Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

В ожидании новой мировой войны

Валентин  Катасонов,

10.10.2017

В ожидании новой мировой войныЭтой статьей доктор экономических наук, ученый, писатель-публицист Валентин Катасонов заканчивает свои заметки по книге святителя Николая Сербского "Война и Библия". Хотя книга писалась в конце 20-х годов прошлого века, ее автор уже предчувствовал, что собирается гроза новой мировой войны 

Это не мир, это перемирие на 20 лет.

Французский маршал Фош (о Версальском мирном договоре 1919 года)

...Как тиф неизбежен для того, кто пьёт зараженную тифозными бациллами воду, так и война неизбежна для того, кто, отступив от Бога, питается неугодными Ему мыслями, чувствами и делами и навлекает на себя заразу войны. Пока люди своими мыслями, чувствами и делами воюют против Бога - напрасны их мечты о мире. Вопреки желанию людей война должна возникнуть там, где посеяны её семена... «Нечестивым же нет мира, говорит Господь» (Ис. 48:22). В наше время гораздо больше, чем когда-либо, кричат о мире - и готовятся к войне... Трудно поверить, чтобы такая двуличность не была наказана войной. Идолопоклонство мерзко Богу.

Святитель Николай Сербский[1]

Несостоявшиеся надежды на христианское возрождение Европы

Итак, напомним, что основная ответственность за развязывание мировой войны, по мнению святителя Николая Сербского, - на европейских церквях, покорно поддержавших лозунги ложного «патриотизма» и «империализма». Если копнуть еще глубже, то, по мнению Николая Сербского, корень мировых войн - в духе материализма и безбожия. При этом святитель обращает внимание на удивительный парадокс: чем больше в мире воцаряется дух материализма и безбожия, тем больше вера в вечный мир на земле. Именно таковой была атмосфера в Европе в начале ХХ века, а начало мировой войны в 1914 году было шоком для тех профессоров, которые утверждали, что в условиях «интернационализации хозяйственной жизни» экономические основания войн исчезают.

Николай Сербский пишет: «Материалисты считают, что величайшее достоинство человека - его оптимистическая трактовка мира. Однако нет разумного и оправданного оптимизма вне христианства».

Первая мировая война стала очень сильным лекарством для европейцев. Многие из них вспомнили о Боге, стали избавляться от иллюзий материализма, возвращаться в Церковь. Это давало Николаю Сербскому надежду на то, что произойдет духовное возрождение Европы: «Надеюсь, что будущие поколения будут и впрямь более христианскими, нежели были мы. Они изумятся, прочитав в истории, что именно светские правительства, а не христианские Церкви формулировали истину; другими словами, носителями и творцами правды были политики и солдаты, а Церковь лишь следовала за ними и всячески им содействовала».

Увы, у Европы не хватило сил для духовного возрождения. Через два десятилетия после Парижского мирного договора, подведшего итоги Первой мировой войны, в Европе была развязана Вторая мировая война. История повторилась: христианские Церкви вновь выступили в качестве покорных служанок своих государств.

Не прошло и десяти лет, а мир на грани новой глобальной войны

Работа «Война и Библия», которую я уже упоминал, была написана Николаем Сербским в 1927 году, когда он находился за многие тысячи километров от Европы - в США. В ней он излагает по памяти разговор, который происходил на борту парохода, плывшего из Нью-Йорка в Бостон, и в котором участвовали несколько американцев и европейцев (включая самого Николая Сербского).

Путешествие было организовано американцем Креном, которого Николай Сербский представил: «Наш благородный и любезный хозяин».

Далее Николай Сербский пишет: «Благодаря ему мы и находились в этот вечер на пароходе, идущем в Бостон. Он позвал нас к себе в гости, провести воскресный день в его семье. Среди приглашённых был и Юстон, бывший член правительства Соединенных Штатов, генерал Кларк, один известный русский музыкант, чех-археолог, исследователь аравийских древностей, балканец, бывший со мною, и много других приглашённых».

Однозначно нельзя сказать, насколько данная работа является документированным свидетельством тогдашнего разговора. Не исключено, что по своему замыслу «Война и Библия» похожа на некий авторский вымысел в духе «Трех разговоров» русского философа Владимира Соловьева.

Среди участников разговора 1927 года был некий «балканец», имени которого Николай Сербский не называет. Судя по всему, свои мысли по теме «Война и Библия» автор вкладывает в уста этого «балканца». 

Атмосфера разговора была пропитана напряженным ожиданием новой войны. При этом признаки ее подготовки были видны не только военным и политикам, но и простым людям. Примечательно, что большая часть участников беседы полагала фатальную неизбежность новой мировой бойни.

Один из собеседников, которого Николай Сербский назвал «балканцем», обращается к другому, именуемому «генералом» (американец): «Все народы Европы и Америки, генерал, - начал балканец, - лихорадочно вооружаются для новой войны. Кто этого не видит? Едва ли это тайна и для горных пастухов, а ещё меньше - для живущих в городах, следящих за делами человеческими. Спеша вооружиться, идут сейчас в шаг с Европой и Америкой некоторые народы Азии, как, например, Япония, Турция и до некоторой степени Персия и Афганистан. Великий Китай сводит счеты сам с собой и упражняется в кровавой войне на своих детях, бессознательно готовясь таким образом к убийству чужих детей».

Балканец приводит следующий список свидетельств подготовки к новой войне: 

   1) явные и тайные приготовления всех упомянутых народов;

   2) военные бюджеты, которые во всех странах непропорционально превосходят расходы какого бы то ни было иного предназначения и во много раз превосходят военные бюджеты до Первой мировой войны;

   3) усиленная деятельность бесчисленных фабрик военных орудий, амуниции, ядовитых газов, электрических и электромагнитных военных аппаратов, как и увеличение контингента рабочих на этих фабриках;

   4) спешная постройка военных кораблей;

   5) увеличение военных кадров в сравнение с довоенными;

   6) комитеты учёных специалистов, созванных некоторыми правительствами и отдающих все своё образование и энергию на нахождение и усовершенствование смертоносных ядовитых газов и иных химических средств для войны на земле, в воде, под водою и в воздухе;

   7) тайные союзы и блоки отдельных государств и народов в целях войны;

   8) широко разветвлённый шпионаж, с помощью которого одному государству становятся известны военные планы и тайные военные изобретения других.

Кроме очевидных свидетельств, которые подтверждаются фактами и документами, имеются еще косвенные признаки. Балканец отмечает: «Но имеются и признаки, предсказывающие новую войну: например, возросшее недоверие одного государства к другому, расовая и национальная ненависть, а особенно всеобщее мрачное предчувствие и всеобщее волнение умов на всех пяти континентах».

И что еще более удивительно: большинство людей, живущих в разных частях мира, полагало, что угроза новой войны исходит от «цивилизованной» Европы. А отнюдь не от Китая, Индии или каких-то дикарей Африки. Балканец обращает на это особое внимание: «Но те, кто отягчил уже свою совесть ответственностью за прошлую Мировую войну, возьмут на себя бремя ответственности и в будущей войне. Это - народы белой расы, народы, называемые «христианскими». В приготовлениях к новой войне или новым войнам они идут впереди всех остальных народов и племён земного шара».

Ниже в работе «Война и Библия» мы читаем, что некогда христианская Европа по истечении почти двух тысяч лет повторяет судьбу некогда сильного государства Израиль, которое восприняло через Моисея завет от Бога и поклонялось изначально единому Богу. В результате ослабления и «искривления» веры это государство (после царя Соломона) раскололось на две части (Израиль и Иудея), потом в результате нашествий внешних врагов погибло северное царство (Израиль), а в 70 году по Р.Х. римлянами был захвачен и разрушен Иерусалим (столица Иудеи). Во 2 веке по Р.Х. Иудея окончательно прекратила свое существование, а евреи были развеяны по всему миру. А соседние государства, где религии были языческими, между тем продолжали существовать.

Святитель Николай Сербский пишет о том, что современная Европа может повторить судьбу Израиля и Иудеи: «По своим беззакониям народы христианские стали много хуже нехристианских, которые крепко держатся своих «богов»-идолов, тогда как среди христианских народов ведётся не только пропаганда против Господа, но прямо откровенная «облава» на Него. Точно так же было и у евреев перед их гибелью. Соседи их, идолопоклонники были верны своим идолам, а евреи, отвергнув Бога, попирали Его закон. Бог их наказывал, но они всё-таки остались при своём безбожии и продолжали бесчинствовать».

«Какими же грехами обременил себя Израиль и чем навлёк на себя гибель?» - вопрошает Николай Сербский. И отвечает словами пророка: «Соберитесь на горы Самарии и посмотрите на великое бесчинство в ней и на притеснения среди её. Они не умеют поступить справедливо, говорит Господь; насильем и грабежом собирают сокровища в чертогах своих. Посему так говорит Господь Бог: вот неприятель, и притом со всех краев земли; он низложит у тебя крепость твою и ограблены будут чертоги твои» (Амос. 3:9-11).

«Борьба за мир» как признак грядущей войны

Во многих учебниках по новейшей европейской истории и истории международных отношений 20-е годы ХХ века представляются как период ликвидации последствий Первой мировой войны и создания системы коллективной безопасности в Европе. Ни о какой милитаризации экономики и всех сторон общественной жизни в учебниках не говорится. Милитаризация и подготовка к войне, если верить учебникам, началась в 1930-е годы, когда к власти в Германии пришел бесноватый фюрер Адольф Гитлер. А 1920-е годы подаются как непрерывный процесс борьбы за мир.

После Парижской мирной конференции (18 января 1919-го - 21 января 1920 года) непрерывной чередой следуют другие международные конференции и встречи, посвященные подписанию послевоенных мирных договоров, разоружению и построению всеобщего и окончательно мира.

Например, Вашингтонская конференция 1921-1922 годов; Генуэзская конференция 1922 года; учреждение Лиги наций и серия сессий Лиги, посвященных разоружению. Также в этом ряду событий - подписание в Париже в августе 1928 года пакта Бриана - Келлога (договора об отказе от войны в качестве орудия национальной политики (подписантами выступили 15 ведущих стран Запада; позднее к нему присоединились СССР и еще почти полсотни государств); проведение многочисленных встреч в рамках Женевской конференции по разоружению 1932-1935 годов и т.д.      

Возвратимся к работе Николая Сербского «Война и Библия». Уже упомянутый нами участник разговора под именем «балканец» объясняет другому участнику разговора под именем «генерал» эту кампанию «борьбы за мир» 1920-х годов: «Какой-нибудь доброжелатель может сказать на это: «Всё это так, и мы это видим. Но все эти военные приготовления совсем не должны неминуемо привести к войне. Потому что наряду с ними идут и приготовления к миру». Да, идут, да, идут как ребёнок за великаном, как телега с воловьей упряжкой за огненной колесницей.

   Если представим себе войну и мир говорящими, то война должна была бы сказать миру: мне нужно уменьшаться, тебе - расти. Но, кажется, наоборот - война говорит миру: скрой меня, дитя, за твоими приготовлениями, беги по улицам и кричи, что меня вообще нет и не будет! - Даже словесная пропаганда мира, и та часто служит для военных целей.

   Таким образом ещё раз в наши дни сбывается пророческое слово: «говорят: „мир, мир", а мира нет» (Иер. 8:11). О мире говорят теперь так много не потому, что мир есть, а потому, что мир в опасности. Как и о честности не говорится много до тех пор, пока она имеется, и о здоровье, пока оно длится. Разве вы, генерал, не видите, что и многие речи о мире произносятся для прикрытия военной тактики? Говорят: «мир, мир», а мира нет!

   Верно, генерал, у нас и не было мира после окончания Мировой войны. Если у кого он и был, то скорее у папуасов и бушменов, чем у белых. В сущности, у нас было перемирие, а не мир. Было же и сейчас есть спешное приготовление к новой войне. Так же как и при военном перемирии. С того времени, как в 1918 году Германия запросила перемирия и до сегодняшнего дня у нас по-настоящему только перемирие. С тех пор главные расходы государств, главная забота государственных людей и основной страх нации относятся к новой войне, точно так как это бывает при военном перемирии».

Наш герой по имени «балканец» фактически подвел к выводу, что Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, не была закончена на тот момент, когда шел разговор (1927 год); что после Парижской мирной конференции 1919-1920 годов фактически установился не мир, а перемирие.

Кстати, французский маршал Фердинанд Фош, участвовавший в Парижской конференции, примерно также оценил Версальский мирный договор, подписанный в 1919 году: «Это не мир, это перемирие на 20 лет». Фош не ошибся - Вторая мировая война началась точно через два десятилетия.

Балканец также говорил, что подготовка к новому акту трагедии под названием «мировая война» шла полным ходом; что все государства-участники первого акта находились по-прежнему на военном положении; что разговоры о «разоружении» и «всеобщем мире» были лишь ширмой, скрывавшей подготовку следующей серии мировой войны. 

Николай Сербский о духовной стороне подготовки к новой мировой войне

Вернемся ко времени окончания Первой мировой войны. Николая Сербского уже насторожило, что в ходе Парижской мирной конференции не были сформулированы глубинные причины Первой мировой войны, и не было проявлено необходимого покаяния за те грехи, которые совершили руководители воюющих стран и которые привели к глобальной трагедии. 

В работе «Война и Библия» святитель писал: «Причины будущей войны уже получены нами в наследство от прошлой войны... Они начали накапливаться после прошлой мирной конференции, на которую были приглашены воюющие стороны: но ни молитвой, ни воздаянием благодарности не был приглашён Тот Третий, Всевидящий, Решающий Фактор, без Которого не бывает ни побед, ни поражений. Работа на конференции протекала напряжённо и мучительно, как пытка».

Во время военных бедствий люди помнили о Боге и взывали к помощи Его. Была надежда на то, что человечество покается, обратится ко Христу, и духовные причины войны будут с корнем вырваны. Однако память человеческая оказалась очень короткой: «Многие христиане Европы и Америки, спешившие во время войны в церковь, приходившие иногда даже до начала богослужения, чтобы занять место, стали после войны охладевать к религии и отпадать от веры в Бога».

Парижская мирная конференция была занята не тем, чтобы исключить возможность новых войн, а, по образному выражению святителя, восстановлением «фабрики войны». «Фабрика» была восстановлена и опять заработала на полную мощность.

В «Войне и Библии» мы читаем: «Но как только война окончилась, люди отстранили Бога от своих дел. Поэтому на конференции говорилось больше о военных убытках, чем о мире. Не было на ней Божьего благословения, и поэтому был создан такой мир, который, претворив всю землю в какую-то фабрику войны, начал неустанно, всеми силами и всем имуществом народов, служить будущей войне. Союзники продиктовали условия мира и по своему желанию поделили имущество побеждённых. Пошло ли им это имущество на пользу? Они запретили побеждённым иметь войско и оружие, а себе разрешили. Почему же они себе разрешили, а другим нет? Они не могли предвидеть, что таким образом поставят себя в ряды побеждённых. Кто знает, может быть, взятое силой у побеждённых имущество - не сегодня так завтра - пойдёт или уже пошло на усиление военной мощи и для всё новых приготовлений к войне. Нет благословения на таком имуществе! Наибольшее счастье побеждённых народов в том, что руки их связаны, и они не могут бросать деньги на вооружение для будущей войны. Им не надо жалеть об отдаче своего золота «победителям». Лучше дарить его соседям, чем бросать в зев Марсу. Наибольшее же несчастье союзников в том, что взятое у неприятеля имущество они употребили на военные цели. Говоря человеческим языком, это отмщение Того Третьего, Который не был приглашён на мирную конференцию. Вот что значит делать что-нибудь без Божьего благословения! И вместе с тем это значит сразу после пожара вновь поливать город керосином».

Николай Сербский даже удивляется, что Европа получила передышку между двумя войнами аж на целых двадцать лет. По грехам своим она явно этого не заслуживала. В 1927 году он писал: «Люди уже заслужили грядущую войну. Не будь Божьей милости и любви, война давно бы началась. Воистину, не будь Божьей милосердной любви, меч - за грехи христиан - никогда бы не был опущен в ножны. Теперешний относительный мир, эта передышка, дана нам не за ум и культуру людей, а по Божьей милости и любви; а также ради страха Божьего и молитв благочестивых и добрых людей, имеющихся в каждом народе Европы и Америки».

 

Источник




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме