Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Битва за Триполи: армия маршала Халифы Хафтара штурмует ливийскую столицу

Александр  Коц,

20.05.2019

Военкор «Комсомолки» Александр Коц передает с окраин Триполи, через которые сейчас проходит линия фронта

 

В Ливии столкнулись не только интересы Турции и Катара с одной стороны, Египта и Арабских Эмиратов - с другой. Но и амбиции двух стран-участниц НАТО

В Ливии столкнулись не только интересы Турции и Катара с одной стороны, Египта и Арабских Эмиратов - с другой. Но и амбиции двух стран-участниц НАТОФото: Александр КОЦ Изменить размер текста:

Генерал-десантник из Рязани

Шасси непривычно жестко стукнулись о взлетно-посадочную полосу, и самолет со странным шумом под фюзеляжем («Как будто скалка дробит рафинад», - подсунул мозг судорожное сравнение) затормозил на аэродроме назначения. Природа звука стала понятна, когда открылась дверь, и по приставной лестнице я спустился, балансируя с рюкзаком в зубах и чемоданом в левой руке. Под ногами - раскаленный солнцем гравий. А сам аэродром при ближайшем рассмотрении оказался насыпной полосой посреди пустыни, вокруг которой не было ни терминалов, ни диспетчерских вышек, ни стоянок с перронами... Только пара наливняков, которые быстро заправили самолет, тот развернулся и, шумя гравием под потертыми шасси, грузно поднялся в небо.

- Велкам, сэр, - встречает нас - меня и съемочную группу телеканала «Россия» - офицер Ливийской национальной армии (ЛНА).

По обеим сторонам дороги - искореженные груды металла Фото: Александр КОЦ

По обеим сторонам дороги - искореженные груды металла Фото: Александр КОЦ

Мы - первые иностранные журналисты, которые попали в расположение армии Халифы Хафтара под Триполи с момента объявленной им 4 апреля операции по освобождению столицы от террористических групп. Те, в свою очередь, провозгласили операцию «Вулкан гнева» и встали на оборону столицы и правительства Фаиза Сараджа, которое маршал Хафтар считает марионетками исламистов. Собственно, это противостояние и стало результатом восьмилетнего строительства демократии в стране после свержения режима Муаммара Каддафи.

На пикапах жирной пыльной полосой мы долго вспарываем однообразный безжизненный пустынный пейзаж, который лишь изредка оживляется задумчивыми верблюдами. Наконец, въезжаем в город Гарьян, который здесь называют южными воротами в Триполи. Отсюда до центра столицы - около часа езды.

Иностранные журналисты в расположении армии Халифы Хафтара под Триполи не бывали Фото: Александр КОЦ

Иностранные журналисты в расположении армии Халифы Хафтара под Триполи не бывали Фото: Александр КОЦ

- Добрый вечер! - здоровается с нами по-русски командующий оперативной группировкой «Запад» Абдулсалам Хасси.

Невысокий, подтянутый генерал с не очень добрыми, но умными глазами. Генеральское звание получил еще при Каддафи в 2008 году. В 2011-м встал на сторону революции. С тех пор ей и служит. Русский он выучил в России - в далеком 1983-м проходил четырехмесячные курсы на командира батальона в Рязанском десантном училище. Позже шесть месяцев обучался в Академии имени Фрунзе. Невысокую скорость наступления на Триполи он объясняет заботой о гражданских. Интервью дает по-английски, а, по уважительному признанию подчиненных, владеет еще пятью языками.

Генерал Абдулсалам Хасси учился в рязанском училище ВДВ Фото: Александр КОЦ

Генерал Абдулсалам Хасси учился в рязанском училище ВДВ Фото: Александр КОЦ

- Триполи - это большой город, и мы стараемся не допустить, чтобы была разрушена инфраструктура и пострадало местное население, - говорит он. - Все могло бы идти быстрее, если бы нелегальное правительство и вооруженные группировки в Триполи не поддерживались Турцией и Катаром. До сих пор идут поставки вооружений через порты и аэропорты Мисураты и Триполи. И получают финансирование. Собственно, сейчас верхушка в Триполи работает не на страну, а на себя, на свое обогащение. Как только мы возьмем столицу, мы установим стабильность.

Бойцы ЛНА отдыхают в терминале трипольского аэропорта Фото: Александр КОЦ

Бойцы ЛНА отдыхают в терминале трипольского аэропорта Фото: Александр КОЦ

- А жители Триполи это понимают?

- Я бы хотел с помощью вас обратиться к ним. Мы не армия вторжения. Мы пришли помочь им избавиться от вооруженных группировок и установить мир. Нас не надо бояться. Мы положим конец грабежам, похищениям и диктатуре иностранных наемников Аль Каиды* - из Туниса, Судана, Афганистана, Йемена... Флаги этой террористической группировки развеваются по всему городу. Иностранные наемники управляют их самолетами - мы сбили два «Миража». За штурвалом одного был гражданин Эквадора, другим управлял португалец. У них есть турецкие ударные беспилотники, которые тоже базируются в Мисурате.

Оплот «Братьев-мусульман»*

Этот город в 2011 году называли ливийским Сталинградом. Силам Каддафи тогда так и не удалось занять Мисурату, считавшуюся экономическим центром страны. А бойцы местных бригад заслужили репутацию самых боеспособных частей - без страха и упрека. Помню, 8 лет назад после взятия Триполи я разговаривал с этими колоритными бородатыми мужами на местной Зеленой площади.

- А что, если новая власть вас не устроит?

- Тогда мы совершим новую революцию, а если понадобится - и еще одну.

Сегодня Мисурата - главный центр (запрещённой организации - прим. РНЛ) «Братьев мусульман» в стране. Организации, которая признана террористической и запрещена не только в России, но и в США. Судя по всему, с правительством Сараджа у них полный консенсус. И не только с ним.

- Проявляется роль Ирана в Триполи - поставками ракет «302» через Турцию. Идет сильная политическая поддержка со стороны Великобритании. Мы сегодня противостоим ряду сильных международных и региональных игроков, - рассказывал мне официальный представитель Ливийской национальной армии генерал Ахмед аль-Мисмари. - Битва идет не просто против террористических группировок, она переходит на уровень противостояния с другими государствами. Так как бандформирования в Ливии воюют за интересы тех или иных государств.

- Каких например?

- Взять ту же Италию. Ее группа пришла в Ливию под предлогом организации полевого госпиталя и сейчас находится в штабе военно-воздушного училища Мисураты. В подобных госпиталях лечат боевиков и командиров бандформирований, и у нас есть списки с именами людей, которые разыскиваются как террористы. 400 итальянских солдат проводят там обучение военному делу. Также вооруженными группировками используются беспилотники, которые ведут наблюдение и передают информацию о расположении наших сил. У них есть большое количество боеприпасов и ракет ПВО - это все новое, и такого вооружения не было у армии даже до 2011 года...

Получается, что в Ливии столкнулись не только интересы Турции и Катара с одной стороны, Египта и Арабских Эмиратов - с другой. Но и амбиции двух стран-участниц НАТО. Известно, что Франция поддержала все боевые начинания Хафтара. В отличие от итальянцев, которые хотели бы сохранить существующий расклад в Ливии. Отбросив османские амбиции Эрдогана и дипломатические реверансы, которые стороны делают друг другу в верхах, речь идет о борьбе за единственный ценный ливийский актив - нефть. Практически все месторождения углеводородов контролирует Хафтар, но продажу ведет государственная компания из Триполи, и все доходы идут только в столицу. Перенаправить их на Бенгази невозможно из-за решения Совбеза ООН. Парадоксальная ситуация - нефтяная выручка идет как на зарплаты ЛНА, так и на финансирование ополчения Запада страны. Разумеется, в случае взятия Триполи Хафтаром, конфигурация нефтяных потоков изменится в пользу тех, кто поддержал маршала. Однако, как я убедился лично, Ливийская национальная армия увязла в позиционных боях под столицей, почти прекратив продвижение вперед.

На линии фронта

Вместе с оказией выезжаем на фронт. Группа племенных лидеров решила поддержать бойцов на передовой, отправившись на одно из семи направлений наступления - в район Международного аэропорта Триполи, к югу от столицы. В далеком 2011 году в этом аэропорту мы с коллегой Дмитрием Стешиным случайно обнаружили пятерых пленных сербов. Ополчение приняло их за снайперов, которые воевали на стороне Каддафи. И после скорого суда их собирались расстрелять. После нашего репортажа о пленных узнали в Белграде, который включил все дипломатические возможности. И жизни пятерых сербов были сохранены. Спустя два с половиной года они вернулись домой.

Сегодня этот аэропорт сложно узнать. На подъезде к воздушной гавани ловишь себя на ощущении дежавю. Чем ближе к терминалу, тем отчетливее знакомые следы тяжелых боев. Деревья, словно обглоданные огромным чудовищем, выбоины на взлетке от попаданий крупнокалиберных снарядов, сгоревший танк на горизонте. Добавить снег, и словно телепортируешься в морозный январь 2015 года - в Донецкий аэропорт. На огромной скорости проскакиваем открытое пространство, сквозь открытую бойницу бронированного джипа доносятся раскатистые звуки боя. По обеим сторонам - искореженные груды металла, в которых угадываются Боинги, Аэробусы, транспортные Илы. Их обгоревшие двигатели - словно памятники погибшим крылатым машинам.

Район Международного аэропорта Триполи - одно из семи направлений наступления Фото: Александр КОЦ

Район Международного аэропорта Триполи - одно из семи направлений наступления Фото: Александр КОЦ

Влетаем на стоянку под новым терминалом. Почти такая же была и в Донецке. Она укрывает от разрывов снарядов. Облаченные в белое шейхи обнимаются и целуются с бойцами - выходцами из своих племен.

- Это наши защитники, и мы гордимся тем, что ради будущего страны они сегодня находятся здесь, - говорит мне один из старейшин города Зинтан. - За годы противостояния я потерял в этой войне пятерых сыновей, и теперь все эти солдаты мне как родные.

Один из старейшин, прибывших на линию фронта поддержать бойцов Фото: Александр КОЦ

Один из старейшин, прибывших на линию фронта поддержать бойцов Фото: Александр КОЦ

Где-то рядом протяжно клокочет крупнокалиберный пулемет, ему отвечает спаренная зенитная установка, шейхи садятся в круг и что-то по очереди эмоционально вещают чумазым уставшим солдатам. Те в ответ одобрительно кивают, даже не реагируя на близкие разрывы. За редким антуражным исключением, современные войны мало отличаются друг от друга. Рассказываю парню в форме военной полиции о сходствах с боями в Донбассе. Он неплохо изъясняется по-русски.

- Я знаю об этом конфликте, - вдруг говорит он. - Я русский учил год в Киеве, в 2013 году. Уехал оттуда, когда майдан только начинался.

- А теперь русский язык там фактически под запретом, - замечаю бойцу.

- Но там же все на нем говорят! - на его лице - искреннее изумление.

На бойцах ни касок, ни бронежилетов - камуфлированные штаны, гражданская футболка, шлепанцы на босых ногах Фото: Александр КОЦ

На бойцах ни касок, ни бронежилетов - камуфлированные штаны, гражданская футболка, шлепанцы на босых ногах Фото: Александр КОЦ

Грохочет все ближе - видимо противник заметил прибытие делегации. Шейхи быстро и организованно рассаживаются по микроавтобусом и уезжают в безопасную зону. Мы же двигаемся в пригород Триполи - Бен Гашир. Прифронтовой район, как какой-нибудь Киевский - в Донецке. Две 120-мм мины недавно влетели в жилой дом. Пострадавших увезли в больницу. Пожилому мужчине сообщают, что его жена и дочь до госпиталя не доехали. Он вскидывает руки к небу, горько вопрошая: «За что?». Два его сына не сдерживают рыданий, сев на корточки и обхватив головы. «Война везде одинакова»... Короткий взвизг, разрыв где-то на соседней улице - гаубичный снаряд. Бессмысленный и неприцельный артиллерийский обстрел по жилым кварталам, в которых нет никаких военных объектов. Тоже очень знакомо.

Вместе с бойцами ЛНА выезжаем на передний край, проходящий перед аэропортом. В метре над головой противно посвистывает - очевидно, угол обзора не позволяет стреляющим с той стороны вести огонь прицельно. Бойцы заправляют пулеметные ленты в короба пулеметов ДШК и заряжают зенитки, установленные в пикапах.

Один из бойцов ЛНА в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

Один из бойцов ЛНА в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

- Я сам из Триполи, - говорит пулеметчик. - Но вот уже несколько лет не могу вернуться домой. Боевики бросили моего отца в тюрьму за то, что его сын служит в ЛНА. Для меня основная цель - освободить его и других заключенных, которых посадили только за то, что их родственники сражаются на другой стороне.

Два пикапа с орудиями на огромной скорости задом выезжают на огневой рубеж, не обращая внимания на свист в воздухе. Ни касок, ни бронежилетов - камуфлированные штаны, гражданская футболка, шлепанцы на босых ногах... Без видимых эмоций они поливают противника свинцом, пока пулеметы характерным щелчком не сообщают об израсходовании боезапаса. Судить об эффективности таких обстрелов сложно, но, кажется, о результате они сильно не заморачиваются.

Намаз на передовой - в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

Намаз на передовой - в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

Пикапы с дымящими стволами паркуют под стеной и снова набивают короба лентами. Протяжный свист взрыв где-то за забором - с той стороны отвечают из минометов. Наши сопровождающие просят сесть в бронированные джипы и вывозят подальше из зоны обстрела, нахваливая русское оружие. Замечая, что было бы неплохо получить от России образцы поновей. Дескать, поставки из Москвы могли бы кардинально изменить расклад сил на поле боя.

В апреле армия Халифы Хафтара объявила операцию по освобождению столицы от террористических групп Фото: Александр КОЦ

В апреле армия Халифы Хафтара объявила операцию по освобождению столицы от террористических групп Фото: Александр КОЦ

- Роль России может быть очень эффективной, так как вы не участвовали в кризисе 2011 года, - говорил мне генерал Ахмед аль-Мисмари. - Москва не была одной из сторон, которые разрушали страну и убивали ливийцев. Не передавала Ливию в руки братьев-мусульман, Аль-Каиды... Нас объединяют давние отношения и дружба - особенно в военной области. Тем более, на фоне участия России в Сирии и поддержки легитимной власти. Подобная позиция в Ливии даст положительные результаты и ускорит операцию против террористов и преступников. Помощь России безусловно даст положительный результат и приблизит победу над этими бандформированиями.

* Запрещенные в России террористические организации.

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Елена СУПОНИНА, востоковед, советник директора РИСИ:

Борьба идет за нефтегазовые ресурсы

- За 8 лет после свержения Каддафи ситуация в Ливии только ухудшилась. Страна разодрана условно на две части, но на самом деле почти каждый населенный пункт имеет свои собственные вооруженные формирования. Эти отряды зачастую не подчиняются ни Халифе Хафтару, ни Файзу Сараджу. И нередко совершают свои вооруженные акции. В Ливии, например, очень распространено взятие в заложники как политиков, так и бизнесменов с последующей торговлей за выкуп.

Формально причины раскола государства - типичные для стран, которые пережили смену режима в последние годы. Это спор вокруг конституции и ее положений, формы правления, места в нем шариата. Но банально идет спор между политическими фигурами за будущую власть в стране. И борьба политических амбиций подпитывается острейшей борьбой за нефтегазовые ресурсы Ливии. Скорее всего это противостояние продолжится в ближайшие годы. До стабильности этой стране еще очень далеко.

Муаммар Каддафи на Западе слыл политиком полубезумным, но ему гениальным образом удалось объединить разрозненные племена Ливии, ее географические части и поставить под жесткий контроль централизованного правления. Сейчас Ливия разобрана на куски. И это более серьезная раздробленность, чем кажется на первый взгляд.

Военные и шейхи ливийских племен в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

Военные и шейхи ливийских племен в Международном аэропорту Триполи Фото: Александр КОЦ

Халифа Хафтар известен как ярый противник радикального ислама. Такие запрещенные в России группировки, как «Братья мусульмане», считают его кровным врагом. Хафтар очень ловко лавирует между различными силами, которые его поддерживают. К примеру, он долго жил в США, часть его семьи находится там. Но в то же время он выстроил отношения и с рядом европейских стран, получает поддержку от Эмиратов и Египта. Не раз появлялся в последние годы и в России, демонстрируя свои хорошие отношения с Москвой.

По характеру он более понятен воинственным ливийцам, но основная его проблема - это возраст и физические возможности.

Файз Сарадж не обладает таким жестким характером, но его тоже поддерживают отдельные ливийские племена и некоторые государства. В том числе Турция, Катар и многие другие. Среди его сторонников есть исламисты, хотя политический ислам играет огромную роль и во многих других, не только арабских странах.

На фоне непредсказуемой политики Дональда Трампа на Ближнем Востоке многие арабские политики тянутся к России, к стране с предсказуемой и ответственной линией поведения. Но ливийцы прекрасно понимают, что возможности Москвы не надо преувеличивать. Поэтому тот же Хафтар активно играет и на других площадках. Он выстроил хорошие отношения с Францией, поддерживает контакты с Америкой и финансовую поддержку во многом получает от богатых стран Персидского залива.

 

Источник


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме