Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Смерть негодяя», или антология общественного гниения

Борис  Швец, Русская народная линия

26.02.2010

Вспоминая зарубежные политические детективы 1970-х годов, выборочно появлявшиеся на экранах советских кинотеатров и оценивая их содержание с высоты текущего момента, поневоле отмечаешь их критицизм по отношению к "демократическим" институтам власти западного мира.

В этой кинотенденции были свои "подводные камни", особенно в активном производстве кровавых итальянских фильмов о злодеяниях мафии, оставлявших пессимистические чувства. Интересно другое: то, что 30 лет назад было обыденностью, в наше время, при повторном просмотре некоторых (популярных в прошлом) остросюжетных фильмов, кажется чуть ли не пророческим предупреждением.

А.Делон (*Смерть негодяя*)В эпоху "золотого века" европейского политического кино от Италии старалась не отставать и Франция. В этой связи обращает на себя внимание фильм "Смерть негодяя" Жоржа Лотнера (мировая премьера 7 декабря 1977 г.), время от времени транслирующийся по телевидению. Бывшая продюсерским детищем популярного актёра Алена Делона, исполнившего в нём и главную роль, картина сфокусировала в себе ряд злободневных тем, словно списанных с современных реалий.

Личность Делона не должна нас вводить в заблуждение. Данный артист давно уже окружил своё имя не самой лучшей характеристикой. Он тщеславен, заносчив, любит богатство, власть, преуспевание и на дух не переносит критики, даже если она конструктивна. А в 2005 году, накануне своего 70-летия, давая интервью журналу "Пари Матч" Делон, в пылу старческого маразма (навеянного тем, что его впервые в жизни бросила молодая сожительница, родившая ему двоих детей Розали ван Бремен), заявил о желании покончить с собой. Богохульно добавив: "Я не дам Богу выбрать день моей смерти" (!).

Но в конце 70-х, будучи в зените своей славы актёр был далёк от суицидных мыслей: много работал и нередко рисковал, иногда финансируя киноленты, относящиеся к серьёзной проблематике (в будущем, не было бы лишним на страницах нашей газеты обратить внимание читателя и на ещё один фильм с участием Делона "Человек, который спешит", снятый в том же 1977 году). И "Смерть негодяя", по этой части, представляется наиболее смелым из его детективов. Понять это обстоятельство поможет сюжет картины.

В начале небольшая справка. "Негодяй", о котором говорится в названии - есть жаргонное выражение, часто упоминаемое французами в значениях "коррупционер" или "человек, погрязший в продажности".

Депутат Национального собрания Франции Филипп Дюбай (Морис Роне) рассказывает своему другу, предпринимателю средней руки Ксавье Марешалю (роль Делона) о том, как несколько часов назад в одной из зеркальных башен парижского делового квартала Дефанс, он убил влиятельного депутата Серрано. Филипп заранее врёт своему приятелю, уверяя последнего, что он лишь защищался. На самом деле Дюбай умышленно пошёл на преступление, дабы выкрасть из сейфа Серрано компрометирующие его бумаги. Дело в том, что "серый кардинал" Серрано вёл дневник, где фиксировал суммы и даты всех проходивших через него "операций" с указанием имён тех парламентариев, промышленников и банкиров, которые брали взятки за незаконные сделки.

С прицелом на поддержку друга Дюбай также сознаётся Марешалю, что за время своей парламентской деятельности он неоднократно принимал "комиссионные" за нелегальные операции с недвижимостью. Пользуясь депутатской неприкосновенностью он налево-направо давал "нужным людям" зелёный свет для проведения разных махинаций. И ему щедро платили за "разрешения на строительство", за "свидетельства по благоустройству", за "акты об изъятиях из собственности" и т.д. Шиковал Филипп до тех пор, пока не столкнулся с шантажом со стороны Серрано. Верный долгу многолетней дружбы, Ксав (так зовут героя друзья) идёт на риск и даёт полиции фальшивые показания, дабы у попавшего в число подозреваемых Филиппа, было алиби на время совершения преступления.

Тем временем внезапная смерть Серрано порождает в деловых кулуарах Франции нервозную возню.

Известие о пропаже дневника бросило в дрожь многих "честных республиканцев" и завсегдатаев Бурбонского дворца, встревоженных тем, что бумаги могут попасть в руки к тому, кто не будет придерживаться "правил игры". Грядущие парламентские выборы лишь подливают масла в огонь, т.к. все наворовавшиеся народные избранники прекрасно понимают то, что человек, замешанный в скандале с недвижимостью не может считаться потенциальным кандидатом. Стоит новому владельцу злополучного досье "поднять карточку" на своего противника по предвыборной гонке, как тот моментально исчезнет из политической жизни раз и навсегда (не напоминает ли всё это грязную возню на Украине в связи с так называемым "кассетным скандалом" и "делом Гонгадзе"?).

После встречи с полицейскими Ксав понимает, что именно обозлённый Филипп, втайне мечтающий о портфеле министра и выкрал взрывные бумаги из сейфа убитого им шантажиста. Но нечистому на руку Дюбаю это не помогает - следующей ночью Марешаль находит его убитым в своём офисе. Теперь сенсационная тетрадь оказывается у Ксава.

Сюжет фильма (в отличие от одноимённого вульгарного первоисточника - романа Рафа Валле) высвечивает один важный момент. Эпидемия повального подкупа в высших эшелонах власти - явление отнюдь не стихийное. Чётко отлаженный механизм взяточничества и казнокрадства инициируется и поощряется теми, кто испокон веков жаждет установить на планете "новый мировой порядок".

Оставшись на руках с материалами, которые в случае огласки могут скомпрометировать половину правительства, герой Делона попадает в самый водоворот криминально-политических разборок. Его берут "под прицел" как Служба безопасности, так и разного рода политические группировки. Досье Серрано для него одновременно и смертный приговор, и страховка. В ходе своего частного расследования Ксаву постепенно открывается и вся двуликая правда о его покойном друге, который мало чем отличался от прочих "негодяев", чьи имена он прочёл на страницах скандального компромата. Марешалю остаётся лишь одно: быть начеку и не доверять ни одной из продажных сторон.

В 1980 году (тогда фильм вышел в советский прокат) показываемые на экране события трактовались союзной пропагандой, как "их нравы". Теперь же "их нравы" стали, к сожалению, нашими нравами. Дорогие интерьеры, бытовая техника и высотные здания транснациональных корпораций на просторах бывшей советской империи тоже воспринимаются как часть привычного пейзажа. Единственным "форс-мажором", способным привлечь внимание зрителей 3-го тысячелетия к этому классическому французскому детективу является умело раскрытая авторами ТЕМА.

Самым интересным идейным элементом фильма является недвусмысленный намёк создателей на влияние "тайных обществ" в управлении правящими кругами европейских стран (советский дубляж, кстати, немного нивелирует злободневное звучание ленты, зато его хорошо передаёт более качественный, "останкинский" перевод от 1994 г.). В данном случае речь идёт не только о французских реалиях времён 5-й республики. Разбросанные по всему "свободному миру" братства и ассоциации с витиеватыми названиями (по вполне обоснованной логике фильма) являются частью какого-то глобального заговора, осуществляемого через большую и малую политику ещё более циничными и скрытными манипуляторами. Эти, возомнившие себя земными богами, магистры и гроссмейстеры сидят в своих железобетонных "храмах", руководят газетами и телевидением, субсидируют предвыборные кампании, избирая тех, кто потом послушно выполняя их приказы предоставляет им рынки и различные льготы в обход закона. Они формируют новую "этику" и завтрашнюю элиту. Для чего? - Фильм, увы, не отвечает на этот вопрос, но прямолинейно его задаёт.

Безусловно, разбираемая кинолента имеет все слагаемые коммерческого зрелища с "несгораемым" героем, автопогонями, непритязательной стрельбой и убийствами. Между прочим, одно из них - на охоте - потом пророчески отозвалось в судьбе украинского политика-"регионала" Евгения Кушнарёва, которого устранили почти таким же образом, как и продажного адвоката Лякора (Даниэль Чеккальди) в ленте Лотнера.

На первый взгляд традиционен и сам Ален Делон, выставляя на обозрение своё кинозвёздное естество. Как всегда он сосредоточен, импозантен, подтянут, отлично водит машину, уверенно дефилирует в фирменной одежде перед камерой, когда надо бежит, когда надо стреляет... Но со второй половины экранного действия артист понемногу переводит свою игру в иной регистр. Пожалуй, в единственный раз делоновский смельчак-одиночка из самоуверенного денди в белом костюме к финалу превращается в потёртого и небритого обывателя с надломленным взглядом.

Его Ксав, конечно, не христианин в классическом значении этого слова. Большей частью он ведёт себя, как игрок-индивидуалист, иногда блефуя и отвечая насилием на насилие. Однако тут есть один примечательный нюанс. Герою Делона на этот раз неоднократно приходиться стоять перед выбором: продаться "сильным мира сего" или остаться относительно честным человеком, не желающим жить по законам дикого зверья.

В поисках убийцы своего продажного друга-депутата он натыкается на широко разветвлённую сеть каких-то компаний и лоббистских фракций, которые являясь филиалами друг друга постоянно видоизменяются.

Ксава всячески пытаются купить, запугать и даже - это интересно! - в обмен на скандальный компромат предлагают ему вступить в элитный масонский клуб. "Но я ни в какие клубы вступать не собираюсь. Не по мне всё это", - отвечает Марешаль одному из навязчивых "благодетелей" (кстати, это он потом получает на охоте заряд крупной дроби в спину).

И что совсем неожиданно, на связь с Марешалем даже выходят персоны из теневой, "общеевропейской" политики. Как, например, некто Николя Томский (яркая второплановая роль немца Клауса Кински), сухощавый влиятельный магнат с туманной биографией и зализанными назад белыми волосами (по всей вероятности масон высокой степени посвящения). В ходе диспута с делоновским героем, Томски открыто говорит о рядовом населении Европы, как о "телятах", которым для поддержания "мира и покоя" нужно лишь вовремя давать "пищу, пойло и развлечения". Он упрекает Ксава за его "старомодную" честность, ибо "этот товар теперь не пользуется спросом".

Любопытно, что режиссёр Жорж Лотнер определил своё творение, как "полицейский фильм с добрыми и злыми персонажами, очень близкими всем смертным". И критику власть имущих он рассматривал лишь в качестве интеллектуальной "приправы" к остросюжетному "блюду". Однако в отличие от более известного "Профессионала" (1981) того же постановщика, где политика была лишь спекулятивным фоном для похождений французского Джеймса Бонда в личине Бельмондо, "Смерть негодяя" - неплохой пример смелого по звучанию и содержательного по смыслу обличительного детектива, с активно отстаиваемой если не христианской, то христианизированной уж точно, моралью. К тому же в фильме полностью отсутствуют секс и прочие непотребства, которыми была обильно приперчена книга Валле, за что авторов киноверсии (тут кропотливо потрудился сценарист-ветеран Мишель Одиар) хочется поощрить отдельным добрым словом.

Симптоматичны финальные кадры ленты. Рассказав своей подруге о собственных мытарствах, Ксав-Делон из окна своей парижской квартиры пессимистически взирает на Эйфелеву башню и на прилегающие к ней элитные дома.

Надышавшись гадкой атмосферой коррупции и политического подхалимажа, он, не без сарказма, говорит: "Спите мирно, парижане. Всё спокойно". Ему теперь, как никому другому из простых смертных, известна цена этого мнимого государственного "благополучия".

Борис Швец, кинообозреватель и телеведущий



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Вера. : Re: «Смерть негодяя», или антология общественного гниения
2010-02-26 в 16:30

К тому же в фильме полностью отсутствуют секс и прочие непотребства


В прошлом веке такое ещё случалось.

Теперь же "их нравы" стали, к сожалению, нашими нравами.


Мы этого страстно желали.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме