Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Встречать не по одежке

Игумен  Нектарий  (Морозов)Марина  Бирюкова,

25.09.2018

Внешняя сторона церковного благочестия, традиционные требования к внешнему виду человека, входящего в храм, прибегающего к церковным таинствам, посещающего монастырь... Тема, надо сказать, чувствительная и конфликтная. И не потому конфликтная, что какой-то своевольной девице очень нравится ходить в джинсах и никак не хочется надевать юбку. Нет, дело не в этом. Дело в том, что здесь нет, во-первых, единой точки зрения, и с неизбежностью присутствует разномыслие (что само по себе нормально), а во-вторых, не всегда мы, оказывается, можем определить место и значение этого внешнего в нашей жизни; не всегда понимаем, что внешнее должно служить внутреннему, а не наоборот. И вот тут уже встает вопрос отношения к человеку, вопрос любви.

Не так давно один саратовский священник выложил в соцсеть фотографию, на которой нет ничего особенного: просто стоят прихожане в храме, в лучах летнего утреннего солнца, и молятся. И тут же появился коммент: «А у вас что, благословляется с голыми руками в храм входить? У нас выставить могут или, по крайне мере, платок дадут, чтоб руки прикрыла...»

Я в Церкви, слава Богу, больше десяти лет, и мне никогда в голову такое не приходило - что у меня могут возникнуть проблемы в связи с коротким рукавом в летнюю жару. Женская летняя одежда - она же вся с коротким рукавом, в конце концов. Лишать человека возможности молиться в храме из-за короткого рукава, травмировать его, делая виноватым... Зачем?! Что страшного-то в наших локтях, они что - оскверняют святыню, оскорбляют чьи-то чувства, мешают молиться?

Очень много шума в моей ленте «Фейсбука» наделал недавно рассказ женщины - дочери священника, между прочим, с младенчества верующей и воспитанной в уважении к церковным традициям - о том, как ее не пустили в один из южных женских монастырей по причине педикюра - малозаметного лака на ногтях ног. Бдительная монахиня заметила это поблескивание под подолом длинной юбки. Кстати, юбка была монастырская, в собственной своей юбке эта паломница в обитель войти также не могла: длина достаточная, но сбоку до колена разрез, пришлось переодеваться. Но, когда переодетой паломнице выдали флакон ацетона и предложили смыть лак - она покинула монастырь, так и не приложившись к его святыням... Комменты:

«Вас не пустили с педикюром, но против босоножек как таковых не возражали? Странно. Меня в соседний с этим монастырь не пускали в босоножках - требовали, чтоб надела носки».

«Мы ездили в этот монастырь группой в самую жару, на водителе автобуса была рубашка с коротким рукавом, он не знал, что нельзя. Не пустили, пришлось нам срочно искать для него другую рубашку. Женщинам пришлось стереть косметику, кому-то остричь слишком длинные ногти».

«На жене была зимняя юбка, открывавшая только голенища сапог: заставили поверх нее надеть длинную, до полу, монастырскую».

Нет, дорогой читатель, не нужно пугаться: вышеописанное касается далеко-далеко не всех приходов или монастырей. У нас в епархии лишних запретов и нелепых придирок не заведено вообще; притом что большинство прихожан стараются соблюдать традиции внешнего благочестия - посмотрите на любой снимок, сделанный в храме, чтобы в этом убедиться. Что касается монастырей - опытные паломники подтвердят: в большинстве обителей подход к деликатной теме внешнего вида гостей - разумный и адекватный. Определенные требования, конечно, есть, в шортах или мини-юбке, действительно, не пустят, но вот ног и ногтей, точно, не рассматривают.

Но как относиться к строгостям, которые представляются излишними? Как реагировать, если сталкиваешься с неожиданным и жестким требованием? Может быть, мы вообще не вправе об этом судить, наше дело - подчиняться, послушаться? В Интернете многие разделили наше (то есть мое и несостоявшейся паломницы с подкрашенными ногтями) огорчение и недоумение, но немало было и таких, кто ее осудил, причем весьма сурово.

«Если вы неспособны проявить послушание и смыть лак с ногтей, значит, вы недостойны войти в монастырь! И совершенно правильно сделали монахини, что вас не пустили!»

«Монастырь - он и должен быть строгим! А вас никто в монастырь не звал! Не нравятся порядки - езжайте мимо, только и всего!»

Многие - как часто бывает в таких случаях - ставили себя в пример: «А вот от меня тоже потребовали, и я смиренно подчинилась, не то что вы!»

Лично мне представляется, что любой паломник, кто бы он ни был, не только должен уважать порядок, заведенный в монастыре, но и сам нуждается в уважении - к его личным границам, его человеческому достоинству, его, в конце концов, правам, даже к его настроению - это совсем не мелочь на самом деле. Уважение и бережность в данном случае должны быть взаимными.

Я также полагаю: выбор тех, кто в подобной ситуации отсек свое протестующее «я», смирился и проявил послушание - достоин уважения: он может принести человеку добрый плод. Но смирившийся не должен осуждать других за несмирение; послушания лучше требовать от себя самого, а не от ближних. Считать других людей плохими, недостойными христианами, а себя достойным - это именно недостойно звания христианина.

Ситуацию комментирует игумен Нектарий (Морозов), руководитель информационно-издательского отдела Саратовской епархии:

- Отношение к подобным ситуациям у меня двойственное. С одной стороны, совершенно верна поговорка «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». В Греции есть монастыри, которые в определенные дни вообще закрыты для паломников. На Афон, как мы все знаем, закрыт доступ для женщин. Правильно это или неправильно? Безусловно, правильно, потому что люди уходят в монастырь, чтобы подвизаться, и им нужны для этого особые условия. Монастырь - сообщество людей, которые живут по принятым ими правилам, по уставу обители, и они не обязаны подстраиваться под окружающий мир.

Но это с одной стороны. С другой - монастырь не только особый мир, он еще и неотъемлемая часть Церкви. Монашество - это, прежде всего, христианство. И наша задача - как можно больше людей не оттолкнуть, но привлечь ко Христу, открыть им, что такое Церковь Христова. А как это сделать, если не любовью, через любовь, через максимально теплое, сердечное отношение к приходящим людям?

Исходя из этого, я полагаю, что нам нужно идти иным путем. Не заставлять смывать лак с ногтей, стирать помаду с губ, не обматывать женщин какими-то черными платками, не бегать за человеком с булавкой, пытаясь заколоть ему разрез, а вместо этого - помочь человеку получить то, что он может получить в монастыре.

У нас есть один вневременной источник, к которому мы должны обращаться в любой ситуации: это Евангелие. А что мы видим в Евангелии? Грешницу, пришедшую омыть ноги Христу. Евангелие не сообщает, были ли на этой женщине украшения, пользовалась ли она тогдашней косметикой, какой была ее одежда. Зато о волосах сообщается, что она утирала ими ноги Спасителя. Распущенные волосы в то время - это признак, как я понимаю, не самого достойного образа жизни. Эту женщину все присутствовавшие осудили. А вот Господь не осудил, Он сказал: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит (Лк. 7, 47). А если бы в дверях дома, где это происходило, дежурили слишком строгие ревнительницы благочестия, они ведь ни за что бы эту женщину к Спасителю не пропустили.

Конечно, монастырь по определению - место молитвенного уединения. Но наша российская реальность такова, что монастырский храм становится и приходским тоже, и в него приходит много людей, находящихся в разных жизненных ситуациях, в разных, подчас и тяжелых, и опасных душевных состояниях. И там, где можно пойти человеку навстречу, там мы должны ему навстречу пойти, хотя и не должны, конечно, всю свою жизни по его требованию перекраивать. Следует помнить: суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2, 27). Начать надо с того, что в храм этот человек идет - не хулиганить, не безобразничать, он идет в храм, чтобы помолиться. А мы ему ставим барьеры - юбка не такая, ногти крашеные... Но человек не к нам, он ко Христу пришел.

Говорить о том, что лак на ногтях, или разрез на юбке, или невинная надпись на футболке кого-то соблазняют или чему-то угрожают - по меньшей мере смешно. В нашей жизни предостаточно гораздо более серьезных искушений. Мы соблазняем друг друга, прежде всего, отсутствием любви. И совершенно об этом не беспокоимся. А вот из-за ногтей чужих - переживаем. Не хотелось бы никого осуждать, но в этом я вижу все же дух фарисейства.

В христианской жизни, как и во всякой другой, необходимо правильно расставлять приоритеты, отличать главное от второстепенного. И критерий здесь, конечно, тоже - Евангелие. Ну не сказано в нем ничего про ногти, про разрезы, вырезы, рукава и тому подобное. Зато сказано достаточно о том, как мы, христиане, должны относиться друг к другу, чтобы наследовать Царство Небесное. Конечно, если в храм входит девушка, на которой из одежды одна рыбацкая сеть - такое у нас однажды было - то есть смысл ее остановить, предложить ей другую одежду. И если в майке с сатанистской символикой человек пытается войти - нужно остановить. Но тоже не так: «Пошел вон отсюда». В наше время люди очень многое делают бездумно: человек может напялить на себя эту майку, не понимая, какую информацию она несет. Ему нужно просто объяснить, почему в таких майках в христианские храмы не ходят, почему это вообще лучше не носить.

Излишнее внимание к внешнему благочестию вполне может оказаться подменой благочестия внутреннего. Именно подменой. Симптомом отсутствия подвига - обуздания собственных страстей, очищения воли, стяжания добродетели. Отсутствие всего этого, незанятость души приводит к тому, что люди начинают бороться с лаком на чужих ногтях или тушью на чьих-то ресницах. Меж тем давно замечено: чем строже человек к себе, тем лучше он знает свою собственную немощь и тем больше жалеет окружающих, тем снисходительнее к ним.

Как реагировать, если мы столкнулись с чем-то подобным? Спокойно, без лишних эмоций, без осуждения. Христианская жизнь - она ведь вообще требует прощения, терпения и максимально спокойного отношения ко всему. Не пускают - ну и не нужно. Пойдем в другое место, а этих людей оставим жить так, как они считают правильным. У аввы Дорофея есть слова на этот случай: «Нашел брат путь свой». Если очень хочется поделиться болью, быть услышанным - можно написать спокойное, не агрессивное письмо правящему архиерею этой епархии.

Газета «Православная вера» № 17 (612)

[Марина Бирюкова, Игумен Нектарий (Морозов)]

Православие и современность


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме