кроме того, наша страна продолжает оставаться крупным перевалочным пунктом на так называемом «шелковом пути», по которому наркотики поставляются на внутренний рынок и перебрасываются в государства Евросоюза. На этом неблагоприятном фоне острая нехватка финансовых средств у граждан, обусловленная увольнением персонала различных учреждений в связи с их банкротством, может побудить их к торговле наркотиками как к наиболее подходящему в данной ситуации средству заработка денег.

Учитывая, что наркотики - товар дорогой, а регулярный прием практически исключает нормальную профессиональную деятельность, у наркомана с длительным стажем потребления в период финансовых трудностей единственным источником существования становится помощь родных и близких. Но и их порой не оказывается рядом. Тогда наиболее типичный выход из тупика - совершение преступлений. Чаще всего - хищения или включение в наркобизнес в качестве распространителя наркотических препаратов [5, 12]. Именно в связи с этим в 2006 году совершено 212 000 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 21% больше, чем в 2005 и на 29% - чем в 2004 году. В 2008 году выявлено уже 232 613 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 20 000 больше, чем в 2006-м, и 0,6% больше, чем в предшествующем, 2007, году. Из общего количества выявленных наркопреступлений почти 70% относятся к категории тяжких и особо тяжких. За тот же период, с 2007 по 2008 годы, удельный вес наркопреступлений в общей структуре преступности увеличился с 6,5% до 7,2%, на 9,6% возросло количество криминальных посягательств, совершенных в состоянии наркотического опьянения, и на 13% число лиц, совершивших преступные деяния в таком состоянии. Всего правоохранительными органами в 2008 году выявлено 1 105 98 лиц, совершивших наркопреступления, что на 5,5% больше, чем в 2007 году. Направлены в суд уголовные дела по фактам совершения 148 246 наркопреступлений, что на 2,2% больше аналогичного показателя 2007 года. Рост количества преступлений, связанных с куплей-продажей наркотиков и их прекурсоров в России, а также воровства и грабежей, совершаемых наркозависимыми лицами, свидетельствует о ежегодном неуклонном повышении уровня опасности наркопреступности для общества.

Таким образом, потребители наркотиков наносят экономический ущерб государству своими криминальными действиями, а при попадании в места лишения свободы государство еще и затрачивает огромные средства на их содержание. Причем, большинство из осужденных за наркопреступления лиц вскоре после освобождения вновь совершает уголовные правонарушения и возвращается туда же, в очередной раз увеличивая расходы Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации на их содержание.

К сожалению, дальнейший прогноз экспертов неутешительный [12, 13, 14]. В ближайшие годы уровень распространенности наркомании на территории Российской Федерации, видимо, будет продолжать расти. В целом сохранится сложившаяся система факторов, определяющих наркотизацию молодежи, но не исключено появление и новых.

Эксперты допускают усиление и таких факторов, которые могут затормозить дальнейшее распространение наркотиков. Причем «помощь» может прийти с неожиданной стороны. В частности, от массированной рекламы алкоголя и, прежде всего, пива и слабоалкогольных коктейлей. Эти напитки все активнее входят в молодежную среду, становятся ее непременным атрибутом, и определенная, весьма значительная часть молодежи может остановить на нем свой выбор. Другой вопрос - насколько желательна для общества эта подмена. Такого рода алкоголизм столь же опасен, как и другие его разновидности.

Но главное, на что возлагают надежды специалисты наркологической службы - это создание действенной общегосударственной системы профилактики наркотической зависимости и реабилитации наркозависимых лиц, которая до сих пор пребывает в зачаточном состоянии. Достаточно полно представляя механизм наркотизации молодежи, наркологи видят конкретные пути и формы блокирования многих негативных факторов, считают, что в перспективе наркотизм может быть значительно сокращен, сведен к минимуму. Однако сделать это в период социально-экономических потрясений в стране, обусловленных мировым финансовым кризисом, что сказалось на финансировании и без того испытывающей значительные затруднения наркологической службы, чрезвычайно затруднительно.

Согласно информации главного нарколога Центрального федерального округа Российской Федерации, В.Ф.Мельникова, у наркологической службы на данный момент 5 ведущих проблем:

1.      «Несмотря на социальную востребованность наркологических услуг населению, идет сокращение коек в службе. В 2008 году их количество уменьшилось по сравнению с 2007 годом во многих областях. Это связано с неудовлетворительным материально-техническим обеспечением наркологической службы во многих регионах страны.

2.      Психиатрия и наркология стали менее популярными среди выпускников медицинских высших учебных заведений. Молодые врачи не идут работать в наркологию. В ЦФО уже сейчас не хватает 250 психиатров-наркологов. А во многих регионах, даже в режимной Москве, уже нет и половины врачей, которые требуются. Подобная ситуация связана с тем, что базовая специальность у наркологов - психиатрия, значит, необходимо закончить ординатуру по психиатрии, а потом еще четыре месяца первично специализироваться по наркологии, прежде чем получишь право работать. А потом еще нужно долго трудиться, прежде чем научишься работать квалифицированно и начнешь зарабатывать маломальские деньги. Молодые врачи не выдерживают - они, как правило, люди уже семейные, семью надо содержать.

3.      Реабилитационный процесс. На реабилитацию в современных сложных социально-экономических условиях нет государственного заказа. Несмотря на то, что российская наркологическая служба пролечивает десятки тысяч пациентов - а по России сотни тысяч, - государственный заказ у нас осуществляется лишь на неотложную наркологию. Для реабилитации наркозависимых на сегодняшний день нет ни правовой базы, ни финансовой.

4.      Четвертая проблема. В связи с экономической ситуацией почти во всех субъектах РФ, и ЦФО в их числе, резкое сокращается финансирование целевых программ по борьбе с наркотиками.

5.      На фоне недофинансирования резко возрастает стоимость лекарств. Например, препарат налоксон. Его упаковка стоит сейчас 1600 рублей. В год на каждого пациента надо иметь не менее 10 упаковок. Или «Продетоксон» - пролонгированная форма «Налоксона». Одна инъекция (действует примерно три месяца) обходится на курс в 20 тысяч рублей. Больницы лишены возможности закупать такие дорогие лекарства. Пациенты и их семьи не в состоянии без государственной поддержки самостоятельно обеспечивать себя ими. Несмотря на кризис, хотя бы часть наиболее важных препаратов, которые способствуют качественной, длительной ремиссии, должны быть доступны для массового лечения зависимостей.

Средняя длительность пребывания в стационаре больных наркологическими расстройствами ежегодно сокращается при отсутствии развитого реабилитационного звена наркологической службы, что ухудшает возможность пациентов пройти полноценный курс лечебно-реабилитационных мероприятий в рамках оказания им наркологической помощи. Так, в 2001 году лица с диагнозом наркотические психозы в среднем пребывали в стационаре 20,8 койкодней, в 2008 - 15,6. Пациенты с диагнозом наркомания госпитализировались в 2001 году в среднем на 15,3 суток, в 2008 - их средний срок пребывания в стационаре составлял 12,2 койкодней. Этого времени явно недостаточно для оказания качественной наркологической помощи населению» [15].

Кроме того, с 2001 года до настоящего времени резко возросла повторность поступления в стационар больных наркологического профиля лиц с диагнозом «наркомания» - с 21,4 до 32,3% из госпитализированных ранее пациентов. Данное явление отягощает и без того сложную ситуацию с материальными затратами наркологической службы на лечение пациентов, которая в условиях текущего финансового кризиса осложнилась в еще большей степени. Такая ситуация требует оперативных решений и свидетельствует об острой необходимости разработки долгосрочных реабилитационных программ для наркозависимых, которые позволили бы вернуть их в общество после прохождения полного курса реабилитации и ресоциализации (не менее одного года) полноценными здоровыми гражданами. Подобный опыт может быть позаимствован у некоторых государств Центральной и Восточной Европы, в частности, Польши и Италии [4, 7, 18].

На это указывали в своей работе со ссылкой на опыт калининградских наркологов специалисты Национального научного центра наркологии еще в 1998 году, то есть более 10 лет назад: «Трехлетний опыт работы общественного центра реабилитации доказал, что существовать подобные центры могут без государственной поддержки, но при наличии спонсорской помощи. Закон позволяет организацию центров с различной формой собственности и с различной идеологической основой. Однако, на наш взгляд, наиболее рациональным является польский опыт, когда общественный центр в рамках социального заказа заключает договор со службой здравоохранения региона на организацию в нем реабилитации наркозависимых. Для переноса этой модели в наши условия необходима проработка соответствующих законов на федеральном уровне. Возможно, более целесообразной будет передача реабилитационной службы в структуру системы социальной защиты населения» [1]. К сожалению, до сих пор данная вполне обоснованная инициатива осталась невостребованной в России. Единственный пример удачной реализации такой модели - отделение по реабилитации подростков и молодежи, злоупотребляющих психоактивными веществами, при Государственном бюджетном учреждении социального обслуживания Московской области «Егорьевский центр реабилитации инвалидов «Чайка»». Оно было создано при финансовой поддержке Евросоюза совместно с Ассоциацией терапевтических сообществ «Монар» (Польша) и при содействии Министерства социальной защиты и правительства Московской области осенью 2007 года. Уже появились первые выпускники, ведущие после окончания полного курса реабилитационной программы трезвый образ жизни.

Параллельно с развитием на территории Российской Федерации инновационных программ социальной реабилитации наркозависимых лиц, необходимо подвергнуть строгой процедуре лицензирования все существующие сегодня в России реабилитационные программы, так как некоторые из них малоэффективны [6]. Более того, по свидетельствам экспертов и лиц, участвовавших в них, способны нанести вред психическому здоровью их участникам, при этом нередко являются филиалами тоталитарных деструктивных культов зарубежного происхождения [8, 9, 19].

Не менее актуален сегодня и другой вопрос - механизм наполнения создающихся центров реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков. Как отмечают специалисты наркологической службы, наркозависимые не способны самостоятельно принимать решение о необходимости участия в долговременных реабилитационных программах, даже если они бесплатны. Чаще всего, как свидетельствует статистика, пройдя этап детоксикации в наркологическом стационаре, пациенты снова возвращаются к потреблению наркотиков. Не способствуют отправке лиц, страдающих наркотической зависимостью, в существующие пока в единичных экземплярах в России специализированные терапевтические сообщества для наркозависимых, и родственники, не осознавая неполноценность медикоцентристского подхода к проблеме освобождения от химической зависимости. При этом отсутствующие в российском законодательстве механизмы принудительного направления потребителей наркотиков для прохождения медико-социальной реабилитации и психологопедагогической коррекции в подобные государственные структуры, делают их нефункциональными в силу малой наполняемости.

В связи с этим необходимо сосредоточить усилия законодательных органов государственной власти на создании юридических основ системы альтернативного лечения потребителей наркотиков, преступивших закон, и за счет них обеспечить поддержанные соответствующими государственными структурами реабилитационные программы пациентами. Аналогичной позиции придерживается Виктор Петрович Иванов - директор ФСКН России, являющийся одновременно председателем Государственного антинаркотического комитета Российской Федерации. По его мнению, имеет смысл создавать и специальные суды для наркозависимых, наркосуды, особенно по отношению к тем, кто нарушает закон в целях добывания очередной дозы наркотика. Это позволит существенно разгрузить судебную систему, поскольку, по его словам, в отдельных районных судах до 30% всех разбираемых дел касаются именно наркотиков [5]. Разгрузит это и российские тюрьмы, колонии для несовершеннолетних правонарушителей.

Развивая эту идею, следует создавать юридическое обоснование возможности выбора для наркозависимого нарушителя закона вместо тюремного заключения необходимых ему лечения, социальной реабилитации и психологопедагогической коррекции в условиях специально организованных учреждений, функционирующих по качественным психотерапевтическим программам. И обязательно с учетом замечательного опыта распространенных в России до революции 1917 года трезвеннических общин, в советское время - трудовых коммун педагога А.С. Макаренко и на основании современного опыта зарубежных терапевтических сообществ подобного типа [2, 4, 7, 11, 18]. Такой путь требует дополнительного финансирования, детальной экспертной проработки и кадрового обеспечения, осуществлять которые в условиях текущего финансового кризиса крайне затруднительно, но чрезвычайно необходимо.

Получается замкнутый круг, разомкнуть который ФСКН России и Государственный антинаркотический комитет без поддержки Правительства Российской Федерации и всех подконтрольных ему структур не в силах. Но делать это нужно обязательно, иначе с нарастающим уровнем наркотизации населения России справиться нам не удастся и в итоге придётся принимать тот тупиковый вариант «лечения» наркотической зависимости, который сегодня предлагают некоторые представители российской наркологии и социальных служб во главе с профессором В.Д. Менделевичем, заведующим кафедрой психологии Казанского государственного медицинского университета. Имеется в виду заместительная метадоновая (или любая иная опийная) «терапия» наркомании, то есть легальная выдача опийных наркотиков наркоманам, которая, по сути, является капитуляцией перед наркоэпидемией [4]. Естественно, допустить подобного варианта развития событий никак нельзя. Ориентироваться в данном случае на столь активно рекламируемый группой профессора В.Д.Менделевича опыт стран Запада отечественная наркологическая служба и органы Госнаркоконтроля Российской Федерации не планируют - российская наркополитика не приемлет такого «выхода» из создавшегося сложного положения на антинаркотическом фронте. Однако она должна реализовываться не только на словах, но и на деле, обеспечивая развитие инновационных антинаркотических программ обязательной административной и юридической поддержкой со стороны соответствующих государственных институтов власти, а также адекватным и своевременным бюджетным финансированием всех озвучиваемых на высоком правительственном уровне идей [16].

Список литературы:

1.      Аменицкий В.Е., Санникова Л.Г., Цетлин М.Г. Подходы к организации системы работы по преодолению наркотической зависимости: опыт калиниградских наркологов. // Журнал «Вопросы наркологии», № 4, 1998 г., С. 58-63

2.      Бабурин А. Душепопечение наркологических больных в условиях прихода. // Журнал РАМН «Наркология», №10, 2008 г, С. 88-94; электронный адрес размещения: http://www.caritashouse.ru/materials/2007/05.html

3.      Берестов А., Каклюгин Н.В. Снижение вреда от опиатов методом заместительной терапии (ответ на критические замечания проф. В.Д. Менделевича с соавторами «Осторожно - псевдонаркология»). // Электронный адрес размещения: http://www.narkotiki.ru/expert_6458.html

4.      Валентик Ю.В. «Реабилитационные центры «Casa Famiglia Rosetta» для больных наркоманиями (20-летний опыт работы)») // М., 2002 г.

5.      Иванов В.П. Доклад на расширенном заседании Комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Общественной палаты Российской Федерации на тему: «Кризис и наркотики». Электронный адрес размещения: http://www.narkotiki.ru/gnk_6674.html

6.      Игонин А.Л. «Общество «Анонимных Алкоголиков» («Анонимных Наркоманов») и перспективы его деятельности в России (обзорное сообщение)» // Журнал РАМН «Наркология» №1, 2007 г.; электронный адрес размещения: http://www.narkotiki.ru/expert_6426.html

7.      Каклюгин Н.В. «Реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных препаратов в условиях нерелигиозных терапевтических сообществ (ТС). Опыт Ассоциации ТС «МОНАР» на территории государств бывшего Советского Союза». В 3-х частях // Электронный адрес размещения: http://www.narkotiki.ru/expert_6661.html; http://www.narkotiki.ru/expert_6664.html и http://narkotiki.ru/expert_6668.html

8.      Каклюгин Н.В. Специфические особенности методики освобождения от химической зависимости в современных культовых новообразованиях христианского толка на территории Российской Федерации. Сообщение 1. // Журнал «Наркология», №3, 2009 г., С. 92-104; электронный адрес размещения: http://www.rusk.ru/st.php?idar=114104

9.      Каклюгин Н.В. Специфические особенности методики освобождения от химической зависимости в современных культовых новообразованиях христианского толка на территории Российской Федерации. Сообщение 2. // Журнал «Наркология», №4, 2009 г., С. 79-92; электронный адрес размещения: http://www.rusk.ru/st.php?idar=155320

10.  Локшина Ю., Арт Я. Атом, природа, шприц. // Журнал «Профиль» №21 (529), 2007 г. Электронный адрес размещения: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/8372.html

11.  Невская С.С. Реализация идей Л.И. Петражицкого в опыте А.С Макаренко. // «Iмiдж сучасного педагога», №4-5, 2002 г., С. 72-80; электронный адрес размещения: http://www.firo.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=349&Itemid=1

12.  Позднякова М.Е. Особенности наркотизации населения в современной России. Электронный адрес размещения: http://www.narkotiki.ru/mir_5495.html

13.  Поступной А.Н. История и современная ситуация: мнение экспертов-наркологов // Молодежь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В.А.Соболева, И.П.Рущенко. - Харьков, 2000 г. - С. 222-254. Электронный адрес размещения: http://www.psychiatry.ua/books/drugs/paper07.htm

14.  Рущенко И. П. Количественное измерение динамики и структурных характеристик процесса распространения наркотиков (методология, методика и результаты исследований) // Молодежь и наркотики (социология наркотизма) / Под ред. В.А.Соболева, И.П.Рущенко. - Харьков, 2000 г. - С. 17-83. Электронный адрес размещения: http://www.psychiatry.ua/books/drugs/paper02.htm

15.  Старцева С. Все мы из детства (интервью с главным наркологом Центрального федерального округа Российской Федерации В.Ф.Мельниковым) // Журнал «НаркоНет», №5 (53), 2009 г., С. 8-13. Электронный адрес размещения: http://www.rusk.ru/st.php?idar=114289

16.  Шелепин Л.А. Проблема наркомании. // Сб. трудов методологического семинара ФИАН, вып. VI «Наркомания в России». М.: РИИС ФИАН, 2001. Электронный адрес размещения: http://www.netda.ru/fian/fian6.htm#01

17.  Вступительное слово Президента России Д.А. Медведева на заседании Совета Безопасности по вопросу совершенствования государственной политики в области борьбы с распространением наркотиков. // Электронный адрес размещения: http://narkotiki.ru/ocomments_6723.html

18.  Заслуживающий внимания опыт лечения наркомании: наблюдения из Европы. Перевод с английского. // Журнал РАМН «Наркология», №6, 2009 г., С. 78-82; электронный адрес размещения: http://rusk.ru/st.php?idar=114309

19.  Итоговая резолюция круглого стола «Современные методики реабилитации лиц с химической зависимостью. Концепция профилактики алкоголизма и наркомании в Русской Православной Церкви», 15.12.2007 г. // Электронный адрес размещения: http://www.pravoslavie.ru/smi/119.htm

Николай Владимирович Каклюгин, врач-психиатр, аспирант ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского» Росздрава, член Экспертно-консультативного совета при Управлении аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу.

Впервые опубликовано в журнале РАМН «Наркология», №1, 2010 г., с. 86-92



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Дмитрий : Наркотики.
2010-03-25 в 22:54

Этиловый спирт — легко воспламеняющаяся, бесцветная жидкость с характерным запахом, относится к сильнодействующим наркотикам.ГОСТ 5964 — 82 п.4.1

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме