Государь, «Ворошиловский стрелок» и потерянная совесть

 

Мы подошли к  очередной дате памяти злодейского убийства дорогих  нашему сердцу Святых Царственных мучеников.  И как всегда в эти дни возрождается полемика вокруг личности Государя,  обсуждение его человеческих качеств, а также действий, которые он предпринял или не предпринял,  или мог предпринять  во время революционных мартовских дней 1917 года.  Это не удивительно, ибо июльская дата убийства Царской семьи напрямую связана с датой 2-го марта 1917 года - ключевой в российской истории.

 

Отношение весьма значительной части современного общества  к Царской семье, продолжает  оставаться негативным и проявляться в тех отрицательных отзывах и наветах, которые были сформулированы, еще февральскими  революционерами и их сторонниками. Русское общество таки не подошло к необходимости покаяния за «Иудин грех» - клятвопреступление и предательство Государя, за его свержение и за само цареубийство.

 

В июле 1918 года большевики только «поставили точку» в деле убийства Государя. А само-то убийство Царской семьи началось тогда - в те мартовские дни 1917 года. И все мартовские революционеры и их сторонники повинны в этом убийстве в первую очередь.

 

События,  произошедшие  в царском поезде 2-го марта 1917-го года,  необходимо  рассматривать в первую очередь с духовной точки зрения, ну так, как бы видел это Господь, т.е. глазами Божиими. Это не то что видели  и описали в мемуарах присутствовавшие и не присутствовавшие свидетели, а такая общая во всей полноте картина, которая в целом дает полное представление о совершившемся событии.  

 

Многие историки и богословы в своих выступлениях пытаются свести это событие всего лишь к наличию показаний очевидцев, или к поведению Государя, к его молчанию, или к появлению и предъявлению того «фигового листка», именуемым «манифестом» или «актом об отречении»,  который якобы подписал Государь.  Но такая методология подхода к исследованию данного события не просто неприемлема, она ведет на ложный путь - путь который и был заготовлен, как для современников, так и для будущих поколений хитроумными  революционерами-заговорщиками.  

 

Само словосочетание «Отречение Государя» зародилось в стане заговорщиков. Причем именно так и было все сделано, как планировалось, чтобы все поверили. И даже сами заговорщики уверились в том  что «отречение состоялось» и те из них, кто остались живы, в последующие годы своей жизни уверяли в этом всех окружающих.  Так же и немногие из тех, кто духовно был на стороне Государя, почему-то не удостоверившись, поверили революционерам и в последующие годы оперировали термином «отречение».  На самом деле проект «отречение» являлся самой настоящей операцией прикрытия свершившегося государственного переворота и свержения Государя.

 

 Я учился в советской школе  в семидесятых годах  прошлого столетия и отчетливо помню, что по истории СССР учительница нам рассказывала в нескольких словах о т.н. буржуазно-демократической  февральской революции 1917 года и том, что «Государь был безвольный и слабый человек. Он  просто поехал в Ставку, а возвращаясь оттуда,  заехал в Псков и  там вследствие революционных событий добровольно решил отречься от Престола». И все.   

 

Современная российская историческая наука в той или иной степени в различных вариациях также повторяет этот выдуманный белоэмигрантскими и советскими историками сюжет и настаивает на его исторической правдивости. С небольшим добавлением о том, что на Государя было оказано определенное давление, которое он якобы мог спокойно преодолеть, обратившись к верным ему войскам, с тем, чтобы выйти из устроенной ему псковской ловушки победителем. Но вот -  «смалодушничал, не проявил твердой воли и отрекся». Таков посыл и всех статей, книг, аудио и видео выступлений,  связанных с такой точкой зрения,  на те, далекие события.

 

Недавний пример - весной этого года на одном из Ютуб-каналов вышли два видеосюжета под названиями «Предала ли Церковь Царя в 1917 году?» и «Отрекался ли Царь от Престола?» (Правда ли что отречения не было?)». Также недавно на Ютуб-канале известного петербургского политика вышел сюжет, в котором он заявил, что Государь «должен был погибнуть на своем посту», но не отрекаться. Один из современных церковных историков договорился до того, что оказывается Государь «даже не захотел узнать мнения Церкви по поводу своего отречения».  Мол, это он сам  «запросил с помощью телеграфа мнение командующих фронтами, и от всех получил положительный ответ, что действительно нужно отречься. После этого и было принято окончательно решение. Мнения Синода он не спрашивал».  

 

Ну, вот что тут скажешь? Профессиональные историки лишены опыта системного управления людьми и ресурсами и то, что им непонятно, прикрывают собственными домыслами. Начитаются каких-то мемуаров революционеров и сочувствующих им лиц и составляют на этом основании свои «кривые» выводы. Да даже и в мемуарах однозначно указано, что мнения командующих фронтами запрашивал самостоятельно генерал Алексеев, без ведома Государя. Не давал ему Государь никаких указаний насчет таких запросов. Эти запросы  предусматривались в  плане заговорщиков и именно для того, чтобы показать Государю, на чьей стороне военачальники и армия.

 

Вот в связи этими мнениями, построенными на весьма поверхностных исторических материалах, и хочется поразмышлять на тему - кому и что должен был Государь? Кому и что он должен был сказать или мог сказать? Мог ли он вообще что-то сделать? Мог ли вообще технически он погибнуть «на своем посту», как  например император Павел Первый? Итак, давайте еще раз пройдем по всем слагаемым этих событий марта 1917 года, ее творцам и участникам - по степени их участия в этой катастрофе.

 

На сегодня известно, что примерно в течение 7-8 лет в период 1910-1917 год заговорщики совместно с резидентами западных спецслужб через СМИ и наемных агитаторов вели компанию по дискредитации Царской семьи, а соответственно и органов Государственной власти. Заговорщикам удалось убедить родственников Государя,  значительную часть русского общества, священство в том, что Россией правит вечно пьяный и  развратный громила-мужик Распутин, а Государь и Государыня только  беспрекословно исполняют его требования. Конечно, какой нормальный человек будет терпеть такое положение вещей во власти? Но какой нормальный человек, не удостоверившись в таких обвинениях, поверит? А ведь поверили. Значит - были уже не нормальные? Но что значит ненормальные? Это люди духовно ослепленные - или частично, или полностью.

 

16 декабря 1916 года был убит друг Царской семьи Григорий Распутин. Развратники и безбожники убили праведного православного христианина. Контрольный выстрел сделал офицер английской военной разведки. Этому убийству радовалось почти все российское общество во главе с Царскими родственниками. Это, как говорят, был «первый выстрел революции».

 

В рамках реализации плана заговорщиков Государь в конце февраля обманным путем был вызван в Ставку, где генерал Алексеев уговаривал его принять требования революционеров. Государь не поддался на эти уговоры. Даже большевистский журналист Михаил Кольцов отметил стойкость Государя: Он пишет, что  Алексеев вышел от Государя «ни с чем, вернее  с повышенной температурой. Старик сваливается в постель,  он ничего не может сделать с упорным своим монархом». Государь для подавления бунта в Питере снаряжает отряд генерала Иванова и покидает Ставку. А Иванов, по словам самого Гучкова, был с ним «в добрых отношениях». Да еще генерал Алексеев вдогонку соответствующую  телеграмму послал. Поэтому миссия эта была обречена на провал изначально.

 

В ночь с 27 на 28 февраля к Государю пришла телеграмма от выборных членов Государственного совета, в которой они настаивали на решительном изменении Императором «направления внутренней по­литики согласно неоднократно выраженным желаниям на­родного представительства, сословий и общественных ор­ганизаций, немедленный созыв законодательных палат, отставку  нынешнего Совета министров». Подписали: барон Меллер-Закомельский,  Вернадский, граф Тол­стой, Олъденбург и др. - более 20-ти подписей. Здесь, как говорится, комментарии излишни. Государственный Совет был на стороне революционеров.

 

1-го марта на станции Дно  на Государя  было организовано покушение на убийство. Заговорщики реально хотели его убить, планируя столкновение  еще одного поезда с царским. Да бдительность жандармов, которые выявили поддельный путевой лист и ответственность дежурного стрелочника помешала.  Здесь замечу, что если бы государь погиб естественным образом в результате несчастного случая, то это заговорщиков вполне устроило. Но принародно в Ставке или в Пскове его никто не стал бы убивать, наоборот - его уже берегли, ибо только так можно было довести операцию под названием «отречение» до логического и победного конца.

 

2-го марта приходят сведения, что дворец в окружении восставших войск. Личный конвой предал и ушел, оставив Царскую семью на растерзание войскам  подконтрольным заговорщикам. Государя ставят перед фактом, что его семья находится в руках революционных войск, которые, если Государь не будет вести себя покладистей,  при соответствующей команде готовы ворваться во дворец и применить насильственные действия по отношению к Государыне и Царским детям. Генерал  Лукомский  утром 2-го марта заявил, о том, что: «выбора нет, и отречение должно состояться» и «что вся Царская семья находится в руках мятежных войск» и если Государь не согласится, то «произойдут дальнейшие эксцессы, которые будут угрожать царским детям...».

 

Причем  хоть все и завуалировано словом эксцессы все понимают, о каких насильственных действиях особенно по отношению к Царским дочерям, идет речь. Государю также объявляют, что подвоз снабжения в действующую армию будет остановлен. Армия останется без продовольствия и боеприпасов. Также сообщается,  что командующие фронтами откроют эти фронты для германских войск. После обеда 2-го марта Государю предъявляют телеграммы от Главнокомандующих фронтами и Великого князя Николая Николаевича о том, что все они поддерживают требования заговорщиков и находятся на их стороне. Родственники Государя также после истории с убийством Григория Распутина жаждут его низвержения и имеют глубокое взаимопонимание и тесные взаимоотношения с заговорщиками. Священноначалие также вошло в контакт с Временным комитетом Государственной думы, т.е. не с Государем, а с террористами,  устроившими революцию.  Государя - что называется «Обложили со всех сторон».

 

Предположим, что Государь пошел на уступки для спасения своей семьи и армии: вступил в переговоры,  что-то пообещал или даже подписал карандашом какую-то телеграмму, воспринятую и предъявленную впоследствии революционерами, как  «акт отречения».  Историки говорят, что подпись карандашом на такого рода документах это обычное дело. Но это неправда. Ни одного Манифеста, таким образом не издавалось. Получается, что для графа Фредерикса, который якобы заверял эту бумагу, чернила нашлись, а для Государя нет?  Карандашом,  подписывались различные телеграммы с боевыми задачами,  приказами,  распоряжениями и прочей т.н. «рабочей» документацией. Если это телеграмма, то тогда карандаш уместен.  Но сами же историки утверждают, что этот документ есть самый настоящий  манифест или царский акт. Во всех СМИ и на информационных тумбах этот документ был опубликован, как «Манифест».  Это был т.н. «массовый вброс», массовое дезинформирование общества  при помощи документа, которого на самом деле не существовало. И этот подлог историков и богословов не смущает. Да и про то, что сама подпись Государя могла быть искусно подделана, уже немало сказано.

 

Вспомним тот факт, что Шульгин и Гучков ночью 3-го марта сами послали телеграмму из Пскова на  имя Начальника Главного Штаба: «3 марта 1917 г. Просим передать Председателю Государственной Думы Родзянко: Государь дал согласие на отречение от Престола в пользу Великого Князя Михаила Александровича с обязательством для него принести присягу  конституции... Манифест последует немедленно в Пскове... Гучков. Шульгин». Как же так? В кармане у Гучкова,  уже находился тот самый, т.н. «манифест об отречении» от 2-го марта - документ, который нам сегодня предъявляют,  как неопровержимое доказательство отречения, а он ночью 3-го марта, уже после всех событий, шлет в Питер телеграмму о том, что «Государь дал согласие на отречение от Престола» и, что еще какой-то манифест «последует немедленно в Пскове».

 

А в т.н. стенограмме отречения Николая II, составленной начальником походной канцелярии Нарышкиным записано: «Депутаты попросили вставить фразу о присяге Консти­туции нового императора, что тут же было сделано Его Ве­личеством». Но никаких слов о «присяге на Конституции» в известном нам историческом документе нет. Есть только слова о том чтобы принести «ненарушимую присягу». Это может означать, что Государь возможно подписал какой-то другой документ, который заговорщиков не устроил, и вместо него они подложили то, что теперь называют «актом об отречении».

 

Государь пишет в дневнике о том, что он передал Гучкову и Шульгину «подписанный и переделанный манифест».  Ну и где этот манифест! Что в нем написано? Вместо «манифеста» нам предъявляют какой-то документ, под названием «акт об  отречении», да еще существующий в нескольких экземплярах, каждый из которых называют оригиналом. Но из дневника же видно, что Государь никаких «актов» не подписывал. Таким образом, имеется целый ряд данных, которые не соответствуют друг другу, но вместо того, чтобы исследовать эти факты, о них просто умалчивают.

 

С другой стороны Государь сам обладал высшими военным и юридическим образованиями и прекрасно сознавал, что ни какой легитимной передачи власти он не осуществлял. Что же он должен был легитимно передать власть этим террористам, разбойникам и убийцам? Государь не имел никаких иллюзий, касающихся личных нравственных качеств и управленческих способностей своего брата. Он прекрасно понимал, кому достанется власть.

 

Вот,  если к вам придет разбойник с подписанной карандашом бумагой от вашего отца, который  находится у него в плену о том, что отец все свое богатое наследие передает не вам, а разбойникам - вы этот факт смиренно примите и поверите, что отец это сделал добровольно? И будете всех убеждать, что такие действия законны?

 

Если нашим сегодняшним оппозиционерам, которые финансируются западными спецслужбами, удастся заблокировать нашего Президента где-то посреди России, а потом они приедут в Москву и предъявят  Министру обороны, Директору ФСБ и нашему Патриарху клочок бумаги с напечатанным текстом и карандашной подписью Президента о том, что он передает власть этим разбойникам - разве Патриарх благословит такое дело? А Министр обороны и Директор ФСБ «утрутся» и подадут в отставку? Ответ очевиден.

 

Для церковного человека, совсем  не должно иметь значения подписывал Государь карандашом этот документ или его подпись подделали. В любом случае этот документ является фальсификацией. Кто мешал революционерам раз уж Государь, по их мнению «добровольно отрекся от Престола», оформить манифест, оформить всю передачу власти легитимно - когда он вернулся 9-го марта  в Царское Село и фактически был их пленником? Никто  не мешал, и ни что не мешало, кроме всеобщего умопомрачения, которое длится и по сей день.  Революционный дух продолжает жить в наших душах и не дает возможности увидеть реальное положение фактов и обстоятельств обсуждаемых событий. Мы продолжаем  мыслить категориями революционных иллюзий. Теми категориями, навязали политические преступники.

 

Одной из центральных фигур заговора выступал А.И. Гучков, действовавший под руководством западных  спецслужб во главе с английским лордом Мильнером. Гучков писал, что он планировал «захватить императорский поезд между Царским Селом и Ставкой, вынудить отречение, затем одновременно, при посредстве воинских частей, арестовать существующее правительство и объявить, как о перевороте, так и о лицах, которые возглавят правительство». Как мы знаем, эта часть была выполнена: императорский поезд оказался отрезанным и от столицы и от армии.

 

Напомню что 2-го марта власть в стране уже была захвачена.  Подтверждения о том, что Государь был свергнут еще до 2-го марта существуют, но о них либо не упоминают, либо игнорируют. 1-го марта начальник императорского железнодорожного полка генерал Цабель сказал Государю: «Ваше величество объявлены низложенным. Родзянко объявил по всей России о вступлении в силу нового порядка». В  журнале Совета Министров Временного Правительства от 2-го марта 1917 года записано: «после произошедшего государственного переворота основные законы Российского государства должны считаться не действительными».

 

2-го марта, еще до появления «акта об отречении»  Председатель Госдумы Родзянко издал приказ в котором объявил «старую власть низложенной». Таким образом, 2-го марта власть была уже захвачена заговорщиками и на их стороне выступили все государственные учреждения - ВСЕ, кто должен был защитить Государя и его право на власть.

 

Воспоминания участников событий в вагоне Императорского поезда полны недосказанностью и  противоречиями.  Дворцовый комендант Воейков пишет о том, что он «присутствовал при том тяжелом моменте, когда Император Николай II вручил свой Манифест об отречении от Трона».  Шульгин - о том, «что около часу ночи, а может быть двух принесли второй экземпляр отречения». Это в принципе подтверждает слова Воейкова, если он присутствовал при вручении первого экземпляра. Причем Шульгин указывает, что Государь подписывал текст на трех-четырех телеграфных бланках.

 

Генерал Данилов пишет, что «через час или полтора в вагон генерала Рузского были доставлены подписанные Государем манифест об отречении в двух экземплярах...», то есть что Государя при этом уже не было. А  Рузский пишет, что Государь при этом был: «...явился Фредерикс с напечатанным на машинке актом отречения, который Царь тут же подписал. Комиссары предложили Фредериксу контрассигновать подпись».  Гучков пишет, что Государь был только при согласовании текста, а о дальнейших событиях умалчивает.

 

И, наконец, полковник Мордвинов сообщает, что когда «манифесты были наконец около часу ночи переписаны, как их от Государя принесли в купе к Графу Фредериксу ...», т.е. что Государя при этом  не было.  Что касается подписи графа Фредерикса, то генерал Воейков утверждает, что Министру Двора «предложил» поставить подпись Государь. Но вот генерал Русский пишет, что это «предложили» комиссары. Это же подтверждает и полковник Мордвинов.  Единомыслия, как мы видим, нет, хотя все присутствовали при описываемых событиях лично.

 

Мемуарная литература не может являться и приниматься в качестве «железных» доказательств объективности того или иного события, ибо мемуаристы всегда субъективны. Все мемуары претендуют на исключительную достоверность, хотя по сути,  выражают только точку зрения человека в зависимости от его духовно-нравственного состояния. Например,  генерал Дубенский, которому принадлежит известная фраза о том, что «Государь отрекся - как эскадрон сдал».  Его, написанные в эмиграции воспоминания, как считают историки существенно, расходятся с показаниями, данными им в августе 17-го года Чрезвычайной Комиссии Временного Правительства «по тону, по целому ряду любопытных деталей». А его отношение к Государыне, про которую он посмел сказать, что  «она страдала психозом» выдает всю  низкую сущность и подлость его натуры. И этого прохиндея нам навязывают в свидетели.

 

Журналист Михаил Кольцов заключает: «почти все в своих зарубежных воспоминаниях рисуют яркие картины своего героизма, верноподданнического упорства в отстаивании династии. Все это, по их словам, разбилось о мягкую «христианскую» уступчивость царя, его непротивление и мирный характер. Конечно, это историческая ложь, нуждающаяся в разоблачении. Достаточно даже беглого знакомства с генеральскими мемуарами, чтобы разглядеть толстые белые нитки, которыми они шиты. Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх. Спасал, отстаивал царя один царь. Не он погубил, его погубили».

В воспоминаниях свидетелей т.н. «отречения» царит сплошной хаос и значительные противоречия. Их показания надо разбирать построчно.

 

Государя предали, нарушив воинскую присягу, все высшие командующие Российской армии и спецслужб - Алексеев, Рузский, Корнилов, Брусилов, Колчак, Эверт,  Непенин, Сахаров и другие. Отдельно нужно сказать о генерале  М. Д. Бонч-Бруевиче. С начала войны он непосредственно руководил, а впоследствии  курировал деятельность разведки и контрразведки  Северо-Западного и Северного фронтов.   Это он совместно с Гучковым и при поддержке Великого князя Николая Николаевича состряпал т.н. «дело полковника Мясоедова». С марта 1916 года  на генерала Бонч-Бруевича было также возложено командование военным гарнизоном г. Пскова, где была подготовлена  ловушка для Царского поезда.

 

Нам предлагают посмотреть на эту поездку Государя, как на обычную рабочую, но неудавшуюся прогулку. А на самом деле - это была глубоко продуманная многоходовая операция специальных секретных служб, от которой ожидался вполне планируемый результат -  либо физическое устранение Государя,  либо устранение под видом его добровольного отречения, иначе страна не поймет и не примет новую власть.

 

Государь знал о заговоре против него. 31 декабря 1915 года от  агента русской разведки за границей под псевдонимом «Вебер» пришла шифровка следующего содержания: «В армии существует крепкое ядро офицеров, желающее и организующее государственный переворот и способное его провести. Цель: установление действительно конституционной монархии с Великим князем Михаилом во главе. Царствующий Государь должен быть устранен от престола в подходящий момент. В проведении плана уверены. Обеспечено содействие некоторых крупных генералов. Вебер».

 

1-го марта В.К. Михаил в телеграмме призывал Государя: «Забыв все прошлое, прошу тебя пойти по новому пути указанному народом».  Из этого заявления видно, что Великий князь Михаил выступал на стороне главарей заговора Львова-Гучкова. Протоиерей Георгий Вахромеев в своей книге «Подвиг Царского служения» пишет: «Очевидно, что Михаил уже давно был в сговоре с изменниками и знал о нескольких вариантах низложения с престола своего брата».

 

Мать Государя Императрица Мария Федоровна также считала, что ее сын-Император все делает не так, поскольку он попал под влияние своей супруги. В дневнике от 21 августа 1915 года мать Государя называет свою невестку «психически ненормальной» и «сумасшедшей». А в январе 1917 года она пишет о нашей святой Императрице, что она «своеволием только увлекает всех нас в пучину несчастий», «всех ненавидит и мечтает о мести», «совсем свихнулась от бешенства и жажды мести».

 

Великий князь Николай Михайлович был самым яростным критиком Государя. То же самое, можно сказать о Великом князе Александре Михайловиче. Он также выступал стороне «прогрессивных сил». В своем известном письме к Государю от 1 января 1917 года сетовал: «Приходишь в полное отчаяние, что Ты не хочешь внять голосам тех, которые знают, в каком положении находится Россия, и советуют принять меры, которые должны вывести нас из хаоса, в котором мы все сегодня находимся». Великий князь Александр Михайлович пишет в воспоминаниях о реакции Государя на т.н. «отречение Михаила»: «замечание, исходило от человека, который только что отдал шестую часть вселенной горсточке недисциплинированных солдат и бастующих рабочих, лишило меня дара речи». Это же ложное утверждение. Великий князь лукаво не упоминает, что на стороне  «этой горсточки» выступили, как он сам, так и все родственники Царской семьи, священноначалие, интеллигенция и силовые структуры Российской империи. А ведь этой фразой жонглируют все противники Государя.

 

Великий князь Сергей Михайлович, который в то время занимал должность полевого генерал-инспектора артиллерии при Верховном Главнокомандующем был на стороне заговорщиков и полагал «что наиболее подходящим лицом был бы Родзянко, пользующийся доверием». Великий князь Георгий Михайлович 14-го марта  из Гатчины пишет сестре Государя Великой княгине Ксении: «Ты не можешь себе представить, насколько больно читать этот помой, который выливается во всех газетах на бывшего Императора... к ужасу моему, я прочел отвратительную статью моего старшего брата, т.е. с его слов написанная корреспонденция, а затем «интервью» Кирилла и, наконец, третьего дня Павла. Боже мой, какая гадость, это низко и недостойно, это месть, но кому они мстят? - Лежачему. Они теперь его не боятся и мстят».  Временное правительство в постановлении от 8-го апреля 1917 года  поручило министру юстиции, обратится ко всем членам Императорской фамилии от «изъявления чувств» такого рода.

 

Все Великие князья соучаствовали в заговоре против Государя. Может и не напрямую, но косвенно все приложили руку к его свержению, ибо все они ненавидели его святую супругу. А за что? За то, что ее нравственная чистота была  на высоте, недоступной для их земного меркантильного  понимания. Они ненавидели ее за то же, за что Каин Авеля убил. И именно поэтому все они испытывали нескрываемую радость по поводу свержения Государя.

 

Нам еще свидетельствуют, что Государь плакал, при разговоре со своей  матерью в вагоне 4-го марта. И даже насмехаются над этим, подразумевая, что он плакал от безысходности - по слабости и малодушию. Да не от слабости Государь  плакал, а от горя. От того что прекрасно понимал и предвидел все последствия, которые обрушаться на Русскую землю в связи с клятвопреступлением народа.  За эти слезы Государя мы уже более ста лет расплачиваемся  слезами и кровью - морем слез и морем крови. И конца этому не видно, ибо мы не только не подошли к покаянию, но даже и не понимаем, и не хотим понимать всей глубины той катастрофы, которая произошла 2-го марта 1917 года.

 

До нас дошла книга из «Ветхого Завета», содержащая в себе «Пятикнижие» пророка Моисея, которая была найдена в вагоне императорского поезда в дни мартовского пленения  Государя,  с пометками, сделанными на листах его  рукой.  Это доказано графологической экспертизой.  Из подчеркнутых Государем строк видно, что Государь глубоко и пророчески чувствовал все последствия богоотступничества и народной  измены:  «Если же не послушаете Меня  и не будете исполнять всех заповедей сих... нарушив завет Мой, - то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, которые повредят глаза и измучат душу, ...и вы будете побиты врагами вашими, ... всемеро (трижды - в 18,22,25,28 стихах) увеличу наказание за грехи ваши; И сломлю гордое упорство ваше.... Напрасно будет истощаться сила ваша;... и наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет;...  Хлеб подкрепляющий человека истреблю у вас;...Города ваши сделаю пустыней, и опустошу святилища ваши, ... А вас рассею между народами. И обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши разрушены... оставшимся из вас пошлю в сердце робость...» (Лев.26:14-36). Это лишь немногие из подчеркнутых Государем строк, но как точно они выражают все, что случилось с нашим народом в результате народного клятвопреступления - всей той трагедии, которая обрушилась на Россию в ХХ-м веке.

 

К вопросу о том «Предала ли Церковь Царя в 1917 году?».

Церковь, которую основал Христос,  конечно, не могла предать Государя, ибо она свята по определению. Но Церковь наполняют люди. А люди слабы и грешны. Да что уж там про обычных людей говорить, если нам известно, что сам апостол Петр отрекся от Христа. Правда потом покаялся. Что же удивляться тому, что от Государя отреклось практически все священноначалие и духовенство русской православной Церкви? Судить о том можно даже не по тем дням,  в течение которых совершалось свержение Государя, а  по всему последующему периоду  послереволюционных событий.

 

Некоторые современные церковные историки  и богословы называют данное заключение безосновательным и даже виноватого нашли в лице такого современного историка Михаила  Бабкина, опубликовавшего множество свидетельств этого отречения. Не будем здесь обсуждать выводы Бабкина, но представленные им данные действительно заставляют задуматься над антимонархической позицией духовенства,  которое во всеобщем революционном порыве  приветствовало «зарю новой жизни» и «свободу от цезарепапизма».

 

Известно, что  имели место факты массовой  сдачи священством, своих личных   наперстных коронационных крестов в пользу Временного правительства, как объяснялось - «на нужды Родины». На Поместном Соборе редкие голоса в защиту Государя и совершившегося клятвопреступления не принимались во внимание. После большевистского переворота были собраны деньги на выкуп царской семьи из под ареста, но священноначалие не благословило передавать эти средства охране. Т.е. имелась реальная  возможность спасти Царскую семью от расстрела, но эту возможность не только не использовали, но и намеренно уклонились от нее. Ну и что Господу оставалось с ними делать после этого?

 

Наш современник - митрополит Петрозаводский и Карельский Константин (Горянов) в своей книге «Апокалипсисы революций», касательно т.н. «акта отречения»,  пишет: «...этой подделки оказалось достаточно, чтобы 4 марта в своей проповеди архиепископ Тамбовский и Шацкий Кирилл (Смирнов) заявил, что отпечатанный в газетах «Акт» об отречении - это якобы «документ, которым Царь Сам освобождает нас от присяги, данной на верное служение», а посему «освобожденные Самим Государем от присяги Ему, мы имеем в лице Временного Правительства, Государственной Думой учрежденного, вполне законную власть», которой «должны повиноваться, как повиновались не за страх, а за совесть Государю своему». «Очень  удобный повод оправдания греха клятвопреступления» - отмечает Владыка Константин. Далее он пишет: «Синод полностью потерявший понимание значимости Богоустановленной власти, не поднял голос в защиту Царя, настойчиво повторяя, что Царь сам отрекся. А кто из членов Святейшего Синода был свидетелем этого эпохального события или навестил Царя и спросил у него лично»?

 

Ниже Владыка приводит цитату из статьи Павла Троицкого «Русская церковь в февральской революции» опубликованной на сайте «Русское Небо»: «Синод не просто узаконил клятвопреступление, не отменив предыдущую присягу и начав приводить к новой. С церковной точки зрения даже свергнутый с престола Государь оставался Помазанником Божиим».  О последствиях таких действий митрополит Константин  высказывается весьма точно: «Так отрекшись от монархии, представлявшей интересы Церкви, она подписал себе смертный приговор, который очень скоро был приведен в исполнение».  «Февральская революция рассматривалась иерархами и клириками Русской Церкви не как общенациональная трагедия, а как простая смена одного государственного строя другим, лучшим. Наше тогдашнее священноначалие обнаружило полное забвение учения Церкви о государственной власти, о Симфонии Церкви и Царства, грехе клятвопреступления» - заключает Владыка Константин.

Ну и причем тут историк Михаил Бабкин?

 

Известный текст был опубликован во всех печатных изданиях, как «Манифест». Но в Священном Синоде этот документ  уже рассматривали, как «акт». И этот факт тоже никого не смущает. Вопрос  о том, что произошло свержение Государя ставили еще на послереволюционном Поместном соборе. 22 января 1918 года священник Владимир Востоков  заявил:  «Мы свергли Царя!.. Собор... должен сказать народу святую правду,  ...что  в феврале-марте произведен насильственный переворот, который для православного христианина есть клятвопреступление, требующее очищения покаянием. Только после всенародного искреннего покаяния умирится и возродится страна, и Бог возвысит нам Свою милость и благодать».

 

Член Поместного собора профессор  Глаголев 2 августа 1918 года на заседании IV Подотдела заявил: «Если бы государь по доброй воле удалился на покой, то тогда не могло быть речи о клятвопреступлении, но для многих несомненно, что в акте отречения Николая II-го момента свободной воли не было».

 

Священник Василий Беляев на одном из заседаний подотделов Собора рассказал, что он «имел публичный разговор с одним из старообрядцев, который всех православных назвал клятвопреступниками за то, что они не будучи освобождены от присяги Императору Николаю II, признали Временное правительство».

 

Таким образом  народная совесть уже тогда подавала сигналы - взывала о том, что произошло не отречение, а свержение Государя - что имело место клятвопреступление.

Вот это и есть настоящий диагноз всем тем, кто свергал Государя и тем, кто радовался его свержению и  всем, кто до наших дней покрывает это преступление ложным утверждением о том, якобы Государь отрекся от Престола и даже  при этом «не спросил мнение Церкви». А как мог Государь спросить мнение Синода, мнение Церкви, будучи под арестом? Да и кто кому, и чего был должен: Государь Синоду? Или все-таки Синод - Государю? Кто кому присягал и клялся в верности служения?

 

В ставленнической присяге, производимому во священника ясно сказано, что это священнослужитель  должен Императору Всероссийскому и его Наследнику «верно и нелицемерно служить, и во всем повиноваться не щадя живота своего до последней капли крови». Далее в присяге говориться: «О ущербе же Его Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать тщатися...». Такую же присягу давали все военнослужащие и госслужащие, и все лица мужского пола, достигшие двенадцати лет. Из слов этой присяги явно видно - кто и кому, и что был должен?

 

А историки и богословы  нас пытаются уверить, что это оказывается Государь чего-то не спросил у тех, кто должен был ему повиноваться и защищать его без всяких вопросов и запросов. Перед кем должен был оправдываться Государь в том, что Россия ему изменила? Кого он должен был известить о своем свержении? Кому он должен был доказывать свою правоту? Заговорщикам или предателям, которые его свергли? Или своим близким, которые и дня не прожили бы, заявив об этом во всеуслышание? Тем, кто пачками  посылал  в Госдуму телеграммы, приветствуя «зарю новой жизни» и праздновал Пасху посреди Крестопоклонной недели? Так почти вся Россия праздновала. Все это Государь глубоко понимал. Поэтому и молчал. Объясняться с предателями  было бессмысленно. А подвергать опасности своих близких - тем более. Ему ведь даже умереть нельзя было в этой ситуации. Кто бы тогда защитил его семью?

 

Это перед Государем заговорщики еще, как то скрывали свое истинные намерения, а Великому князю Михаилу конкретно сказали, что всех членов Дома Романовых «немедленно будут вырезаны», если тот не поступит так, как требуют революционеры.

 

Когда в 1941 году на русскую землю пришли фашисты, то кто-то из духовенства встал на защиту родной земли,  а кто-то радовался приходу захватчиков и стал с ними сотрудничать и служить им.

Потом еще предатель генерал Власов появился. Сегодня в нашей Церкви находится немало защитников Власова.  Мы утратили различие в нравственных критериях.  Что можно - допустимо, а что нет? Что гибельно? И вот оказывается, что среди священства есть служители, которые оправдывают действия Власова и считают его чуть ли не мучеником и героем борьбы против большевизма. Да не в большевиков власовцы стреляли, а в обычных русских мальчишек. Поэтому и останется на них клеймо Иуды навсегда. И большевики тут совершенно не причем. Для идейного власовца - предательство, это не грех. Это норма. Это средство для выживания и оправдания своего двоедушия.

 

В марте 1917 года к власти в Росси пришли люди, которых можно поставить в один ряд с фашистами и с теми же власовцами. Но фашисты-то хоть явными врагами были, а здесь такие же «власовцы» под маской борьбы за свободу совершили  ужасные злодеяния и еще для больших злодеяний  была подготовлена почва.

 

Властитель дум современной интеллигенции Эдвард Радзинский оправдывает  творцов революции и называет их «светлыми людьми». И ему верят - его поддерживают. А на самом деле это были предатели, действовавшие по указаниям западных спецслужб -враги русского государства и русского народа, ибо западные державы имели свой «шкурный»  интерес - не допустить победы России в Первой мировой войне.  Но народ по своей слепоте и богооставленности выбрал революционеров  в качестве своих духовных вождей, а вовсе не нравственно чистых Государя и Государыню с их безупречными детьми.

 

Все слои общества пронизаны были всеобщим духовным помрачением.  Под личиной  патриотизма и призывами к спасению родины свержение Государя вызвало всеобщее ликование и пасхальную радость. Практически весь русский народ испытывал эту радость посреди Крестопоклонной недели Великого поста. Вследствие всеобщего умопомрачения почти  все общество слепо поверило революционерам не предъявившим никаких подлинных документов в качестве   доказательств, т.н. «отречения Государя». Телеграммы с поздравлениями по поводу свершившейся революции - сегодня тошно читать, но куда денешься? Это факты. Это наша история. Выбрали врагов и предателей? А как поступают с предателями? Во так Господь с нами и поступает.

 

Знаете, я часто задумываюсь о том, как же доходчиво и образно объяснить, что на самом деле произошло 2-го марта 17 года. Ну вот и подумал, что может пригодиться здесь фильм Станислава Говорухина «Ворошиловский стрелок». Давайте вспомним его сюжет:  трое бесшабашных молодых людей заманивают к себе в квартиру девочку Катю под вполне благовидным предлогом - празднованием дня рождения одного из них. Ведут они себя вначале вполне по-джентельменски и даже шампанским угощают. А потом они ее насилуют. Все трое. Она истерзанная возвращается домой и рассказывает все деду. Тот спрашивает: да как же ты там оказалась? Катя отвечает: «заманили, сказали день рождения».

 

Потом они с дедом обращаются в соответствующие государственные органы, но им указывают, что это Катя во всем виновата и еще припугивают - мол сама действовала в корыстных целях - хотела деньги с этих ребят получить. С точки зрения лукавых правоохранителей и людей, которые на их стороне все «шито-крыто». Они закрывают «дело» на основании того, что улики отсутствуют - Катя сама пришла в квартиру,   сама шампанское пила в этой компании, на экспертизу не обращалась, следы насилия смыла в душе и т.п. И с точки зрения законов вроде бы не подкопаться - во всем правы эти жулики, а верее такие же преступники, как и те, кто насиловал Катю. Но у Бога другой счет, другое мнение. И у деда другое мнение. С его точки зрения  оставить безнаказанными насильников невозможно и тогда он идет и покупает винтовку. В результате двое из насильников попадают под пули, а третий сходит с ума. Его отец - полковник милиции, покрывавший преступление, такой, на мой взгляд, типичный «власовец» - получает пулю в живот от своего же выстрела рикошетом.

 

Вот и в случае с Государем так же. Его заманили в ловушку. Угрожали насилием над юными дочерями. Угрожали остановить снабжение воюющей армии. Все, кто должен был, согласно присяге, «не щадя живота своего до последней капли крови» - защитить его и его семью, предали и отступили. Никто не встал на защиту. Все оказались на стороне преступников.  А потом, еще и обвинили Государя, что это он сам виноват во всем, что это он отдал Россию на растерзание большевикам.

 

И Господу ничего не оставалось,  как только послать Своих «Ворошиловских стрелков»  в лице большевиков, которые выполняли эту функцию, начиная с 1918 года, а потом и  Иосифа Виссарионовича Сталина, который вполне справедливо воздал всем, кто того заслуживал. Никаких невиновных в те годы в России, а затем и в Советском Союзе не было и нет. Никаких безвинно пострадавших. Если свержение Государя вызвало бурную - т.н. Пасхальную радость практически на всей территории России, если расстрел Царской семьи показал полное равнодушие населения  значит, виновны были все, чье сердце радовалось или сочувствовало или не противилось этим ужасным злодеяниям.  

 

Все клятву давали перед Крестом и Евангелием и все ее нарушили. Все виновны были тогда и все виновны сейчас. Ибо совершить свержение Государя, а потом нагло покрывать это преступление - прикрываться якобы его добровольным отречением, думаю даже для долготерпеливого Бога нашего, это уже было чересчур.

 

Митрополит Иоанн (Снычев)  в  своей статье под названием «Путь ко спасению» указывал, что «дух Православия есть дух целомудрия, нестяжания, кротости, трезвения, смирения и любви». Государь и его семья были людьми целомудренными, нестяжательными, кроткими, трезвенными, смиренными и  имели дар любви. И именно поэтому они были противны, ненавистны и непонятны развращенному революционному сообществу и тем кто ополчился против них. Непонятны они и сейчас для многих из нас - тех,  кто продолжает мыслить революционными категориями и считает их нормой в своей системе ценностей. А особенно для «церковных власовцев».

 

Все родственники Государя, вся аристократия, военные, духовенство  и  российская элита именно так понимали и именно так изображали в своих последующих эмиграционных мемуарах деятельность Государя. В их понимании - они все были правы в своих действиях, а не правы были именно Государь с супругой. Сегодня это же мнение разделяют все их наследники, как прямые, так и духовные. Но доступный нам сегодня исторический материал опровергает это преступное мнение. Правы,  как раз были Государь и Государыня, а все, кто выступил против них оказались предателями, клятвопреступниками и губителями России. Но поскольку именно они остались живы, то в течение своей последующей жизни эти люди  всеми силами старались оправдать для истории и потомков свои преступные действия. 

 

Какие слова надо еще найти и произнести, чтобы пробудить нашу совесть, чтобы мы поняли - если наше общество и сто лет назад и сейчас считает правильным и возможным поступать так, как  поступили с Царской семьей, то и Господь вправе поступить также с каждым, кто так считает. Это наглядно показала вся  история ХХ-го и начала ХХI веков. И если наша совесть уже  не работает - атрофировалась, то давайте хоть призовем элементарную логику. Ведь Господь смотрит не просто на слова, на действия человека. Он смотрит на расположение его сердца. На то, как было расположено сердце каждого человека в те мартовские дни 1917 года. Оно тогда радовалось или плакало? Ликовало или скорбело?

 

И сегодня Господь смотрит на сердце каждого из нас, на наше отношение к тем мартовским событиям. Ибо, по словам Христа «каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф.7:2). И какой мерой мы меряем жизнь и убийство Царской семьи, такой Господь и отмеряет каждому из нас.

 

В фильме «Ворошиловский стрелок» Мама Кати пытается убедить свою дочь: «Да забудь Катюн! Забудь, как будто  ничего и не было». А Катя отвечает ей: «Не могу, мама»! Не может Катя жить, так как будто ничего не было. Потому что у Кати совесть есть. Потому что всю ее пронизывает боль от случившегося - и душевная,  и физическая.

 

Наши церковные историки и богословы также предлагают нам забыть о том, что в реальности случилось 2-го марта 1917 года, пытаются убедить, что эта дата никак не связана датой убийства Царской семьи. Предлагают все забыть, принять лживые доводы революционеров. Но наша боль от совершившегося злодеяния, от предательства, свержения, унижения, убийства Государя  и его семьи,  твердит: «Не могу»!

 

В фильме - в сцене во время обыска в квартире деда  Катя спрашивает его: «Дед,  а что они ищут»?

 - «Совесть. Совесть потеряли и ищут!» - отвечает дед.

Вот и у меня такое впечатление, что наше общество - мы все или значительное большинство из нас совесть потеряли, раз не можем понять, кто в глазах Божиих являлся «светлыми людьми», а кто «темными силами» в противостоянии Государя, Государыни, Григория Распутина  и ополчившихся на них революционеров. Не только революционеров, но и всех, кто им оказал поддержку. И тех, кто уже в наши дни продолжают такую поддержку им оказывать. А раз мы совесть потеряли и не ищем, то впору нам ждать новых «Ворошиловских стрелков» от Господа. Мы это заслужили. По-честному!

 

Милостивый Господь пока еще дает нам время - дает шанс принести всенародное покаяние и отвратить Его гнев от нашей многострадальной Родины. Давайте подумаем об этом! Храни вас всех, Господь! Аминь.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

5. Великолепный материал!

Великолепный, хотя и в некоторых моментах небезспорный материал!Это, похоже, и есть та самая "печка", от которой надо плясать в сложном и деликатном вопросе покаяния нашего...

Тимофей56 / 18.07.2019

4. Re: Государь, «Ворошиловский стрелок» и потерянная совесть

Как всегда у автора - на отлично.

bryzgalov-kv / 18.07.2019

3. автору

"«Ты не можешь себе представить, насколько больно читать этот помой, который выливается во всех газетах на бывшего Императора... к ужасу моему, я прочел отвратительную статью моего старшего брата, т.е. с его слов написанная корреспонденция, а затем «интервью» Кирилла и, наконец, третьего дня Павла. Боже мой, какая гадость, это низко и недостойно, это месть, но кому они мстят? - Лежачему. Они теперь его не боятся и мстят»" А что за интервью Кирилла? Можно подробней? о.Сергий, как прокоментируете эту статью https://www.proza.ru/2011/02/25/703 ?

Мир_Вам / 17.07.2019

2. Re: Государь, «Ворошиловский стрелок» и потерянная совесть

"...Русское общество таки не подошло к необходимости покаяния за «Иудин грех» - клятвопреступление и предательство Государя, за его свержение и за само цареубийство..." С большим вниманием и несомненной пользой прочёл статью, разъясняющую всё и вся и ставящую нравственную жирную точку в истории России, в истории цареубийства. Оюраз царя очищен от всех прилипал и клеветников, и оттого становится всё более возвывышенным, святость его - истинной и недосягаемой... Сегодня, когда Россия находится на своём историческим трагическим переломе, когда всё повторяется, очень впжно уяснить для себя нравственный смысл подвига царя, который до конца был верен России, Церкви и всей своей ответвенности перед русским народом. И он сознательно пошёл на эшафот, и отдал жизнь за нас, дабы и сегодня мы не отверглись от своей совести... Автору - огромное спасибо.

Николаев. / 17.07.2019

1. Замечательная статья!

Крайне «непопулярная» это тема – роль РПЦ в катастрофе ФЕВРАЛЯ 1917 года, с которой и началась величайшая Смута в отечественной истории. Этот КУЛЬМИНАЦИОННЫЙ ПУНКТ деградации земной части РПЦ в русле церковных реформ Петра Первого. Это клятвопреступное отречение духовенства всех рангов и мирян от сакральной власти Божиего Помазанника. НА ПРАКТИКЕ это величайшее падение земной части РПЦ искуплено большой кровью Новомучеников и Исповедников во главе со Св. Патриархом Тихоном и Царственными Страстотерпцами. Но соответствующего ТЕОРЕТИЧЕСКОГО РЕЗЮМИРОВАНИЯ в отечественной православной экклесиологии как не было, так и нет по сей день. Как это выступление на РНЛ о. Сергия, так и мои выступления на эту тему в статьях и комментариях остаются «гласами вопиющих в пустыне». (См., напр., в моём материале на РНЛ «Первичный проект Программы Российской партии христианского социализма».) Накануне всецерковной канонизации Царской Семья были массовые упования на то, что после этого акта начнётся возрождение России, дошедшей да грани распада по подобию Советского Союза. И эти упования отчасти оправдались: Россия после 2000 года действительно была уведена от края этой пропасти. Но ведь это – ДАЛЕКО НЕ ВСЯ ПОЛНОТА покаяния РПЦ и народа за окаянный февраль 1917 года! Вероятно, поэтому-то Господь и не подаёт нам Своей всесильной помощи полной мерой. Даже в критической ситуации раскола РПЦ по Украине. Которую Он мог бы одним чудесным вмешательством разрешить в считанные дни и даже часы. Как и весь Украинский кризис Русского мира. Явно не заслужили мы ещё такой Его помощи! И при этом кое-кто из «романтиков от Православия» прокламирует восстановление былой православной монархии!

Сергей Абачиев / 17.07.2019
Сергий Чечаничев:
Все статьи автора
"100-летие Царской Голгофы"
«Все ж помяну вином и хлебом погибшей армии солдат…»
Первая мировая и Гражданская: в Калуге состоялось открытие выставки полотен талантливого и неординарного художника Андрея Ромасюкова
30.08.2019
«Я удивляюсь, как государю удалось сделать для страны столько!»
В московской библиотеке прошла историко-художественная выставка «Царские времена… От отца к сыну»
26.08.2019
В стране невыученных уроков
Сможем ли мы сегодня избежать ошибок столетней давности и предотвратить угрожающий нам ныне «московский майдан»
22.08.2019
Романс «Пошли нам, Господи, терпенье» вне закона?
Стихи Царского поэта Сергея Бехтеева в «чёрном списке» Роскомнадзора
07.08.2019
Все статьи темы