Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Именно Кобзон, не кто-нибудь, демонстрировал в Госдуме РФ боевой флаг Новороссии»

Егор  Холмогоров,

31.08.2018

Я видел его всего один раз, когда мы случайно оказались вместе в очереди на самолет в аэропорту черногорского Тивата. Смотрел на этого невысокого, с задумчивым лицом человека, и вспоминал ядовитую фразу из песни «Все это рок-н-ролл», написанной Константином Кинчевым (по своей поэтике - это была вывернутая наизнанку песня Майка Науменко «Гопники»):

Где каждый в душе Сид Вишес,
А на деле - Иосиф Кобзон.

Смысл кинчевского ехидства был вполне понятен. Сид Вишес - символ экстремальной контркультуры, готовности плевать на любые общественные условности и компромиссы. Кобзон в координатах перестроечного 1988 года - символ всего официозного: звания и награды, концерты в Большом кремлевском дворце с обязательным списком бравурных песен от «Ленин такой молодой» до «Куба, любовь моя».

А то, что он поёт песни про Родину, которые до слез любит «население» (сейчас бы сказали - «вата», но тогда этого мема еще не было), так мы сможем лучше, если, впрочем, этот патриотизм вообще нужен.

И в первое время мне, ребенку из поколения чуть младше рок-н-ролльного казалось, что и в самом деле могут лучше. «Русский альбом» БГ казался самым культурно изощренным высказыванием эпохи о России и русской душе. Смеявшийся над Кобзоном Константин Кинчев сделался православным патриотом и писал песни, от которых захватывало дух и под которые можно было, как под «Небо славян», и воевать, и маршировать. Даже либеральничающий музыкант Юра ездил петь солдатам в Чечне. А бескомпромиссный панк Егор Летов запел про молодого Ленина так, что никакого Кобзона вроде как и не нужно.

И вдруг 2014 год, Крым и Донбасс безжалостно все расставили по местам. Гребенщиков, надев красные мокасины, отправился в сожжённую Одессу, ручкаться с Саакашвили и с тех пор регулярно катается по Украине «налаживать культурные связи». Макаревич и вовсе отправился в Славянск, петь карателям из АТО и превратился в прямо-таки пародийного антипатриота-заукраинца. И даже Кинчев, в позиции которого, казалось, не могло быть никаких сомнений, который перед этим десять лет к ряду ездил в Севастополь поддержать там русский дух, забормотал что-то непонятное про то, что «Донбасс должен определиться с кем он, а только потом я туда поеду». В общем поддерживать борющихся русских людей отказался.

И напротив, «советский Синатра» отправился на Донбасс сразу и не только поддержать свою малую Родину, но и выступить в защиту всех сражающихся и умирающих за действительно единую Россию. Ни возраст, ни депутатство, ни звания, ни богатства не мешали ему ходить по минным полям, не прерывать концерты даже под артобстрелом и рисковать жизнью, зная о готовившихся на него покушениях украинских ДРГ. Именно Кобзон, не кто-нибудь, демонстрировал в Госдуме РФ боевой флаг Новороссии и призывал признать республики Донбасса.

Внезапно быть Иосифом Кобзоном оказалось на деле быть Сидом Вишесом в том самом смысле, который имелся в виду в кинчевской песенке - человеком не трусящим, свободным от условностей и не боящимся идти против «мнений света».

 

Источник



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме