Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Генерал Рустам Мурадов: «Миротворческая миссия» Хаттаба и Басаева закончилась, не успев начаться

Александр  Игорев,

08.08.2019


Эксклюзивное интервью с Героем России генералом Рустамом Мурадовым к 20-летию со дня начала контртеррористической операции в Дагестане. О погибших, взрыве дома в Буйнакске, взятии штаба Масхадова, о подвиге и страхах, о Дагестане, политике и спорте …

Ровно 20 лет назад, 7 августа 1999 года, бандформирования во главе с Хаттабом и Басаевым вторглись из Чечни на территорию Дагестана с целью его отторжения от России и установления там своего халифата.

Боевые действия проходили на территории Ботлихского, Буйнакского, Новолакского и Цумадинского районов Дагестана. Освобождение территории Дагестана далось высокой ценой. По официальным данным, в ходе операции были убиты 279 солдат и офицеров, ещё более 800 получили ранения. Потери боевиков, по данным Министерства обороны РФ, составили около 2,5 тыс. человек.

Первыми в бой с террористами вступили местные жители, которые отказались пустить вооружённых людей в свои селения. Они вместе с представителями силовых ведомств принимали активное участие во всей войсковой операции по вытеснению боевиков. По официальным данным, тогда погибли 37 местных ополченцев, свыше 720 - были ранены. Заслуги жителей Дагестана в той операции еще раз высоко отметил президент Владимир Путин в ходе последней «Прямой линии» с гражданами 20 июня и призвал законодательную власть признать дагестанских ополченцев участниками боевых действий, что и было сделано в течение следующих нескольких дней.

Сегодня мы хотели бы вспомнить, что в той войне достойно себя проявили не только дагестанские ополченцы, но и солдаты, сержанты и офицеры из самого Дагестана. Герой России, генерал-майор Рустам Мурадов, ныне являющийся заместителем командующего войсками Южного военного округа, тогда был начальником штаба - заместителем командира разведывательного батальона, действовал на передовой. Нам удалось взять у генерала эксклюзивное интервью к 20-летию памятных событий.


«ЭТО БЫЛИ ГЕРОИ»

- Добрый день, Рустам Усманович. Прошло 20 лет, как бандформирования вторглись на территорию Дагестана. Как вы вспоминаете первые дни августа 1999 года?

- Добрый день. Тогда я служил в 136-й буйнакской бригаде, начальником штаба разведывательного батальона. Это были очень напряженные дни. Мы практически не спали, не ели. Была тревога, наши подразделения одними из первых вступили в бой с боевиками. За первые 15 дней наша бригада потеряла 36 военнослужащих: 5 офицеров, 8 сержантов, 23 солдата. Потеряли боевых товарищей, друзей, с которыми еще вчера сидели и обсуждали разные вопросы. Их подвиг нельзя оценить никакими словами и эмоциями. Сейчас те, кто будет читать нашу беседу, возможно, и не вдумаются в эти цифры, но каждый из них был достоин жить: любить, воспитывать детей... Это были герои. Поверьте мне, мы тогда за них отомстили сполна... Помню, в первые же дни поступила задача отозвать с передовой военнослужащих по призыву, которые по тревоге там оказались. Они плакали, не хотели возвращаться....

- По поручению Владимира Путина недавно дагестанские ополченцы были признаны участниками боевых действий. Вы помните, как это все было, какую помощь оказывали вам местные жители?

- Боевикам нужно было изучать историю, перед тем как прийти на наши земли. Все до единого, кто приходил с целью подчинить Дагестан, жалели об этом. То же самое получилось и на этот раз. Якобы миротворческая миссия Хаттаба и Басаева закончилась, не успев начаться. Они получили отпор от тех, от кого не ждали. Местные жители отказались пускать вооруженных людей в свои селения. Ополченцы, представители разных народов, населяющих горную республику, не только оказали достойное сопротивление вооруженным до зубов, имеющим многолетний военный опыт боевикам, но вместе с нами воевали, причем они сами создавали отряды, просили выдать им оружие. Героев было много, например, 19-летний Хаджимурад Курахмаев, боец отряда самообороны родного села, который внедрился в состав боевиков, вошёл в доверие, а ночью выхватил автомат и расстрелял четверых боевиков, но позже сам был расстрелян боевиками на месте. Ему президент посмертно присвоил звание Героя России. Таких было много. Был еще мальчик, который встал на дороге и отказывался пускать боевиков. Отдельно стоит отметить на тот момент военкома Ботлихского района подполковника Муртуза Идрисова, который действительно смог донести идею до руководства, чтобы создать отряды самообороны, благодаря доверию к которому и было принято решение выдать оружие ополченцам, он смог создать эти отряды, набрать туда людей. Это тоже большая заслуга. Ну, и конечно, этого всего не было бы, и даже, возможно, был бы другой исход, если не президент, Владимир Владимирович Путин, который поверил народу, который лично приехал поддержать людей, который тогда вселял уверенность, он ни у кого не оставил тогда сомнений в том, что боевики будут уничтожены.


«СТРАХ - ХУЖЕ ВСЕХ ОРУДИЙ»

- У вас есть опыт двух Чеченских контртеррористических операций, что доказывают два Ордена Мужества на груди, и опыт антитеррористической операции в Сирии, за что были представлены к званию Героя России. Вы можете сравнить тактику действий боевиков в Чечне и в Сирии?

- Тактика отличается в корне. В первом случае это были действия в горно-лесистой местности, во втором - пустынной. За двадцать лет сильно изменились вооружение и техника, их боевые возможности. Сейчас на первый план вышли беспилотники. Это не только летательные аппараты, но и наземные средства, которые успешно Россия испытывает в Сирийской Арабской Республике.

- Говорят, что в 1996 году именно ваша разведрота обнаружила главный на тот момент штаб боевиков. Как это было?

- Да, тогда я руководил отдельной разведывательной ротой. Шли ожесточенные бои. Так получилось, что мы первыми наткнулись на центральный штаб боевиков, где хранились практически все ценные сведения. Мы тогда выполнили большое дело, мы получили очень ценные сведения. Не было ни страха, ни тревоги в душе. Для нас, солдат, это нормальное явление. Понесли потери, но документы, которые мы изъяли, спасли в будущем не один десяток жизней.

- Не страшно было действовать в авангарде, на передовой, а порой и в тылу противника?

- Если было бы страшно, то мы бы не выжили, тем более в бою. Страх это самый большой враг. Он хуже всех орудий на земле. Нельзя путать страх с волнением и переживаниями. Переживаниями за семью, за детей, за своих подчиненных. Но не во время выполнения задач. После. Если у человека в душе какая-то боязнь, это будет мешать ему, он не сможет выполнить задачу.

- Рустам Усманович, мы слышали, как вы попадали под гранатометный обстрел, много раз были на волосок от смерти, например, случай с самолетом...

- Да, тяжелых случаев было много. Что касается печального случая с самолетом Ту-154, который 25 декабря 2016 года с ансамблем Александрова летел в Сирию, то тогда я не оказался на борту по чистой случайности. В последний момент было принято решение, что я не полечу на этом борту. В бою не раз было, что рядом подрывались товарищи, снаряд пролетал в нескольких метрах. Это война, я знал, на что шёл.

«РЕСПУБЛИКА ПЕРЕЖИВАЕТ НЕ ХУДШИЕ ВРЕМЕНА»

- Все помнят страшную трагедию 4 сентября 1999 года в Буйнакске, когда вечером боевики взорвали многоквартирный дом, где жили семьи военнослужащих. Тогда погибли 64 человека, из них 23 - дети...170 были ранены.

- Мы с семьей жили прямо в соседнем доме, который тоже в итоге обрушился. В этот момент я был еще на службе. Жена и дочь тогда спаслись чудом. Потом мы с семьей оказались на улице, но вы понимаете, что погибли дети, которые в одном дворе росли с моей дочерью, мои сослуживцы, их жены. Имею ли я право вообще придавать значение тому, что я оказался на улице? Нет. Но я хочу рассказать об одной семье из Буйнакска, которая узнала о нашем положении и просто безвозмездно позволила нам жить у них в доме. Это был второй их дом, который построили для сына. Мы там долго жили... В гостеприимности с дагестанцами никто не сравнится. В Дагестане живет не только смелый, в чем мы убеждались 20 лет назад, когда даже женщины выходили на улицы с холодным оружием на защиту своих домов, но и очень отзывчивый народ.

- Раз есть такая возможность, можно задать вам еще пару вопросов, которые немного выходят за рамки оговоренной темы. Вопрос не как к генералу, а как почетному представителю Дагестана?

- Пару можно (улыбается).

- Прошло уже 20 лет с тех событий, но Дагестан и сейчас переживает не лучшие времена. Каждый день мы слышим про аресты, коррупцию. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Дагестан переживает не лучшие времена, но и не худшие. Республика планомерно развивается, есть положительные тенденции в экономике.

Нужно понимать, что это самый многонациональный регион, где множество культур, традиций, религиозных и тейповых убеждений. К тому же сейчас из-за развития средств массовых коммуникаций естественным путем проходит пагубная для целостности нашего государства экспансия со стороны соседних государств. Думаю, Владимир Васильев с большим трепетом решает возложенные Президентом на него задачи. Там, наряду с коррупцией, нужно решить вопросы по информационной безопасности, модернизировать систему сбора и освоения налогов, решить коммунальные проблемы, хромает дисциплина кадрового состава. Нельзя также забывать, что регион находится в сейсмической зоне. Все по истории знают, с чем пришлось столкнуться Дагестану в 1970 году и Армении в 1988 году. Это может повториться. Нужно быть готовыми к чрезвычайным ситуациям. Лесные пожары, селевые потоки, нашествие саранчи...

- Что вы имели в виду под модернизацией системы сбора и освоения налогов?

- Дагестанцы очень щедрый народ, очень. Если бы люди действительно понимали, куда тратятся эти сборы, то, я уверен, в республике не было бы этой проблемы. Возможно, вы не знаете, но я с уверенностью могу сказать, что в Дагестане построено множество школ, детских садов, больниц, мечетей не за государственные деньги. Наши люди убеждены, что необходимо быть полезным обществу, это прописано адатами и религией. Сейчас люди чувствуют себя обманутыми. Нужно выстроить систему сбора и освоения налогов, где бы, если не каждый, то каждая административная единица четко могла видеть, визуально,, на что пошли средства: на помощь тяжелобольному ребенку, на реконструкцию детского сада, на строительство конкретного участка дороги, на закупку медоборудования.

«ДАГЕСТАН - ЭТО НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ РОССИИ»

- Вы дважды мастер спорта - Советского Союза и России, занимались единоборствами, также являетесь большим любителем футбола. Что вы можете сказать про ситуацию вокруг футбольного клуба «Анжи»?

- Ситуация крайне печальная. «Анжи» - это национальный символ Дагестана, объединяющая сила. Не понимаю, почему не поддержали команды. У Дагестана очень много состоятельных друзей, которые оказали бы помощь клубу. Иначе, какие они друзья? В республике надо развивать не только «Анжи», футбол и борьбу, а в первую очередь не требующие больших финансовых вложений олимпийские виды спорта. Такие как скалолазание, бег на короткие и длинные дистанции, марафоны, стрельба из лука, велоспорт.... Нам нужно больше олимпийских наград. Это все нужно развивать. У нас очень талантливая молодёжь, надо дать им поддержку. А для этого нужен мир над головой, поэтому хочется пожелать дагестанцам и, в целом, всем жителям России, дружбы, взаимопонимания и взаимовыручки. Дагестан - неотъемлемая часть России, и пусть всем врагам будет уроком, что произошло 20 лет назад.

ИСТОЧНИК KP.RU



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме