Спешить со встречей в «нормандском формате» смысла нет

Источник: Фонд Стратегической Культуры

 Трамп и Макрон

Украина Зеленского ещё не сформировала новую повестку дня по кризису в Донбассе

На саммите G-7 в Биаррице, помимо других вопросов, поднимался и вопрос о придании новой жизни «минскому процессу». Ангела Меркель и Эмманюэль Макрон заявили, что «в ближайшие недели Франция и Германия организуют новую встречу в «нормандском формате», чтобы достичь конкретных результатов». Макрон сообщил, что встреча будет проходить в Париже.

До сих пор Минское соглашение 2015 года по урегулированию конфликта на востоке Украины не выполнено ни по одному из пунктов. И хотя линия вооружённого противостояния остаётся неподвижной, представители ОБСЕ постоянно регистрируют обстрелы территории Донецкой и Луганской республик. Отсутствие прогресса в деле установления мира выражается и в том, что последняя встреча в «нормандском формате» состоялась в 2016 году.

Однако теперь, по мнению Меркель и Макрона, новый саммит может сдвинуть дело с места. «Условия для этого благоприятны, - пишет немецкая «Тагесшпигель». - Новый президент Украины Владимир Зеленский выступает за возобновление переговоров. Русские были против переговоров с Порошенко. Теперь у них не может быть отговорок».

Как известно, Москва считает «нормандский формат» безальтернативным и готова к такому саммиту. Однако это не должна быть «встреча ради встречи». Россия должна понять, с чем представители новой украинской власти приедут в Париж. Пока позиция официального Киева говорит о том, что он стремится лишь к размену пленными. Вопрос важный, но всё же он является второстепенным по сравнению с тем, что в плане возможностей переговоров унаследовали новые киевские власти от администрации Порошенко.

В январе 2018 года Верховная рада Украины приняла закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях». Закон зафиксировал отказ украинских властей от минских договорённостей. Россия в этом законе названа «агрессором», а неподконтрольные украинскому правительству территории - «оккупированными».

Логика требует, чтобы, прежде чем призывать Зеленского продолжить переговоры в «нормандском формате», Берлин и Париж разобрались с такой политической терминологией. Мало того что Россия не согласится с подобным «законодательным оформлением» своего статуса и статуса ЛНР и ДНР на переговорах, этот закон априори противоречит любым договорённостям, которые теоретически могут быть достигнуты. Чтобы убрать препятствие из процесса урегулирования, следует законодательно ликвидировать этот государственный акт.

И даже если вообразить, что данное препятствие убрано, остаётся другой камень преткновения. В украинском политикуме не существует влиятельных сил, которые выступали бы за имплементацию минских договорённостей в их главной части - предоставлении мятежным республикам автономии с соответствующими правами на национальное развитие. Верховная рада прежнего состава вела «нормандский формат» к гибели, сегодня он дышит на ладан лишь в силу нежелания остальных участников отказываться от него. Перед новой Радой, в которой господствует партия Зеленского «Слуга народа», встаёт этот вопрос. И если Верховная рада нового состава не сможет поднять «нормандский процесс» на уровень конструктивной государственной политики, позиция Киева останется банальным лицемерием. Пока определённости здесь не видно. Поэтому есть смысл подождать, каким будет решение Рады по имплементации соглашения «Минск-2».

Спешить с новой встречей в «нормандском формате» нецелесообразно и потому, что Запад продолжает упорно твердить о «необходимости выполнения Россией своей части обязательств». Ни в одном пункте соглашения «Минск-2» речи о России как участнице конфликта нет, и эта притянутая за уши формула используется в качестве одного из предлогов продления антироссийских санкций. Убеждать Запад в том, что РФ не несёт обязательств по конкретной имплементации договора, бесполезно. Это не вопрос истины или лжи. Это типичный приём западной политики, и от него отказываются лишь тогда, когда он становится невыгодным.

Вообще, такая ситуация зреет. На это указывает, в частности, требование ряда восточных земель Германии выправить антироссийский крен в политике Берлина и вернуться к политике добрососедства в отношениях с Россией. Реагируя на итоги G-7 в Биаррице, главы земельных правительств Бранденбурга, Саксонии, Тюрингии и Саксонии-Анхальт потребовали возвращения России в «сообщество западных государств» и снятия с неё санкций. «Возобновление переговоров с Россией, в итоге чего может быть возобновлён формат G-8, стало бы доказательством суверенитета и дальновидности Запада», - заявили они.

Немецкие политики по традиции преувеличивают значение для России участия в «восьмёрке». Далеко не все разговоры на этом форуме сколько-нибудь полезны. Тем не менее внутреннее давление на правительство Германии по данному вопросу, безусловно, имеет пользу. Ведь чтобы снова позвать Путина в «семёрку», придётся снять ряд претензий к России. Не случайно президент Трамп заметил, что «Путин не вернется, он гордый».

Конечно, в политических делах такого масштаба определяющими являются не качества характера того или иного политика. Просто Россия не из тех стран, которые можно откуда-то выгнать, а завтра туда же позвать. Во всех этих дискуссиях для России важен лишь один аспект: будет в результате прогресс по украинскому кризису или нет?

Так что торопиться с участием в скорой встрече «нормандской четвёрки» резона нет. Украина Зеленского ещё не сформировала новую повестку дня по этому вопросу. А идти на неподготовленную встречу бессмысленно - Россию выставят виновницей заранее обречённого дела.

Фото: The Star Online

Фонд Стратегической Культуры 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий