За что бьются на улицах жители Гонконга?

Массовые демонстрации в Гонгконге

Об охоте на «лис» и «тигров» в Китае

Уходящая неделя была полна новостей об уличных сражениях в Гонконге, где протестующие наводнили площадь перед зданием законодательного собрания так, что законодателей на время беспорядков в целях безопасности отправили по домам. А поправки в закон об экстрадиции подозреваемых в экономических преступлениях жителей Гонконга в КНР, которое законодательное собрание готово было принять, отложили до лучших времён.  

Чтобы вывести на улицы десятки тысяч протестующих в городе, где с семь с половиной миллионов населения, нужно едва ли не всеобщее ощущение крайней опасности, с одной стороны, и большие деньги - с другой. Так чем опасна та сотня метров через мост на реке Чжуцзян, что отделяет Китай от его собственной особой экономической зоны - Гонконга, и почему подозреваемые в преступлениях страшатся пересекать этот рубеж?

 

Радио «Свобода»** сообщает, что «жители города выступают против законопроекта, поскольку опасаются, что он может быть использован для выдачи в материковый Китай критиков властей. Критики законопроекта указывают на нарушения прав человека в КНР и на несхожесть правовых систем Гонконга и материкового Китая».

 

Восстановивший суверенитет над Гонконгом в 1997 году Пекин на полсотни лет оставил «курицу, несущую золотые яйца» самостоятельной в её внутренней политике, взяв на себя только оборонную и внешнеполитическую составляющие власти. Принцип «одна страна, две системы», определявший статус города на Жемчужной реке, и вышли защищать протестующие, в один голос утверждают западные СМИ. Всполошились и в США: всё-таки Гонконг - один из ведущих финансовых центров мира. Госдепартамент уже заявил, что США обеспокоены возможным изменением законодательства Гонконга, которое позволит экстрадицию подозреваемых из особого административного района в континентальную часть КНР.  Это-де размывает принцип «одна страна, две системы» и ставит под угрозу давно установленный специальный статус Гонконга в международных делах.

Запад очень устроил бы статус-кво бывшей британской колонии. Однако почему он не устраивает Пекин? Дело в том, то Пекину нужно затыкать дыру, через которую утекают китайские воры и их миллиарды. Только за минувшие три пятилетки ушли от китайского правосудия таким образом почти 20 тысяч чиновников и 127 миллиардов долларов. А всего у китайских беглецов в офшорах скопились уже три триллиона долларов - это ВВП Великобритании за прошлый год.

В Китае по-прежнему расстреливают убийц, насильников, террористов. Взяточников сортируют. Взятка до 100 тысяч юаней - тюрьма. А больше - расстрел, невзирая на должности и заслуги. Однако расстрел  с отсрочкой исполнения приговора на два года. Потом эту отсрочку продлевают, и она становится  пожизненным заключением под мушкой прицела. Не для слабонервных.

Тех чиновников, что сбежали за границу с наворованным, в Китае называют «лисами» в отличие от чиновников, которые выводят наворованное в офшоры, семью отправляют за рубеж, а сами остаются сидеть в кресле, готовые в любую минуту переехать в Гонконг и оттуда улететь куда угодно, пополнив список «лис». На «лис» ведётся постоянная охота через соглашения о выдаче преступников. А ещё есть «тигры», сидящие на высоких постах и хранящие наворованное дома, и «мухи», собирающие «взяткомелочь» и надеющиеся, что их пронесёт мимо Центральной комиссии по проверке партийной дисциплины, у которой есть свои агенты и свои тюрьмы. Глава этой комиссии в прошлом году стал заместителем председателя КНР.

В Пекине пытаются прикрыть гигантскую финансовую брешь, которую пробили коррупционеры в экономике страны, в том числе и через речку Чжуцзян в Гонконге, выводя деньги за рубеж.

У Центральной комиссии по проверке партийной дисциплины огромное число помощников. Известно, что только за 2015 год в комиссию поступило почти 3 миллиона сигналов о коррупции. Взять под прицел одну из главных «гаваней» для бегущих из страны коррупционеров теоретически легко: достаточно внести поправки в закон об экстрадиции, позволяющие судить экономических преступников по месту совершения преступления, при этом поправки не касаются политических преступлений. Много ли в этом потерь для западной демократии, сразу не подсчитать. Но, видимо, много, поскольку профинансировать сотни тысяч защитников «демократии» так, чтобы они пошли на штурм здания местного законодательного собрания, забаррикадировали основные улицы в центре города и не боялись слезоточивого газа, нужны немалые деньги. И деньги нашлись.

«Оппозиция закону об экстрадиции распространилась очень широко, - пишет The Economist, - затронув даже бизнесменов, которые обычно поддерживают правительство. Свои сомнения высказали и несколько верховных судей». Пока в Гонконге запрещено выдавать подозреваемых в преступлениях в КНР, все «мухи», «лисы» и прочая «живность» слетаются в бывшую британскую колонию с большой охотой.

Для Дональда Трампа протесты в Гонконге очень на руку, они дают ему лишний козырь в торговой войне с Китаем, пишет японская Asia Nikkei. Привыкнув, что гонконгская таможня освобождала от пошлин и тарифов многие товары, производимые в США, Вашингтон не в восторге от того, что ситуация может коренным образом измениться. Американцев не устраивает, что, скажем, в Huawei Technologies, поставляющей смартфоны и основное оборудование для технологии 5G, существует партийная организация. И это тоже затруднение в переговорах о торговле, наравне с защитой интеллектуальной собственности и принудительной передачей технологий американскими компаниями, открывающими бизнес в Китае. Одолеть Си Цзиньпину все эти трудности на переговорах в конце июня в Осаке и мешают гонконгские демонстранты. Легко понять, чей интерес стоит за ними.

 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий