Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пастырь-патриот

Тимур  Кальченко, Русская народная линия

Воинство Святого Георгия / 14.09.2005


Жизнеописание священника Федора Николаевича Синькевича …

К 100-летию Союза Русского Народа


В Иерусалиме на кладбище при русском монастыре в Гефсимании лежит простая плита под крестом, на которой высечена лаконичная надпись: «Митрофорный Протоиерей Феодор Синькевич. Род. 11.11.1878 - сконч.15.04.1946. «Веруяй в Мя аще и умрет, оживет». Жизнь этого человека полна самых разных событий и заслуживает нашего скромного повествования.

Протоиерей Федор Николаевич СинькевичИзвестно, что 26 октября 1876 года (что противоречит надписи на надгробном памятнике) в день великомученника Димитрия Солунского в селе Цветна Чигиринского уезда Киевской губернии у священника Николая Федоровича Синькевича родился сын, которого назвали в честь деда Федором. Так появился на свет будущий выдающийся деятель на ниве духовной и общественной - священник Федор Николаевич Синькевич.

Федор Синькевич происходил из рода потомственного духовенства, уходившего корнями во времена Императрицы Екатерины Великой. На формирование характера будущего пастыря несомненно оказала большое влияние личность отца - Николая Федоровича. Его отец был простым сельским священником в селе Антонове Сквирского уезда, активно занимался самообразованием, имел широкий кругозор и приобрел известность за пределами уезда. Кроме того, он был участником Крымской войны.

Николай Федорович Синькевич, обладая знаниями в области гигиены и популярной медицины, оказывал немалую помощь больным и даже бесплатно приобретал для них лекарства, а для детей всегда безвозмездно выдавалось из его хозяйства сахар, чай и молоко. Около 30 лет прослужил он в селе Антонове, но желание дать детям возможность получить высшее образование побудило его просить перемещения в Киев. Активные пастырские труды и выдающиеся личные качества Николая Федоровича давно обратили внимание епархиального начальства, которое знало его как миссионера и благочинного, поэтому и просьба его была решена положительно.

18 января 1897 г. Николай Федорович с семьей переезжает в Киев, где становится священником Покровского монастыря Великой Княгини Александры Петровны. Шли годы, труды пастыря увенчались наградами. Николай Федорович был возведен в сан протоиерея, награжден наперсным крестом и орденом Анны III и II степени. Кроме того, он занимал должность старшего священника Покровского монастыря и был духовником 1 округа Киева.

Но главным утешением и отрадой его был сын - Федор. К 1897 году Федор закончил Белоцерковскую классическую гимназию и поступил на медицинский факультет Киевского Университета Св. Владимира. После трех лет обучения на медицинском факультете, Федор резко меняет профиль знаний, и в 1900 г. он уже учится на историко-филологическом отделении.

Федору Николаевичу посчастливилось прослушать курс «Средней истории» проф. Фортинского, «Психологию и логику» проф. Челпанова, «Русскую историю» проф. Голубовского, «Богословие» протоиерея Светлова, изложение идей Платона в блестящем исполнении проф. Гилярова. После окончания высшего учебного заведения перед Федором Синькевичем открывались широкие перспективы службы в гражданском ведомстве, но он «по влечению сердца своего» избирает путь пастырства, который позволяет воплотить в жизнь идеалы и чаяния молодости.

18 мая 1904 г. освободилось место при Николаевской церкви в селе Лука Киевского уезда. 8 августа 1904 г. без колебаний и сомнений Федор Синькевич принимает сан. Со стороны епархиального начальства претензий к кандидату не было - молодой человек происходил из духовного звания, имел высшее образование, был женат на дочери урядника Марии Николаевне, имел к тому времени уже трех детей - Ольгу, Георгия и Александра. Кроме того, Федор Николаевич предварительно прошел экзамен по богословским предметам у ректора Киевской духовной академии епископа Платона (Преображенского).

Село Лука представляло собой довольно бедный приход III округа благочиния Киевской епархии, поэтому жизнь в нем представляла определенное испытание для священника. Все внебогослужебное время о. Феодор посвящал местной церковной школе грамоты, где также преподавала и его супруга, закончившая в свое время Белоцерковскую министерскую гимназию.

Несмотря на то, что при рукоположении в сан священника, Федор Синькевич выдержал испытания по богословским предметам, специальных знаний в этой области ему все же не хватало. Поэтому он поступает в Киевскую духовную академию и с августа 1906 г. приступает к занятиям.

Соучениками Федора Синькевича по Академии были: будущий новомученик протоиерей Ольгинской церкви о. Савва Петруневич (арестован 13.01.1931 г., расстрелян 5.11.1937 г.), священник домовой Михайловской церкви Дегтяревской богадельни о. Тимофей Лященко (с 1924 по 1938 г. архиепископ Берлинский и Германский РПЦЗ Тихон), будущий новомученик, второй священник Иоанно-Златоустовской церкви о. Василий Долгополов (расстрелян 21.08.1937 г.) и иеромонах Леонтий (Матусевич) - с 1922 г. епископ Коростенский, викарий Волынский.

Федор Синькевич оставил краткие воспоминания о жизни Киевской духовной академии, которые являются уникальным документом эпохи и раскрывают внутренний мир автора. Вот, что он отмечает о времени ученичества: «Пробыв семь лет в Университете (три года на медицинском факультете и четыре на историко-филологическом) и имея, таким образом, возможность сравнить университетскую среду с академической (Академию окончил с разрешения Святейшего Синода в три года), я составил следующее, как мне кажется объективное понятие об одной и другой товарищеской среде, а также и научной дисциплине: в Университете не в редкость встретить ленивых и бездарных людей, которые неведомо, каким образом удостоились получить аттестат зрелости об окончании гимназии. Впрочем, такие не оканчивают Университета, а обыкновенно с первого, со второго курса удаляются. С другой стороны, есть, конечно, и люди в высшей степени серьезные, люди науки, труженики, будущие светила. В Академии - ленивых и бездарных нет. Здесь все трудятся и работают, обладая иногда недюжинными способностями. Зато, в нравственном смысле, казалось бы, должно быть наоборот, на самом же деле в Академии, чрезвычайно мало бескорыстного идеализма и большей частью преобладает черствость и практицизм, тогда как в Университете немало людей, одушевленных идеей служения в будущем близким, каковая мысль, как дивный светоч, поддерживает в душе юноши благородный огонь, божественную искру и даже выражению лица его придает какой-то особый, светлый, приятный оттенок. В Академии о таких юношах можно говорить как о редких исключениях. Наука в Академии в смысле методов, разработки, научности составлена очень высоко и серьезно, ничем не отличаясь в этом смысле от университетской исторической науки и имея с последней весьма много общего. Требования от студентов Академии не меньше, если не более широкие, чем то имеет место в Университете. Академические стены навсегда останутся для меня бесконечно дороги, как стены истинной моей «alma mater», вливавшей в мою душу самые живительные и жизненные соки богословской науки. Еще пребывая в Академии, среди беспрестанного умственного, научного труда, бродя с книжкой в руках по тенистым аллеям, в центре которых находится величественный храм Братского монастыря, я с глубоким сожалениям думал, что скоро придется расстаться с этой богодухновенной обстановкой. Подойдешь ли к храму, из которого несутся стройные звуки монастырского религиозного пения, войдешь ли под приветливые, вековые своды самого храма, отойдешь ли к историческим зданиям, где теперь помещается музей, библиотека, актовый зал, церковь во имя Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, везде святая старина и чуется какая-то культурная, духовная, живительная сила...» (Институт Рукописи Национальной Академии Наук Украины, Ф.175, д. 2059, л. 3-4).

После написания кандидатского сочинения на тему «Пастырское служение по учению Иоанна Златоуста» Федор Синькевич был рекомендован на преподавательские должности в духовные семинарии и училища по всем предметам, кроме неизучавшихся.

Преподавательская карьера рассматривалась о. Федором всего лишь как дополнение к священническим обязанностям и скорее имела второстепенное значение. 20 августа 1909 г., после окончания Киевской духовной академии, он продолжил служение в Вознесенской Демиевской церкви. Однако его ожидало новое призвание и судьба - Юрковица.

12.10.1909 г. священник Синькевич переводится в Свято-Макариевскую Юрковецкую церковь. В те времена быть настоятелем Макарьевской церкви означало возглавлять Свято-Макарьевское приходское братство, заведовать Николаево-Александровской школой и Юрковецким церковно-приходским училищем, быть непременным членом Дамского Юрковецкого комитета при Макарьевском Братстве. К тому же по его инициативе в 1910 г. учреждается Киевское Юрковецкое Общество взаимопомощи на случай смерти.

На новом месте службы о. Федор скоро понял, что многие из прихожан нуждаются в действенной помощи, а Братство, без инициативы председателя, не в состоянии справиться со всеми проблемами. Знакомство его с о. Тимофеем Лященко очень помогло делу благотворительности на Юрковице. Из года в год он посылает списки нуждающихся отцу Тимофею, который изыскивает средства для оказания помощи.

Вот лишь наиболее характерные выдержки из письма о. Федора от 20 февраля 1912 г.: «Дорогой о. Тимофей! Не знаю, как Вас благодарить за моих бедняков. Да наградит Вас Господь добрыми плодами в ученых Ваших трудах и долготою дней. Бедняков, которым весьма желательно было бы помочь перечисляю следующих : 1) Анна Кирилловна Аникина. Саксонская ул. д.N12. При ней живет трое детей - ее племянники и племянницы (гимназистки 6-го класса), которых она по доброте своей содержит - как сирот. Питаются большей частью сухарями с водой. Детки очень симпатичные и весьма способные. Муж Аникиной - фонарщик- старик. Гимназистка учится по чужим книгам, но первая ученица. 2) Иаков Федорович Штамонт. Верхне-Юрковская N27. Семь душ детей... 4) Евфимия Прокофьева. Половецкая N14. Совершенно немощная и безродная, старушка не имеет чем существовать, но не нищенствует. При ней живет только собачка, но и та голодает. Женщина очень хорошая... 7) Пелагея Бандарова. Старая Полянка N22. Бывшая монашка. От сильных нравственных потрясений - стала немножко странная, юродивая. Живет и летом, и зимой в сарае. Денег - ни копейки...» (Институт Рукописи Национальной Академии Наук Украины, Ф.111, д.58392, л.1-2).

Кроме того, о. Феодор организует паломнические поездки прихожан по Святым местам России - вместе они посетили Москву, Троице-Сергиеву Лавру. При о. Федоре Синькевиче в практику приходской жизни входят и миссионерские вечерни.

Наиболее значимым событием в период служения о. Федора настоятелем Свято-Макариевской Юрковецкой церкви явилось торжественное перенесение 14 сентября 1910 г. списка с чудотворной иконы Успения Пресвятой Богородицы из Киево-Печерской Лавры на Юрковицу. Газета "Киевлянин" по этому поводу писала: «Происходившее 14 сентября перенесение копии чудотворной иконы успения из Лавры в Свято-Макарьевскую церковь на Юрковице приняло размеры грандиозной церковно-народной процессии, привлекшей к пути следования святыни множество простого народа, совершенно заполнившего улицы и остановившего движение трамвая. Образовался внушительный народный хор, все время певший припевы Богородице и Киевским святым. Около помещения Губернского Отдела Союза Русского Народа навстречу крестному ходу вышли дети приюта Св. Ольги с иконой своей Святой покровительницы и, ставши на колени, стройно пропели "Под Твою милость" и затем сопровождали некоторое время процессию с пением. На границе Юрковецкого прихода процессию встретили вместе с массой прихожан дети приходской школы и детского дневного приюта и забросали путь живыми цветами. По прибытии на Юрковицу крестного хода, в церкви, не вместившей всех богомольцев, совершена была торжественная вечерня с акафистом Успению Богородицы. Перед акафистом местный настоятель о. Феодор Синькевич обратился с прочувственным словом к своим пасомым, призывая их крепко держаться православной веры как оплота отечества. По окончанию вечерни духовенству и представителям патриотических организаций членами местного братства в помещении церковной школы предложена была трапеза. С большим одушевлением было принято предложение почетного члена братства, проф.П.В.Никольского послать телеграмму Государю Императору и митрополиту Флавиану. Собрание закончилось пением народного гимна, покрытого кликами "ура"» (Киевлянин // N 257, 1910, с.3).

С 1910 г. Федор Синькевич активно включается в борьбу с пьянством. На Лукьяновской площади в Народном доме было образовано Юго-Западное общество трезвости под председательством профессора Ивана Алексеевича Сикорского, товарищем которого был о. Феодор. Он занимался практическим воплощением в жизнь основных направлений деятельности общества (еще, будучи студентом Киевской духовной академии, о. Феодор проводил религиозно-нравственные чтения в чайных Попечительства о народной трезвости).

28 апреля 1913 г. по инициативе Федора Синькевича были проведены народные чтения о трезвости в Юрковецкой церковно-приходской школе. Лекции на эту тему читали воспитанники семинарии - дьякон Ф.Гуменный «Слово Кирилла Философа о пьянстве» и И.Олофинский «Надвигающийся великий кризис от вина» сочинения проф. И.А.Сикорского. На Лукьяновском базаре была устроена нарочитая палатка. Сюда стекались крестные ходы из Старо-Киевских церквей и был совершен молебен.

Материальное положение семьи Федора Николаевича оставляло желать лучшего, что вынуждало священника искать дополнительные заработки. С июня 1909 г. он состоит законоучителем 57 Лыбедского мужского училища, с июня 1910 г. становится одновременно и законоучителем Киевского III городского двуклассного училища.

Удивительно, как много успевал сделать этот человек. Он окормлял приход, занимался благотворительными делами Братства, вел борьбу с пьянством, преподавал и руководил работой церковно-приходских школ. И все это далеко не полный перечень дел, которым отдавал всего себя юрковецкий священник.

Отец Феoдор вступил в ряды Губернского отдела Союза Русского Народа в Киеве с момента его основания. Он также организовал и возглавил отдел Союза Русского Народа (СРН) в с. Лука Киевского уезда, входил в Совет Киевской Русской Монархической Партии, Крещатикского отдела СРН, возглавлял Киевское Русское спортивное общество «Орел» при Киевском Губернском Отделе Русского Народа Союза им. Михаила Архангела.

Федор Синькевич дважды, в качестве депутата от монархических организаций г. Киева, представлялся Государю Императору и приветствовал последнего краткой речью. Причем, первый раз 26 марта 1906 г. он преподнес Царю Икону Успения Пресвятой Богородицы.

По примеру многих русских подвижников он считал, что защита интересов Российского государства и богоустановленной формы правления - самодержавия, должны сплотить сознательные силы общества и, прежде всего, молодежь.

17 января 1907 г. в Киеве было зарегистрировано Патриотическое Общество Молодежи «Двуглавый орел», которое издавало одноименную газету. С 1912 г. редактором газеты был о. Федор.

Незаменимыми советчиками и друзьями Федора Синькевича, активно поддерживавшими все его начинания, были - студент Университета Владимир Степанович Голубев (впоследствии с 1912 по 1914 г. руководитель Общества), архимандрит Адриан (Демидович) и профессор И.А.Сикорский.

Особый отклик в сердцах киевлян получило ритуальное убийство Андрея Ющинского. Патриотическое общество молодежи «Двуглавый орел» не могло оставаться в стороне. Федор Синькевич принимал участие в следственном процессе по этому делу, давая показания по поводу смерти Жени Чеберяка.

В «Двуглавом орле» была опубликована серия статей Ф.Н.Синькевича, посвященных убийству Ющинского и судебному разбирательству. Также появились публикации В.С.Голубева о попытках киевских властей замять дело. Это привело к тому, что 21 апреля 1912 г. Киевский губернатор, камергер А.Ф.Гирс объявил «войну» Обществу «Двуглавый Орел».

Этому предшествовал вызов председателя Общества Ф.Н.Синькевича к губернатору. Губернатор в резкой форме выказывал свое недовольство Обществом «Двуглавый орел», а, главным образом, его секретарем - студентом В.С. Голубевым, который, по словам губернатора, всегда действует «...некорректно, делая массу бестактностей» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.11-12). Губернатор запретил Обществу «Двуглавый Орел» посылать уведомления о собраниях полицмейстеру, лишил права голоса студента В.С.Голубева, обещал жаловаться на о. Федора митрополиту. И действительно, наступление со стороны официальных властей не заставило себя долго ждать.

30 апреля 1912 г. на имя митрополита Флавиана (Городецкого) с грифом «совершенно секретно» от Киевского губернатора поступает рапорт: «Издающаяся в г. Киеве под редакторством священника о.Федора Синькевича газета «Двуглавый орел» уже издавна обращает на себя внимание своим нетерпимым отношением к еврейской части населения, каковое отношение газеты резко проявляется в печатающихся в ней тенденциозных статьях, содержащих в себе грубое искажение истины, натравливающих православных на евреев и преследующих, несомненно, лишь одну цель - вызвать озлобление одной части населения против другой, благодарной же для сего темой служит находящееся ныне в производстве Киевского Окружного Суда дело об убийстве А.Ющинского» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.3).

Однако главный акцент в рапорте делался на разборе обвинений полиции в бездеятельности. «...В N 70 газеты приведено описание торжественного собрания, посвященного памяти Св. Мученика Гавриила - младенца и всех умученных от жидов, принадлежащее, по видимому, перу студента В.С.Голубева. В этой статье автор позволил себе умышленно уклониться от истины и исказить факт вмешательства Киевского полицмейстера в речь упомянутого Голубева, причем выступления полковника Скалона, поставленного в необходимость приостановить бестактную речь автора заметки, изображено нарочито в карикатурно-ложном виде. За подобные ложные, волнующие население статьи ответственные редакторы периодических изданий обычно подвергаются ответственности в виде денежного взыскания, с заменой, при неуплате, соответствующим арестом. В данном случае редактором «Двуглавого орла» состоит священник и я затрудняюсь применить к нему обычную меру административного воздействия. Сообщая об изложенном Вашему Высокопреосвященству, позволяю себе обратить Ваше внимание на указанную деятельность о.Синькевича, тем более предосудительную и опасную, что высокий священнический сан его особенно импонирует на читателей, имею честь покорнейше просить, Владыко, не признаете ли Вы возможным оказать Ваше мощное воздействие на упомянутого Пастыря, внушив ему необходимость воздержаться от подобной деятельности». (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.4-5)

За рапортом от 30.04.1912 г. следуют еще два, комментирующие каждый последующий номер «Двуглавого орла». В бумаге от 6 мая 1912 г. значится: «...В дополнение к письму моему препровождаю при сем Вашему Высокопреосвященству подвергшийся конфискации Временного Комитета по делам печати N 71 газеты «Двуглавый орел», в котором допущено искажение истины о назначении министром Внутренних Дел, по просьбе Киевского патриотического Общества Молодежи «Двуглавый орел» расследовании - «О произвольных действиях чинов Киевской администрации», а также помещен ряд статей «Курьезная действительность», «Запуганная полиция», дискредитирующих престиж власти...» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.6-7).

В письме губернатора от 13 мая 1912 г. содержится констатация того, « что редактор газеты «Двуглавый орел» священник Феодор Синькевич, за помещение в N 72 означенной газеты от 13 сего мая, статей под заглавием « На «военном положении» и «Задача», подходящих под действие п. 3 обязательного постановления Генерал-Губернатора, постановлением моим, сего числа состоявшемся подвергнут в административном порядке штрафу в размере 250 р. с заменой в случае неуплаты арестом на полтора месяца» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.7-8).

После трех докладов губернатора дело против Синькевича было пущено в оборот Им занялась Консистория, вывод которой был следующим: «Священник Феодор Синькевич, настоятель Киево-Макариевской церкви, занимает значительный по населению приход (более 1500 душ). Прихожане, большей частию бедные и малоразвитые, требуют особенно ревностного внимания и отеческой попечительности пастыря. Между тем священник Синькевич состоит председателем Общества молодежи («Двуглавый орел») и естественно отвлекается от исполнения прямых обязанностей. В виду сего Консистория находит желательным и даже необходимым, чтобы священник Синькевич освободил себя от Председательства в упомянутом Обществе и посвятил себя исключительно пастырским заботам о вверенных его попечению духовных чадах многолюдного, бедного и в духовном отношении малоразвитого прихода» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф. 127, о.790, д.172, л.9-10).

В мягкой и обтекаемой форме о. Синькевичу дали понять о необходимости устраниться от общественной жизни города. 10.06.1912 г. он подает рапорт о сложении с себя обязанностей председателя ПОМ «ДО».

Однако, это был не конец его преследований. 20 июня 1912 г. митрополиту Флавиану вновь поступает письмо от губернатора Гирса, содержащее информацию о паломнической поездке группы патриотически настроенной молодежи во главе с Ф.Синькевичем в Почаев. «И.д. Волынского Губернатора уведомил меня об инциденте, имевшем место 20-28 минувшего мая в м.Почаеве при посещении последнего Киевскими паломниками - членами патриотического общества молодежи «Двуглавый орел» во главе с председателем этого общества священником Синькевичем. Как видно из сообщения, прибывшие со священником молодые люди вели себя в Почаеве настолько вызывающе по отношению к еврейскому населению, что местные евреи, встревоженные возникшими слухами о возможности погрома обратились к кременецкому исправнику с телеграммой, прося защиты. Для более успешного достижения цели местный полицейский надзиратель обратился к председателю названного общества священнику Синькевичу с просьбой повлиять на молодежь, но последний, к сожалению, не только не оказал просимого содействия, но и принятые уже надзирателем меры отнес к неправильным действиям его по службе и обвинил в принадлежности к левым организациям» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.790, д.331, л.1-2).

Затем, по объяснению губернатора, прибывший урядник якобы предлагал Синькевичу воздействовать на молодых людей, чтобы они прекратили распространение изданий «Двуглавого орла» о ритуальных убийствах, а также перестали настраивать народ против евреев. 28 мая 1911 г. - по словам Губернатора, «в церкви Почаевского Свято-Духовского скита, по окончании отслуженной им панихиды, в присутствии всех бывших в храме, будучи в облачении и с крестом в руках, оскорбил того же надзирателя, обращаясь к нему на «ты» и назвав «подлецом» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.790, д.331, л.3-4).

Губернатор вновь требует от Синькевича прекращения деятельности, направленной на возбуждение в руководимой им молодежи и вообще в коренном русском населении враждебного отношения к инородцам.

В объяснительной записке о.Федор основательно разбирает каждый пункт обвинения и не оставляет камня на камне от доводов Губернатора. Приведем лишь некоторые интересные места из его объяснения: «Господин начальник края отнесся ко мне с совершеннейшей благосклонностью и удостоил меня братского целования, так что в каком-либо неодобрении моих действий едва ли может быть речь. Лишь два дня спустя, во время нахождения моего в Почаевской лавре, местный полицейский надзиратель имел со мной разговор в квартире о. Наместника за чаем. Разговор этот носил частный и неслужебный характер и касался опасений евреев, заявленных полиции и их неудовольства продажей «Двуглавого орла». Но эти опасения были совершенно неосновательны, хотя в Почаеве и в самой лавре было большое скопление христиан, среди которых были и евреи, держащие себя вызывающе, однако ни один волос не упал с головы инородцев. И сие произошло потому, что христиане были в благоговейном и молитвенном настроении, которое и являлось лучшей охраной добра и порядка, несмотря на неосторожно-вызывающее поведение евреев, дерзнувших вопреки закону проникнуть вглубь церковной ограды, к самому входу в храм.

Что же касается происшедшего в скиту, то туда прибыла небольшая группа лиц, которая с чувством глубокого благоговения молилась в церкви. Появление при таких условиях наряда полиции в ските и вхождение надзирателя со стражником в церковь обстоятельствами не вызывались... Что же касается неодобрения начальником края моей деятельности, то указанный неодобренный факт возбуждения мною одной части населения против другой, никогда не имел места. Изложение обстоятельств ритуального убийства отрока Гавриила есть простое напоминание исторического события, которое в свое время было удостоверено гражданским судом и освящено Православной Церковью, причислившей онаго мученика к лику святых». Далее он пишет, «что полицейского надзирателя ни вне храма, ни тем более в храме подлецом не называл и, вообще, никаких бранных слов по его адресу не произносил, да и не мог произнести, так как ругательства считаю несовместимыми с достоинством священного сана». (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.790, д.331, л.5-6).

Несмотря на недоказанность обвинений о. Синькевичу пришлось дать подписку о том, что он обязуется не возбуждать в народе враждебного отношения к евреям.

Наступил 1914 год, ознаменовавшийся началом военных действий на фронтах Первой мировой войны. Многие члены Патриотического Общества Молодежи «Двуглавый орел» ушли на фронт, что лишний раз доказало искренность и чистоту их убеждений. Практически сразу же погибает в бою с австрийцами прапорщик В.С. Голубев, тело которого было привезено в Киев и погребено в ограде Флоровского монастыря.

Ф.Н.Синькевич тяжело переживал потерю друга и единомышленника. Считая, что лучшей памятью товарищу будет продолжение уже начатого дела, он продолжает участие в деятельности общества «Двуглавый орел», организуя паломнические поездки.

К 1916 г. он уже простился с Юрковицей (в 1915 году он был определен вторым священником в Вознесенскую церковь на Байковом кладбище). Вместе с дьяконом Бутвиненко он активно занимался вопросами благоустройства кладбища и являлся уполномоченным Киевского епархиального попечительства о бедных духовного звания по ведению переговоров с владельцами могил.

1917 год принес смуту не только в общественную, но и в церковную жизнь. Рушились вековые устои. Новшества в управлении, инициированные революционным Синодом вносили раздор в приходскую жизнь. По указу Консистории, основанному на Постановлении Временного Правительства, в Киеве были проведены выборы приходских советов. 15 августа 1917 г. в Вознесенской церкви, в присутствии 200 человек, прихожане избрали председателем приходского совета священника Ф.Н.Синькевича. Это вызвало протест революционно настроенных личностей. От Байковского исполнительного комитета благочинному II округа поступило заявление: «Препровождая при сем заявление группы граждан о неправильном выборе в Приходской Совет, Исполнительный Комитет вполне солидарен с группой подписавших заявление и считает выборы неправильными. Обращаюсь с просьбой кассировать выборы и сделать распоряжение о производстве новых» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.45, д.600, л.67-68).

Кроме того, в дополнение к заявлению поступает еще одна бумага, подписанная некой секретаршей исполнительного комитета Байковой горы и Забайковья А.Демьяновой. Опираясь на определение Синода, она по пунктам разбирает несостоятельность произведенных выборов. Наибольший интерес представляет «опус» председателя Исполкома Попова. Приведем его практически полностью. «21 сего августа в Свято-Вознесенской церкви священником Синькевичем было устроено или собрание, или митинг, или просто случайное молебствие. А по-моему он скомкал все - молебствие, собрание и митинг. После совершения краткого молебствия священник Синькевич вынул из кармана несколько листов бумаги, сложенных пополам, и со вступительным словом он обратился к прихожанам, разъясняя программу деятельности приходских советов, он совершенно не коснулся существенного, а остановился исключительно на том, что он избран председателем совета. Программу же развивал чисто монархического взгляда как председатель редакции двуглавого орла, когда же я попросил у него слова для разъяснения определения Св.Синода, он категорически отказал и бросил несколько возбуждающих слов к прихожанам, которые подняли целый скандал в церкви. Когда же я объяснялся с отцом настоятелем Пимоненко, он заявил, что собрание назначено в конторе кладбища, а не в церкви. На основании вышеизложенного, прошу расследовать и поставить на вид о.Синькевичу, потому что он не только меня, но и всю паству восставил против себя. Сообщаю вместе с тем, что это будет доведено до сведения солдат и рабочих депутатов» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.45, д.600, л.68-69).

Архивные данные свидетельствуют, что причт Вознесенского храма в своем заявлении заменяющему благочинного II округа священнику Григорию Соболеву, аргументировано раскрыл всю клеветническую сущность так называемого «протеста» по поводу состоявшихся 15 августа 1917 г. выборов. Подписавшийся председатель Исполкома Попов, хотя и являлся прихожанином Вознесенской церкви, поскольку жил на территории ее прихода, никогда в ней не бывал и никакого отношения к ней не имел. Кроме того, на митингах и собраниях он выступал в качестве открытого противника церкви и духовенства вообще... Секретарь же Попова - Демьянова в 1917 г. была в возрасте 18 лет, поэтому не имела даже права участвовать в выборах Приходского совета. Полулегальный характер протеста «...он представляет собой какую-то «копию», выражавшую протест против выборов» (Центральный Государственный Исторический Архив Украины, Ф.127, о.45, д.600, л.69), не подтвержденного подписями прихожан и его направленностью против Федора Синькевича заставляет задуматься о наличии «определенного заказа» травли известного священника.

Последнее упоминание об о.Федоре мы находим на страницах Киевского Православного Вестника 1918 г. Его подпись значится под Посланием священников и миссионеров Киевской епархии, собравшихся на месячный съезд в Киеве от 3 (16) октября. Съезд затронул целый ряд актуальных вопросов церковной жизни - проблему образовательного уровня пастырства, причины перехода в католичество, униатство, сектантство, организацию приходской миссии, проповедничество.

В 1919 г. вместе с семьей он навсегда покидает Киев, понимая, что в большевистской России, где все прежние идеалы растоптаны и попраны, он жить не сможет. Преодолев многие трудности он оказался вместе со старшим сыном Александром в Крыму, а впоследствии эвакуировался с армией генерала Врангеля в Югославию, где с 1921 по 1923 гг. был настоятелем церкви в г. Нови-Сад. Здесь было создано Общество попечения о духовных нуждах русских беженцев, приходское Благовещенское Братство, председателем которых был о. Ф.Н.Синькевич. Тогда же он был избран членом Епископского Совета РПЗЦ и награжден митрой, став первым митрофорным протоиереем в эмиграции.

Кроме того, наряду с И.А.Аносовым и А.И.Поповым о. Федор был избран членом Коллегии по делам Русской Православной Церкви и просвещения в составе Лиги Русских Офицеров. Коллегия ставила перед собой далеко идущие цели, в частности, освобождение Украины от власти большевиков. «Коллегия ставила перед собой задачи изучения положения церкви и просвещения в Советской России и за рубежом, защиты интересов Русской Православной церкви за границей, объединения русских педагогов и сбережения их для будущей России, предотвращение денационализации подрастающего поколения, сохранение чистоты русского языка» (Косик В.И. Русская церковь в Югославии (20-40-е гг. 20 века) - М. - 2000, с.107).

С 1924 по 1934 г. семья о. Федора находилась в постоянных переездах. В городе Белая Церковь располагался кадетский корпус, где учились сыновья Ф.Синькевича. Здесь о.Федор служит в церкви Иоанна Крестителя и организует при ней «Пастырские курсы». В 1928 г. о. Федору предложили место настоятеля церкви в г. Земун под Белградом, куда он и переехал, оставив семью в Белой Церкви.

В 1933 г. старший сын о. Федора Александр был назначен архимандритом и начальником Духовной миссии в Иерусалиме и отправился в Святую Землю. Сюда, в Палестину, в 1935 г. переезжает и о.Федор, а в 1937 г. - его жена с младшим сыном Михаилом. В Иерусалиме в 1946 г. о.Феодор окончил свой жизненный путь.



Основные вехи жизненного пути протоиерея Федора Синькевича

26.10.1876 - родился в семье священика Покровской церкви села Цветна Чигиринского уезда Киевской губернии
1890-1897 - учеба в Белоцерковской классической гимназии
1897- брак с дочерью урядника Марией Николаевной Томасевич (22.10. 1880 г.Белая Церковь (Киевская губерния) - 1969 г. Лос-Анжелес (США), Сербское православное кладбище)
1897-1900 - учеба на медицинском факультете Киевского Университета Св. Владимира
1900 - 20.03.1904 - учеба на историко-филологическом факультете того же учебного заведения
6.08.1904 - рукоположен в дьяконы
8.08.1904 - рукоположен в сан иерея
24.07.1904 - 4.08.1906 - настоятель Николаевской церкви села Лука Киевской губернии
4.08.1906 - 20.08. 1909 - заштатный священник
15.06.1906- 1909 - учеба в Киевской духовной академии
20.08.1909 - 19.10.1909 - второй священник Демиевской Вознесенской церкви
19.10.1909 - 7.10. 1915 - настоятель Макарьевской Юрковецкой церкви
7.10.1915 - 10.11. 1919 - второй священник Вознесенской церкви на Байковой горе
1919-1921- пребывание в Крыму в армии генерала Врангеля
1921 - 1923 - настоятель церкви в г. Нови-Сад (Югославия)
1924-1928 - настоятель церкви Иоанна Крестителя в г. Белая Церковь (Югославия)
1928-1935 -настоятель церкви в г. Земун (Югославия)
1935-1946 - проживает в Иерусалиме (Палестина)
15.04.1946 - скончался в Иерусалиме и погребен на кладбище Елеонского монастыря РПЗЦ

Труды:

Обращение к духовенству. Киев, 1907;
Слезы текут из очей... Стихотворение. Киев, 1907;
Слово пастыря. Киев, 1907;
Проповедь на Евангелие от Матфея гл. 8, ст. 5-12, произнесенная в Софийском соборе в 1911 г. Киев, 1911;
Поучение в день Вознесения Господня. Киев, 1916;
Паломничество в Чернигов. Киев, 1916;
Слово пастыря перед панихидой по случаю 300-летия со дня кончины народного героя Козьмы Минина. Киев, 1916.

Дети:

Ольга (род. 02.09. 1899)
училась в Киевской женской гимназии Св.Ольги
Георгий (род. 15.03.1901)
1911-1918 - учеба в VI гимназии г.Киева
1921-1926- учеба в Кадетском корпусе в г.Белая Церковь (Югославия)
Александр (в монашестве Антоний) (19.11.1903 г. Киев - 7.08.1996 г. Лос-Анжелес (США))
1913-1919- учеба в VI гимназии г.Киева
1921-1926 -учеба в Кадетском корпусе в г.Белая Церковь (Югославия)
1926-1930 - учеба на богословском факультете Белградского университета
1930 - принял монашество и рукоположен в сан иеродьякона
1933 – рукоположен в сан иеромонаха
1933(1937)-1951 -архимандрит, начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме
6/19.08.1951 -хиротония во епископа Лос-Анжелесского
1961 -архиепископ
1962 - архиепископ Лос-Анжелесский и Техасский
1971 - архиепископ Лос-Анжелесский и Южно-Калифорнийский
25.07/7.08.1996 - скончался

Сергей (род. 25.09.1905)
1921-1926 -учеба в Кадетском корпусе в г.Белая Церковь (Югославия)
1948- с женой и двумя детьми приехал в Лос-Анжелес (США)

Константин (род. 1912)
учеба в Кадетском корпусе в г.Белая Церковь (Югославия)
40-е годы - управляющий кофейной плантацией в Абиссинии (Эфиопии)
1958 - с женой и 5 детьми переехал в Лос-Анжелес (США)
до 25.01.2001 - проживал один в Сан-Франциско (США)
с 25.01.2001 - переехал на Юг Калифорнии к дочери

Михаил (род. 1926)
1950 - в Австралии
Тимур Валерьевич Кальченко, кандидат экономических наук, доцент Киевского национального экономического университета


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме