Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Большая ложь Павла Лунгина

Владимир  Семенко, Русская народная линия

Остров / 27.11.2009

Когда вышел «Остров», немалая часть нашей православной общественности буквально носила Лунгина на руках. В самой этой реакции сказывался какой-то, прямо скажем, комплекс неполноценности. В самом деле, с чего бы это нам, русским православным людям, так торжествовать, если бы человек, подобный Лунгину, и в самом деле искренне покаялся в своих заблуждениях, отрекся от предыдущих воинствующе русофобских работ и публично, перед лицом Христа и Церкви исповедал Символ Веры? Чем обращение русофобствующего либерала из числа кинематографической богемы лучше, чем обращение какого-нибудь совсем простого человека, которых происходит все же совсем немало даже и в наше апостасийное время? Однако торжества в связи с выходом «Острова» были абсолютно несоизмеримы с реальным значением пусть и весьма талантливого, но все же небесспорного фильма (что касается как основной идеи, так и художественных достоинств). И вот теперь наша православная общественность пожинает плоды своей легковерности, не зная, как отмежеваться от г-на Лунгина, сполна обнажившего, наконец, свое подлинное лицо.

Необходимо заметить, что автор этих строк, в не очень многочисленном ряду других православных писателей, отметился тогда умеренно критической рецензией, вызвавшей массу нареканий наших братьев и сестер - поклонников нового, вдруг родившегося «православного режиссера». Уже тогда нами был задуман ответ на критику, так и не опубликованный, поскольку другие, более актуальные темы отвлекли наше внимание. И вот теперь настало время вспомнить эту тему, тем более что, по нашему глубокому убеждению, понять новое творение Лунгина вне соотнесения с «Островом» просто невозможно.

Тот, кто скажет, что «Царь» - это фильм, трактующий образ Ивана Грозного или размышляющий о русской истории, глубоко ошибется. Желая понять творение Лунгина, обо всем этом следует накрепко забыть. Первое, что надлежит усвоить всякому, входящему в художественное пространство фильма - это то, что у пространства этого свои, вполне специфические законы. Можно как угодно относиться к ним, но для того, чтобы понять, что хотел сказать режиссер, необходимо вжиться именно в его, повторяем, весьма специфический художественный мир, понять его и никакую другую логику. О чем этот фильм? Об Иване Грозном? О тирании? О монархии? В каком-то смысле да. Но отнюдь не это в нем главное. В своей последней смысловой, образно-символической глубине он - о Православии (которое для режиссера неотделимо от России), об идее греха и покаяния, и именно это в конечном счете - есть то, с чем смертельно враждует и воюет Лунгин, а отнюдь не какие-то отдельные исторические персонажи.

РАЗВЕНЧАНИЕ ИДЕИ ГРЕХА И ПОКАЯНИЯ В «ОСТРОВЕ»


Однако для того, чтобы лучше понять эту простую мысль, ненадолго вернемся к «Острову». В упомянутой выше рецензии нам, помнится, уже довелось указывать, что художественный психологизм, психологическая мотивация в поступках героев - совсем не относится к сильным сторонам творчества Лунгина. Однако в «Острове» художественная цельность держится, во-первых, на весьма интересной и глубокой системе символических образов, а во-вторых, на блестящей игре Мамонова, который в той роли вполне органичен. Вместе с тем, хотя в том фильме автор задался целью «рассказать притчу о грехе и покаянии», ни того, ни другого там просто нет! (Этот довольно странный феномен вообще мало кем был отмечен!) Вспомним, что завершение «подвига» послушника Анатолия связано с прибытием на остров адмирала (которого играет Юрий Кузнецов, ныне «осчастливленный» режиссером ролью «самого» Малюты Скуратова), в результате чего выясняется, что главного греха, в котором, по сюжету, большую часть жизни кается главный герой, по сути, как бы и не было: тот, кого он считал свой жертвой (а себя предателем и убийцей), оказывается, жив и дослужился до адмирала, и таким образом, единственное преступление молодого Анатолия - это его малодушие, которому он поддался, выстрелив в своего капитана под угрозами немцев. (Подробности сюжета не поясняю, полагая, что зрители еще помнят нашумевший фильм). Но главное заключается в том, что пресловутый старец, сыгранный Мамоновым, не являет и реальных плодов покаяния, хотя, казалось бы, на протяжении всего фильма только и делает, что кается! На этом моменте следует остановиться особо, поскольку здесь мы, как представляется, полагая какие-то вещи слишком известными, оказались не поняты коллегами и читателями.

Для каждого, знакомого с учением отцов о духовной жизни, в которой покаяние занимает, понятно, главное место, не тайна то, что говорят подвижники о плодах покаяния. Человек может сколько угодно перечислять грехи на исповеди, понимая умом, что совершил грех. Более того, он может сколько угодно переживать свой грех, совершенно искренне стремясь изжить его, избавиться от него, и в то же время реальных плодов покаяния не принести. Что же является верным признаком истинного покаяния, того, что такой плод человеком принесен? Согласно отцам, это есть ни что иное, как дар слезный, дар покаянных слез. Именно учение о даре слезном следует признать центральным моментом святоотеческого учения о покаянии. Начало его - встреча с Богом лицом к лицу, живое и непосредственное ощущение и осознание своей греховности, для которой открывшаяся взору подвижника Божественная реальность страшна и ужасна. Совместить жизнь с Богом и в Боге с грехом никак невозможно, и поэтому изживание греха, освобождение от него - есть главная цель подвижника. Благодать попаляет зараженную грехом природу человека и несет ему гибель, если это устремление к Богу не сопровождается оплакиванием своих грехов в своем сердце, а не просто осознанием их умом. «Имеющий в себе свет Всесвятого Духа, не в силах бывая стерпеть зрение Его, - говорит преподобный Симеон Новый Богослов, - падает на землю ниц, взывает и вопиет, в ужасе и страхе великом, как увидевший и испытавший нечто такое, что выше естества, выше слова и разума, и бывает он подобен человеку, у которого от чего-нибудь возгорелись внутренности огнем, от которого, жегомый и жжения пламени не могши терпеть, становится он весь измученным и совсем не имеющим силы быть в себе. Но, будучи непрестанно орошаем слезами и ими прохлаждаем, еще сильнее воспламеняется он огнем желания божественного, а от этого слезы еще обильнее у него текут, и он, будучи омываем излиянием их, еще блистательнее сияет». [1] Покаянный плач, «влага слез», согласно отцам, - абсолютно необходимый «горючий материал» для пламени веры, и только поливаемое покаянными слезами, это пламя способно просветлять человека, делать его боговидным и богоподобным, сильнее проявлять в нем образ Божий. Итак, делает вывод преподобный Симеон, «плач двоякое имеет действие: и, как вода, погашает слезами весь пламень страстей и омывает душу от скверны, причиняемой ей ими, и опять, как огонь, присутствием Святого Духа животворит, согревает, воспламеняет сердце и возбуждает в нем любовь и вожделение к Богу». [2]

Именно сердечное оплакивание своих грехов, дар слезный (который, как подчеркивают многие отцы, отнюдь не непременно проявляется в видимом, «физическом» плаче) - есть тот мост, который связывает человека в его греховной богооставленности и того же человека в состоянии духовного обновления, когда грехи прощены, и связь с Богом восстановлена. Согласно преподобному Иоанну Лествичнику, «плач и так называемая печаль заключают в себе радость и веселие, как мед заключается в соте». [3] «в бездне плача, - говорит этот великий подвижник, - находится утешение; и чистота сердца получает просвещение. Просвещение же есть неизреченное действие, неведомым образом разумеваемое и невидимо зримое. Утешение есть прохлаждение болезнующей души, которая, как младенец, и плачет внутренно, и вместе радостно улыбается. Заступление есть обновление души, погруженной в печаль, которое чудным образом превращает болезненные слезы в сладостные» [4]. «Слезы как дар Божий служат признаком милости Божией, - указывает святитель Игнатий (Брянчанинов), приводя известные слова преподобного Исаака Сирина: «Слезы в молитве - суть знамение милости Божией, которой сподобилась душа своим покаянием, и того, что она принята и начала входить в поле чистоты слезами». Чистейшая и истинная молитва, говорят отцы, рождается в душе умиротворенной, а не такой, в которой еще продолжается ожесточенная внутренняя борьба со страстями. Мир же душевный, угасание страстей есть порождение души, орошенной покаянным плачем, способной принять в себя спасительную благодать, а не опалиться ею. Излагая святоотеческое учение о даре слез, святитель Игнатий пишет: ««Дар плача и слез есть один из величайших даров Божиих. Он - дар, существенно нужный нам для нашего спасения. Дары пророчества, прозорливости, чудотворения суть признаки особенного благоугождения Богу и благоволения Божия, а дар умиления и слез есть признак принятого или принимаемого покаяния»!

Своего рода квинтэссенцией учения отцов о покаянном плаче можно считать слова преподобного Нила Сорского: «Слезы, проливаемые о грехах, сначала бывают горьки, изливаются при болезни и томлении духа, которые дух сообщает и телу. Мало-помалу начинает соединяться со слезами утешение, состоящее в особенном спокойствии, в ощущении кротости и смирения; вместе с этим слезы, соразмерно и сообразно доставляемому утешению, сами изменяются, утрачивают в значительной степени горечь, истекают безболезненно или с меньшею болезнью. Сначала они бывают скудны и приходят редко; потом мало-помалу начинают приходить чаще и становятся обильнее. Когда же дар слезный усилится в нас Божиею милостью, тогда укрощается внутренняя борьба, утихают помыслы, начинает действовать в особенном развитии умная молитва или молитва духа, насыщая и увеселяя внутреннего человека. Тогда снимается покрывало страстей с ума и открывается ему таинственное учение Христово. Тогда слезы претворяются из горьких в сладостные. Тогда прозябает в сердце духовное утешение, которому ничего нет подобного между радостями земными и которое известно только упражняющимся в молитвенном плаче и имеющим дар слез. Тогда сбывается обетование Господа: Блаженны плачущии, яко тии утешатся (Мф. 5: 4)». (Слово 8).

Могут возразить, что вышеприведенные примеры взяты исключительно из духовной литературы; в светском же искусстве достичь адекватности в показе столь высоких духовных реалий вряд ли возможно. На это можно ответить, что, во-первых, аналогичные примеры можно найти и в светском искусстве. Так, старец Зосима в «Братьях Карамазовых» Ф.М.Достоевского утешает пришедшую к нему женщину, которая оплакивает безвременно умершего сына, практически в тех же выражениях, что и вышеупомянутые отцы: «И не утешайся, и не надо тебе утешаться, не утешайся и плачь, только каждый раз, когда плачешь, вспоминай неуклонно, что сыночек твой - есть единый из ангелов Божиих, оттуда на тебя смотрит и видит тебя, и на твои слезы радуется, и на них Господу Богу указывает. И надолго еще тебе сего великого материнского плача будет, но обратится он под конец тебе в тихую радость, и будут горькие слезы твои лишь слезами тихого умиления и сердечного очищения, от греха спасающего». И т.д.

Однако главное даже не в этих буквальных совпадениях (не забудем, что в приведенном примере поучение Зосимы касается все же не покаяния). У Достоевского (как до него и в полном высокого христианского смысла «Борисе Годунове» Пушкина) светским художественным аналогом истинного покаяния через «радостотворный плач» (выражение преподобного Иоанна Лествичника) является просто публичное исповедание греха, чему у Достоевского соответствует характерное выражение «объявить». «Объявить», то есть публично исповедать свой грех - и значит в художественной системе русского реализма XIX столетия перейти Рубикон, отделяющий внутреннюю борьбу с грехом, внутреннее раскаяние от изживания греха через покаяние в церковном, христианском смысле. Это - та грозная, невыносимая для тленной природы человека реальность, перед лицом которой стоит и Борис у Пушкина (который так и не смог перейти эту границу), и многие герои Достоевского - Раскольников, Свидригайлов, Ставрогин, Иван Карамазов, Смердяков. Во вставной новелле - так называемом «Житии старца Зосимы», представляющей собой просто рассказ старца о своей жизни, есть центральная глава «Таинственный посетитель» - рассказ о человеке, который после долгих душевных мук под влиянием молодого Зосимы все-таки преодолевает себя и «объявляет» о своем давнем смертном грехе убийства. «Бог сжалился надо мной и зовет к Себе, - говорит он после покаяния. Знаю, что умираю, но радость чувствую и мир после стольких лет впервые. Разом ощутил в душе моей рай, только лишь исполнил, что надо было». Это и есть - светский художественный аналог «радостотворного плача», показ покаяния, принятого Богом и греха, изглаженного навеки. В отличие от этого, Свидригайлов, Ставрогин и Смердяков терпят поражение в борьбе с темной силой, кончают жизнь самоубийством, будучи не в силах стерпеть мук совести, но и не имея сил и мужества для публичного покаяния, для настоящей духовной работы над своей греховной природой. Ряд приведенных нами примеров в принципе можно и продолжить.

Что же можно на фоне всего этого сказать о главном герое «Острова»? Если рассуждать, хорошо ориентируясь в материале и непредвзято, то вполне очевидно, что пресловутый старец пребывает еще в борении страстей, хотя и в полной мере осознает свой грех и несет тяжкий покаянный труд. Сам Анатолий прямо говорит о своем состоянии: «И жить не могу и умереть не могу». Обладая дарами чудотворения, прозорливости, исцеления и т.д. (если воспринимать его в контексте художественного мира фильма), он так и не воспринял дар покаянных слез, который отцы почитают высшим из всех даров Божиих человеку. (Вспомним приведенное выше суждение об этом святителя Игнатия). В его молитве и его полном юродства и самоистязания подвиге зрителю явлен ряд каких-то, прямо скажем, нарочитых чудес, но при этом господствует та характерная сухость, которая, согласно духовной традиции Православия, есть верный признак того, что подвиг покаяния далек от завершения, от воссоединения человека с Богом.

В нашей предыдущей рецензии мы уже указывали, что ниоткуда из фильма вообще не видно, чтобы кающийся и тяжело переживающий свой грех герой вообще исповедовался либо принимал участие в каких-либо других церковных таинствах. Более того, и в картине его смерти (и здесь упомянутая сухость, по нашему впечатлению, составляет едва ли не главный мотив) нет ничего, связанного с предсмертной исповедью и причастием. Однако в художественной системе фильма финальная «исповедь», к которой всю жизнь, всем своим подвигом шел и приближался герой, а также «изглаживание», преодоление греха все-таки есть! Но связано оно, как уже отмечалось, с тем, что выясняется, что греха как бы и не было: убиенный капитан на самом деле жив и дослужился до адмирала. Именно он, этот советский герой, который, как ему и положено в соответствующей мифологической системе, и в огне не горит, и в воде не тонет, и принимает финальную «исповедь» главного героя; именно после встречи с ним Анатолий говорит, что в душе у него «Ангелы запели». Такое вот «Православие»... Итак, грех преодолевается, но отнюдь не духовно, но, так сказать, чисто материалистически! Какое счастливое стечение обстоятельств... Вряд ли есть что-то, более противоположное христианскому пониманию. Необычайно яркий контраст хотя бы с приведенными у нас выше словами Зосимы у Достоевского, в которых горе матери о реально умершем сыне преодолевается через чисто духовный план. (Твой сын действительно умер, говорит Зосима, и ты плачь, но плач твой претворится в радость, ибо сын твой радуется с Господом. И т.д.). Столь же материалистичен и эпизод со вдовой, которую «старец» осчастливил известием о том, что муж, которого она считала погибшим на войне, на самом деле жив и проживает в Париже...

Итак, по нашему убеждению, уже в «Острове» центральная для христианства идея греха и покаяния подвергается последовательному развенчанию. Вся православно-церковная атрибутика, присутствующая в фильме (юродство с его характерными приемами, прозорливость, борьба с бесом, чудотворения и т.д.) призвана, как представляется, лишь как-то замаскировать этот главный момент.

ЛОБОВАЯ АТАКА НА ХРИСТИАНСТВО В «ЦАРЕ»


Что же нового на эту свою главную тему сказал режиссер в новом фильме? Здесь центральным моментом является, без сомнения, беседа царя с митрополитом Филиппом о вине людей. Царь говорит, что он «верует в Страшный суд», на котором Бог будет судить людей за их грехи, «вины», а его, царя - за то, насколько хорошо он соблюдал свою державу, охраняя ее от этих «вин». (Передаю по памяти, и, конечно, не с абсолютной точностью, но за общий смысл ручаюсь). Таким образом, основа авторской концепции, на которую почему-то не обращают внимания критики, лежит буквально на поверхности. Возможная политическая вина людей (подданных) перед царем и государством, которой ведь вполне может и не быть, в художественной концепции фильма смешивается с «виной», так сказать, онтологической, метафизической. «Как это они невиновны, - вопрошает Иван, - люди все виновны, ибо они все грешники, начиная с Адама». В этом смешении чисто религиозного, метафизического и политического планов и заключается по мысли режиссера, «учение» Ивана Грозного, и именно оно, по мнению его единомышленников, и выражает в полной мере суть того, что либералы называют «историческим христианством» «константиновского периода». Итак, все люди виновны по рождению, а царь «Богом поставлен» для того, чтобы пасти их «жезлом железным», оберегать от заведомо виновных людей свою «державу», государство, которое есть «образ Небесного Иерусалима» (ср. дворец царя в фильме). Не с историческим Иоанном IV борется режиссер, а с ложным учением о человеке и власти, которое, по его мнению, есть не только учение Грозного царя (с адекватностью трактовки Лунгиным этого последнего также существуют немалые проблемы), но достояние Православия вообще! Если не принять во внимание этот ключевой момент, тогда абсолютно непонятно, почему воеводы, ставшие жертвой политической интриги, заведомо оклеветанные, единодушно признают свою несуществующую «вину» перед государем (который обвиняет их в мифическом «заговоре»), оговаривают себя, причем подчеркивается, что это происходит отнюдь не под пытками! Настоящие православные - как же они могут отрицать свою вину, если воспитаны, несчастные, в той же логике, что и царь: «все люди - грешники»?! «Византийско-московское православие» со всей его рабской метафизикой - немыслимо без бессмысленно-жестокой и абсолютно бесчеловечной царской тирании - вот простая, как мычание, столь любимая либералами идея, которая осиновым колом вбивается здесь в сознание зрителя.

Митрополит Филипп в системе фильма - главный «оппонент» царя, но в чем же? Как трактует режиссер известный исторический конфликт? На чем основана «правота» Филиппа? Если принять «православное учение» (в трактовке Лунгина, разумеется, а не реальное), то выходит, что у Филиппа очень слабые позиции. В самом деле, «железобетонность» главного аргумента лунгинского Ивана, связанного с онтологической «виной» всех людей «от Адама», ведь в принципе неопровержима! Царь доказывает свою «правоту», так сказать, от противного: он предлагает Филиппу самому сесть на царский трон и вместо него судить людей. Как ни отказывается Филипп, а садиться приходится... И что же? Выясняется, что милосердным царем быть по определению невозможно: ведь обвиняемые сами, без всяких пыток, основываясь на вышеизложенной метафизике, признают, что они виновны! Таково само жизнеустроение... Верховному судье (который, в силу той же метафизики, мыслится здесь как представитель Самого Бога) остается лишь приложить печать - и приговор готов! По сути, даже неважно, кто приложит печать, убеждает митрополита Алексей Басманов, ведь (в логике фильма) Суд Божий им давно готов!

Филипп не может оспорить «вину» воевод, но суд выносить все же отказывается, бросает печать, будучи не в силах приговорить людей к смерти, поддаваясь «естественному» человеколюбию. Хорошо, говорит царь, тогда посмотрим, каков суд Божий. Обвиняемых выводят «на арену». Если дикий медведь не тронет их, тогда, значит, они невиновны. Ведь в древнеримском Колизее дикие звери поначалу не трогали христианских святых, которые избавились от греха! Медведь, естественно, успешно делает свое дело - убивает несчастных. Куда ж ему деться, зверь все-таки... Блаженная девочка обращает против дикого зверя икону Божией Матери, Которая не раз являлась и помогала ей. Но не тут-то было: медведь убивает и блаженную, что становится потрясением даже для самого царя. Филипп, окончательно возмущенный жестокостью царя, сам, к ужасу венценосного друга, выходит на арену и - свободно уходит!

Что может означать в достаточно простом для понимания художественном контексте фильма весь этот образно-символический ряд? Нам представляется, что, с точки зрения режиссера, он не может означать ничего иного, кроме как полное и окончательное «разоблачение» художественными средствами всего «мракобесного православия». В самом деле, если оставаться в рамках «православной» (точнее, государственно-православной) логики, как ее понимает Лунгин, то прав Иван, а Филипп - действительно изменник, причем, изменник в высшем, метафизическом смысле: он не хочет «вершить Божий Суд» над заведомо виновными людьми сам и осуждает царя за то, что тот честно исполняет свое нелегкое царское служение. Таким образом, Филипп у Лунгина стоит перед лицом весьма нелегкой дилеммы. Либо надо оставаться в рамках вышеозначенной логики, и тогда нечего осуждать царя и его тиранию. (Иван совершенно точно выражает свою «царскую» коллизию, как ее понимает Лунгин: «Как человек, я, конечно, грешен, но как царь-то я - праведен!») Либо надо все-таки осудить тиранию и «человекоубийство». И тогда - следует отказаться от всего этого «православия» в принципе! (Что, собственно, и делает Филипп). Отказ Филиппа «приложить печать» - это бунт, причем, бунт не только против царя (которого он по-своему любит) и против государства, но прежде всего против самой основы тирании - христианского учения о первородном грехе и всеобщей греховности людей. В конечном счете это есть ничто иное, как бунт против Самого Бога.

Здесь важно понять, что попытка «вникнуть», вжиться в христианство с его идеей духовного преодоления, изживания греха, предпринятая в «Острове» (с какой степенью искренности - не нам судить, ибо «чужая душа - потемки»), решительно не удалась; главное в метафизике и, так сказать, феноменологии покаяния оказалось недоступным для режиссера. В новом фильме Лунгина свое «законное» место занимает грозный и карающий Бог Ветхого Завета и царь как его «помазанник», представитель на Земле. Псевдоправославный «прикид» сменяется здесь более «традиционной» для людей этого типа либерально-атеистической мифологией. Филипп у Лунгина - это, конечно же, никакой не православный иерарх, не «печальник Земли Русской», не православный святой, уязвляющий совесть царя, а отвергающий тиранию и ее метафизическое обоснование в религии либеральный правозащитник, который, как ему и положено, все силы кладет на «справедливую борьбу против смертной казни». И именно он, в этой авторской логике, оказывается в подлинном смысле свят и праведен, именно он - подлинный подвижник и чудотворец. (Иначе с чего бы это свирепый медведь повел себя столь миролюбиво? По другому и быть не могло, «святой» ведь!) Если угодно, это в каком-то смысле и христианство, но христианство либеральное, в котором идея греха и покаяния (а стало быть, и «обожения», соединения человека с Богом, которое без покаяния невозможно) уходит далеко на второй план, либо выкидывается вовсе. Как сформулировал один из представителей современного либерального христианства: «Плюньте на грехи, смотрите на Христа». Мысль о первородном грехе, об изначальной, онтологической вине людей перед Богом неизбежно порождает «царизм» и тиранию, поэтому, чтобы преодолеть государственное насилие над людьми и их свободой, следует от этой мысли отказаться, избавиться - вот ключевая идея нового творения Павла Лунгина. Вспомним, что в «Острове» грех героя как бы отменялся, а не изживался через духовный план, через покаяние!

Дальнейшее развитие художественной концепции фильма вполне понятно. Оставаясь в рамках своей, «православно-тиранической» логики, Иван, в общем, вполне прав, когда обвиняет Филиппа в измене: ведь тот посягнул на основу основ всего «православного» жизнеустроения. Схватка между ним и Филиппом в концепции фильма - это не борьба «доброго» и «злого» начала в рамках одной логики, одной метафизики, а смертельное столкновение двух антагонистически противоположных жизнепониманий. Вины людей вообще нет - вот мысль, которой Филипп, этот облеченный в монашескую мантию и митрополичий клобук либерал, заражает окружающих. Надо ли напоминать, что в логике данного произведения, доведенной до своего завершения, это означает, что нет и греха! Брат митрополита, один из обвиненных воевод, присоединяется к бунту, отказываясь «подтвердить» вину опального владыки. И это несмотря на то, что его, в отличие от прочих, подвергают жестоким пыткам! Для царя это означает поистине метафизическую катастрофу: если кто-то один может быть невиновен, то, стало быть, его основная идея о всеобщей вине людей неверна, а тогда на что же ему опираться? Понятно, что эти изменники (как и впоследствии соловецкие монахи, укрывающие тело злодейски убиенного митрополита) должны быть уничтожены...

Для либерального сознания весь этот «православно-державный» мир, мир «Третьего Рима» есть сплошной круг изощренного изуверства, круговая порука насилия. Для того, чтобы всячески высмеять и принизить его, режиссер не жалеет самых грубых красок; перечислять все достаточно примитивные в художественном плане приемы, до которых опускается здесь этот, в общем, довольно талантливый художник, по нашему мнению, достаточно бессмысленно. Кровавое месиво «православно-московской» жизни подается настолько глумливо и карикатурно, с такой гипертрофированной фантазией, что аналогия поневоле возникает с ритуальными кощунствами богоборцев 1920-х годов, которые оказываются Лунгину родными по духу. Воинствующая русофобия, неприкрытое презрение к стране, без которой этот режиссер был бы никем, сквозит здесь в каждом кадре, в каждом жесте. По сути - ничего нового, все это мы давно проходили.

Финал фильма - это скорее заветная либеральная мечта, чем реальность: на призыв царя явиться на очередное аутодафе никто не приходит! «Где народ мой?» - вопрошает царь. Это - последние слова в фильме. Сугубо богоборческий характер данного эпизода, на наш взгляд, совершенно очевиден. «Народ мой» - это лексика отнюдь не московских царей. Это выражение, типичное именно для Ветхого Завета, которое Сам Бог много раз применяет к «своему народу»! Итак, народ не пришел, и, не придя к царю, он не пришел - к Богу. «Революция» свершилась - победило «свободомыслие». Это - либеральная мечта о победе над религиозной «тиранией». Пушкинское «народ безмолвствует», обращенное против самозванцев и узурпаторов богоустановленной царской власти, несущее в себе глубокий христианский смысл, в типично постмодернистском духе перевернуто и извращено до противоположности.

Вся проанализированная выше художественная система по-своему вполне логична и убедительна, если, конечно, не принимать во внимание изначальную смысловую натяжку, лежащую в основе концепции фильма, а именно мысль, в которой грех как метафизическая, онтологическая вина людей перед Богом как-то незаметно смешивается с «виной» политической. А ведь на этой натяжке, которая, по мысли Лунгина, свойственна «историческому» Православию в принципе, построена вся концепция. Совершенно понятно, что в классической «симфонической» православной теории власти духовными «винами» людей, их грехами занимается Церковь, по природе своей обращенная к душе человека, к личности, и действует она (когда речь идет именно о душе) духовными же средствами; власть же государя, царя, императора существует для того, чтобы ограничивать выплескивание вовне, в социальный и политический план греховной воли людей. Классическая симфония предусматривает как раз невмешательство государства (монархии) и Церкви в те сферы, которые подлежат исключительному ведению каждого из них, но и соработничество там, где это возможно. Все это общеизвестно, вникать в подробное изложение всех этих истин, много раз излагавшихся, здесь не имеет ни малейшего смысла. Вопрос же о том, насколько реальный Иоанн IV вышел за рамки православной симфонии в своей теории (и практике) власти и уклонился в сторону абсолютизма - это, хотя и необычайно важный и интересный, но все же частный исторический и историософский, в каком-то смысле и богословский вопрос. Обсуждаться он должен в спокойных и академических дискуссиях специалистов. Но та карикатура на православную Русь, которую создал Лунгин - вообще выходит за рамки как академического дискурса, так и классического искусства.

Нам осталось затронуть последний и, как представляется, немаловажный вопрос, связанный с реакцией на фильм, преимущественно в православной среде. Большинство православных авторов, как клириков, так и мирян, восприняла фильм, говоря мягко, весьма критически. Однако со стороны некоторых представителей «либерального христианства», почуявших в Лунгине своего, прозвучали и вполне позитивные, почти восторженные оценки. Характерным примером является хотя бы вот этот. Заниматься полемикой с этими, прямо скажем, лишенными аналитизма и довольно поверхностными трактовками, разумеется, не входит в нашу задачу. Хотелось бы только предостеречь наших православных авторов от одной характерной ошибки. Многие, пытаясь как-то противостоять Лунгину, попадают в ловко поставленную им же ловушку: начинают заниматься апологетикой реального, исторического царя Иоанна IV, полагая, что фильм снят именно о нем, и тем невольно как бы подыгрывают Лунгину и К?. «Смотрите, - может сказать лукавый постмодернист, - я же говорил, что апология тирании - есть суть этого самого Православия». В конечном счете новое творение Лунгина оказывается накрепко спаянным с либеральными и модернистскими тенденциями в церковной и околоцерковной среде. Поэтому, думается, не стоит поддаваться на столь незамысловатую провокацию. Изучение и интерпретация истории - есть дело прежде всего историков. Что же касается «Царя», то эта, на наш взгляд, достаточно грубая и примитивная (в отличие от того же «Острова») попытка «деконструкции» современного православного сознания не имеет с серьезным постижением истории ничего общего.

2009 г., день памяти св. апостола Филиппа

СНОСКИ:
1. Добротолюбие. Т. 5. С. 25.
2. Там же. С. 27.
3. Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица. Сергиев Посад. 1908. С. 83.
4. Указ. соч. С. 85.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 45

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

45. Иван Прокофьев : "Диссиденты всегда любили Колычева"
2009-12-26 в 22:20

Всем защитникам "Царя" рекомендую прочитать интервью с художником-постановщиком фильма:

Мария ТУРСКАЯ: В фильме «Царь» нет того Колычева, который подарил миру чудо Соловков

Художник-постановщик Мария ТУРСКАЯ (на снимке) уже почти два десятка лет влюблена в архипелаг. Но в этом году её визит имел особое значение: она закончила работу над фильмом Павла Лунгина «Царь» и решила посмотреть на Соловки не просто как на диво-дивное, а как на то место, откуда герой её последнего фильма, святитель Филипп (Колычев), отправился на мученическую митрополию в Москву к Грозному царю Ивану. Наш разговор о «Царе» и «Адмирале», кино и кризисе мы публикуем в преддверии Международного дня кино, который отмечается 28 декабря.

- Маша, кто-то из работавших над «Царём» был на Соловках перед съёмками, знакомился с деятельностью этого самого знаменитого игумена Соловецкого монастыря?

- Я была единственным человеком, бывавшим на Соловках, во всей нашей съёмочной компании. Мало того, я единственная была в материале.
Лёша Лаушкин из соловецкого товарищества Северного мореходства написал целую научную работу по поводу Филиппа Колычева. Фильм-то, в общем, про взаимоотношения Филиппа и Ивана Грозного, а не только про царя Ивана. И я пошла к Алексею, он прочитал мне большую лекцию о Филиппе.
Получилось, что я оказалась самым подкованным человеком на съёмочной площадке. И я пыталась отстаивать «честь и совесть» митрополита. Потому что Лунгин – он же «шестидесятник». Причем такой махровый «шестидесятник». А для них Филипп всегда был знаковой фигурой – такой средневековый диссидент. Помесь Горбаневской с Галичем. Они всегда безумно любили Колычева, потому что он весь из себя такой прогрессивный, оппозиционный, к тому же изобретатель. Они его называют русским Леонардо да Винчи.
Они считали, что, если бы Грозный Филиппа не убил, то у нас было бы Возрождение, Ренессанс, и мы бы тоже превратились в их вожделенную Европу. Именно это и было в сценарии...

- В чем была сложность работы над фильмом «Царь»?

- С «Царём» получилась странная история – встретились суперпрофессионал с супердилетантом. Петя Мамонов (исполнитель роли Грозного), он ведь не актёр. А сценарий писался под него.
А Янковский наоборот – он очень хороший актёр, и ему надо было ставить задачу. И при этом опять-таки совершенно нерелигиозный. Я ему «Отче наш» писала на бумажке и стояла за камерой, чтобы он читал.
И в первых вариантах монтажа (их было несколько) получался не Филипп, а «какой-то молчаливый старичок ходит и смотрит со значением». Потому что там нет предыстории, нет Соловков. Хотя я их уговаривала! Давайте, мол, хотя бы микрогруппой приедем сюда, хотя бы заявочную какую-то картинку снимем.
Ну ведь не понятно же, кто такой Филипп, откуда он такой умный и смелый взялся! То есть роли-то и нет никакой. И непонятно, почему этот «молчаливый старичок» такое значение имеет для Грозного. И Лунгин как не перемонтирует, так всё ужаснее и ужаснее – Грозный есть, а Колычева нет.
В результате он принял кардинальное решение - просто взял и ножницами роль сильно сократил. И фильм стал короче, и Колычев стал понятнее, и стало ясно, почему Грозный так относился к Филиппу. Что святитель сделал для страны и русского православия в целом.

- Вы видели окончательный вариант «Царя», довольны результатом?

- Меня очень расстраивает, что в фильме нет того Колычева, который подарил миру чудо Соловков. Ведь это был просто остров с отшельниками, а Филипп сконструировал идею Соловков, идею трудничества, подвижничества.
Его можно сравнить по значению в истории русской разве что с Сергием Радонежским. Он спас честь Русской церкви. Вы себе представьте, каково было влияние митрополита на царя, если он посмел погнать Грозного из храма без благословения, а его даже не порвали на тряпки, а просто выслали в Тверь. И убили-то его тихо.

- Для Павла Лунгина этот проект был чем-то необычен?

- Для Лунгина это был совершенно необычный проект. Его студия обычно работала с локальными картинами с небольшим бюджетом. А тут нам выделили такие огромные деньги – $18 млн. Сначала было девять, а потом сумму удвоили. Потому что декорации, костюмы, «звёзды», голливудский оператор высшего класса…
"Царь" - это, наверное, последний кинопроект, которого кризис не коснулся. Все деньги были получены без всяких урезаний.
44. Одиноков : 43. lucia
2009-12-24 в 23:55

А что Вы хотите - общечеловеческие ценности... Надо радоваться ещё, что Янковского, а не, скажем, Трахтенберга пригласили...
43. lucia : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-12-24 в 23:06

@Образ митрополита Филиппа, бережно созданный Олегом Янковским, великолепен." - если отдельно читать эту фразу, то можно подумать, что речь идет об иконописце. Ну, написал образ свтого. хорошо. Ан нет, речь о том, что кто-то СОБОЮ изобразил святого!ПРИКИНУЛСЯ. Дичь полнейшая и все уже привыкли.
42. slavacozakam : Но и здесь все не так просто
2009-12-24 в 19:58

Конечно не просто. После 17 года, отречения Царя от власти и убийства царской династии Богоустановленная земная власть в России закончилась и перешла к попущенной Богом власти лукавого в форме власти уголовников-Ленина,Сталина и прочих.
Атеистам и безбожникам типа Лунгина хочется представить власть Божьего помазанника в таком виде, поскольку они выполняют заказ своего патрона, сиречь князя тьмы. Но нам ли, братья казаки, унывать. Будем поститься, молиться и шевелиться, и еврейский вопрос отпадет за ненадобностью.
41. Аноним : Евгении про образ митрополита...
2009-12-10 в 22:03

Великолепен образ не митрополита, а самого Янковского в Ваших глазах. Митрополита же в фильме нет и близко (Вы когда-нибудь вглядывались в лики святых на иконах?). Есть вынырнувший из XX века свободомыслящий диссидент-интеллигент. Так же, как нет и образа царя, а есть образ психопата наших дней. И тем более, вместо образа юродивого подсунули даже не скомороха, как некоторые пишут, а придворного шута западного образца. Все - и дикое и чужое... Все не наше.
Но, может быть Ваше?..
Всех благ, б.М.(bratstvo.kiev.ua)
40. Стас : может, я другие книги читал?
2009-12-10 в 21:04

Не понимаю, почему все считают царя Иоанна Васильевича тираном. Даже священники и церковные иерархи!? А ведь церковь должна чтить память Помазанника! Тем более, что в памяти простого народа Иоанн Васильевич - свой народный царь, ибо через опричнину огромное число людей простого звания при этом Царе получило землевладение. Да и конфликт и противостояние Царя и Митрополита явно надуманно (уж не Ходорковского ли Лунгин видит в образе Филиппа?). Бояре-сепаратисты,конечно, видели в Филиппе своего (Колычевы очень знатный русский род, царский), вот и нарисован был для истории образ иерарха-бунтаря. А было ли? Сомнительно....
И о фильмах. Может, они и достояние некой культуры, но явно не православной. "Старец" в "Острове" по мне так бесноватый, раз устраивает перекличку с бесом. Ну а лунгинский "Царь" - пародия на историю Отечества. Лунгину бы при Сталине такой фильм снять, выпороли бы за бездарность... :-)
39. Евгения : Образ митрополита Филлипа великолепен.
2009-12-07 в 20:31

Посмотрела фильм.
Образ митрополита Филиппа, бережно созданный Олегом Янковским, великолепен. Тут где-то проходила информация, что актер заболел и умер после этой роли. Невероятная чушь, стыдно читать. Олег Янковский давно тяжело болел...
38. PTC : Надо размышлять...
2009-12-07 в 13:37

Я давно уже убедился, что в нас причина, а не в евреях. Евреи как евреи. У них своё мировоззрение. Нам неприятно многое из их деятельности. Ну что делать? Дух творит себе формы. И пока они живут среди нас (т. е. - вечно) нам будет многое, исходящее от них неприемлемо. А почему мы не занимаем "свободное место" -вопрос, мне кажется хороший и требует ответов, даже нелицеприятных. Можно предугадать некоторые объяснения, например, такое: когда мы с Богом, "Бог с нами". Но и здесь всё не так просто...
37. Наблюдатель. : ивановы, петровы и сидоровы
2009-12-07 в 10:54

РТС! (кстати, Анонимом я оказался по своей невнимательности)
Этот ваш ответ содержит в себе попытку рассуждения, но давайте уж тогда рассуждать глубже...
Почему сегодня нет русских людей во многих важных сферах жизни общества? По причине своей никчемности, лени, бесталанности?
А может по другой причине? По той - что почему-то ивановы, петровы и сидоровы голосовали на выборах за Г.Явлинского, а не за С.Бабурина, выливали свой скепсис на С.Бондарчука, засматриваясь в это время "шедеврами" М.Захарова и Э.Рязанова. А недавно вот впали в трудно уже теперь объяснимую эйфорию и восторг по поводу "Острова" Лунгина?
Вот, может именно по этому, и не остается места русским художникам и политикам? Инженерам и рабочим?
36. PTC : Где презрение к человеку - там дьявол
2009-12-07 в 08:02

Свято место пусто не бывает. Для того и Познер в реке, чтобы карась не спал. Для того и яд. Думаю, Бог позволил выплеснуться самой минимальной дозе этого яда, какую мы "заслуживаем". А Лунгин делает своё дело так, как его понимает. Спасибо ему, за живое задел. Он в руках Божьих - инструмент. А у нас что-то кроме как с пистолетиками друг за другом гоняться, да проституток показывать ничего не снимают ни Ивановы, ни Петровы, ни Сидоровы. Хорошая мысль: попросить Лунгина оперу написать. Наверное не умеет, но если постарается – будет хоть одна опера, которую можно будет пообсуждать…
35. брат Матвей : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-12-05 в 18:11

"Лунгин дьяволу душу готов продать..."
- Можете не сомневаться, что уже продал. В духовном мире последовательность событий не такая, как в обычной жизни. И этой фразой, он фактически констатировал уже свершившуюся сделку. Но продал за цену пониже - за деньги и известность.
С уважением, б.М.(bratstvo.kiev.ua)
34. lucia : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-12-05 в 15:02

РАЗУМЕЕТСЯ
33. бунгур : А может всё просто?
2009-12-05 в 06:14

Лунгин - еврей, поэтому и снял свой лживый фильм, облив грязью Грозного царя.
Евреи ненавидят всё русское и православное. Этим и объясняется ложь на экранах ТВ и в прессе.
32. Ксения : Об "отравленной пище" и спекуляции именем Алексия II
2009-12-04 в 23:31

Н-да... а откровения Лунгина, ("утверждённого "гуру" православной режиссуры" - как было иронично отмечено в одной из статей, недавно размещенных на Русс.Линии) в программе Познера - безусловно, потрясают. Ну, о чем еще говорить, к чему теперь приснопамятного Патриарха поминать... Ну конечно, слаб человек, - и тот же Патриарх - слабы мы все, все можем заблуждаться. И какое это громадное НЕСЧАСТЬЕ нашей страны, нашей отечественной культуры, что у нас такое "полное отсутствие еды", что мы на "отравленную пищу", искусно приготовленную нашими врагами, кидаемся... (спасибо Анониму за яркий образ и за хлесткий лаконичный ответ на типичную лицемерную либеральную благоглупость). Как грустно, Господи - в школах учителя детям про фильм "Царь" говорят: "Посмотрите обязательно, это ПОЧТИ ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ кино"(((( Что вот с этим делать?.. Сколько юношеских душ "отравится" очередной порцией презрения, отвращения к своей стране, к ее славной истории!? Страшно, честное слово. Лунгин дьяволу душу готов продать, хоть и с легким стыдом - а мы готовы его отраву схавать и детей накормить. Бррр...
31. alukia.mail.ru : Lucia
2009-12-03 в 22:47

Правильно, пусть Лунгин еще оперу напишет. Не умеет, но будет стараться..
30. Писарь : Новый "Диоген" или в поисках "русского гения".
2009-12-03 в 21:07

"Когда гениальные русские патриоты были неизвестно где..."
В отвлеченных абстракциях пребываете.
Там же где и всегда,
у станка в полуразграбленном цеху,
в поле пахади на честном слове, вместо солярки,
на позиции полураздетые и полуголодные,
в школе нетопленной,
в больнице полуразвалившейся,
возле Церкви, в дозоре, в лютый мороз,чтобы "раскольников" отвадить,
за компьютером талант на публицистику изводили.
"Юродствовали Ради Христа".
Во Спасение.
Не до "романов" было и не до "опер".
29. Эрго : От чувств к разуму
2009-12-03 в 15:02

PTC : Не надо брызгать слюной. Лунгину "спасибо" надо сказать. Когда гениальные русские патриоты были не известно где, он пытался хоть что-то делать. Как умеет. А вы что умеете?//// Так мало что-то делать, надо увеличивать меру добра в мире, а не плодить ущербность личности и брезгливость к собственной истории в качестве созерцательного и нравственного идеала. И спасибо Лунгину, пусть скажут те, кто ничего не понял: ни в своей душе, ни в творчестве французского кинопродажника. Не надо восхищаться ложными киношными искушениями на халяву. Зло бывает активнее добра и сильнее зрительского разума, поэтому не надо заблуждение масс, толерантно и некритично воспринявших "Остров" в результате поверхностного просмотра воспринимать в качестве божественного свидетельства христианского добросердия. А надо терпеливо разъяснить ему его заблуждения. Ведь и большинство гуманитариев, которым они доверяли, участвовали в комплиментарной пиаркомпании "зверь именуемый кот", а зритель слаб на маркетинговую лесть. И насчет слюны, вы погорячились. В пору Вам её самому поберечь. Ведь одни только лозунги и ничего содержательного, по сути, в вашем высказывании нет. Вы просто находитесь по другую сторону российской истории и нравственности... И так бывает. P.S. И противопоставлять "гениальных русских патриотов" (их в мире постмодернистского искусства вы не найдёте) - гениальным нерусским русофобам, столь видимо милым вам, не надо. Не надо быть дешевым провокатором...даже в пролемическом задоре. В зеркало посмотрите, и решите, кто вы сами и способны ли судить то, чего вы не понимаете в принципе...
28. Аноним : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-12-03 в 14:43

РТС! (друг ММВБ?) Познер с Гордоном и Задорновым тоже "хоть что-то делают", в то время, как А.Крутов неизвестно где... вы какую мысль-то хотели выразить? Что отравленная пища лучше полного отсутствия еды?
27. PTC : Не надо брызгать слюной
2009-12-03 в 14:11

Фильм "Остров" понравился многим и был высоко оценён приснопамятным Патриархом. Если фильм "Царь" плох - спокойно обсуждайте это, без злобы. Кто говорит, что любит Бога, а ближнего ненавидит... Кто он?
Слюной не надо брызгать. Где русская современная песня? Где русский современный роман? Где русская современная опера? Где фильм? Лунгину "спасибо" надо сказать. Когда гениальные русские патриоты были не известно где, он пытался хоть что-то делать. Как умеет. А вы что умеете?
26. Евгений (Нижегородская обл) : Леониду Болотину
2009-12-03 в 11:29

"Верю, что Благоверный Царь Иоанн не вменит теперь эту ошибку новопреставленному искреннему Батюшке перед лицом БОЖИИМ… Царствие Небесное и Вечный Покой убиенному Отцу Даниилу! ГОСПОДИ, прости Ему вся согрешения вольныя и невольныя, и даруй Ему Всеблагую Милость ТВОЮ!"

Царь Иоанн Васильевич приказывал монахам молиться о душах казнённых им преступников. В данном случае создаётся впечатление, что Царь по прежнему казнит своих изменников, и при этом приказывает нам всем молиться о упокоении их душ.
25. Эрго : Вы Грозного вместо Бога судите. Как бы не ошиблись...
2009-12-02 в 21:24

Владимир Дмирт: Лунгин после "Острова "сделал сильный шаг в своем духовном развитии. А вот страна за ним не поспела//// Вы бы за себя говорили, а не за страну, которая Вас не уполномачивала...демократичный Вы наш. Приберегите свою репутацию для более очевидных вещей, чем дважды два пять...
24. Григорий С. : К вопросу о том, за кем и куда не поспела страна.
2009-12-02 в 21:09

>Лунгин после "Острова "сделал сильный шаг в своем духовном развитии. А вот страна за ним не поспела.

Взгляните-ка вот сюда: http://www.1tv.ru/promovideo/13642

Познер: Если бы дьявол предложил Вам бессмертие, без каких-либо условий, что бы Вы ему сказали?
Лунгин: Стыдно, но я бы согласился.
...
Познер: Оказавшись перед Богом, что Вы ему скажете?
Лунгин: Скажу, все-таки, спасибо.

В ролике сей милый диалог начинается на 14 мин 50 сек, если кто-то захочет лично убедиться.
23. брат Матвей : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-12-02 в 19:42

ДОСКА ПОШАНЫ. Мосфильм
(http://bratstvo.ucoz...x/doska_poshany/0-17)
СОВЕТУЕМ ПОСМОТРЕТЬ. Царь
(http://bratstvo.ucoz.ua/publ/25-1-0-102)
22. Владимир Дмирт. : Грозный не православен
2009-12-02 в 19:05

Православие не оправдывает тиранию, но мужественно живет в ней как может.
Тирания не есть православная идея.Тирания следствие народного греха, способ нации выжить .(Исаак Сирин:"Невежественная свобода есть матерь страстей...неуемной этой свободы конец - жестокое рабство").
Православие это тоже способ выжить, но способ другой. Когда православие слабо, оно спасти народ не может и рождается тирания, а православие продолжает делать свое дело. Призывает и тиранов к разуму терпению, обузданию своих страстей, показывая пример этому. Филипп мужественно держался истинного, спасающего православия и вскоре после его гибели (и в фильме и в истории) тирания ослабла.
Да, Грозный обильно цитировал Писание, как и многие из нас. Но был ли он православным человеком?Кто хотел бы иметь такого "знатока" своим пастырем?
Грозный был обычный вынужденный тиран. Судить нужно не по словам (слезам) а по делам.

Это серьезный фильм уровня "Андрей Рублев" Тарковского или "Страсти Христовы " Мела Гибсона. А может быть и сильнее. Лунгин после "Острова "сделал сильный шаг в своем духовном развитии. А вот страна за ним не поспела.
21. Эрго : Скачал, прочту обязательно.
2009-12-02 в 17:02

Текст многоплановый (не без претензий). И вряд ли умещается в жанр монорецензий. Интересно, каким будет ваше восприятие.
20. С Шараков : Захару
2009-12-02 в 13:53

Не торопитесь: это говорит герой на исповеди после того, как его нашли при смерти у монастыря. Его слова не являются и исповедью - герой ее отрицает. Но тут вот какая тонкость: повествование ведется от лица старика, живущего на развалинах монастыря. Это не тот старец, который принимал исповедь, ведь при старце монастырь был дейцствующим. Но есть тайна исповеди, поэтому о внутренней жизни Мцыри могут знать только двое. Старик на развалинах, это и есть Мцыри. Повествует он о своей жизни в христианской парадигме, о чем я уже писал. Данное обстоятельство и говорит о том, что герой покаялся - буквально переменил ум. Эпиграф к поэме - ключ к ее прочтению - взят из Книги Царств и означает, что, совершив нечаянный грех, человек все равно получает наказание, но при покаянии может быть прощен. Лермонтов в этой поэме осмысливает свео юношеское богоборчество - судьба Мцыри его судьба.
19. Владимир Евгеньевич : Наша ложь
2009-12-02 в 07:12

Возможно, мы слишком строги к Лунгину. Вопрос в другом. Надо ли нам, как нации, свое кино отдавать тем, кто готов взяться за любую тему. "От скуки на все руки". Вот и получаем исторические комиксы и комиксных историков. А в других "темах" разве иначе?
Что касается Лунгина, то благодаря ему мы заглянули в зеркало и увидели себя. Вместо Веры у нас верничанье, вместо Службы - чиновничанье, а над всем и во всем - душепагубное актерство.
18. наталья чистякова : реплика
2009-12-01 в 13:57

Статья по существу,только согласна, что цитатами св. отцов не пользуются, как выдержками из повести. Это тоньше.
А что касается П.Лунгина, то это известная практика: делается имя, завоёвывается авторитет и теперь-то уже можно передёрнуть - поверят. Я, например, испугалась, когда узнала, что он собирается про Ивана Грозного снимать, поскольку чувствовалось, что объективности не жди. Даже фильм "Свадьба", который я раньше считала прекрасным и посвящённым боли за униженных провинциалов и трудяг, теперь мне кажется действительно не только сухим (по Семенко), но и вовсе не сопереживающим, а где-то и выставляющим с любованием пороки напоказ. Жёсткий фильм. Видимо, это было не случайно.
17. Эрго : Ложь - это сущность лунгинского творчества.
2009-12-01 в 00:45

Ложь и лицемерие это основа лунгинской личности и киношной профессии в целом , данный каждому непредвзятому зрителю в киношных ощущениях.

А где, в каком фильме, Мамонов был другим? Как актер, он профессионально не обладает потребностью в ни в одной сущностной ипостаси, предполагающей душу и ответственность за свою судьбу в жизни и на экране. Это его девиантный образ (жизненное шоу-дефиле) на продажу. Одним только его выбором на роль верующего или царя, Лунгин откровенно глумится и трусливо издевается (под видом притчи) над православием и Россией, что в "Острове", что в "Царе". А ведь его наградили от имени церкви... А Лунгин всегда Лунгин: русофоб и родиноненавистник. Такова его биография и сущность. Он её никогда не скрывал и не скрывает... И идея с ожившим мужем в Париже - это прямой и циничный культ предательства, которое подается мамоновым, как святость, когда отправляет "ждименяшную" вдову на поклон себе же (как парижскому иуде и власовцу). Уж куда откровеннее можно себя презентовать, как онтологического иуду, молящегося антирусским богам...

"В фильме "Остров" мы столкнулись с отчаянно безграмотными и вульгарными взглядами авторов на православие, технологически упакованными в экранное «фэнтэзи» о трусливом иуде.

Где-то за час до конца света, нам было предложено пережить закат христианской цивилизации и стать восторженными свидетелями возвращения «блудного сына» в языческое лоно полуночных страхов.

Страх одиночества и нарциссический плач о себе, как последнем человеке на свете – это основное содержание «притчи», припудренное религиозной бутафорией лубочных образов. Эмоционально агрессивный образ Мамонова заставил любознательного зрителя испытать экзистенциальный ужас архаичного сознания, неожиданно оставшегося один на один с необъятным миром.

Сущность ревизии «отвлечённых начал» на «Острове» заключена в сценическом образе юродивого отщепенца. При всей своей местечковой ничтожности, роль и типаж Мамонова - это концептуально беспощадное предательство родовых принципов и архетипов христианской солидарности.

На уровне клинического эксперимента зрители увидели, что испытывает авторский гомункулус, брошенный в параллельные миры взрослой реальности, превышающие размерность его души и масштаб личности авторов.

В качестве героя-искупителя, с режиссёрским «ларчиком Пандоры» в душе, нам был предложен не реальный (художественный) персонаж, а эмпатический симулятор страдательных эмоций, вся концепция роли которого сводилась к этюдному буклету капризно-эгоистических страстей, не имеющих подлинно христианского содержания.

Вера юродивого старца в фильме, графоманскими стараниями авторов, преподнесена как экзотическое таинство переживаний, за завесой демонстративного отчуждения скрывающих духовную пустоту, психологическую недоразвитость и чёрствость. Если авторы не в ладах с темой, богом и совестью, не следует удивляться неизбежной глупости и лицемерию марионеточного Мамонова, постоянно обманывающего себя, бога и зрителей. Не хватило Лунгину с Соболевым ума и сердца понять, что без честного анализа причин и последствий предательства, раскаяния и веры не бывает. Отсутствие знаний и совести верой и юродивостью не прикроешь". (Час быка. http://www.korzh.ru/articles/ostrov2.htm)
16. Писарь : "Три образа лжи."
2009-11-30 в 19:52

"Совершенно неумная идея оценивать покаяние героя "Острова" со святоотеческим цитатником в руках".

Святоотеческий "цитатник" несет в себе Искру Истины Божественного Окровения в мiр.
Где, благодаря стоянию Святых Отцов Православной Церкви в Истине, достигается, сохраняется и удерживается Живое Слово Живой Веры.
Она и есть Мера Всего.
Или не есть?

Глубинный смысл "покаяния" в фильмах Лунгина в том,что оно достигается через "Юродство" Перед Богом,и выливается в конечном итоге в "Договор" с Ним.
Именно это обстоятельство и объединяет три Лунгинских фильма-
"Такси-блюз"-"остров"-"Царь".

В Православии с Богом не "договариваются",
Богу Служат.
С Царем не "договариваются",
Царю Служат.
С Отечеством не "договариваются",
Отечеству служат.
15. Артур : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-30 в 14:49

Согласен с Вами.
14. Иван Прокофьев : С.Шаракову
2009-11-30 в 11:22

Да, Сергей Леонидович, приходится открывать классику заново. И в школе, и в университете разбирали Мцыри исключительно с позиций антиномии рабства (образ монастыря) и стремления к свободе (подвиг Мцыри). А вся поэма рассматривалась как антипокаяние (главный герой умирает во имя свободы от монастырского рабства).
13. ваш брат : Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-30 в 10:07

В эфире первого канала сидя друг против друга мило улыбались два человека имеющих одну историческую родину ,позднер и лунгин.И на прямо заданный позднером саркастический вопрос"вы тоже считаете что Бог это православная церковь ?" лунгин ответил " ну что вы !Бог для меня это нечто абстрактное......" Так что мне кажется смотреть на творчество лунгина как православного человека большая ошибка.Правду такие как они не скажут. Они ждут машиаха.
12. С. Шараков : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-30 в 09:13

В "Острове" показана покаянная молитва - и не одна - главного героя. Какое Вам еще образ покаяния нужен?
"Мцыри" Вами не прочитана: повествование ведется от лица самого Мцыри - это старец, который хранит могилы и развалины монастыря. Побег героя вбирает в себя три уровня: телесный, душевный, лдуховный. Герой падает на каждом уровне: духовный - побег из монастыря; душевный - искушение грузинкой; телесный - битва с барсом. Далее героя ожидает смерть - он теряет сознание и растворяется в природе. Но Бог его спасет - об этом эпиграф. Таков остов внутреннего сюжета поэмы.
11. Леонид Болотин : Временные технические неурядицы
2009-11-30 в 09:12

Сердечно приветствую техническое обновление «Русской Линии». Новый формат удобнее прежнего, хотя что-то «грузится» дольше. Заметил и некоторые «нескладухи» на форуме этой статьи достопочтенного Владимира Петровича Семенко. Под рубрикой «Рекомендуем прочитать» присутствует пост «3. И снова - большая ложь. Валерий Иванов 2009-11-28 в 16:43: Заголовок "Невский экспресс" сошел с рельс", напоминает фразу: "Подводная лодка "Курск" утонула". "Невский экспресс" не "сошел с рельс". Он был ПОДОРВАН. О чем уже официально объявлено. Языком Лунгина, разговаривать с людьми уже больше нельзя. Необходимо честное обсуждение произошедших трагедий.
Если бы православная общественность, имела мужество, дать правдивую оценку обстоятельствам, сделавшим возможным убийство о. Даниила, возможно, не произошло бы новой беды. Мы не животные на бойне, чтобы тупо смотреть, как нас убивают».
А на форуме той же статьи В.П.Семенко под рубрикой «Самое читаемое» этот пост почему-то отсутствует, хотя он вызвал ответные реплики. Это нормально. Становление нового формата «РЛ» — задача по всему архи-трудная. Дай, БОЖЕ, нашим соратникам на «РЛ» побыстрее с нею справиться. По поводу поста Валерия Иванова хотел бы немного добавить, сославшись на известные публикации от 14 Ноября 2009 года:
http://pr-daniil.liv...rnal.com/2009/11/14/
http://www.sedmitza.ru/news/869151.html
Страшно это читать именно в эти дни. Дай, ГОСПОДИ, чтобы это не было вменено писавшему, поскольку тут есть явная ошибка, введение в заблуждение и нарушение заповеди БОЖИЕЙ: «Не прикасайтесь к Помазанным МОИМ».
По приведенным электронным ссылкам в одном из тезисов говорится: «Кстати, Грозный не был помазанником, он не был миропомазан, а потому власть его ничем не выше, чем власть Б. Ельцина. Скорее, помазанником был митр. Филипп (напомню, что в Писании «помазанниками» называются не только цари, но и пророки, и священники)».
В самом деле, в Ветхом Завете помазывались священным елеем и Цари (даже языческие), и некоторые Пророки, возможно, и священники Храма БОЖЬЕГО.
Есть некоторые отрывочные и невнятные древние свидетельства, что помазания удостаивались некоторые Церковные Иерархи в Новозаветное Время, правда, не всегда ясно по этим свидетельствам, помазались ли они Священным Миром или только Освященным Елеем. Для Новозаветного периода разница существенная.
Но что касается русской церковной традиции, чин повторного Миропомазания (миропомазуются все Христиане после Святого Крещения) не совершался ни при хиротониях Епископов, ни при настоловании Архиепископов и Митрополитов. Поэтому никаких Богослужебных и исторических оснований называть Святителя Филиппа Московского «помазанником» не существует. Это публицистический перегиб.
Ошибка же Батюшки в Его суждении «Грозный не был помазанником, он не был миропомазан», основывается на таковом историческом заблуждении доктора филологических наук Бориса Андреевича Успенского. При этом для ученого, увлеченного современными идеями семиотики (для него «миропомазание» имеет условную «сакральность»), это скорее гипотеза, чем окончательно научно установленный исторический факт.
В книге Б.А.Успенского «Царь и Патриарх. Харизма власти в России. Византийская модель и ее русское переосмысление» (М., 1998) есть пояснительный «Экскурс I», который называется «Поставление на царство Ивана IV: вопрос о его помазании на царство» (С. 109-113). Именно в этом развернутом комментарии Б.А.Успенский решает, что чин Венчания на Царство, включенный в так называемую «Формулярную редакцию», содержащую чин Миропомазания, был составлен уже после Венчания Царя Иоанна в Феврале 1547 года. Однако эта гипотетическая реконструкция, совершенно противоречит всем предыдущим исследователям: Б.А.Успенский перечисляет более 20 предшественников 19-20 веков, которые на основании источников считали, что миропомазание в Феврале 1547 года было совершено.
Б.А.Успенский не рассмотрел все исторические источники, утверждая свою гипотезу, которая совершенно не согласуется со свидетельством самого Святителя Макария Московского, который совершал Венчание и Миропомазание:
«Божиим изволением Всемогущия Троицы волею и хотением и по милости Пречистыя Богородицы и по благословению великого Чюдотворца Петра Митрополита всея Росии и всех Святых молитвами благоверный и христолюбивый и Богом венчанный Царь и Государь о Святем Дусе сын Святыя Троицы, Церкви и нашего смирения Князь Великий Иван Васильевич, всеа Росии Самодержец, ныне по Божие воли учинися на Своем Государстве на Великом Княжестве совершенных великих Царским поставлением по благословению приснопоминаемаго Отца Своего Великого Князя Василья Ивановича всеа Росии Самодержца, по духовной его грамоте ныне поставлен бысть на Великое Княжение Владимерское и Московское, Новгородское и всеа Росии, помазан святым миром и наречен Князь Великий Иван Васильевич Боговенчанный Царь и Самодержец Великия Росия» (Послание Митрополита Макария Новгородскому Архиепископу Феодосию о совершенном Царском Венчании и вступлении Царя в брак. 1547, февраль) // Макарий (Веретенников), Архимандрит. Жизнь и труды Святителя Макария, Митрополита Московского и всея Руси. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002. С. 369-370).
Очень жаль, что ошибочная гипотеза современного ученого, к тому же не историка, легла в основу ошибочного утверждения образованного Священника.
Верю, что Благоверный Царь Иоанн не вменит теперь эту ошибку новопреставленному искреннему Батюшке перед лицом БОЖИИМ… Царствие Небесное и Вечный Покой убиенному Отцу Даниилу! ГОСПОДИ, прости Ему вся согрешения вольныя и невольныя, и даруй Ему Всеблагую Милость ТВОЮ!
10. Наблюдатель. : Лунгин сам себя высек
2009-11-30 в 06:31

Лунгин перестарался. Подобно картежнику после первого выигрыша не смог остановиться и сделал перебор, проиграв и все выигранное ранее.

Диверсия с "Островом" ему вполне удалась. А "Царем" он сам же в значительной степени нейтрализовал эффект от "Острова". Да еще и лишил себя возможности совершить следующую подрывную акцию.

Да и еще и дал толчок к осмыслению того - а почему собственно значительная часть верующих попалась на "Остров". Пожалуй автор прав, что многие попались в силу поверхностности своей веры, которую Владимир Семенко деликатно называет легковерностью.
9. Георгий Михайлович : Большая ложь Лунгина
2009-11-30 в 01:16

Ув. о.Димитрий, не совсем понятна ваша цитата: "Идеологическая направленность вашей статьи очевидна." Куда и какая направленность? И что доброе опошлил ув.Владимир Петрович? Просто спокойная критика и не более. Не Лунгин ли опошлил в фильме "Царь" и Православие, монархию и царя(как идею)?
8. ditavy : О "Большой лжи Лунгина" Свящ. Димитрий
2009-11-29 в 18:44

Уважаемый Владимир Петрович. Совершенно неумная идея оценивать покаяние героя "Острова"со святоотеческим цитатником в руках. К художественному произведению так не подходят. Здесь важна сама идея спасительности для человека покаяния, и эту идею Лунгин хорошо показал в своем фильме. И ваша идея вполне ясна и прозрачна: чтобы окончательно дискридитировать человека, попытавшегося сказать хотя-бы отчасти правду о тиране, вы опошляете то доброе, что этот человек сделал ранее. Идеологическая направленность вашей статьи очевидна. и это печальный факт, который дискредитирует ваш сайт
7. брат Матвей : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-29 в 17:10

Статьи Владимира Семенко всегда читаются с большим интересом, прежде всего потому, что автор глубоко "копает". Действительно, мало кто мог заподозрить скрытые подводные камни, окружающие "Остров". И только теперь после "Царя" становится понятно, что Лунгин атакует Православие целенаправленно и систематически, но делает это исподволь, так что сразу и не поймешь. Об этом очень красноречиво говорит и использование действующего иерея Русской Православной Церкви в роли шута. А комментируя этот факт, режиссер неспроста называет священника Охлобыстина уменьшительным именем - Ваней. Казалось бы мелочь, а говорит очень о многом. Все это возмутительно, а то, что самому Охлобыстину и в голову не приходила мысль о том, что это, мягко выражаясь, неправильно - говорит о большом повреждении во многих головах...
Все же, думается, основная цель этой клеветнической картины - нанести удар именно по идее монархии. И чем ближе и реальней становится восстановление монархии в России,тем яростнее несомненно будет сопротивление со стороны врагов, и внешних и внутренних. Для того же, чтобы дискредитировать монархизм надо, естественно бить по Православию. Это уже классика, так было и до революции. Но, нет сомнений, в этот раз ничего у них не выйдет. И даже подобные фильмы, как ни удивительно, подогревая к теме интерес в широких слоях населения, заставят многих заинтересоваться истиной, а в результате придти к выводу: нет в нашей истории монарха мощнее и умнее, чем Иоанн Грозный. Это царь, которым по праву можно и нужно гордиться!
С уважением, б.М.(bratstvo.kiev.ua)
6. Писарь : Новые "городские сумашедшие".
2009-11-29 в 15:42

"Мировоззренческая связь фильмов "Остров" и "Царь"...притянута за уши.
Получается так,что христианин-либерал обязательно должен быть плохим христианином в нравственном и догматическом смысле".

Именно так и получается.
И никогда не бывает по другому.
Владимир Петрович Семенко просто Констатирует Очевидный ФАКТ.
Не более того.

Что такое Православие?
Православие-это Православная Вера,Каноническая Православная Церковь и Православное Мировоззрение.
Одно не отделимо от другого,не подменяет и не взаимозаменяет друг друга и составляет единое целое.

Все от Бога,Все через Бога,Все Богу.
Мировоззрение в том числе.

"Христанское мировоззрение".

Христианское Мировооззрение Христоцентрично.
В Христианском Мировоззрении Бог есть Соборная Единосущная Личность,обладающая Духом(Святым) и Энергией.
Человек сотворен Богом как Образ и Подобие Божие.
Стало быть Личность человеческая есть Сущность(Богоподобная) обладающая Духом и Энергией.
Где Воля есть Концентрированное Выражение Одухотворенной Энергии.
Цель- Точка Приложения Воли.
В Христианском мировоззрении- Христос.
Индивидуальность лишь Форма Выражения Степени Свободы или Несвободы Духа.

Свобода есть Осознанная Необходимость Абсолютного Смирения перед Богом,а Свободная Воля человека направлена на Абсолютное подчинение Своего Естества(Индивидуальности)Воле Божией.

Воле Совершенной,Воле Духа Святого.
Путь к Свободе указан Самим Сыном Божиим-
Через Православную Веру в Познанию Истины,через Познание Истины с Свободе Духовной и Далее к Свободе Выбора,где Человек Осмысленно и Недвусмысленно понимает Право Выбора,как Свою Обязанность перед Богом предоставить возможность Выбора Совершенному.
Такое понимание природы вещей достигается Исключительно через Метанойю.
Искреннее Глубокое Покаяние,ведущее к перемене ума.
Все. Другого пути нет.
Все остальные пути суть пути ложные.
Утверждающие "близкое к смерти".

Такая Обязанность есть Святое Право,и тот кто хочет подтолкнуть Человека к выбору "самостоятельному",тот пытается Навязать Неестественные (Небогоданные) Человеку Обязанности и Тем Лишить его Прав.
За сим всегда прослеживается стремление к достижению "духовной власти" над человеком, "закабалить",со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Право не является Самодавлеющим,Право проистекает из Богоустановленных Обязанностей.
Нигде Христос не говорит,что Человек Обязан Ошибаться,стало быть и Права у Человека такого Нет.
Сознательно становясь под водительство Божие, в Абсолютном Смысле,человек Фактически избавляется от Навязанной ему Обязанности Ощибаться.
Навязанной под видом "права на ошибку".

"Либеральное мировоззрение".
Принципиально Антропоцентрично.
Где в центр Мироздания поставлен "Витрувианский Освобожденный(либеральный) Человек".
Человек Сущность кторого сконцетрирована в "религиозном органе", он же "орган детородный".
Человек "освобожденный" от Бога.
Человек для которого "мера всего" собственные "животные инстинкты.
Более того,человек,получивший Иллюзию "абсолютной власти" над ними, и через то Утративший Инстинкт Самосохранения.
Утрата инстинкта самосохранения автоматически пробуждает Волю к Смерти.

"Либерализм" понимает под "свободой" Исключительно "свободу индивидуальности"(Несвободу Духа).
Поощряет ее выражение в наиболее яркой форме.
Специально оговаривается,что "ндивидуальности" необязательно быть добродетельной. Понимай так ,что Обязательно быть "недобродетельной"(Безнравственной).

Что тогда происходит.
Воля человеская,как "одухотворенная" таким образом "энегия", заявляет себя Исключительно как Воля К Смерти.
Где точка приложения(Цель) есть Смерть,причем в "эпатажных формах".

Разрушение.
Либо себя.Либо ближних.
Либо сначала ближних,а затем себя.
Это разумеется "индивидуально",до кого прежде руки дотянуться.
И НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ПО ДРУГОМУ!
Такова природа явления.
Не считаться с ней ПРЕСТУПНО!

"Либерализм" подчеркивает Яркость проявления Формы.
Доведенную до Предела(Бенравственного).

Именно этому принципу и следует современный постмодерн в своей "некрофильской эстетике".
Мало "просто" убить,надо "убить красиво".
"Элегантно".
Трупы не должны валяться кое-как,а в "концептуальном беспорядке",отражающем "индивидуальные особености" "художника".
Здесь конечно "художник" свободен в выборе "средств".
В итоге получается "тошнотворная иллюстрация" "либеральных догматов и идей".

Человек,заявляющий о себе,что он "христианин-либерал",человек в Душе которого "уживаются" Христианское и "либеральное" Мировоззрение,либо Серьезно Болен ,либо Лукавит и стало быть Говорит Свое.

P.S.
В этом плане интересна позиция Сванидзе,в оценке военного искусства Советской Армии времен Великой Отечественной Войны.
"Трупами завалили".

"Неэлегантно" видишь-ли войну выиграли,"завалили трупами".
Надо понимать,потому "неэлегантно",что "дизайн формы" подкачал.
Вот немцы,те "элегантно заваливали",форма "красивше".

Что сказать.
Совсем больные люди.
Инфантильные.
Одно слово "городские сумашедшие".
5. Захар : Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-29 в 10:38

С.Шаракову. В фильме "Остров" присутствует мучение грехом, но не раскаяние. Раскаяние ( освобождение) возможно только в исповедании Богу. И это действительно бросается в глаза, даже если и не читать рассказ (я, например, не читал). Если либерал считает себя христианином, то он все равно будет исповедовать свои грехи, независимо от своих политических взглядов. Иначе он не христианин. И при чем тут "Мцыри". По-моему, поэма не о грехе и раскаянии, а о тоске по воле пленного отрока.
4. Георгий Михайлович : Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-29 в 00:54

Спаси Господи, Владимир Петрович.

Больше и добавить нечего. Бог вам в помощь.

("Не любите мир, ни яже в мире...")
3. lucia : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-28 в 21:27

Мы ведь говорим не об абстрактном либерале-христианине, а о Лунгине. Он-то себя, кстати, кем провозглашает?? Постороним?
2. С Шараков : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-28 в 18:34

Мировоззренческая связь фильмов "Остров" и "Царь", которую обнаруживает автор, притянута за уши.
Получается так, что христианин-либерал обязательно должен быть плохим христианином в нравственном и догматическом смысле. Идея, на мой взгляд, невреная.
Совершенно необязательно, чтобы покаяние в художественном произведении выражалось слезами и еще чем-то фиксированным в православной аскетике. В поэме Лермонтова "Мцыри" покаяние выражено самой поэмой в целом, авторским видением, многочисленными деталями и мотивами, сюжетом - всем строем произведения. В выборе средств художник свободен. Иначе художественное произведение сведется к образной иллюстрации христианских догматов и идей.
1. Денис К : Re: Большая ложь Павла Лунгина
2009-11-28 в 12:18

Браво, Семенко.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме