Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О празднике Богоявления с любовью и рассуждением

Мария  Мономенова,

21.01.2019


 

На Иордань всех Спаситель
Днесь прииде Искупитель.
Плещет пророк руками:
Веселитесь - Господь с вами!
Отец свыше возглашает,
Рожденного возвещает:
«Сей есть Сын мой возлюбленный,
Во человека облеченный!»

Из крещенских песенных сказаний
убогих русских певцов каликов перехожих

Каждый праздник Русской Православной Церкви находит свое отражение не только в отечественной истории, но и в народной культуре. Чем древнее история народа, тем более запутанными и вычурными получаются сочетания народного и церковного начал. Особенно много своеобразных национальных красок русский народ привнес в празднование Рождества Христова и Богоявления. Церковные историки и отечественные фольклористы подробным образом изучают традиции, связанные с этими всеми нами любимыми церковными праздниками. 

Мне показалось крайне важным и интересным рассказать о празднике Богоявления не только с точки зрения церковно-исторической, но и в ключе народного его восприятия, во-первых, чтобы узреть красоту глубинно-народного нашего духа, а во-вторых, чтобы отделить в сознании верующих суеверия древних предков от подлинного учения Церкви и церковной традиции.

***

Испокон веков праздновали на Руси христианский праздник Богоявления в память того дня, когда тридцатилетнего Иисуса на берегах реки Иордан крестил Иоанн Предтеча. В этот день миру было явление Пресвятой Троицы, Божества Спасителя, торжественно в этот день вступившего в Свое служение миру.

Крещение Господне

Накануне во всех церквях православной Руси совершали Царские часы, Литургию Василия Великого и всенощное бдение. Особенностью этого праздника были два великих водоосвящения: первое происходило накануне праздника в храме и совершалось часто для Крещения оглашенных (освященную воду приносили домой и окропляли ею жилые здания, людей, хлева, домашних животных, разные принадлежности хозяйственные, погреба и др.), а второе - в сам праздник под открытым небом на реках, прудах и даже в колодцах. Второе великое водоосвящение являлось подражанием традиции иерусалимских христиан, в день Богоявления выходивших на реку Иордан и вспоминавших Крещение Спасителя. Крещенскую воду русские люди благоговейно хранили целый год и пили натощак с молитвой или когда одолевала хворь. Также поступаем и мы сейчас.

Насколько велико было значение этого праздника на Руси, видно из слов одного чужеземца, который писал, что число народа, собиравшегося в день Богоявления на Москву-реку, простиралось до 400 тысяч человек. До нас дошел рассказ шведского посланника Густава Корба о том, как освящали воду в Москве на реке Неглинной 6 января 1699 года. Тогда в обряде принял участие сам император Петр I.

«Праздник Богоявления Господня ознаменован был благословением реки Неглинной. Процессия двигалась к реке в следующем порядке. Открывал шествие полк генерала де Гордона... Гордонов полк сменил другой, называемый Преображенским и обращавший на себя внимание новой зеленой одеждой. Место капитана занимал царь, внушавший высоким ростом почтение к своему Величеству. ...На твердом льду реки была построена ограда (theatrum, иордань). Пятьсот духовных особ, иподьяконы, дьяконы, священники, архимандриты (abbates), епископы и архиепископы, облаченные в одеяния, подобающие их сану и должности и богато украшенные золотом, серебром, жемчугом и драгоценными камнями, придавали религиозной церемонии величественный вид. Перед замечательным золотым крестом двенадцать клириков несли фонарь, в котором горели три свечи. Невероятное количество людей толпилось со всех сторон, улицы были полны, крыши были заняты людьми; зрители стояли и на городских стенах, тесно прижавшись друг к другу. Как только духовенство наполнило обширное пространство ограды, началась священная церемония, зажжено было множество свеч и, прежде всего, воспоследовало призывание благодати Божией. После достодолжного призыва милости Божией митрополит стал ходить с каждением кругом всей ограды, освящал иордань троекратным погружением горящей свечи и обычным благословением. Для конечного завершения праздничного торжества производили залп из орудий всех полков».

Отечественный историк Андрей Иванович Степанов подтверждает описание шведского путешественника о церемонии крещенских торжеств петровской Руси. В свою очередь, он рассказывает, что в XVI-XVII вв. русские цари являлись на этот праздник в полном блеске своего сана: они были облачены «в одеянии из дорогой материи, с богатыми украшениями из драгоценных камней и жемчуга, в царском венце, блиставшем алмазами, изумрудами, яхонтами, с богатою "диадемою" на плечах и с золотой цепью, на которой находился крест с частицами Животворящего Креста и Ризы Господней; в руках у них был золотой жезл, украшенный драгоценными камнями; башмаки царя были унизаны жемчугом». Со всей России съезжались в этот день в Москву, чтобы принять участие в торжественном водосвятном обряде, который совершался Патриархом на Москве-реке. В 4-м часу дня начиналась служба в Успенском соборе Кремля, потом под звон колоколов Ивана Великого выдвигался масштабнейший общенародный крестный ход, который открывал отряд стрельцов численностью в 600 человек и больше; они были одеты в «цветное лучшее платье, с золочеными пищалями и винтовками, ложи были украшены перламутровыми раковинами, другие - с золочеными копьями и наконец третьи - с нарядными золочеными протазанами (род алебарды); древки их были обтянуты желтым или червчатым атласом с золотым галуном и украшены шелковыми кистями». За стрельцами шло многочисленное московское  духовенство, венчавшееся самим Патриархом. Затем выступало величественное шествие государя; оно открывалось нижними чинами по три человека в ряд: «сначала те, которые одеты были в бархатные кафтаны, затем - в золотных кафтанах и богатых шубах». За царем шла особая процессия - это был поддерживаемый под руки двумя стольниками постельничий, который нес «царскую стряпню» (кафтан, зипун, шапку, шубу, посох и т.д.) - всё, во что потом царя облачали на иордани. Затем шествовали трое стряпчих -они несли царское полотенце, стул и подножье. «Для сбережения государева шествия от утеснения нижних чинов людей» рядом с царем шли стрелецкие полковники в парадных кафтанах. И вот, разместившись на заранее приготовленных мостках, устеленных красными коврами и сукнами, начинался наконец и сам обряд водосвятия. После совершения «действа по чину» при пении тропаря Патриарху поочередно подносили государственные знамена, которые тот благоговейно окроплял, потом окроплял чудотворные иконы и мощи. Наполнив водою из иордани «государеву стопу», Патриарх сам испивал из нее трижды, а после передавал царю. По окончании торжества царь уезжал в санях восвояси, а у Патриарха созывался праздничный пир. Водосвятие в присутствии войск сохранилось в России вплоть до ХХ века и совершалось везде, где находились военные части.

Водосвятие на Неве у Петропавловской крепости

Прекрасным обычаем, связанным с Рождеством и Богоявлением, был обряд славления, который сохранился вплоть до наших дней. В канун праздника не только простые люди приобщались к этой замечательной традиции, но и сам Патриарх со своим духовенством приходил в царские палаты славить Христа и поздравлять государя. Петр Великий, например, тоже любил следовать этому обряду и ходил славить Христа к своим боярам. В расходной книге Чудова монастыря на 1645 год записано, что «в праздник много роздано денег славильщикам, придворным певчим и крестьянским девкам». А в XVII веке к обряду славления прибавился уже также хорошо нам известный обряд ношения вертепа.

Однако наряду с каноническими и признанными Церковью обрядами к празднику Крещения очень долго примешивались стародавние языческие суеверия. После освящения иордани многие, например, окунались и даже плавали в ледяной воде. Они считали, что таким образом смываются их грехи. О русских купаниях на Богоявление можно прочитать у многих иностранных писателей, путешествовавших по древней Руси XVI-XVIII вв. Барон Герберштейн свидетельствовал, что на Крещение в Москве многие русские купались в иорданской проруби, среди «моржующих в лютый мороз» он видел как бедняков, людей безнадежно больных, так и представителей из высших сословий. Но даже сегодня мало кто знает, что любимая всеми традиция веселых крещенских купаний является всего лишь народным суеверием. Церковь же учит, что грехи смываются только покаянием и исключительно через таинство Исповеди. 

Приходские священники ставят в этом случае перед паствой единственный вопрос: «Братия и сестры моржи, а любите ли вы Христа?» - и разъясняют, что традиция крещенских купаний совершенно необязательна для исполнения. «Главное - это благоговейное отношение к святыне - крещенской воде. То есть если мы всё же решились на купание, то должны делать это разумно (учитывая состояние здоровья) и благоговейно - с молитвой. И, конечно, не заменяя купанием присутствие на праздничном богослужении в храме». 

Связь церковной жизни с древними языческими традициями оказалась до того крепкой, что даже в наше время, словно не давая себе отчета в том, что мы порой делаем, многие православные способны на большие чудачества.

***

Как-то церковный историк и публицист протоиерей Георгий Митрофанов рассказал об одном трагикомичном случае, которому он стал свидетелем на своем приходе в один из крещенских Сочельников. «Когда я был начинающим священником, - вспоминал батюшка, - я случайно услышал разговор двух прихожанок храма, которые сравнивали чудесные свойства Богоявленской и крещенской воды. По мнению прихожанок, они были различны, и крещенская вода была более "ядреной". В частности, было очень полезно, доведя ее до температуры кипения, но не кипятя, опустить туда больной орган». Отец Георгий сетовал, что сегодня, когда за нашими плечами десятилетия миссионерства, просвещения и катехизации, подобные явления должны стремительно исчезать, но воз и ныне там. Его возмущало превращение великого христианского праздника «в очередное развлекательное представление, наполненное элементами давно уже изжившего себя фольклора, которое лишь дезориентирует духовно».

А ведь действительно, и по сей день, кроме благочестивых традиций, привольно бытуют и различные суеверия, связанные с праздником Крещения Господня, когда, в особенности люди, далекие от православия, отмечают церковные праздники согласно их личным причудливым представлениям о чем-то, более напоминающим языческие обряды и доходящим порой до откровенного кощунства. Как, например, купание в иордани с распитием спиртных напитков, но самое ужасное - это отношение к крещенской воде как языческому оберегу.

Или возьмем, к примеру, привычные всем рождественские и крещенские колядки. В словаре «Русский образ жизни» читаем: Коляда - от «коло», божество солнце-младенец, в древнерусской языческой мифологии воплощение смены годового цикла, зимнего солнцеворота, по древним поверьям совпадало с разгулом нечистых духов и злых ведьм. Не даром в XVII в. архимандрит Киево-Печерский Иннокентий (Гизель) гневно писал, что «неции памяти беса Коляды и доселе не устают обновляти, собирающиеся на богомерзкие игрища и Коляду, ветхую прелесть диавольскую, много повторяюще, ко Христу присовокупляют».   

К.А. Трутовский. Колядки в Малороссии

Некоторые верили, что накануне Богоявления, в самую полночь, волнуется вода в ознаменование того, что в это время крестился Иисус Христос; люди ходили наблюдать это чудное явление с кувшинами, старались захватить в них воды в самую минуту этого чудесного колыхания и благоговейно хранили, считая ее совершенно неспособною к порче и особенно целебною для разных недугов. Верите, но о подобном предании на полном серьезе мне пару лет назад рассказывали набожные тетушки в одном из женских монастырей, не буду говорить каком, но факт остается фактом. Или опять же в монастыре, правда уже в другом, учили, как от хвори избавляться: надо было умыться крещенской водой над конфоркой, а потом, прочитав заклинание по типу «уходи беда, хворь и маята», включить конфорку и сжечь болезнь.

На Крещенский сочельник крестьяне гадали. В глухих селениях совершали изгнание нечистой силы, олицетворением которой были «крещенские» морозы. А еще верили, что в Богоявленскую ночь отверзается небо и пресветлый рай, в котором обитает солнце, открывает свои сокровища. Считалось, что в эти часы Бог может лучше услышать молитвы верующих... Примеров множество, а главное, они живут и поныне. Помнится, к нам приходили православные христославы, но прежде славления высыпали горсть зерна на пол, объясняя, что «это на достаток в доме».

А ведь сколько уже времени прошло! Еще в древнем церковном «Стоглаве» замечалось, что подобная путаница происходила более от «неразумия простая чад православных христиан во градех и селех творят еллинское бесование, различные игры и плясание... в навечерии Богоявления Господня и тем Господа Бога прогневают».

В XVII веке царь Алексей Михайлович писал в государевой грамоте о крещенских пирах-игрищах: «...да в Москве же чинится бесчинство: многие люди поют бесовския сквернословныя песни... да на Рождество Христово и до Богоявленьева дня собираются на игрища сборища бесовския... игрецы-скоморохи с домбрами и с дудами, и с медведями ходят, и дару Божию хлебу поругаются. И мы указали о том учинить на Москве и в городех, и в уездех наказ крепкий, чтобы ныне и впредь никаких людей по улицам в навечере праздников Калед и Плуг и Усеней не кликали и песней бесовских не пели...».

С той поры минули столетия, из памяти народной стерлись многие понятия, связанные с языческим миром. Но, ставшие мертвым звуком, эти отголоски по-прежнему слышатся в песнях и чудачествах любящего веселье и волшебство русского народа. Когда же богатое фольклорное наследие языческой Руси займет наконец  свою особую и, конечно же, по достоинству оцененную нишу? Пусть, бережно и любовно хранимое, оно рассказывает нам о национальном характере наших далеких предков: широте русской души, пытливости ума, житейской смекалке и богатом творческом начале. Но будем в меру своего национального и духовного возраста мудры и рассудительны, ибо пора уже взрослеть: не для того ли в русский мир пришел Христос, чтобы, узрев немеркнущее Солнце Правды, мы навсегда исторгли из сердца суеверия и пережитки былого-минувшего, оставив их как драгоценный, но мертвый артефакт в далеком царстве русской старины?

Будем же свято чтить благочестивые традиции Русской Православной Церкви, согласно которым Богоявление, по словам апостола Павла, есть «великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе» (1 Тим. 3, 16), а тогда и благодать, ниспосланная нам в приобщении к святыне в эти дни, послужит духовному возрастанию и укреплению веры в Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа.

Мария Мономенова

Прихожанин



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме