Стихи Ивана Бунина год 1914. В творческой мастерской поэта. Часть 1

Алексей Смоленцев 
0
05.10.2016 345

В настоящей работе внимание Алексея Смоленцева сосредоточено на одном из художественных сегментов поэтического наследия И.А. Бунина - «Стихах Бунина 1914 года». Автор обозначает ряд признаков, характеризующих целостность объекта, расширяет представление о литературных источниках, предшествующих созданию объекта, и уточняет их. Также в статье обозначены некоторые научные проблемы, возможные к осмыслению при дальнейшем исследовании объекта. К публикации предложен сокращенный вариант исследования.

Стихи 1914 года как целостный исследовательский объект

Основанием для заявленной гипотезы о целостности объекта исследования служит ряд признаков, внешних и внутренних («видимых и невидимых» [6, т.9, 419]), характеризующих обособленность (локализацию) объекта в различных исследовательских форматах (полях).

(1) Объект локален во времени, два вдохновенных («вдухновенных» в Библейском смысле) дня. 10 марта (Капри) - два стихотворения: «Господь скорбящий», второе - «Иаков». И 24 марта (Рим): «Магомет и Сафия», «Плакала ночью вдова...», «Тора» и «Новый Завет» [6, т.1, 365-368]. Других стихов 1914 года у Бунина - нет. Конкретизируем наименование объекта: Стихи-1914.

(2) Объект локален в пространстве: Бунин, Вера Николаевна и Н.А. Пушешников в последнюю неделю марта 1914 года уехали с Капри. 9/22 марта Бунин писал В.С. Миролюбову еще с Капри, а письмо Ф.И. Благову от 25 марта/7 апреля отправлено уже из Рима (С. 206) [1, 206]. Географически - это Италия.

(3) Объект локален в метафизическом пространстве (отмечено О.А. Бердниковой): «стихотворения "Иаков", "Плач ночью" ("Плакала ночью вдова..."), "Господь скорбящий" и "На пути из Назарета" ("Новый Завет") были опубликованы в "Русском слове" 6 апреля 1914 года в день празднования Пасхи, то есть были представлены публике как Пасхальные тексты, написанные в русле духовной поэзии» (Письма, 1904-1919, с.685). Их содержание действительно отражало, с одной стороны, состояние скорби и покаяния, а с другой - радостное спасительное, пасхальное чувство победы над скорбью и смертью» [3, 117]. Таким образом, метафизическая локализация объекта, как и все в метафизике, глубоко символична. Время создания Стихов-1914 - это время Великого поста. Публикация (итог воплощения творческого явления, четырех из шести стихотворений, в жизнь) - день празднования Пасхи.

(4) О текстологической - «стихи, вызванные литературным источником» - локализации объекта пишет Т.М. Двинятина: «не только "Иаков", но и следующее написанное Буниным стихотворение "Господь Скорбящий" является переложением изложенной в "Агаде" притчи (она так и называется "Господь Скорбящий") - о разрушении Первого Иерусалимского Храма» [9, 23]. В ссылке исследователь добавляет: «Влияние "Агады" скажется и на написанных в конце марта в Риме стихотворениях "Тора" и "Плакала ночью вдова..." (тогда же, но, очевидно, из другого источника - "Новый Завет" и "Магомет и Сафия")» [Там же].

Полагаем, что целый ряд высказываний Т.М. Двинятиной, в приведенной краткой цитате, требует уточнения. Во-первых, применительно к книге «Агада» [7] возможно обозначать содержательную часть как «притча», но корректней уточнить: «притча в иудаизме» - «мидраш» [15]. Во-вторых, очевидная неточность: мидраш «V. Господь Скорбящий» [7, 195] расположен в разделе «Агады», имеющем наименование «Разрушение Второго храма» [7, 183-199], здесь же и мидраш «VII. Скорбь о Сионе» [7, 197]; раздел «Разрушение Первого храма» [7, 135-150] также есть в «Агаде», без уточнения «Иерусалимского», для «Агады» подобное уточнение - избыточно. В-третьих, удивляет легкость, с которой исследователь определяет творческий метод Бунина как «переложение».

Отметим, что более раннее, из доступных нам источников, указание на принцип обращения И.А. Бунина к книге «Агада» как к материалу для творчества отмечено Еленой Слоним. Обращаясь к стихотворению «Да исполнятся сроки» (1916) Е. Слоним заключает: «Вторая строфа стихотворения использует символику средневекового еврейского мидраша (комментария) к книге «Бытие» (...) (Агада (...) Очевидно, что Бунин читал её внимательно. Его «Плач о Сионе» 1925 года - точное поэтическое переложение фрагмента этой книги)»[12].

Т.М. Двинятина и Е. Слоним определяют творческий метод Бунина в работе с литературным источником «Агада» как «переложение». С этим нельзя согласиться. Принимая как объективный результат исследования указание на источник («Агада») четырех из шести (по Двинятиной) Стихов-1914, отметим, что определение творческого метода - это не сфера текстологии. Соответственно, наряду с разысканиями о «литературном источнике», требуются столь же объективные научные основания определения творческого метода, в отличие от простой констатации: «переложение». Отсюда, следующий, и в нашей трактовке - один из основных - (5) критерий локализации объекта: творческий метод. Интересна отсылка О.А. Бердниковой к стихотворению «Плакала ночью вдова...» и авторская характеристика, некоторые замечания Бунина, о собственном творческом методе: «Сравнения, всяческие одушевления всегда должны диктоваться величайшим чувством меры и такта, никогда не должны быть натянуты, пусты, «красивы» и т.д. Кроме того, я почти всегда очень точно говорю то, что говорю, и до смерти буду учиться этому» (Письма, 1905-1919) [3, 84-85]. Сравним: «éже писáхъ, писáхъ» (Ин. 19:22). Четкость слога и интонация - сопоставимы.

Казалось бы, чего проще, дать отсылку к источнику, если бы речь шла о простом «переложении» текста «Агады», но Бунин этого не делает. Поэт берет всю ответственность на себя и свидетельствует о своем творческом методе. Поэт говорит «всегда очень точно», поэтому следует искать не иносказания, а смысл высказывания.

«Агада»:

«"Плачет и плачет она". (Столица Иудейская) (2.1), (3). Плачет она - и Господа (2.2) заставляет плакать вместе с нею. Плачет - и Ангелов Служения(2.3) плакать заставляет. Плачт - и небеса и землю(2.4) плакать заставляет. Плачет - и горы и равнины (2.5) плакать заставляет. "Плачет она по ночам". Голос плачущего ночью более отчетливо слышен. Когда человек плачет ночью, звезды и планеты плачут вместе с ним. Человек, который слышит ночью голос плачущего, невольно и сам плакать начинает (1). Был такой случай. У одной женщины(2.6), жившей в соседстве с рабан Гамлиелем, умер сын, и она не переставала рыдать всю ночь. Слышал р. Гамлиель рыдания ее, и пришло на память ему разрушение храма. И заплакал он(2.7), и плакал не переставая всю ночь, пока ресницы не выпали у него. Назавтра, узнав об этом, ученики выселили ту женщину из соседства р. Гамлиеля (Разрушение Второго Храма, VII. Скорбь о Сионе)[7, 197].


Бунин:

Плакала ночью вдова (2.1), (3):

Нежно любила ребенка, но умер ребенок.

Плакал и старец-сосед (2.7), прижимая к глазам рукава,

Звезды светили , и плакал в закуте козленок (2.8).

Плакала мать (2.6) по ночам.

Плачущий ночью к слезам побуждает другого (1):

Звезды слезами текут с небосклона ночного,

Плачет Господь (2.2), рукава прижимая к очам [4, 113].

1-1 Основная мысль, из которой рождается образ Плача.

Человек, который слышит ночью голос плачущего, невольно и сам плакать начинает (Агада) / Плачущий ночью к слезам побуждает другого (Бунин).

Основная мысль «заимствована», это очевидно.

2-2 Субъекты Плача.

У Бунина появляется новый субъект плача - «козленок» (2.8). В Библейском контексте (Традиции) - «И сказал Господь Моисею, говоря: когда родится теленок, или ягненок, или козленок, то семь дней он должен пробыть при матери своей, а от восьмого дня и далее будет благоугоден для приношения в жертву Господу» (Левит, 22:26-27).

Очевидно, что при «заимствовании», простом «переложении», появление нового субъекта, столь символичного, исключено. Сравним: «Закланный ветхозаветный агнец является жертвой Богу за еврейский народ (...) В Новом Завете Христос, Агнец Божий, приносит Себя на Кресте в Жертву за грехи всего человечества» (Ветхозаветные прообразы новозаветных событий)[11, Основы].

Явление нового субъекта «козленок» не раскрывается в контексте «Агады», но раскрывается в контексте Библии, Стихов-1914 и «новозаветных событий».

(3) Образ «вдовы» - символ в контексте Библии. Образ «вдовы» отсутствует в «Агаде» и является одним из опорных смысловых феноменов у Бунина. Один этот факт опровергает версию «переложение». Поясним.

«Плачет и плачет она». (Столица Иудейская) («Агада») / Плакала ночью вдова (Бунин).

Второй строкой стихотворения - «Нежно любила ребенка, но умер ребенок» - Бунин отсылает нас даже не к Книге Библии Плaч Иеремии, но (!) к Толкованию - в святоотеческой традиции, в критериях православного миропонимания - Библии. Сравним: «Плч.1:1. Как одиноко сидит город, некогда многолюдный! он стал, как вдова; великий между народами, князь над областями сделался данником». Иерусалим теперь одинок, как бездетная вдова» (Лопухин, Толкование на книгу Плaч Иеремии) [11, Лопухин].

В «Агаде» - Столица Иудейская и параллель «женщина», у которой «умер сын».

У Бунина - «Вдова» («Столица Иудейская») - Библейский смысл, которого нет в притче, но еще и - «бездетная вдова», смысл, открывающийся в Православном толковании Библии. Сравнение с «бездетной вдовой» принадлежит не Библии, а проф. Лопухину, но в точности соответствует «духу» Библии. В поэтическом смысле «бездетная вдова» - предел одиночества, скорби, двойное одиночество - и вдовство, и бездетность.

Что же касается самого предмета в споре, цитируемом О.А. Бердниковой: «Я толкую это в том смысле, что звезды уподобляются слезам Господа, Который проливает их, и они текут по небосклону» («Известный критик Ф.Д. Батюшков в письме Бунину»)[3, 84-85], «Марья Вал. Ватсон утверждает, что плачут сами звезды и их-то слезы текут по небосклону» [Там же]. Так что же происходит на небосклоне: «текут» ли сами звезды? «текут» ли слезы из звезд (и это! о стихах Бунина)?

Недаром, Бунин отметил: «всегда очень точно говорю то, что говорю». В 4-й строке сказано: «звезды светили и плакал... козленок», в 7-й строке «звезды слезами текут». Точный смысл образа, следующий: что есть звезды? Звезды - это свет, «течет» ли свет с небосклона? - «Течет», безусловно, «льется» даже, можно сказать, но для того, чтобы свет «тек», звездам не обязательно двигаться, достаточно - мерцать. Это пример простой и точной логики, по преимуществу свойственной творческой манере Бунина, и явственной, если читать «медленно и погружено» (Ф. Степун)[13, 102].

И еще, надо обратить пристальное внимание на знаки препинания. Плакала вдова - «двоеточие» - названа «причина» плача (умер ребенок) «точка» (высказывание завершено). Второй источник плача (старец-сосед) «запятая» образ плача (прижимая к глазам рукава) «запятая» (! высказывание не завершено) образ плача получает дальнейшее развитие: звезды светили - (это не самостоятельная деталь, это развитие образа плача, и - «запятая», тому свидетель) - «запятая» обозначено место третьего плача (закут) и третий источник плача (козленок) «точка». «Пробел» между строфами, говорит о том, что в стихотворении - две самостоятельные части (не значит не связанные, но - самостоятельные), «пробел» говорит о том, что вторая строфа, являясь естественным продолжением первой, претендует и не на «продолжение» смысла, но на «новый» смысл. «Пробел» заставляет, требует обратить внимание на источник плача (смену? источника плача), «плачущая вдова», потерявшая ребенка - это один смысл, и другой смысл - «плачущая мать» - «точка», высказывание завершено, причина плача не указана; (Плачущий ночью к слезам побуждает другого) «двоеточие» (здесь поистине «говорящий» знак не препинания, а воскрешения смысла) показано, как это «призывание» происходит: образ плача (звезды текут) «запятая» Источник плача (Плачет Господь) «запятая» образ плача (рукава прижимая).

Отсюда: вдова - это Ветхий смысл; мать - это Новый смысл. Переходный образ от Ветхого к Новому решен в святоотеческом ключе (православном миропонимании) через образ Жертвы (козленок, Агнец, Сын Божий). Вспомним «закут», место плача козленка. И «ясли» - «и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк.2:7).

Таким образом, предположение О.А. Бердниковой о стихотворении «Плакала ночью вдова...»: «в образе плачущей по ночам матери и вселенском плаче явно просматривается евангельская аллюзия на Скорбящую о сыне Богоматерь» [3, 84], - получает достаточные обоснования, чтобы быть переведенным в область фактов.

Вчитавшись сейчас в строки Бунина, мы не могли не ощутить, что поэзия и поэтическая образность стихотворения самоценны у Бунина. Поэтический авторский артистизм, реализованный в стихотворении, настолько самостоятелен и оригинален, что делает незначимым с точки зрения художества литературный источник. Именно поэтому Бунин, с его щепетильной приверженностью к соблюдению «добрых литературных нравов» [2, 19], не указывает источник. Ибо источник в данном случае не «Агада», а Библия, да еще и взятая не в ограниченном «ветхом», а в полном, естественном для православного миропонимания формате. Отсылка к Библии избыточна, Библия - это естественный контекст творчества.

По одному из шести стихотворений Стихов-1914, конечно, нельзя говорить о единстве творческого метода. Но в пределах понятия творческий метод выявляется такой признак целостности объекта стихи-1914, как лексический ряд.

Стихи-1914 характеризуются сквозным лексическим и «атмосферным» (от атмосфера стихотворения [14]) рядом: «Господь Скорбящий» - «погибли», «потушил светильники», «скорбь», «завешу тьмою», «потушу в ней солнце», «Смерть», «плакал»; «Иаков» - «ночевал», «ночь», «гасите все огни», «гасить светило дня»; «Магомет и Сафия» - «сквозь слезы, не стирая слез»; при этом Сафия - одна из жен, но и пленница; «Плакала ночью вдова...» - сквозная тема - «плач» вдовы, матери, старца, козленка, плачет небо, плачет Господь; «Тора» - «грохот», «гром», дрожь», «мешалось солнце с тьмой, основы скал дрожали», «белый огонь», «черный огонь»; «Новый Завет» - «С Иосифом Господь беседовал в ночи» (здесь отзывается беседа в ночи с Иаковом «Иаков»), «нищая вдова, что плачет в час ночной о муже и ребенке» (здесь отзывается стихотворение дословно: «Плакала ночью вдова...»). «Новый Завет» не просто завершает Стихи-1914, он «суммирует» их: «Так проливает мир кровавых слез потоки»; «слезы», «плач» - сквозная лексическая тема всего цикла, даже «игрушечного», вроде «Магомет и Сафия». В противопоставление ветхому «грохоту» и «грому» («Тора») - «благоволение», «тишина» («почивала», то есть вокруг глубокая тишина, и впереди - «тихий Назарет») «Нового Завета».

Гипотеза о целостности объекта Стихи-1914, подтверждена рядом признаков целостности и имеет право на существование. В выводах можно было бы пойти дальше и «открыть» не обозначенный и неисследованный «лирико-эпический цикл» Бунина - Стихи-1914. Но «идти дальше» нам не позволяет сам автор, включивший в «Избранные стихи» [4, 112-113] и в Собрание сочинений издательства «Петрополис»[5, т.IV, 201-202] только два из шести Стихов-1914: «Магомет и Сафия», «Плакала ночью вдова...». Однако приобретение более, чем потеря; кажущееся противоречие - меж очевидной целостностью объекта Стихи-1914 и авторской волей, избирающей (для «Избранного») лишь два стихотворения - выводит нас к научной проблеме, более оригинальной, чем расследование содержания отдельных творческих изделий. Здесь открывается возможность войти в творческую мастерскую поэта, расследовать содержание атмосферы, царящей в творческой мастерской, открыть законы, ее созидающие, иными словами - принципы творческой работы Бунина, не на первом авторском уровне, уровне создания произведения, а на следующем более высоком и таинственном уровне - редакция собственного художественного мира (!).

Косвенно об этом говорит Т. М. Двинятина: «В 1952-1953 годах (...) Бунин просмотрел ПСС и Петрополис. Он отметил, какие произведения следует взять в его будущее собрание, а какие нет, дал библиографические указания о первых публикациях, уточнил датировки и, главное, выправил тексты для того издания, которым хотел бы остаться в русской литературе. Приходится признать, что такого издания до сих пор нет»[10, 359].

Проблема, которую мы обозначаем, состоит в следующем: у Бунина есть два художественных мира. Один сформирован «стихийно» в процессе жизни и творчества. Второй художественный мир - это отредактированный «мир первый», «мир стихийный». Буниноведение тщательно работает с «первым миром» и практически, - разве что попутно, - не обращает внимания на «второй мир». Но как раз во «втором мире» и находится «ключ» (возможно, что и - «золотой») к пониманию творческого феномена Бунина.

Загадка Сафии

Мы предполагаем, что стихотворение «Магомет и Сафия», так же, как и четыре отмеченные Т. Двинятиной стихотворения, имеет источником книгу «Агада».

МАГОМЕТ И САФИЯ

Сафия, проснувшись, заплетает ловкой

Голубой рукою пряди черных кос:

«Все меня ругают, Магомет, жидовкой», -

Говорит сквозь слезы, не стирая слез.

Магомет, с усмешкой и любовью глядя,

Отвечает кротко: «Ты скажи им, друг:

Авраам - отец мой, Моисей - мой дядя,

Магомет - супруг» [4, 112].

Предположительно, источником стихотворения, с важным уточнением: источником - формы, композиции поэтической структуры, мог послужить следующий фрагмент мидраша:

«Агада»: «Сбегала Серах в шатер за цитрой, пришла к Иакову и, сев у ног его, стала перебирать струны цитры и сладким голосом своим запела (...) «Он жив!/Он жив и славен,/В стране далекой, Твой сын Иосиф,/Твой сын и дядя мой!..» (Праотцы, XII. Братья Иосифа в Египте)[7, 46].

Отметим, что в разделе «Агады» «Праотцы» мидраш «I. Авраам», мидраш «IX. Иаков», следующий раздел «Рабство и Исход» говорит о Моисее, в частности, мидраш «II. Рождение и воспитание Моисея».

Формальные параллели очевидны, как очевидно и то, что источник сюжета «Магомет и Сафия» - вне пределов «Агады».

Дело в том, что с сюжетом, воскрешенном в стихотворении «Магомет и Сафия», Бунин был знаком раньше. Смотрим его стихотворение «Гробница Сафии» (1903-1905)[6, т.1, 235]. Стихотворение интересно тем, что представляет не только чувственные впечатления, но и отсылает к литературному источнику - «Счастлив тот (...) чей прах (...) цветет легендами в веках». То есть поэт был знаком с «легендами» о Сафии, сюжет одной из них и вспомнился и реализовался в стихотворении «Магомет и Сафия» при «случайном» обретении источника формы в «Агаде». Знакомство Бунина с комментариями к Корану подтверждает О.А. Бердникова, анализируя стихотворение «Мекам» [3, 214]. Современные мусульманские источники конкретизируют упоминание сюжета о Сафии в книге ат-Табари [8].

«Иаков». - Не Ветхий, но Новый

При рассмотрении стихотворения «Иаков» вновь возникает основание для продолжения научной полемики с Т.М. Двинятиной. Исследователь (о стихотворении «Иаков») полагает: «Бунин, во-первых, контаминирует оба сюжета, что довольно часто встречается в его стихах и составляет одну из особенностей его поэтической манеры. Во-вторых, и это особенно важно для определения собственно источника текста, первая строфа является поэтическим переложением притчи, рассказанной в "Агаде"».

Посмотрим, так ли это.

«Агада»: IX. Иаков - «Иаков вышел из Вирсавии и пошел в Харан. - И остановился ночевать, потому что зашло солнце» (1). К одному царю приходил изредка его преданный друг. И царь говорил слугам (2): «Потушите светильники, потушите лампады; наедине я желаю беседовать с моим другом». И Господь повелел заблаговременно погасить (в подлиннике игра слов: «ki-wo haschemesch» - ибо зашло солнце, «kiwo haschemesch» - погасил солнце) солнечный диск, дабы втайне и задушевно говорить с Иаковым(3). «И взял Иаков из камней того места» - и сделал ограду для защиты от зверей. Заспорили камни между собою, которому из них послужить изголовьем. Этот говорит: «Я хочу, чтоб на мне покоилась голова праведника»; другой говорит: «На мне!» Чудесным образом все камни слились в одну сплошную плиту. «Увидел Иаков во сне: лестница стоит на земле, а верх ее касается неба, и ангелы восходят и сходят по ней». Это были духи-покровители четырех царств «пленения и изгнания» Израиля (4). / «И вот Господь стоит над ним». При появлении Всевышнего упорхнули духи, навевавшие на Иакова мрачные видения грядущих веков (4). И стоял Господь и, как добрая няня, опахивал лицо спящего. / Рав Исаак говорил: Всю землю Ханаанскую Господь свернул, как сворачивают свиток папируса, и, положив ее под изголовье Иакова, сказал: Землю, на которой ты лежишь, я отдам тебе и потомкам твоим» (Праотцы, IX. Иаков).

Бунин: ИАКОВ

Иаков шел в Харан и ночевал в пути,

Затем что пала ночь над той пустыней древней (1).

Царь говорит рабам (2): «Вот должен друг прийти.

Гасите все огни, - во мраке мы душевней».

Так повелел Господь гасить светило дня,

Чтоб тайную вести с Иаковом беседу (3),

Чтоб звать его в ночи: «Восстань, бори Меня -

И всей земле яви Мой знак, Мою победу!» (5)

Очевидно, что формат (4) из «Агады» не отражен в стихотворении, а формат (5) стихотворения не присутствует в мидраше. Тем не менее, в стихотворении мы видим «реализацию» двух событий жизни Иакова. Это отмечено и Т.М. Двинятиной: «Ветхозаветная основа стихотворения общеизвестна». Далее исследователь дает отсылки к текстам Библии: «Сон Иакова и Божие ему обетование» (Быт 28: 10-17) и «Иаков борется с Ангелом» (Быт. 32: 24-29). И далее, вывод о контаминации.

Но в «Агаде» контаминация двух указанных сюжетов отсутствует. В мидраше речь идет лишь о событии «Сон Иакова и Божие ему обетование» (Быт 28: 10-17).

Бунин, дает прямую отсылку к мидрашу, когда пишет «Харан» с одной «р», как в мидраше. В толковании Лопухина и в Синодальном переводе пишется «Харран». В Православном миропонимании существо этой главы, 32, состоит не в Богоборчестве, но в Благословении. Отсюда можно предположить логику поэтического движения всего цикла (в Православном миропонимании), был Иаков - стал Израиль. Была Тора - стал Новый Завет. Пламенники зажжены от Торы от первоначала Завета с Богом. Но обновлены Благословением Нового Завета.

Однако важнейший элемент - «контаминация» двух событий жизни Иакова - отсутствует в источнике, можно ли говорить о переложении?

Что касается формата (4) - «духи-покровители четырех царств «пленения и изгнания» Израиля (...) упорхнули духи, навевавшие на Иакова мрачные видения грядущих веков» (4) - очевидно, что формат не читается в контексте стихотворения, но прочитывается как необходимый элемент в контексте Стихи-1914 (пока отметим, в контексте хотя бы тех стихов, что мы разобрали «Плачь ночью»). Упомянутые в притче «мрачные видения» и «пленение и изгнание» как раз и станут реализацией (поводом) и Скорби, и Плача.

Так, контаминирует ли Бунин два упомянутых события жизни Иакова? - Нет (!). Бунин «заимствует» (условное обозначение) принцип контаминации этих событий. - Откуда?

Из Православного толкования глав книги Бытия: «При этом церковные учители и многие позднейшие толкователи христианские видели в этом Ангеле Ангела несотворенного - Ангела Иеговы (Сущего), ранее являвшегося Иакову при Вефиле (28 гл.) и в Месопотамии (36 гл.) и, по верованию Иакова, охранявшего его всю жизнь (Быт.48:16), Сына Божия» (А.П. Лопухин. Толковая Библия. Бытие. Глава 32).

Сравним: «Она пришла с ангельскими воинствами, ибо Она была предувиденной Иаковом лествицей (Быт, 28, 12-15), которую окружает множество ангелов. Вспоминая здесь лествицу Иакова, кто-нибудь мог бы удивиться: почему ангелы не остались на ней неподвижно, но непрерывно восходили и нисходили? Уразумевши же, что та лествица была прообразом Девы Марии, по слову церковной песни: радуйся мосте, к небесeм преводяй, и лествице высокая, юже Иаков видe (Служба Благовещению, стих 1 на «Господи воззвав»), - он поймет, почему ангелы не оставались на лествице неподвижными. Ибо в молитвах неусыпающая Богородица (Прим.: Выражение кондака Успению Пресвятой Богородицы) повелевает ангелам вместе с Нею непрестанно помогать людям: восходя к Богу, возносить молитвы людей, а нисходя - приносить им от Бога помощь и благодеяния (Слово на Покров Пресвятой Богородицы 01/14 октября. - «Жития Святых» Святителя Димитрия Ростовского; http://www.pravoslavie.ru/put/49246.htm ).

Для наших рассуждений это очень важно, потому что мы ищем единство объекта Стихи-1914, признаки целостности объекта. «Агада» соединяет только четыре стихотворения; мы определяем, что и пятое стихотворение, «Магомет и Сафия», как это не удивительно, тоже проходит по касательной к форме одного из мидрашей «Агады». Но «замысл» стихотворения «Новый Завет», в любом случае, расположен вне пределов «Агады». Значит, признак целостности в другом. В чем? Ответ пока предположительный: основа целостности объекта - православное миропонимание автора.

Список литературы

1. Бабореко, А. К. Бунин: жизнеописание / А. К. Бабореко. - М.: Молодая гвардия, 2004. - 457 с.: ил. - (Жизнь замечат. людей: сер. биогр. ; вып. 906),

2. Бахрах, А. Бунин в халате / А. Бахрах. - М.: Согласие, 2000. - 242 с.,

3. Бердникова, О. А. «Так сладок сердцу Божий мир...»: творчество И. Бунина в контексте христианской духовной традиции: [монография] / О. А. Бердникова. - Воронеж: Воронеж. обл. тип. - изд-во им. Е. А. Болховитинова, 2009. - 272 с.,

4. Бунин, И. А. Избранные стихи 1900-1925 / И. А. Бунин. Избранные стихи 1900-1925 ; Париж: 1929,

5. Бунин, И. А. Собр. соч.: В 11 т. / И.А. Бунин ; Берлин: Петрополис, 1934-1936,

6. Бунин, И. А. Собрание сочинений. В 9 т. / И. А. Бунин ; под общ. ред. А. С. Мясникова [и др.]. - М.: Художеств. лит., 1965-1967,

7. Бялик, Х. Н., Равницкий, И. Х. Агада. Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей / пер. с введ. С.Г. Фруга. - Одесса, 1910. - Переизд.: М.: Раритет, 1993. - 319 с.,

8. Гагиева, А. Аяты Корана и хадисы в стихах великого русского поэта

http://islam-today.ru/blogi/asya_gagieva/aaty-korana-i-hadisy-v-stihah-velikogo-russkogo-poeta/ - «В этом стихотворении упоминается история, когда Сафия подвергалась насмешкам и упрекам по причине ее происхождения. Ат-Табари в комментариях к Корану рассказывает об этом случае»,

9. Двинятина, Т. М. О некоторых очевидных и неочевидных источниках поэзии И. А. Бунина // Метафизика Бунина: Межвузовский сб. науч. трудов. - Воронеж: ВГУ, 2014. - С. 19-28.,

10. Двинятина, Т. М. Поэзия И. А. Бунина: Проблемы текстологии. I // «На меже меж Голосом и Эхом»: Сб. ст. в честь Т. В. Цивьян. - М.: Новое издательство, 2007. - С. 359-381,

11. Православная энциклопедия «Азбука веры» (http://azbyka.ru)

- Основы православия. Ветхозаветные прообразы новозаветных событий

http://azbyka.ru/katehizacija/osnovy-pravoslavija.shtml,

- Лопухин, А. П. Толковая Библия / профессор А.П. Лопухин

http://azbyka.ru/otechnik/Biblia/tolkovaja_biblija_30/1/,

12. Слоним, Е. Библейские мотивы в лирике И.А. Бунина / Литература, № 04 (532), - 2003-01-28 -, М.: ИД «Первое сентября» - 2003,

Электронный ресурс: http://lit.1september.ru/article.php?ID=200300406,

13. Степун, Ф. А. Встречи: Достоевский - Л. Толстой - Бунин - Зайцев - В. Иванов - Белый - Леонов [Электронный ресурс] / Ф. А. Степун. - Мюнхен: Товарищество зарубежных писателей, 1962. - 202 с.,

14. Смоленцев, А. И. «Ты приглядись, там не совсем темно...» (о некоторых аспектах религиозного символизма в творчестве И. А. Бунина) / А.И. Смоленцев // Метафизика И. А. Бунина: Межвузовский сборник научных трудов. - Воронеж: 2008. - С. 51-61.,

15. Энциклопедический словарь (2009), http://dic.academic.ru/dic.nsf/es/82559/МИДРАШ: «МИДРА́Ш (евр. «изучение», «толкование»), гомилетический (т.е. имеющий характер проповеди) литературный жанр в еврейской религиозной традиции (...) собрание отдельных текстов, образующих последовательный аггадический (не имеющий силы религиозно-юридической регламентации) комментарий к библейским книгам».

http://www.bogoslov.ru/text/5031162.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза».

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Алексей Смоленцев
«Веру декабрьским успеньем нам возвращал Патриарх...»
Светлой Памяти пятнадцатого Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
07.12.2015
Образ истории души русского поэта
Из кандидатской диссертации* "Роман И.А.Бунина «Жизнь Арсеньева»: «контексты понимания» и символика образов"
18.11.2015
Опыт русской жизни
Размышления над страницами «Жизнеописания игумении Анастасии (Шестун)»
16.11.2015
Иван Бунин. Гармония страдания
К 145-летию писателя. Публикация литературно-художественного исследования. Часть 3
22.10.2015
Все статьи Алексей Смоленцев
Последние комментарии
Очередной раздрай среди монархистов
Новый комментарий от В.Р.
04.05.2021 13:08
«Наше первое желание - видеть народ счастливым и довольным»
Новый комментарий от Серёга Чудиса
04.05.2021 12:37
О христианском смысле ковида
Новый комментарий от Наталия 2016
04.05.2021 12:13
Русский Христианский социализм – драгоценный трофей каббалистов?
Новый комментарий от Серёга Чудиса
04.05.2021 12:10
Очередной скандал в Донской митрополии
Новый комментарий от Денис
04.05.2021 11:25
Почему православные против «православного социализма»?
Новый комментарий от Русский танкист
04.05.2021 10:50
Сталин и Третий Рим
Новый комментарий от влдмр
04.05.2021 07:37