Арьергардные бои Госдепа США в Закавказье

В посольстве США в Армении сообщили, что в ближайшее время госсекретарь США Джон Керри намерен посетить Армению. При этом сроки и программа визита пока уточняются. Керри - очень занятой человек, мотается из одного конца мира в другой. Что же его заставляет лететь в Армению, где, если использовать фразу Эриха Мария Ремарка, на «фронте без перемен», кроме недавнего всплеска напряженности на линии соприкосновения конфликтующих Баку и Еревана. Более того, как заявил в беседе с журналистами президент Армении Серж Саргсян, начиная с 2011 года, "после встречи президентов Армении, России и Азербайджана в Казани в проект документа по урегулированию конфликта не вносилось поправок или дополнений". В результате действия Баку и Еревана теряют взаимообусловленность, а последствия карабахского конфликта все больше и больше приобретают дисфункциональный характер, увеличиваются шансы того, что вопросы урегулирования будут иметь «коррекцию» по результатам украинского кризиса.

Кстати, это хорошо прочувствовал Мэтью Брайза, которого можно считать одним из самых компетентных западных специалистов по Закавказью. Он был сопредседателем от США в Минской группе ОБСЕ, послом США в Азербайджане. На днях он изложил свою диагностику сложившейся ситуации вокруг урегулирования карабахского конфликта:

1. После того, как СБ ООН принял в начале 1990-х годов четыре резолюции , ОБСЕ создала так называемую Минскую группу для ведения переговоров по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Переговоры в рамках ОБСЕ, поиск компромисса между Арменией и Азербайджаном "затмил необходимость выполнения резолюций Совбеза ООН, хотя три члена Совбеза являются сопредседателями Минской группы".

2. Позиция США по поводу выполнения четырех резолюций Совбеза ООН такова, что де-факто их выполнение возможно только после того, когда будет достигнуто дипломатическое урегулирование нагорно-карабахского конфликта в рамках Минского процесса.

3. Заключение рамочного соглашения по нагорно-карабахскому конфликту на основе Мадридских принципов было нарушено, когда США настояли на нормализации армяно-турецких отношений (Цюрихские протоколы - С.Т.) без прорыва в урегулировании нагорно-карабахского конфликта.

4. Переговоры в рамках ОБСЕ, поиск компромисса между Арменией и Азербайджаном нивелировали необходимость выполнения резолюций Совбеза ООН.

5. У ООН нет механизма, чтобы повлиять на урегулирование этого конфликта, будь то Генеральная ассамблея или Совет безопасности. Четыре резолюции Совета безопасности по нагорно-карабахскому конфликту попали в более распространенную категорию резолюций ООН, которые не выполняются из-за отсутствия единогласного мнения в Совете безопасности ООН относительно освобождения Арменией районов Азербайджана.

Прорыв в карабахском урегулировании, по мнению Брайзы, возможен только в следующих случаях:

а) личное участие президента Обамы и госсекретаря Керри, которые должны обеспечить политическую поддержку президенту Алиеву и президенту Саргсяну, чтобы "они согласились на компромиссное решение, которое будет непопулярным и в Азербайджане, и в Армении";

б) убедить Россию, что хорошие отношения с Соединенными Штатами предполагают искренние усилия со стороны Москвы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Однако, если судить по официальным заявлениям Баку, то он не предусматривает "непопулярных" для себя решений в отношении карабахского урегулирования. Что же касается так называемых "искренних усилий" Москвы, то они проявляются в работе ее сопредседателя в Минской группе ОБСЕ, который практически ни разу публично не дезавуировал позиции или заявления своих коллег из других стран. Но Баку задумал иное.

Так недавно директор Центра политических инноваций и технологий, политолог Мубариз Ахмедоглу выступил с идеей "заставить Москву проделать большую и конструктивную работу", итогом которой могло бы стать представление Азербайджану и Армении отдельных "Дорожных карт" для урегулирования нагорно-карабахского конфликта. "Дорожная карта", связанная с Азербайджаном, видится в Баку в следующей форме: Россия (или Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана) должны начать переговоры с Азербайджаном о создании правовой базы транзита своей продукции или услуг в Нагорный Карабах. Это правило должно распространяться на вопрос  транспортировки не только газа, но и другой продукции, включая нефтепродукты, а также на рынок услуг, "поскольку дорога, ведущая из Армении в Нагорный Карабах, проходит по оккупированным азербайджанским землям". Учитывая, что определение статуса Нагорного Карабаха требует определенного времени, российские и азербайджанские специалисты, как считают в Баку, "могут провести обсуждения по вопросу определения территории в Азербайджане, где смогут проживать армяне, которые в свое время покинули Азербайджан".

 В "Дорожной карте", предложенной Армении, по мнению Баку, Россия может "помочь ей в решении вопросов, беспокоящих официальный Ереван в нагорно-карабахском урегулировании, и в частности, по подготовке приемлемого для Армении варианта урегулирования". Как отметил Ахмедоглу, "вопрос безопасности армян в Нагорном Карабахе приравнивается к вопросу безопасности азербайджанцев в случае их возвращения в Армению".

Но такой подход мог бы иметь свою рациональность в случае, если бы Азербайджан являлся для России партнером по Таможенному или Евразийскому союзам, имел бы общие интересы в сфере национальной безопасности. А так Азербайджан пытается прикрыться тем, что он сам понимает под национальными интересами России, для того, чтобы потом либо ее шантажировать общими транспортными коммуникациями в сторону Карабаха, либо обойти в этой комбинации Грузию, которая не исключает расширения своего сотрудничества с Арменией, в том числе и построения коммуникационного коридора через свою территорию между Россией и Арменией. Но дело тут не в экономике, а в геополитике, в которой будущее самого Азербайджана выглядит очень туманным. Возможно, визит госсекретаря США Керри в Армению внесет в эту проблему хоть какую-то ясность для Азербайджана.

 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий