Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Откровенный разговор со священником из Крыма

Андрей  ГерманПротоиерей  Дмитрий  Гоцкалюк,

Автокефалия на Украине / 27.06.2019

О реалиях церковной жизни в Крыму, о церковном единстве и кризисах, об отношении к татарам, о том, как муфтий пожертвовал миллион на монастырь, где лучше - в Афинах или в Тавриде, о жизненной радости, о многом другом рассказывает первый проректор Таврической духовной семинарии настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в Ливадии протоиерей Дмитрий Гоцкалюк.

 

- Крым не только является благодатным полуостровом с прекрасным климатом, но и местом с древними святынями, монастырями и замечательными храмами, где живут наши собратья во Христе. Политические события последних лет многое изменили, в том числе и коммуникацию людей. Паломников из разных регионов Украины значительно убавилось?

- Разумеется, что приезжающих стало намного меньше, это связано и с неудобствами при пресечении границы, в особенности летом, финансовыми затратами. Мы это так понимаем, хотя могут быть и другие причины. Ограничений для паломников нет никаких, возможно, люди сами не решаются ехать по причине беспокойства и ложных представлений о том, что их не пропустят, машину заберут или еще что-нибудь. Сюда спокойно приезжают украинцы для того, чтобы проверить своё имущество, точно так же у жителей Крыма есть надобность приезжать на материк. Ранее паломнические группы посещали нас на регулярной основе, сейчас же этот поток обмелел. Есть неудобства с пересадками, т. к. прямых поездов теперь нет. Можно на автобусах приезжать, но необходимо пройти значительное расстояние пешком на границе и не каждый готов преодолеть это испытание. Что касается паломников из России, то они не так часто паломничают, как это делали украинцы. Вот сейчас, кстати, ко дню памяти святителя Луки (Войно-Ясенецкого) приезжает делегация из Греции (более 70 человек), ведь там святой очень почитается. Хочется, чтобы к нам приезжали люди из разных мест, мы всегда рады приезду наших братьев во Христе.

- Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь родом с Тернопольщины, некоторые наши однокурсники по семинарии также из западных областей Украины и служат давно в Крыму, да и у Вас фамилия тоже украинская. Почему в Церкви, среди настоящих верующих, никогда не поднимается национальный вопрос и они живут в мире, в отличие от политиков, и почему такая модель не принимается за образец?

- Национальный вопрос в Церкви - это ересь последнего времени, может быть, самая страшная из всех. Ни одна ересь не вызывает в людях такого ожесточения и такой ненависти, как религиозный национализм. Он изобретен не украинцами и не русскими - у греков, евреев он не менее острый, а порой даже безудержный был в свои времена. Но во всех областях, где есть Православие и поднимался вопрос национализма, он приобретал религиозную ересь, страшную, вплоть до кровопролития. А если люди придерживаются нормального церковного мышления и единения, остаются в лоне Церкви, то для них она остается за бортом, впрочем, как и любая другая ересь. Нужно иметь против религиозного национализма некий иммунитет, как это проявлялось в борьбе против всех ересей в истории Церкви. Мы потеряли этот иммунитет, т. к. долгое время вообще жили вне закона в советское время, а потом были брошены на волю судьбы в этом сложном мире. Но у греков это тоже очень сильно развито, я ведь долгое время жил в Греции. У них это называется εθνικισμός. Помните, у апостола Павла есть фраза о неразумном ревновании отеческих преданий? Так вот национализм строится на основании таких преданий вразрез с Божиими заповедями, а это всегда ведет к разрушению. Поэтому обществу нужно ситуацию пережить, выработать в себе иммунитет и с Божией помощью преодолевать, это касается всех людей, и церковных и нецерковных.

 

- Вы являетесь первым проректором Таврической духовной семинарии в Крыму. Способна ли семинария сейчас в полном объеме решать кадровые вопросы по обеспечению приходов священнослужителями?

- Больших проблем с этим в Крыму нет, но есть объективная реальность: у нас заметно сократилось количество студентов. Если быть точным, то в два раза, с 80 уменьшилось до 40. На сегодняшний день у нас не учится ни один студент с материка, хотя до 2014 г. таких ребят было 80-90%, они перестали поступать. Это ни в коем случае не позиция семинарии, а связано с политической ситуацией. Из-за этого, конечно, некоторые вещи ухудшились. Вот сейчас последний курс оканчивает обучение, и это все ребята из Крыма. Когда приезжают в семинарию из разных регионов и общаются между собой, то это всегда действует на пользу молодым людям, обогащает их и образовывает. Как это было во время нашего обучения в Киевской семинарии, когда приезжали ребята из Закарпатья, Донбасса, Полтавщины и т. д. К тому же теперь есть проблема с пением, ведь украинцы очень поющие, а нам этого очень не хватает.

Несмотря на вышеуказанные проблемы, семинария развивается. Пишутся работы, и преподавательский состав каждый год улучшается. Среди преподавателей есть бывшие выпускники Киевской, Питерской и Московской духовных школ, они защищают кандидатские работы. Как структура и духовная школа Таврическая семинария с каждым годом растет, и что-то меняется в лучшую сторону. А вот в плане студенчества для нас, безусловно, большой урон в том, что ребята из Украины не могут поступать. Ведь на юге России много своих школ: в Краснодаре, Ставрополе, Ростове, и оттуда в Крым тоже не доедут ребята. Вообще, в России более 30 духовных школ, и предложение даже превышает спрос в этом деле. С прошедшего года мы полностью работаем сами для себя, все наши студенты - жители Крыма.

- В апреле в Таврической духовной семинарии прошла ежегодная научно-богословская конференция «Таврические духовные чтения», посвященная теме «Православие в XXI веке: вызовы и ответы». Какое у Вас впечатление о семинаре и есть ли ответы у православных на сложные вопросы?

- Самые главные вопросы, которые обсуждались на форуме, касались расколов и того же национализма, и что может им противопоставить Церковь, исходя из своего 2000 летнего опыта. Ведь все уже ранее было в Церкви, просто это мы не готовы к подобным вещам оказались. И вторая немаловажная тема - самоопределение людей в Церкви. На самом деле все существующие кризисы происходят из-за главного кризиса - самоидентификации в нашей Церкви. Мы зачастую ищем не того, что  осподь нам предлагает, ищем мирского. Не находим ответов, порой  творачиваемся или привносим в Церковь больше мирского, чем берем  уховного для себя из церковной сокровищницы. Обсуждался кризис  амоидентификации православного христианина в современном мире,  ызовы, касающиеся расколов, т. е. те вещи, о которых мы говорим на  азличных площадках. И в духовных школах также предлагается система к  ассмотрению таких вопросов как актуальных. Очень важно, чтобы подрастающее поколение понимало проблемы, с которыми уже сталкивается, училось находить выходы из таких ситуаций. Вызовы ведь есть не только внешние, но и внутренние. Никакие внешние вызовы не страшны в Церкви, если внутри Она будет здорова и с четким пониманием своего присутствия, своих задач в этом мире объединена вокруг Христа. А этого мы сейчас не так часто наблюдаем. Есть низкое самосознание людей в Церкви, и мы очень много времени потеряли. 30 лет прошло, а до сих пор говорим, что люди плохо понимают язык, на котором совершаются богослужения, не говоря уже о вероучении, догматике и прочих вещах. А незнание учения Церкви, непонимание, нелюбовь приводят к тому, что мы до сих пор живем в среде суеверий и бабьих басен. Внутри самой Церкви не хватает образования, я сейчас говорю даже не о семинарском образовании, а о необходимом уровне образования православного христианина. На конференции мы говорили о кризисе, который заключается в недостаточном уровне самосознания верующего христианина, и это то, на что прежде всего нужно обращать внимание.

 

- Ваше духовное образование началось в Киевской духовной семинарии, потом продолжилось в Афинском государственном университете на богословском факультете, теперь Вы сами преподаете в Таврической семинарии. Какое место больше по душе?

- Как так скажешь... где родился, там и сгодился, в народе говорят. Я думаю так: где бы человек ни находился, если у него есть любовь к постижению и познанию, то она доставляет человеку радость. Жизненная радость зависит от того, насколько человек в этой жизни обращается лицом к насущным истинам, которые сама жизнь человеку предлагает. И Господь, и вся Церковь, и другие люди все кому-то предлагают нечто важное. Пока я был студентом, мне было радостно и приятно принимать то, что мне давали преподаватели и мои друзья-студенты. И сейчас стараюсь не прерывать возможности что-то новое постигать, и для меня большая радость быть полезным своим студентам, своим коллегам. Поэтому одна радость перетекает в другую. Радость учения трудноотделима от радости делиться чем-то с другими. С тобой кто-то делится, и ты принимаешь, затем ты с кем-то делишься и отдаешь. Всегда есть тоска по тем годам и тому времени, когда можно было безмятежно заниматься любимым делом часами и целыми днями. Это я лично о себе говорю, помню, берешь книжку и читаешь, сейчас это уже реже происходит.

Сегодня я живу в Крыму, и для меня радостно видеть глаза умных молодых людей, исполненных интеллекта и какого-то внутреннего хорошего настроения, ребят, которые хотят что-то узнать в этой жизни. Ради них мы трудимся и ради них мы во многом живем. Потому как духовная школа предполагает не только занятия на лекциях, но и обучение после них, общение и обогащение опытом.

- В Украине за последние годы в рамках декоммунизации переименовали множество названий улиц, городов советского периода, а в Крыму, насколько известно, этого не происходит. Вы в Ливадии инициировали вопрос о возврате исторических названий двух улиц. Чем закончилось дело?

- Переименование и возвращение исторических названий - это разные вещи. Переименование предполагает альтернативу тому, что есть, как что-то лучшее. В этом плане мы не просили переименовать, а хотели вернуть старые красивые названия, которые были обусловлены определенными смыслами.
Речь шла о бывших улицах Гимназической и Воронцовской. В прошлом веке в городе было много гимназистов, а граф Воронцов сделал очень немало для здешних мест, и вообще для Крыма. Революционер Свердлов никогда не был в Крыму, тем более что он, как и Войков, напрямую связан с убийством царской семьи. Эти два персонажа совершали террор, и нам непонятно упорство настроенных против возвращения исторических названий, тех, кто хочет все оставить как было. И это больше сопротивление не со стороны населения, а от местной власти, т. к. влечет за собой много движений. Кроме финансовых затрат, еще довлеет принцип «как бы чего не вышло», боязнь вызвать реакцию среди населения. Причем это еще было и во время того, когда Крым находился в составе Украины. Власть занимает инертную позицию, а нам нужно быть более активными. С одной стороны, понятно, что люди не хотят переименовывать, это уже набило оскомину, плюс связь с бытовыми трудностями. Но когда речь идет о возвращении утраченного, то я всегда воспринимал это как приобретение и возвращение к истокам. Пока это не привело ни к чему, но мы решили не сдаваться и будем стараться вернуть городу его прежнее лицо. Крым в этом плане всегда был консервативным, здесь очень долго коммунисты держали власть. Во всем мире поднимается вопрос пересмотра истории, и в РФ сейчас такая позиция - лучше ничего не трогать, чтобы не разделять общество, потому как люди разъединяются и по более важным вопросам. Может быть, мы недостаточно активными были, не настаивали, а только предлагали. Придет время, я думаю, и оно расставит все на свои места.

 

- Есть ли в Крыму приходы новой религиозной структуры ПЦУ?

- Насколько мне известно, нет. Был епископ Климент от Филарета, но он не живет в Крыму, хотя и получил российское гражданство. Он себя именует Крымским, но здесь не находится.

- В последнее время в Крыму участились случаи задержания приверженцев различных псевдорелигиозных течений, признанных экстремистскими. Есть ли какая-то угроза мирной жизни или это не чувствуется в обычной жизни? Какая ситуация с крымскими татарами и с мусульманскими общинами?

- В Крыму сразу был решен языковой вопрос, и сейчас в регионе три государственных языка: русский, украинский, крымско-татарский. С первых лет служения митрополита Лазаря в Крыму основан межконфессиональный совет и не было особо острых столкновений. Возникали локальные проблемы, но масштабных противостояний не случалось, ни до 2014 года, ни после. Сейчас все экстремистские течения, которые в РФ считаются незаконными, стали таковыми и в Крыму. Многие т. н. тахрировцы сразу уехали, еще 5 лет назад. Кроме них, свидетели Иеговы признаны деструктивной религиозной организацией, им запрещена деятельность. Из этих двух структур были аресты, а больше я не слышал, чтобы кого-то «прессовали». С татарами мы мирно живем, они в правительстве присутствуют, среди депутатов и даже в федеральном собрании представлены. Крымские татары всегда отличались спокойствием даже от казанских татар, не говоря уже о других нациях, где исповедуют ислам. Их иногда заводят приезжие кураторы, например, из Турции. Разные люди встречаются, конечно, тут даже среди нашего брата-славянина такое встретишь порой... Слава Богу, у нас нет проблем с татарами. Они сейчас испытывают большую поддержку, т. к. в РФ много мусульман, и, наверное, Вы видели строящуюся огромную мечеть в Симферополе с академией. В ближайшие 10-20 лет будут, конечно, изменения, но как это сложится дальше, трудно сказать.

У нас даже был недавно такой уникальный случай: главный муфтий Крыма пожертвовал миллион рублей на восстанавливающийся монастырь Лазаря Муромского, который строит владыка в честь своего небесного покровителя. Это была такая неожиданность и фурор, представляете ситуацию? Мы-то сами такого никогда не делали со своей стороны и были очень приятно удивлены отношению к нам. Это говорит о том, что у двух главных руководителей разных религий хорошие и теплые отношения, они общаются, и это является залогом хорошей атмосферы во всем Крыму.

- В Симферополе восстанавливается Александро-Невский кафедральный собор, в котором участвуют православные всего Крыма. Как выглядит ситуация с воссозданием разрушенных храмов в епархии?

- Крымская епархия, как и многие другие, также сильно пострадала во время советского гонения. Крым даже еще больше пострадал, чем где-либо, т. к. сначала большевики мстили местным за активное сопротивление Белого движения в Крыму, здесь всегда была партийная номенклатура, именно в Крыму Хрущев хотел показать последнего советского попа. Ко времени прихода в Крым нынешнего митрополита Крымского Лазаря не было ни одного монастыря и функционировало буквально несколько храмов. Сейчас на полуострове более двадцати монастырей и скитов, более полутысячи приходов. Многие храмы воссоздаются, и сейчас идут восстановительные работы в разных благочиниях. Может, не так активно, как хотелось бы, потому что время сейчас очень трудное. И в Ливадии, кроме нового храма, где я служу и мы встретились с Вашей паломнической группой из Киева, идет восстановление еще и Вознесенского храма. Процесс не останавливается благодаря местным прихожанам и усилиям всех трех крымских епархий, без финансовых вливаний из Украины или России.

- Можно ли сказать, что крымские епархии Украинской Православной Церкви - это единственное, что не изменилось и сейчас связывает Крым и Украину?

- Это однозначно! Украинская Православная Церковь в Крыму - единственное присутствие, которое есть и по факту, и юридически. Это официальная позиция наших церковных начал и в Киеве, и в Москве. Его Святейшество всегда подчеркивал, что это Украинская Православная Церковь. Что будет в дальнейшем, мне очень сложно говорить и предполагать, мы ведь часто не можем даже представить, как развернуться события в будущем. Я могу сказать, что статус УПЦ никак не мешает гармоничной жизни епархии. Поначалу было некое недопонимание некоторых людей, мол, что здесь делает Украинская Церковь, но религиозный национализм есть не только в Украине или Греции, а и в России. Это наша проблема общецерковная, и самый главный враг в жизни Церкви ХХI в. - религиозный национализм. Как вы преодолеваете его в Украине, так и мы здесь с ним боремся. Объясняем людям, даем им понять, проводим некие параллели, по-разному это получается, и статус Украинской Церкви никак не мешает нам полноценно осуществлять свои идеи.

- В День Победы 9 мая священнослужители Крыма проводили молебны и участвовали во многих общественных мероприятиях. Здесь нет никаких сомнений, что это День Победы, а не день скорби и примирения?

- Вот чего нет, того нет. У нас четкое понимание, кто победил и проиграл в этой войне, кто напал и защищался. В этом вопросе у всех есть определенность и занятая позиция, что война была оборонительная и отцы наши защищали правое дело. Разумеется, что такие дни всегда с примесью скорби, точно как и память о великомучениках Церкви не может быть оголтелым весельем. Были ведь страдания людей, пролита невинная кровь. Поэтому всегда есть примесь горечи в такие праздники, говорят же, что это праздник со слезами на глазах. И тем не менее мы празднуем Победу и чтим память всех тех героев, которые недоедали, недосыпали, положили жизни. У меня два деда также воевали, да и война эта всех тогда коснулась. И сейчас отказываться от прошлого, от предков, которые воевали за Победу, означает отказаться от них и от их Победы, и это было бы предательством по отношению к ним. Наш владыка Лазарь также нес портрет своего отца и участвовал в акции «Бессмертный полк», который можно в каком-то смысле назвать крестным ходом. В моем понимании, это шествие и родилось именно с него. И в этом ходе также можно нести иконы. Проведу некую параллель: герои войны - это наши герои, точно так же, как и святые - воины и наши герои Церкви. Вспоминаются воины не только Второй мировой войны, некоторые несут портреты предков с Первой мировой войны и других войн. Это то время, когда мы актуализируем присутствие в нашей жизни в наших семьях тех, кто отдал жизнь за свое Отечество. Русские, украинцы, белорусы воевали за наше Отечество, а сегодня нас развели по границам, но я бы хотел, чтобы мы умели проводить разницу между государственным образованием и народом. Киприоты, например, говорят так о себе - мы один народ с греками, но в разных государствах находимся, мы живем на Кипре и любим свое государство, платим налоги и будем его защищать, но мы греки. Они не стыдятся того, что они греки, не пытаются себя отделить от своих истоков и общего начала. А почему мы стыдимся сказать, что мы один народ, только живем в разных государственных образованиях? Мы также должны любить и защищать свои страны, но это не должно мешать отождествлению нас друг с другом, что мы один народ и единое целое в духовном плане. Вот это то, что преодолевается в Церкви.

 

- Что бы Вы хотели пожелать читателям православного портала «Православная Жизнь»?

- Желаю всем читателям уметь читать между строк, уметь читать историю, понимать смыслы, которые Господь вкладывал в свои слова, не толковать Его слова превратно, как каждому из нас удобно, хочется и желается. Вот сегодня мы слышали воскресное чтение Евангелия о единстве, Господь больше и прежде всего в своей Архиерейской молитве просит у Отца Небесного единства, чтобы все были едины. Не просит ни успеха, ни везения для Церкви и Своих учеников, ни доминирования над другими народами, ни счастья земного. Он просит одного - да будут все едины, как Мы с Тобой. Нам следует понимать, что вся философия мира всегда будет работать на разъединение и преисподнюю и только мудрование небесное направлено на единение. Наша задача - принимать Христа, выражать Его в своих мыслях, в своих проступках, и помогать сохранять единство Церкви.

Беседовал Андрей Герман

Православная жизнь



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме