Петровская академия наук и искусств — лидер Академического движения в России!?

Научный доклад, представленный на юбилейный XI съезд ПАНИ

Владимир Осипов 
0
25.11.2021 1

Предисловие

Основа данной статьи была написана мною двадцать семь лет назад. Первая публикация состоялась в 2002 г. в первом выпуске Российского научно-методического журнала «Краеведческая психология» под названием «Академическое движение в развитии России». В 2011 г. она была опубликована в изданном в Твери юбилейном сборнике «На рубеже тысячелетий и исторических эпох», который посвящался 20-летию как Петровской академии наук и искусств, так и её Тверскому региональному отделению.

Минуло ещё одно десятилетие, внёсшее значительные изменения как в Академическое движение в целом, так и в судьбу Петровской академии наук и искусств. В отчётном докладе XI съезду ПАНИ, который прошёл 22 октября 2021 г. в Санкт-Петербурге, её президент А.В.Воронцов обозначил эти изменения и показал возросшую роль нашей Академии в жизни Отечества: «За прошедшие 30 лет Петровская Академия своими научными трудами, участием в общественной жизни, активной позицией по международным и внутренним вопросам, убедительно доказала роль и силу подлинного научного мировоззрения в деятельности по управлению народным хозяйством и формированию стратегии будущего развития Российского Государства в интересах людей труда. Академия состоялась, выдержала испытания и проверку на прочность и сегодня является одной из ведущих авторитетных общественных академий в России».

Преемственность в организации академической жизни, идущую от Императорской академии, академизм и православие в качестве духовных начал, воспринятых ПАНИ, отметил в своём Приветствии к съезду митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий: «Выступая настоящей правопреемницей императорской Санкт-Петербургской академии наук и художеств, за годы своего труда Академия внесла уникальный вклад в развитие наук и искусства как в городе Петра – Санкт-Петербурге, так и по всей России в целом. На сегодняшний день Петровская академия хранит дух классического академизма (выделено мною В.О.), учености, гуманистического разума и является настоящим центром интеллектуальной и духовной жизни». (См. материалы съезда на сайте Академии петрани.рф).

Моё же краткое выступление на этом съезде содержало основную мысль: в настоящее время Петровская академия наук и искусств может и должна претендовать на лидерство в Академическом движении России. Но подобное утверждение требует, конечно, развёрнутой системы доказательств: исторического экскурса, философского раскрытия сути академизма, политологического размышления о роли Движения в социально-политической жизни страны, критического анализа современного состояния ПАНИ и предложений по стратегии её дальнейшего развития.

Попробуем, опираясь на свои предыдущие исследования, это раскрыть и доказать.

1. Публицистическое введение

Великой Россию сделали: изнурительный труд, кровавая брань, державная воля и одухотворенный интеллект. Если брать последнее из необходимых условий государственного строительства, то оно, как известно, создается и изначально принадлежит т.н. интеллектуальной элите. Но взаимодействие интеллекта с властью, капиталом, воинством и трудом всегда на Руси было вопросом противоречивым и путанным. Разрешили мы его в эпоху, когда Россия перестала быть великой державой, либо затянули «мертвой петлей» на своей шее? – вот ключевая проблема, от которой зависит все и которая определяется в науке как «научно-интеллектуальное обеспечение государственного строительства».

…Выйдите на улицу, задайте этот вопрос первому встречному: «С умом мы обустроили Россию за тридцать лет демстроительства?» и получите ответ: «Без ума!». Где ж его искать, потерянный государством на пороге третьего тысячелетия государственный ум?.. В любомудрии предков? Заморском прагматизме? Либо в разумении современных русских мыслителей, не растерявших высокого академизма, который создавали отечественные интеллектуальные центры: православные монастыри, столичные университеты, Академии наук, оборонные НИИ и создают новые общественные институции – альтернативные негосударственные Академии?

2. Теоретические размышления философа: «Академизм как социально-психологическое состояние творца и институция»

Академизм как стиль мышления, система ценностей и социальный институт ориентирует творца научно-интеллектуальных, художественных или предметно-вещных продуктов на фундаментальность добываемых знаний, энциклопедичность мыслительного процесса, высокое качество результатов профессиональной деятельности, мудрый консерватизм, социальное подвижничество и высокую самооценку.

Этот социокультурный архитип является историческим продуктом (у каждого народа свои интеллектуальные традиции и свой дух академизма); квалиметрической характеристикой – своеобразным «знаком качества» специалиста; а на уровне подсознания – источником положительных, социально и личностно значимых переживаний.

Академические институты как форма организации научно-исследовательской, учебно-образовательной и художественной деятельности претендуют на роль высших, элитных учреждений, которые формируют, соединяют, преобразуют основания науки, культуры и образования.

Многотрудная и долгосрочная подготовка претендентов на высокое академическое звание, дополнительная профессиональная и моральная ответственность, высокий социальный статус титула «академик» призваны создавать – и с известными издержками создают – научную, художественную, управленческую элиту.

Суть академических традиций определяется несколькими принципами: единства образования, науки и культуры; приоритета фундаментальных опережающих исследований, интеграции научного знания; персонифицированности результатов труда и авторских прав; рационализма и идейного плюрализма; академических свобод и независимого управления наукой; высоких духовных мотивов научной, образовательной и общественной деятельности. Традиции академизма, как известно, начали складываться в Древней Греции, возродились в университетской Европе в конце средневековья. В России стараниями императора Петра I и первого русского академика М.В.Ломоносова в XVIII веке академические начала сформировали российскую науку и помогли ей занять достойное место в истории мировой цивилизации.

Чем же был наполнен «дух академизма» в его российском восприятии и понимании?

296 лет назад, 27 декабря 1725 года по старому стилю, в новой столице Российской Империи, построенной на берегах Невы, было провозглашено открытие первой национальной Академии наук. (Напомню, что через четыре года мы должны будем праздновать 300-летие этого знаменательного исторического события!). Два года после соответствующего указа Сената шло организационное оформление академической государствоформирующей идеи Петра Великого, первыми академиками в России были иностранцы. Но колыбель русской науки, спущенная им по реке времени, отправилась в свой непростой и славный путь под сенью национального флага с целью сделать Россию мировой научной державой. И она ею стала. Вот уже несколько лет 8 февраля по новому стилю мы празднуем День российской науки, который впервые в новейшей истории соотнесён с датой рождения в Санкт-Петербурге Российской академии наук и художеств.

Русский академизм молод, если вести отсчет академическому стилю мышления и соответствующей философской антропологии в науке, образовании, искусстве и политике от древнегреческой Академии Платона. Но у него в активе достаточно много славных имён и дел. Одна только Тверская земля дала миру столько фундаментальных идей и людей их родивших, что один перечень имен занял бы не одну страницу. Начиная с Леонтия Магницкого и его «Математики», Александра Куницына – профессора Царскосельского лицея, либо ректора Петербургского университета, академика Петра Плетнёва, кончая автором знаменитого «Словаря русского языка» Сергеем Ожеговым, авиаконструктором академиком Андреем Туполевым или геологом академиком Владимиром Обручевым.

Советские академические учреждения, пройдя период репрессий против интеллигенции и жестоких административных чисток, сохранили некоторые академические традиции, но утратили самостоятельность и дух вольности, бюрократизировались. Академия наук СССР, её президиум превратились в своеобразное государственное «министерство науки». Объединительные начала в академических кругах выродились в научную групповщину и общую аполитичность. Академическая среда впитала не свойственную ей агрессивность и безнравственность. Стали нормой «черная» зависть, «интеллигентская» практика идеологических доносов, улыбчатых пожатий рук оппонентов «над столом» и забивания ногами «под столом», проявления антисоциального расстройства личности. Однако политическое инакомыслие продолжало осознанно культивировать утраченные принципы высокого академизма в отношениях академического сообщества с властью и сформировало оппозиционное движение (академик А.Д.Сахаров и др.), которое внесло свою лепту в крах режима, а впоследствии, к сожалению, и – державы.

Правительство постсоветской России, запустив механизм формирования дикого капитализма номенклатурно-криминальной природы, принялось разваливать русский интеллект, добавила конкуренции монополизму государственного академизма, резко сократила финансирование и бросило его на произвол судьбы. Все это породило невиданную «утечку мозгов» в другие сферы деятельности и за рубеж. (См.: список литературы, позиция №1). Учёный мир России впервые оказался на грани смертельного угасания и стал автономно искать пути спасения и себя, и российской науки, которая проявила какую-то ущерблённую самодостаточность в тот период.

После 70 лет отсутствия на атласе науки Российской Академии наук, благодаря гражданской инициативе ленинградских учёных по ее возрождению в 1989 г., именно альтернативная Петровская академия наук и искусств стала восприемником петровской идеи формирования науки и научного сообщества как политического фактора и ломоносовской идеи единства академизма, прикладной науки и образования.

Традиции академизма ориентируют членов движения на энциклопедичность и фундаментальность знаний, социальный консерватизм, классический стиль мышления, научное подвижничество, самоуправление в организации науки и научного сообщества, внутреннюю культуру и высокую самооценку.

Стремление к академическим званиям и общественному признанию через профессиональное общественное объединение, на наш взгляд, это – компенсационный психологический механизм утраты социального престижа занятия наукой, противодействие капиталистической конкуренции, где «человек человеку — волк», и элементарному обнищанию учёных и кошельком, и духом.

Вступив в члены общественных Академий, выдающиеся русские учёные и деятели культуры приобрели статус нормативных носителей сразу двух начал: общественного, негосударственного и государственного, т.к. оставались руководителями, профессорами, старшими научными сотрудниками государственных университетов, академических институтов и лабораторий. Более того, часть избранных действительными членами и членами-корреспондентами государственных академий: РАН, РАМН, РАСХН, РАО стали связывать свою судьбу с негосударственными академическими организациями, активно работая в них. Подобное разгосударствление академического сознания, государственно-общественный механизм новой гражданственности, возникшая академическая институциональная бинарность породили сложные юридические, организационные и социально-психологические проблемы.

3. Исторический экскурс социолога и участника событий: «Академическое движение как новое социальное явление»

В конце 80-х годов, в начале перестройки, в среде советской научной интеллигенции начало формироваться новое явление, которое можно обозначить понятием «академическое движение».*

____________________________________________________

* Теоретическое исследование рождающегося академического движения и разработку его идеологии автор данной работы начал в 1993 году, в ходе участия в его формировании. В марте 1994 г. им была написана статья «Теория, история, проблемы академического движения в Тверском регионе» для издания «Наука Тверского края. Выпуск I – Филология». (Тверь, 1994), которая по независящим от автора причинам не была опубликована. В 1998 г. он подготовил и сдал в печать энциклопедическую статью «Академическое движение в Твери» для второго тома энциклопедического сборника «Тверская область» в электронном виде. Через год, начав координацию работы представительств общественных академий в регионе, ему удалось опубликовать 12 августа 1999 г. статью об академическом движении «Интеллект самоорганизуется» в газете «Вече Твери», №148. На четвертом съезде Петровской Академии наук и искусств 27 октября 2000 г. он выступил с сообщением, основной вывод которого о сформировавшемся в России за последнее десятилетие академическом движении вошел в Общее решение съезда, раздел «Социальное устройство России в ХХI веке» (См. кн.: ХХI век: государственное, общественно-политическое и экономическое устройство жизни России. Документы IУ съезда Петровской Академии наук и искусств. Часть I. – С.-Петербург, ПАНИ, - 2000, с.43).

В 3 ноября 2021 г. его статья «Петровская академия наук и искусств — лидер Академического движения в России!?» была размещена на сайте ПАНИ в качестве научного доклада XI юбилейному съезду Петровской академии наук и искусств.

Оно возникло как реакция на эрозию социалистических догм и «казарменный коммунизм» в организации науки и появление в социально-политической жизни т.н. демократических свобод. Начались поиски новых форм самоуправления в научном сообществе с опорой на более широкую социальную базу. (См.: 2).

Академическое движение возникло как результат роста регионального самосознания в российских провинциях; как демократическая реакция на бюрократизацию, кастовость, «московизацию» АН СССР, а затем и РАН. (См.: 3). Это был ответ провинциальных учёных на неадекватную модель взаимодействия науки и власти, науки и образования. (См.: 4).

Не случайно, альтернативный академизм породил и альтернативные негосударственные университеты, пример тому — успешная деятельность принципиально провинциального Крестьянского университета в районном центре Ленинградской области — в г. Луга, где практиковалась, пожалуй, единственная в России академическая и регионалистическая подготовка студентов для работы на селе. Университет в Луге создан в 1991 г. Петровской Академией наук и искусств. Первым ректором до 1995 г. был прежний президент ПАНИ Л.А.Майборода. Таким образом, альтернативный академизм вошёл в тесную связку с регионализмом и культурным полицентризмом современного российского развития.

Жаль, что после преобразования этого вуза в 1997 г. в Крестьянский государственный университет наша академия имеет к нему только историческое отношение...

В Твери Академическое движение начало оформляться в декабре 1990 года. Побудившей инициативную группу к действию стала идея возрождения в РСФСР Российской академии наук. Концепция демократического пути ее организации с участием и представительством всех регионов России родилась в Ленинграде и была утверждена Первым организационным съездом российских ученых (20 – 21 декабря 1990 г. г. Ленинград), что стало не случайным и отразило процесс возрождения регионального самосознания в России. Академическое движение, на наш взгляд, рождалось как часть неформального общественно-политического движения в СССР конца 80-х годов и было направлено на демократическую реорганизацию науки и управления наукой.

Предложение инициативной группы в составе: А.Е.Афанасьева, А.Н.Гайдукова, Г.А.Грибанова, В.Г.Осипова и Ю.Г.Папулова организовать Тверское отделение в качестве региональной структуры и учредителя РАН, было поддержано тверскими учёными, законодательной и исполнительной властью области и города. (См.: 5). Академическое движение в Тверской области оформилось 31 мая 1991 г. на учредительном съезде в Твери, где 286 делегатов от научных организаций региона, включая, военные, приняли его программу и избрали президиум Тверского отделения Российской академии наук (ТВОРАН). (См.: 6).

После развала СССР и переоформления АН СССР в РАН развитие движения пошло другим путём: ТВОРАН-2 получил 22 апреля 1992 года государственную регистрацию в качестве Союза учёных Верхневолжья (Тверского объединения работников науки). Сопредседателями ТВОРАН-2 стали А.Н.Кудинов, и ныне покойные Г.А.Грибанов и В.В.Кирсанов, а главным учёным секретарем — В.Г.Осипов.

В стремлении российских учёных к объединению и совместной общественной деятельности работает глубинная отечественная тенденция — закон кооперации, в противовес капиталистическому закону конкуренции.

В областях стали создаваться и реализовываться коллективные научно-исследовательские и внедренческие негосударственные и государственные региональные программы. А в главных научных центрах страны начался бурный рост новой академической формы организации учёных — отраслевых общественных Академий, которые приступили к избранию своими членами тверских учёных и организовали в Твери свои отделения и представительства. Тверское отделение Петровской Академии наук и искусств — ТОПАНИ была создано 12 октября , а госрегистрацию прошло — 24 декабря 1992 г..

С образованием первых негосударственных альтернативных академий в организационно-правовой форме общественных объединений: Российской Академии естественных наук (учредительный съезд - в Москве 31 августа 1990 г.) (См.: 7) и Петровской Академии наук и искусств (учредительный съезд – в Ленинграде 9 декабря 1991 г.) российский институциональный академизм разделился на две ветви: государственный и негосударственный. (См.: 8).

В первое десятилетие XX века в Тверском регионе были представлены две государственные академические структуры: Российская академия сельскохозяйственных наук в лице академика РАСХН Н.Г.Ковалева с его ВНИИ сельскохозяйственного использования мелиорированных земель и члена-корреспондента РАСХН В.Г.Черникова — директора Всероссийского научно-исследовательского и проектно-технологического института механизации льноводства. А также — Российская академия медицинских наук в лице члена-корреспондента РАМН О.А.Дунаевского, профессора Тверской государственной медицинской академии.

В 2003 г. состоялся приём в Российскую академию медицинских наук в ранге члена-корреспондента проректора по работе с иностранными студентами ТГМУ Д.В.Баженова. А через год членом-корреспондентом РАМН стал ректор Тверского государственного медицинского университета, академик Петровской академии Б.Н.Давыдов, который возглавлял этот вуз с 1986 по 2008 год.

Что касается негосударственных академий, то их представительств насчитывалось к тому времени уже около 30. Среди них: Российская Академия естественных наук, Петровская академия наук и искусств, Международная академия информатизации, Академия военных наук, Международная академия психологических наук, Российская академия аграрного образования, Академия энергоинформационных наук, Российская академия космонавтики, Международная академия экологии и безопасности жизнедеятельности, Академия медико-технических наук, Академия педагогических и социальных наук, Академия прикладной психологии, Общероссийская Академия человековедения, Академия гуманитарных наук, Международная академия качества, иностранная Нью-Йоркская академия наук и др. Звания действительных членов этих академий - академиков получили тогда 134 тверичанина, членов-корреспондентов – почти 80, просто членами этих организаций явились ещё около 100 человек.

Что представляет собой Академическое движение сейчас? На территории Тверской области оно остаётся совокупностью близких по целям организаций учёных, инженеров и деятелей культуры с фиксированным членством в отраслевых альтернативных Академиях и Союзе учёных Верхневолжья, (в Уставе которого была записана задача координации АД в регионе). Цели движения – объединение научных сил и интеллектуальных ресурсов региона, достижение высоких результатов в науке, развитие комплексных исследований и внедрение их результатов в хозяйственную, политическую, культурную жизнь Тверской области, социальная поддержка работников науки. Движение решает задачи распространения информации о научных достижениях учёных Твери; изучения, выражения и защиты интересов учёного мира; организации междисциплинарного неформального общения между научными работниками.

По своему характеру — это элитарное объединение учёных, в котором действительные члены в качестве экспертов отбирают претендентов, принимают их в свои ряды на закрытых собраниях и выдают вместе с членскими билетами дипломы трех степеней достоинства и прав: академик, член-корреспондент и просто член общественной академии. В практике их работы и уставах есть различия в определении своего контингента, условий приёма и статуса членства. Например, в Российской академии естественных наук документационное сопровождение и процедура избрания скопирована с АН СССР–РАН. (См.: 9). Петровская академия наук и искусств, сориентированная на державно-патриотическое мировоззрение и петровский принцип духовного единства веры, науки, культуры и ремёсел в созидании Отечества, принимает в свои ряды и награждает не только учёных, но и выдающихся деятелей искусства и русского православия. В Общероссийской Академии человековедения вообще не присваивают никаких статусных званий.

Знаю обо этом не по наслышке, т.к. являюсь одновременно не только академиком Петровской и Верхневолжской академий, но и членом-корреспондентом Академии гуманитарных наук и членом Общероссийской академии человековедения.

В нулевые годы третьего тысячелетия Академическое движение неожиданно для многих стало играть заметную роль как в общероссийском, так и в региональном развитии. Это проявилось в выдвижении огромного количества гражданских инициатив; роста числа независимых, избранных демократическим путём учёных в органах законодательной и исполнительной власти; в расширении за счет академических контактов международных связей; участии экспертов от науки в формировании российского федерализма.

Продолжают создаваться новые структуры гражданского общества, издаются книги, журналы, брошюры, которые отражают результаты деятельности Тверского академического движения и его органов.

В Твери утвердилась система проведения ежегодных всероссийских и международных научно-практических конференций по проблемам регионального развития России, которые организовывало Тверское отделение ПАНИ и Академия политической культуры под названием «Верхневолжский академический форум». С 1991 г. мы провели 85 научных конференций, из них 9 международных, 17 круглых столов, а за последние пять лет ещё и 32 ежемесячных заседания Тверского отделения ПАНИ совместно с Тверским Дворянским Собранием, где анализируются и обсуждаются не только вопросы внутренней жизни наших организаций, но и актуальные общероссийские и региональные проблемы.

Между тем, число членов, член-корров, действительных членов различных общественных академий к началу третьего десятилетия третьего тысячелетия Рождества Христова в Тверском регионе достигло почти тысячи человек. Однако, занимаясь своим непосредственным профессиональным трудом, либо оставив его ради поддержания здоровья на даче и независимых исследований и мемуаров, большинство ветеранов Академического движения прекратили свою былую деятельность в первичных академических организациях общественного типа. Следовательно, по факту, вышли из них. Академическое движение в регионах стало угасать, так же, как после бюрократической реорганизации, и сама Российская академия наук...

Хотя известно, что в России и Германии классические "большие" Академии наук наделены государствообразующими функциями, которые придают фундаментальной науке государственные: престиж, ответственность и финансирование, и по сути являются государственными институтами. Вместе с тем, они формируют черты элитарности, социально-психологической самодостаточности и управленческой автономии, которые придают организованному академическому сообществу характеристики «государства в государстве».

Следовательно, российско-германская модель академизма как государственного, так и негосударственного делает науку и научное сообщество (в первую очередь его элитарный слой – академическое объединение) вершителем не только познавательных, культурных, но и собственно государственных, политических судеб страны. Обидно, что далеко не все это понимают...

4. Заключение регионолога: “Академическое движение и гражданское общество в регионах России. Тверская судьба Верневолжской инженерной академии”

Предшествующий философско-социологический анализ трансформации академизма, через укрепление и расширение отраслевых Академий, в элитарное общественное движение позволяет сделать несколько политологических и регионологических выводов:

1) Система академических отношений в России; идеология и ценности академизма, институализация академической науки и академического образования (Академии наук и академические НИИ, университеты и академические городки – технополисы) дополнились новым социальным явлением – общественно-политическим академическим движением. Можно предположить, что академические отношения нашли новую форму, из закрытых стали более открытыми, демократичными, а академизм приобрел характер системообразующего принципа. Происходит своеобразная «академизация» общественных отношений, причины которой до конца не ясны. С нашей точки зрения, это усиление позиций консерватизма в социально-политическом развитии России.

Слышим возражения оппонентов: с образованием негосударственных отраслевых академий произошла девальвация академических званий; политизируясь, «малые» академии занимаются не свойственным им делом; негосударственные академии вносят разнобой в привычное однообразие. Всё это так. Каждое явление имеет свою оборотную сторону. Но мы видим в Академическом движении большие потенции и силу. Оно возникло в нужное время – на излёте второго тысячелетия, в нужном месте – в России, и стало бурно развиваться далеко не случайно.

2) Академическое движение в регионах выступает сейчас как регионообразующий фактор по нескольким основаниям: а) закладывая теоретические основания регионального общественного интеллекта; б) являясь профессионально подготовленным слоем носителей культурно-исторических знаний и традиций своей земли; в) выдвигая в рыночную систему отношений наиболее подготовленные кадры аналитиков, консультантов, оценщиков; г) в преодоление традиционной аполитичности, вступая непосредственно в сферу политической деятельности; д) либо влияя на социально-экономическое состояние региона политико-культурными средствами.

Другими словами, от старых государственных функций академической науки, мы идём через усиление роли науки в создании институтов государственности России к инновационным регионоформирующим функциям Академического движения.

В связи со сказанным, обратим внимание на одно негромкое, но уникальное событие, по нашим сведениям, одно из первых в общественной жизни России: создание в Твери новой чисто региональной академической структуры — общественной организации "Верхневолжская инженерная Академия", которая провела учредительный съезд 9 декабря 1999 г., была зарегистрирована 24 февраля 2000 г. и получила поддержку в академических и властных кругах. Она приступила к территориальной кооперации региональных элит и координации академического движения в регионе. Одним из ее организаторов выступило наше ТОПАНИ.

В нулевых годах эта академия включала в себя Академический опекунский совет, возглавляемый президентом Российского союза промышленников и предпринимателей А.И.Вольским. В состав совета входили вице-президент Российской Академии образования В.А.Поляков, ректор Московского государственного университета им. М.Ломоносова, академик РАН В.А.Садовничий, президент Петровской Академии наук и искусств Л.А.Майборода, президент Академии гуманитарных наук В.Т.Пуляев, Архиепископ Тверской и Кашинский Виктор.

В академии были созданы 15 отраслевых научных отделений и специализированные подразделения: Учебный центр по подготовке, переподготовке и аттестации специалистов, Фонд поддержки отечественной науки, Центр стратегических разработок, элитный Академический клуб.

Президент ВИА П.А.Вязовченко и Президиум определили следующие направления работы академии:

- проведение научных исследований по стратегическим направлениям развития региона, федерального округа, страны;

- организация непрерывного послевузовского профессионального образования и системы повышения социального, профессионального и научного статуса членов Академии;

- выявление и защита национальных интересов России, региональных интересов Тверской области и интересов инженерного корпуса;

- создание банка интеллектуальной собственности; продвижение изобретений, открытий, научно-технических разработок на рынок;

- оказание экспертно-консультативных услуг и помощи в привлечении инвестиций;

- формирование Академического движения в Центральном и Северо-Западном федеральном округе.

Идея регионального объединения отделений и филиалов альтернативных Академий, имеющих высший научный статус, авторитет и инновационный опыт, реализовывался не только созданием Академического клуба. Консолидация региональных элит и консолидированные действия научной элиты необходимы, в первую очередь, в таких инновациях как улучшение имиджа Тверского региона, разработка идеологии и этического кодекса Тверской земли, широкое участие в областном законотворчестве и лоббировании интересов науки, культуры и образования, а так же в — общественно-политической поддержке лидеров, защищающих интересы академической среды и других регионообразующих направлений деятельности.

Обсуждение этих проблем мы (Академия политической культуры и Тверское отделение Петровской академии наук и искусств) вынесли на общероссийский уровень, организовав в 1999 году в Твери при поддержке Фонда Фридриха Эберта (Германия) и Московского общественного научного фонда международный семинар «Трансформация российских региональных элит в сравнительной перспективе». (См.: 10). После этого события в политический лексикон местных политиков и областных журналистов вошло понятие «региональная элита».

Помимо сборника научных докладов этого семинара, где дана развёрнутая характеристика формирования и эволюции региональных элит, в том числе в Тверской области, и который был издан Московским общественным научным фондом, хочу обратить ваше внимание на скромную брошюру «Сборник материалов первого съезда инженеров Тверской области», изданную в Твери в том же 1999 г. и ставшую библиографической редкостью. В ней представлено видение ведущих специалистов региона способов координации Академического движения в области, природы инженерного интеллекта, структуры формирующейся Верхневолжской инженерной академии, соработничества политического и инженерного корпусов во благо Тверской земли.

Создание в регионе самой крупной по численности элитной научно-инженерной организации, в которую вступили верхние эшелоны исполнительной и законодательной власти области, стягивание интеллектуальных, коммуникационных, организационных и производственных ресурсов в академический альянс; концептуальное понимание того что и как надо делать, давали возможность академическому экспертному сообществу в своем качестве государствообразующего фактора проектировать и строить желаемое будущее нашей Тверской земли, Центрального федерального округа и России в целом.

Процесс образования новых Академий, расширения их состава и увеличение числа лиц, увенчанных званиями академиков и членов-корреспондентов, изменил и дополнил структуру развивающегося гражданского общества в России. Молодые академии стали оказывать существенное влияние на интеллектуальную, экономическую и социально-политическую жизнь, особенно в регионах России. Тем не менее, диалог региональных властей и научных сообществ, экспертное участие общественных академических структур в подготовке и реализации государственных федеральных и региональных программ, гражданская экспертиза проектов, результативность общественных слушаний и главное: интеллектуализация самой власти, остаются нерешенными проблемами.

В основе любого дела, в особенности общественного, где материально-финансовые, служебные и карьерные соображения отходят на второй-третий план, на первом месте оказываются чисто человеческие качества творца и исполнителя: совестливость, чувство долга, дисциплинированность, коллективизм, профессиональная ответственность. Это ведь – не служба, это – служение!

Следовательно, именно кадровая политика российских НКО определяет стратегию, успех или неуспех их деятельности. Но ключевым вопросом этой политики является поиск и выдвижение на роль руководителя общественной организации адекватного задачам организации, управленчески подготовленного, бескорыстного и ответственного лидера. Ошибка в выборе лидера или уход из жизни достойного ставит НКО в очень сложное положение.

Так случилось после смерти президента П.А.Вязовченко и с Верхневолжской инженерной академией, и с её прекрасной стратегической программой. Даже ректор Тверского государственного технического университета, академик Петровской и других академий В.А.Миронов не сумел в дальнейшем удержать её от распада и фактического исчезновения с академической карты Твери.

За ней, не выдержав груза финансовых проблем, бюрократических придирок и откровенного игнорирования со стороны региональных властей, потери своих лидеров и ветеранов, стали закрываться филиалы и отделения других общественных академий. В настоящее время в Твери реально работает не более пяти отделений общероссийских академических общественных структур.

5. Ретроспективный взгляд тверского участника Форума: «Гражданский форум России и его несбывшиеся надежды»

Гражданский форум России, состоялся в Москве 21 – 22 ноября 2001 года по инициативе руководителей общественных объединений, Президента России В.В.Путина и его Администрации. Он наметил пути решения социальных противоречий между обществом и государством. В качестве площадки постоянного диалога лидеров общественных структур гражданского общества и лидеров государственных структур была предложена организация открытой экспертной среды – сетевой системы свободно развивающихся научных центров, групп, экспертов, включая и руководителей НКО.

Технология исполнения столь масштабного проекта и его сердцевины – переговорных процессов между активистами гражданского общества и государевыми людьми рождалась в муках и спорах на заседаниях рабочих групп оргкомитетов в Москве и в других региональных столицах.

В подготовке и проведении Гражданского форума России приняли участие около ста негосударственных некомммерческих неполитических общественных организаций Тверской области. В числе 30 непосредственных участников Форума оказались лидеры четырёх академических: Тверского отделения Петровской Академии наук и искусств, Тверского отделения Российской академии естественных наук, Тверского отделения Международной Академии авторов научных открытий и изобретений, Верхневолжской инженерной Академии.

Форум создал особую социальную ауру и коммуникационную среду раскрепощённой демократичной вольницы в поведении, упорядоченной научной логики в мышлении и профессионального прагматизма в технологиях реализации принятых решений. Удивительно, но основные темы 21 проблемной дискуссии, заявленные в качестве стратегических проблем России, уже были поставлены и проанализированы в Твери на научно-практических конференциях, в частности, Верхневолжского академического форума: местное самоуправление и местные сообщества, национальная и общественная безопасность, мобилизация общественного потенциала, социальная политика в регионах, элиты и новые кадры. Заметим, что тверская делегация оказалась подготовленной и активной почти на всех дискуссионных и переговорных площадках Форума, и это не случайно.

Гражданский Форум, на наш взгляд, выработал единственно возможную в данных условиях форму взаимодействия гражданского интереса, воли и авторитета с властным интересом и волей – переговорно-партнерскую. Создал и уже начал ее внедрять по следующей технологической схеме: 1) исследование независимыми экспертными центрами стратегических проблем развития общества и государства; 2) доводка до ума их результатов совместно с оппонентами на «проблемных дискуссиях экспертов»; 3) оценка полученных интеллектуальных продуктов: концепций, проектов, бизнес-планов на «круглых столах», которые собирают экспертов, активистов заинтересованных общественных организаций и специалистов органов государственного управления, т.е. проведение общественной экспертизы; 4) переговоры и реальные договоренности между лидерами общественных и руководителями государственных структур как основа принятия совместных общественно-государственных управленческих решений на созданных для этого «переговорных площадках»; 5) совместное сопровождение и двойной контроль за реализацией принятых и финансируемых общественно-государственных проектов, т.е. – обоюдная ответственность перед страной и миром гражданского общества и государства России за соблюдение «правил игры» и осуществление того, что решено делать совместно.

В 2001 г., подводя эти итоги Гражданского форума, я писал: «Форум – событие знаковое. На наш взгляд, оно может стать началом формирования невиданного в России – новой политической культуры: культуры не конфронтационной, а коммуникационной и диалогичной, какой она, по сути, и должна быть».

Однако, прошло ровно 20 лет, и сейчас можно с грустью констатировать, что ничего необычного не произошло: всё продолжает оставаться в рамках привычного для России, виденного-перевиденного: антагонизма между богатством и бедностью, изощрённого воровства, тирании бюрократии и денег, закручивание гаек до срыва резьбы, с одной стороны, расхлябанности и пофигизма, с другой и т.д. На деле, не смотря на сладкоречивые и правильные речи, общественным организациям становится работать всё труднее и труднее.

Чиновники да и некоторые руководящие работники альтернативных академий, принижая их истинный статус, стали рассматривать общественные академические объединения как клубы по интересам: с посиделками, междусобойчиками и обменным фондом медалей и дипломов.

В Твери губернаторская власть полностью подмяла под себя и лишила самостоятельности власть муниципальную. Служивые отгородились от посетителей турникетами, охранниками и пропусками. Новое безродное российское чиновничество как тараканья популяция стало неуязвимо, прожорливо и плодовито. Постепенно были оккупированы Администрацией Тверского региона и отделаны под себя все здания бывшей Советской, а ныне площади князя Михаила Тверского. И всё это на фоне разрушающихся памятников истории и культуры и зданий в центре Твери, стыдливо прикрытых «фиговыми листками» драпировки с нарисованными окнами.

В отражении сути нынешней власти на «губернаторской площади», по мнению жителей областной столицы, надо было ставить не конный памятник святому благоверному великому князю Михаилу Тверскому, который был совестлив, бескорыстен, богобоязнен, и положил в конечном счёте свою жизнь за своих подданных, «за други своя». Тут скорее — укор, чем демонстрация преемственности политической культуры на Тверской земле... А поставить нужно было памятник российской «вертикали власти» то ли в виде римского обелиска, то ли — вертикали известного органа, которому поклонялись древние гунны и монголы.

Внутренняя политика «закукливания» и самодостаточности управленческих структур России породила столько изменений, новых вывертов и трудностей для Академического движения в целом и для нашей Академии в частности, что первый этап и первая половина второго этапа её развития видятся временем счастливой реализации устремлений и возможностей…

Государство ведёт себя по отношению к институтам гражданского общества, особенно к таким, которые не разделяют либеральных ценностей отечественной капиталократии, как удав к жертве: «шевельнёшься — задушу!». Даже выделение миллиардных государственных грантов на проекты общественных энтузиастов, которым удаётся проскользнуть в игольное ушко тех, или иных «контрольно-пропускных пунктов», к сожалению, не меняет принципиальной позиции антагонизма власти и общества.

Такова внешняя социальная и политическая обстановка в России по отношению к гражданскому обществу, похожему у нас на недоношенного и рахитичного ребёнка.

6. Аналитика и предложения делегата XI съезда ПАНИ: «Проблемы Петровской академии и удержание её лидерского статуса»

30 лет руководства Тверским отделением Петровской академии, параллельная работа в течение 5 лет главным учёным секретарём Верхневолжской инженерной академии, опыт консолидации Академического движения в Тверском регионе, научное изучение академизма как социально-политического и социально-психологического феномена, непосредственное участие в создании и продвижении 18 региональных общественных структур дают мне возможность и право трезво и прагматично оценить внутренние проблемы нашей Академии и предложить некоторые пути их решения.

В 2019 г. я разработал и переслал Докладную записку «Предложения по совершенствованию деятельности Петровской академии наук и искусств и её региональных отделений» на имя Президента ПАНИ профессора А.В.Воронцова. В ней была дана краткая история ПАНИ и ТОПАНИ, обобщённый опыт работы последнего, оригинальная форма учёта членов отделения, желаемый порядок приёма в Академию и редакция документов приёма, предложение о придании специализированного статуса вице-президентам и многое другое.

Однако, ожидаемой реакции и профессионального коллективного обсуждения сделанной аналитики, как со стороны Президиума ПАНИ, так и со стороны президиумов сохранённых и работающих территориальных отделений, не последовало. Кроме положительного отзыва на инициативный труд регионала и аналитика из Твери от главного учёного секретаря Академии, руководителя отделения театра и музыки О.А.Григорьевой. И это, несмотря на то, что она разослала документ председателям региональных отделений с призывом обдумать его и дать свои предложения, опубликовала текст на сайте ПАНИ и частично, в виде конструктивного диалога одного из вице-президентов с учёным секретарём Академии, — в журнале «Медный Всадник».

В моём восприятии отсутствие реакции — симптом тревожный, (медикам об этом хорошо известно). Президиум ПАНИ, который поставил грандиозную задачу разработки Плана стратегического развития Академии, уклоняется от анализа конкретных предложений, идущих из регионов. Невольно возникает кощунственная мысль: либо предложения никуда не годны, либо Президиум занял супер консервативную позицию: нам никакая критика и никакие новшества не нужны!?

Что касается руководителей региональных отделений и их отмалчивания, то тут можно предположить несколько причин. Отсутствие вкуса к аналитическому мышлению, что для учёного — профессиональный грех. Перегрузка и замордованность текущими делами: не до чужих интеллектуальных упражнений. Потеря интереса к ПАНИ: делайте, что хотите, только меня не трогайте. Ну и, несомненно, управленческая недисциплинированность — игнорирование запроса главного учёного секретаря, одного из руководителей Академии...

Посему вынужден, используя трибуну съезда ПАНИ, вновь обратить внимание высокого собрания и читателей официального сайта на некоторые внутренние проблемы Академии, а также на возможные способы их решения, которые, как мне кажется, могут способствовать её сохранению и удержанию лидерского статуса.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ:

1. Прежние мотивации частично ушли в прошлое — необходимо искать новые! Наше исследование 2018-2019 гг. социально-психологического состояния кадрового состава Петровской академии наук и искусств вскрыло главную организационно-кадровую проблему: потерю интереса к ПАНИ и её статусу достаточно большого количества как членов Академии, так и потенциальных кандидатов в члены. Отсюда — уклонение от работы в первичных организациях, неуплата членских взносов, добровольный уход в свои индивидуальные проекты.

Ветераны Академии, воспитанные ещё советским строем в бескорыстии, товариществе, ответственности и интересе к общественной работе, уходят из жизни один за другим.

Былое стремление к получению академического звания как психологической компенсации утраты социального престижа своей профессии у представителей науки, образования, художественного творчества сменилось равнодушием к нематериальным активам.

Предложение: Необходима актуализация былых и поиск новых стимулирующих мотивов для членства в общественной академии, работу в которой надо оплачивать из своего же кармана. К примеру, то, что уже начато: придание научному журналу «Вестник Петровской академии» статуса ВАКовского журнала.

2. Прежнее руководство Академии пустило на самотёк учёт кадрового состава даёшь ИСС ПАНИ! Пока не завершено заполнение информационной базы прекрасной инициативы Президиума ПАНИ — Информационно-справочной системы Петровской академии наук и искусств, нам не известно точное количество членов ПАНИ на сегодняшний момент, а также количество покинувших её ряды за последние 30 лет по собственной инициативе или в связи с уходом из жизни.

По моим прикидкам, число причисленных и более-менее активно работающих в первичных организациях членов Академии всех рангов не превышает сейчас 1 500 человек. 5 000 — это, скорее всего, общее количество принятых в Академию членов за 30 лет её существования. Данные примерно совпадают с изучением кадрового состава ПАНИ, которые провела главный учёный секретарь Академии О.А.Григорьева.

Это значит, что ПАНИ за 30-25 лет потеряла соотнесённое количество — те же полторы тысячи и более своих кадров, причём, лучших!

Предложение: Для возмещения потерь необходимо внедрять расширенный приём новых членов и учредить институт кандидатов в члены ПАНИ.

В Тверском отделении мы опробовали такую форму привлечения и апробации кандидатов как создание Тверского клуба друзей Петровской академии наук и искусств.

3. Необходимо омоложение Академии. Пока основная работа в Академии держится на заслуженных ветеранах Академического движения. Но наш век отмерен, и надо думать об омоложении кадрового состава путём привлечения перспективной творческой молодёжи в наши ряды.

4. Академия испытывает большие финансовые трудности. Мы теряем свою финансовую базу, которая держится на поступлении и использовании в Санкт-Петербурге и на местах вступительных и членских взносов, не только из-за ухода из Академии, или из жизни своих членов. Но из-за того, что мы получаем эти ежегодные взносы лишь с половины персонажей, числящихся в ПАНИ.

Есть несколько параллельных путей решения этой проблемы. Уже предложенное расширение приёма в Академию. Обеспечение безусловной оплаты членских взносов со стороны всех действующих членов ПАНИ, (соответствующие меры Президиум уже принимает). Укрепление финансовой дисциплины и финансового учета с проверкой рационального использования полученных денежных средств. Поиск дополнительных источников материального благополучия Академии.

К тому же, на мой взгляд. неверно высчитывать финансовую базу Академии, исходя только из полученных «большим» Президиумом средств из регионов, включая Санкт-Петербург, а также из других источников. (А это, как доложил съезду представитель Контрольно-ревизионной комиссии, около миллиона рублей в год). База Академии гораздо шире: она включает годовые бюджеты как региональных территориальных отделений, так и бюджеты профессиональных объединений, которые сосредоточены в Петербурге. Это, если исходить из принятого правила: 50% собранного — в кассу Академии, 50-процентный остаток — себе.

Но указанные средства пока никто не считает, кроме руководителей региональных и иных отделений, которые и вынуждены заниматься их сбором.

5. Заметно улучшился за отчётный период официальный сайт Петровской академии наук и искусств петрани.рф, который курирует академик А.А.Товстоган. Но чего не хватает в жанровом разнообразии материалов сайта, так это – аналитических исследований, раскрывающих механизмы работы самой Академии и её внутренние проблемы. Как воздух, нужны исследования, предлагающие новые пути и способы совершенствования нашего академического бытия. Я надеялся, что моя Аналитическая записка послужит неким стимулом к такому «внутреннему аудиту» со стороны других руководителей и аналитиков Петровской академии наук и искусств. Но пока за такой аудит никто не берётся...

6. Важная составляющая информационной политики Академии — ясность и точность в употреблении её понятийно-терминологического аппарата. А здесь далеко не всё соответствует современным требованиям теории терминологического смысла и принципиальной недвусмысленности языка делового общения, начиная с текста Устава ПАНИ, кончая словоизвлечением из словаря академических терминов в процессе наших устных выступлений или написания документов.

Даже произнесение аббревиатуры ПАНИ редко соответствует лингвистической норме: ударению на ключевом слове - «академия»! (Не ПАНИ — если сможешь, догони, а ПАНИ — не садись в чужие сани!).

Первое, что затрудняет восприятие и искажает смысл – это синонимичность названий двух наших структурных подразделений: региональных отделений и отделений тематических. Если первое, по сути, отделяет одно территориальное образование от другого, то второе, наоборот, объединяет.

Предлагаю: Чётко разграничивать и различать в Уставе ПАНИ, её документообороте и в устных выступлениях «территориальные отделения» от «профессиональных объединений» Академии.

7. Председатель Мандатной комиссии ПАНИ, академик Н.В.Ловелиус на заседании в офисе Академии 23.10.2021 г., где было продолжено обсуждение вопросов XI съезда, обратил внимание на необходимость корректировки Устава Петровской академии для уточнения формулировок и внесения новых современных положений, расширяющих возможности Академии, в первую очередь, для юридического обеспечения поставленной Президентом ПАНИ задачи преобразования Академии из межрегиональной во Всероссийскую общественную организацию.

Предлагаю: Создать постоянно действующую Редакционную комиссию из специалистов ПАНИ, которая могла бы за два года до следующего съезда провести эту аналитическую и редакционную работу, с учётом обсуждения данных вопросов в региональных отделениях и профессиональных объединениях Академии.

Литература:

  1. Юревич А.В. Умные, но бедные: учёные в современной России. – Москва: Московский общественный научный фонд, 1998. 201 с.
  2. Вестник Вологодского научного центра Академии наук РСФСР №1. (Материалы Съезда учёных России. 18 – 19 октября 1990, Ленинград). - Вологда, 1990,.53 с.
  3. Гайдуков В.Н., Осипов В.Г. Региональный этос и «москвоборчество»: феноменология политической культуры современной России. – В сб.: Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры России. (Материалы семинара, Тверь,
  4. 5-7 марта 1999 г.). – Москва: Московский общественный научный фонд, 1999 (Серия «Научные доклады», вып. №90.), с. 151-163.
  5. Владимир Гайдуков. Миссия «провинциальной» науки // Вече Твери. 27 марта 1991, с.3.
  6. Российская Академия в Твери: быть или не быть? Слово участникам съезда учёных России // Тверская жизнь, 9 января 1991, с.3.
  7. Академия: программа действий. К созданию Тверского отделения Российской академии наук. (Интервью профессора Ю.Г.Папулова Ю.Шаркову) // Тверские ведомости, №22, 1-7 июня 1991, с.6.
  8. Мелуа А.И. Российская Академия естественных наук: Энциклопедия. – Москва-С.-Петербург: Изд.-во «Гуманистика». 703 с.
  9. Вестник Петровской Академии наук и искусств, № 1 - С.-Петербург: ПАНИ, 1993. с. 72.
  10. Тыминский В.Г. Россия и современный мир. Общественные академии – новые явления в жизни страны // Интеллектуальный мир. № 1(18).
  11. Трансформация российских региональных элит в сравнительной перспективе. Материалы международного семинара (Тверь, 20-22 февраля 1998 г.). - М.: Московский общественный научный фонд, 1999. - 288 с. - (Серия «Научные доклады», выпуск № 71).

25 октября – 02 ноября 2021 г., город Тверь.

7. Академическое движение в Тверском регионе. Историческое фотосвидетельство.

Фото №1. Президиум Тверского отделения Российской академии наук – ТВОРАН на Съезде учёных Верхневолжья в Доме политпросвещения ОК КПСС. 31 мая 1991 г., город Тверь.

Фото №2. Делегаты первого съезда Петровской академии наук и искусств. В третьем и четвёртом ряду слева — делегация Тверского регионального отделения ПАНИ: профессора Ю.Г.Папулов, А.Е.Афанасьев, М.Д.Хетчиков и гл. учёный секретарь ТОПАНИ, доцент В.Г.Осипов. 12 мая 1993 г., Санкт-Петербург.

Фото №3. В офисе Тверского отделения Петровской академии наук и искусств и НОУ «Академия политической культуры», который мы арендовали в бывшем здании ОК КПСС, ныне — здание Тверского Законодательного собрания, после международного научно-практического симпозиума «Экономико-географическое положение Тверской области в системе стратегических ресурсов региона». На снимке (слева-направо): глава Московского представительства немецкого фонда Ханнса Зайделя, профессор Лоренц Дойрингер, мэр баварского города Шонгау-Вальхайм Луитпольд Браун, профессор географического факультета Московского государственного университета Леонид Викторович Смирнягин и тверской организатор симпозиума ректор Академии политической культуры, учёный секретарь Тверского регионального отделения ПАНИ Владимир Глебович Осипов.

30 октября 1997 г., гор. Тверь.

Фото №4. Президент Верхневолжской инженерной академии академик П.А.Вязовченко на презентации Академии вручает диплом академика ВИА инженеру и главе города Твери А.П.Белоусову. Между ними — инженер и вице-губернатор Тверской области, академик ВИА Ю.М.Краснов. 24 октября 2000 года, г. Тверь

Фото №5. Главный учёный секретарь Верхневолжской инженерной академии, академик ВИА и ПАНИ В.Г.Осипов подписывает дипломы членам Академии на её презентации в Твери.

Фото №6. Свидетельство, выданное Академическим опекунским советом первым академикам ВИА.

Фото №7. Лидеры общественных организаций Тверской области — участники Гражданского форума России на встрече после окончания Форума и совещания с главой города Твери А.П.Белоусовым (в центре).

Фото №8. Программа XI отчётно-перевыборного съезда Петровской академии наук и искусств.

Фото №9. Делегаты от Тверского отделения ПАНИ на XI съезде Академии в зале 4 корпуса РГПУ им. А.И.Герцена. (Слева-направо): член ПАНИ, секретарь президиума ТОПАНИ Т.И.Бобринская; председатель ТОПАНИ академик В.Г.Осипов; член-корреспондент ПАНИ Е.Е.Радчук, член-корреспондент ПАНИ В.И.Овчаров. Санкт-Петербург, 22 октября 2021 г.

Фото №10. Президиум XI съезда Петровской академии наук и искусств. (Слева-направо): представитель Твери вице-президент ПАНИ, академик В.Г.Осипов; главный учёный секретарь ПАНИ, академик ОА.Григорьева; первый вице-президент ПАНИ, академик А.И.Субетто; первый вице-президент ПАНИ, исполнительный директор Академии, академик А.В.Антонов; делегат от республики Крым, председатель Крымского отделения ПАНИ академик А.С.Слепокуров; избранный вновь Президентом Петровской академии наук и искусств, академик А.В.Воронцов.

Фото №11. Члены Совета Тверского землячества в Петровской академии наук и искусств (ТЗ ПАНИ). Слева-направо: д. филос. н., профессор В.Д.Карандашов, родом из деревни Заозёрье Селижаровского района Тверской области; к. филос. н., профессор В.Г.Осипов из Твери; д. с.-х н., профессор А.И.Осипов из посёлка Сандово и руководитель холдинга «Тверская медтехника», член-корреспондент ПАНИ В.И.Овчаров из Твери.

Санкт-Петербург, 22 октября 2021 г.

В иллюстративном материале к статье использованы фотографии Владимира Леонова, Андрея Паршухина, Татьяны Бобринской, Владимира Осипова и Виктора Овчарова.

Владимир Глебович Осипов, вице-президент Петровской академии наук и искусств, председатель её Тверского регионального отделения, профессор и академик ПАНИ, руководитель Тверского научного центра комплексного изучения человека

25 октября — 02 ноября 2021 года, город Тверь.

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Владимир Осипов
Петровская академия наук и искусств — лидер Академического движения в России!?
Научный доклад, представленный на юбилейный XI съезд ПАНИ
25.11.2021
Тверская земля и Россия под покровом святого Великого князя Михаила Ярославича
Выступление на 8-ой Межрегиональной научно-практической конференции «Калязинские чтения»
27.04.2021
Поздравление многоуважаемому А.В.Воронцову
От Собора православной интеллигенции Санкт-Петербурга в связи с его замечательным и достойным юбилеем
31.03.2021
«Знай, умей, дерзай и помни!»
К 75-летию председателя Тверского отделения Петровской академии наук и искусств (ПАНИ)
21.08.2019
Этнос - Народ - Нация
Русские: от князя Михаила Тверского до президента Путина
02.03.2018
Все статьи Владимир Осипов
Последние комментарии
Кто защитит человека?
Новый комментарий от Наталия 2016
25.11.2021 22:51
Пора реабилитировать Императора Петра Великого
Новый комментарий от С. Югов
25.11.2021 21:28
Вспоминая украденный праздник
Новый комментарий от Русский Иван
25.11.2021 20:57