Тайна кризисного руководства и атомного века СССР

18.08.2014

public-atom-berii

Продолжаем статью «Народные железные дороги». Во второй части мы расскажем о том, кто в годы войны, во время проведения масштабной эвакуации, да и после неё осуществлял кризисное управление тогда, когда у других опускались руки, а ситуация заходила в тупик. Кто помогал И.В. Сталину и был «палочкой-выручалочкой» в самые тяжёлые моменты? Кто уже вовремя войны трудился над тем, чтобы после неё у СССР был свой ядерный щит? Поэтому приурочить эту статью мы хотим к всемирному Дню борьбы за запрещение ядерного оружия, потому что если бы Советский Союз не создал в кратчайшие сроки свою атомную бомбу, то скорее всего американцы осуществили бы директиву объединённого комитета военного планирования №432/д от 14 декабря 1945 года, в которой было намечено для атомной бомбардировки 20 основных городов нашей Родины. Но обо всём по порядку.

 

24 июня 1941 г. по решению СНК СССР и ЦК ВКП(б) был создан Совет по эвакуации для непосредственного руководства перемещением всех отраслей народного хозяйства, людей, материалов и государственных ценностей в тыл стран в составе Л. М. Кагановича (председатель), А. Н. Косыгина (заместитель председателя), Н. М. Шверника (заместитель председателя), Б. М. Шапошникова, С. Н. Круглова, П. С. Попкова, Н. Ф. Дубровина и А. И. Кирпичникова.

Совет работал под непосредственным руководством Государственного Комитета Обороны. На местах эвакуацией руководили республиканские, областные, городские и районные партийные и советские органы, которые на основе директив ГКО разрабатывали и осуществляли планы эвакуации. Уполномоченные Совета контролировали демонтаж предприятий, отгрузку и приёмку оборудования на важнейших станциях и узлах, работали в контакте с комитетами по эвакуации запасов продовольствия и по разгрузке транзитных грузов. В НКПС вопросами эвакуационных перевозок занимались специальные оперативные группы и комиссии.

Однако, уже 26-го, 27 июня и 1 июля 1941 г. решением тех же органов в Совет по эвакуации были дополнительно введены Л. П. Берия, А. И. Микоян (первым заместителем председателя), и М.Г. Первухин (заместитель председателя).

3 июля 1941 г. председателем Совета по эвакуации был назначен кандидат в члены Политбюро ЦК, секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник.

16 июля 1941 г. последовало новое решение ГКО «О составе Совета по эвакуации». На этот раз в его реорганизованный состав вошли: Н. М. Шверник (председатель), А. Н. Косыгин (заместитель председателя), М. Г. Первухин (заместитель председателя), А. И. Микоян, Л. М. Каганович (в отсутствие Кагановича его заменял Б. Н. Арутюнов), М. З. Сабуров (в отсутствие Сабурова его заменял Г. П. Косяченко) и B. C. Абакумов (НКВД).

Мы не зря скрупулёзно перечисли всех пофамильно. Тут есть одна тайна. Сталин ничего не делал без причины, но вот причины тех или иных его решений порой бывает ой как непросто понять. И вот одна из них…

Почему в Государственный Комитет обороны (далее — ГКО) вошли именно те люди, которые в него вошли?

Поименно: Сталин, Молотов, Маленков, Ворошилов, Берия.

По должностям: глава государства, председатель Совнаркома и Верховный Главнокомандующий; зампредсовнаркома и нарком иностранных дел; начальник Управления кадров ЦК ВКП(б); зампредсовнаркома и председатель Комитета обороны (до его упразднения 30.05.1941); зампредсовнаркома и нарком внутренних дел.

Государственный Комитет Обороны. Худ. В. Ефанов

Бесспорны две кандидатуры — Сталин и Молотов. А остальные — почему именно эти люди, почему этот выбор? Логично, если бы сюда вошли, например, все заместители Предсовнаркома, но…

Все встаёт на свои места, если мы задумаемся: а по какому принципу строился Государственный Комитет обороны? У Сталина вообще много необычных и остроумных властных и кадровых решений, и принцип формирования ГКО также необычен и остроумен. Не по наркоматам или отраслям, а по ветвям власти.

В СССР были три властных структуры: государственная, партийная и военная. Молотов, многолетний Предсовнаркома, держал в своих руках государственную власть, Маленков, «заместитель Сталина по партии», — партийную, Ворошилов — военную тыловую, Сталин — военную фронтовую. А Берия? С Берией, как всегда, сплошные тайны. Однако прорываются в документах некоторые странности относительно его наркомата. Сергей Кремлёв, например, приводит малоизвестную историю о злоключениях уралмашевского пресса.

Получилось так, что на заводе вышел из строя главный пресс, а второй потерялся в суматохе эвакуации и в точку назначения так и не прибыл. Директор завода Музруков (будущий директор «Арзамаса-16») звонит по ВЧ Берии (кстати, пресс сломался по вине последнего, поскольку тот приказал использовать его не по назначению). Дальше было так: «Докладываю, слышу, молчит, сопит в трубку и вдруг спрашивает: «А где второй пресс?» Отвечаю, что не имею понятия, где второй. «Какой же ты, к чертовой матери, директор, — кричит Берия, — если ты не знаешь, где отгруженный в твой адрес пресс!» И бросил трубку. Каково же было мое удивление, когда утром приходят ко мне свердловские чекисты и докладывают, в каких эшелонах находятся части краматорского пресса. Непостижимо, удивительно: как всего за несколько часов, ночью, можно было в великом хаосе и столпотворении эвакуации, среди сотен эшелонов найти то, что надо… Эшелонам с прессом дали зеленую улицу, через неделю они прибыли…

Оч-чень любопытная история. Чтобы сделать такое за одну ночь, чекисты должны были иметь у себя полную схему всех эвакуационных перевозок, по всей стране. Только в этом случае нужную информацию могли найти и передать в Свердловск местному НКВД за несколько часов. Нет, в том, что Берия, «хозяин» оборонного комплекса, имел у себя всю эту информацию, нет ничего удивительного. Интересен исполнитель.

Что ещё любопытней, обязанности помогать производственникам там, где проблемы выходили за пределы их возможностей, были закреплены за НКВД официально. В директиве наркомата об организации работы экономических отделов по оперативно-чекистскому обслуживанию оборонной промышленности говорилось:

Экономотделы должны своевременно выявлять неполадки в работе предприятий, срывающие выполнение правительственных заданий… и через ЦК компартий союзных республик, крайкомы и обкомы ВКП(б) на месте принимать меры к устранению этих неполадок.

Так было не только на производстве. Чекисты проявлялись в трудных делах, на опасных стыках, когда не справлялись те, кому было положено справляться, делали свое дело и снова уходили в тень. Функции их были чрезвычайно разнообразны. Например, в обязанности заградотрядов входило обеспечение работы связи, особые отделы занимались вообще всем, вплоть до организации власти в брошенных всеми тремя властями населенных пунктах и предложений по ведению боевых действий. С самого начала функционирования ВЧК — ОГПУ — НКВД в обязанности этой структуры входило тотальное осведомление (обо всём происходящем на подведомственной территории, в том числе и о реакции населения на происходящие события). С началом войны, судя по всему, тотальное осведомление превратилось в тотальное действие — но только на тех участках, где не справлялись первые три властные структуры Советского Союза.

Фактически НКВД стал четвёртой, кризисной властью СССР, и именно в качестве руководителя этой сети Берия и вошёл в ГКО, а не как «генерал оборонки».

Генералы имелись и помимо него — тот же Вознесенский, например, — а в ГКО в том июне его не включили.

Так кто рулил «оборонкой»?

Есть первое издание романа «Сталь и шлак» — книги, посвящённой металлургам военного времени. В советской литературе того времени (и в кино тоже) был такой приём: кульминация повествования сводилась к появлению на сцене Главного. Это мог быть секретарь райкома, а мог и сам Сталин — но Главный обязан был появиться. Как вы думаете, какой персонаж из заоблачных кремлевских высей позвонил на металлургический завод в самый пиковый момент сюжета? Сталин? Нет, Сталин командовал армией. А позвонил Берия — нарком внутренних дел.

Лаврентий Павлович Берия 

Какое доказательство «кровавой сущности» сталинского режима! Впрочем, есть и второй вариант решения, более простой: Берия курировал работу данного завода, потому и позвонил. Из позднейших изданий романа этот эпизод, естественно, убрали — новой власти очень нужно было, чтобы Берия остался в памяти народной «кровавым монстром».

Однако ветер истории сдувает мусор с могил — и постепенно некоторые фрагменты биографии этого человека стали выплывать на свет, вызывая всё большее и большее недоумение. Первые десять лет трудовой биографии Берии и вправду прошли в ОГПУ (Объединённое государственное политическое управление), но уже в 1931 году он становится первым секретарем Закавказского крайкома. В то время это была должность не столько политическая, сколько хозяйственная. Секретарей редко ругали за недостатки партработы и постоянно — за невыполнение планов. На этом посту Берия за несколько лет сделал захудалую окраину Российской империи богатым и процветающим краем.

Кроме прочего, в его регионе находился основной нефтедобывающий район Советского Союза (в 1934 году на Каспии началось морское бурение на металлических платформах — но это так, к слову). Умелые хозяйственники в бурно растущей стране ценились дороже золота — неудивительно, что такой руководитель недолго пропадал на периферии.

В 1938 году Берию переводят в Москву, на пост наркома внутренних дел. Для такого странного назначения были свои причины — требовалось тихо и умело обезвредить прежнего наркома, который к тому времени, не особо стесняясь, готовил государственный переворот. Но кто сказал, что грузинский выдвиженец занимался в Москве только чекистскими делами? Отчасти круг занятий Берии можно определить по его новому назначению.

График хорошо иллюстрирует как изменилось НКВД с приходом Берии в 1938 году.

21 марта 1941 года он становится заместителем председателя Совнаркома с довольно впечатляющей сферой ответственности. Кроме собственного наркомата, он курирует лесную, угольную и нефтяную промышленность, а также наркомат цветной металлургии — важнейшие оборонные отрасли. Есть такой афоризм: «нефть — кровь войны». Если продолжать аналогию, то цветные металлы — это ферменты военного организма: сотни наименований, абсолютное большинство которых производилось в СССР, и нехватка любого из них могла застопорить военную машину. Без угля не будет металлургии, без леса — не только ящиков, но и химической промышленности,  например… Кстати, на нехватку «крови» и «ферментов» военная промышленность и армия СССР никогда не жаловались.

Из существенных оборонных отраслей вне сферы влияния Берии остались лишь черная металлургия и собственно производство оружия, которое курировал непосредственно Сталин. Черную металлургию Берия получил под руку сразу после начала войны. Став Верховным Главнокомандующим, Сталин поневоле начал избавляться от остальных нагрузок, которые постоянно перекидывались от одного члена ГКО к другому — но важнейшие почему-то оседали у Берии. Например, весной 1942 года он принял у не справившегося с задачей Молотова производство танков. Когда происходили эти назначения — тоже неясно. Так, считается, что Берия стал курировать производство вооружений 4 февраля 1942 года — однако В.Н. Новиков, бывший замнаркома вооружений (наркомом во время войны был Д.Ф. Устинов), бывал у него на докладе еще в июле 1941-го.

А по воспоминаниям работников железнодорожного транспорта, в том же июле Берия от имени ГКО наводил порядок в военных сообщениях. Впрочем, есть основания думать, что его (не считая постоянных сфер ответственности) вообще использовали как «кризисного менеджера». Поправимся: успешного кризисного менеджера — по крайней мере, судя по результатам. Результаты работы Берии на посту члена ГКО лучше всего видны из цифр.

Если 22 июня немцы имели 47 тыс. орудий и минометов против наших 36 тыс., то уже к 1 ноября 1942 года их количество сравнялось, а к 1 января 1944 года у нас было 89 тыс. против немецких 54,5 тыс. Ижевские оружейники, которые в начале войны торговались с Берией по поводу 5 тыс. винтовок, в 1943 году выпускали по 12 тыс. в сутки. С 1942 по 1944 годы СССР выпускал примерно по 2 тыс. танков в месяц, намного опередив Германию.

Преемник?

Во всех странах правительство старается дробить спецслужбы, по предельно простой причине — эти конторы являются идеальной питательной средой для государственных переворотов. И чтобы после двух расстрелянных за заговоры наркомов снова дать в руки одному человеку такого монстра, глава государства должен был доверять ему беспредельно. Сталину, в общем-то, была свойственна излишняя доверчивость (история Ежова тому свидетельство), но не до такой же степени! В сущности, Берия мог захватить страну одним движением руки. Такой чудовищной властью, таким объёмом полномочий глава государства (если он в своем уме, конечно) может наделить только одного человека — своего преемника.

В апреле 1943 года, после Сталинградской битвы, когда победа в войне уже не вызывала сомнений, колоссальный наркомат был расформирован. На его месте появились целых три структуры: НКВД, НКГБ и военная контрразведка СМЕРШ, кураторство над которыми сложным образом поделили между собой Сталин и Берия, который позднее в 1946 году подыскал надёжного человека для руководства НКГБ — Абакумова В.С. (посмотрите на список совета эвакуации от 16 июля — он сменил Берию, когда тот наладил каналы взаимодействия с другими). Но это уже совсем другая история. В мае 1944 года Берия был назначен заместителем председателя ГКО и начальником Оперативного бюро ГКО, став наконец и формально тоже вторым человеком в Советском Союзе.

В 1944 г. Берия назначен заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро ГКО, рассматривавшего все текущие вопросы ГКО. То есть, к концу войны Л.П. Берия был фактическим вторым руководителем СССР. Само собой, он руководил НКВД, кроме этого отвечал за тыл Красной Армии, за партизанское движение в тылу противника. В 1942 году, когда доверие к генералам Красной Армии упало до нижней точки, Л.П. Берия возглавлял оборону Кавказа.

Для счастья народа (Заседание Политбюро ЦК ВКП(б). Художник Налбандян Д. А. 1949 год.

После войны его разгрузили, освободив от руководства НКВД, но дополнительно в конце 1944 года Берии было поручено ещё и наблюдение за урановыми работами — испытание советской атомной бомбы, состоявшееся, вопреки всем ожиданиям, в 1949 году, стало для наших бывших союзников отменным сюрпризом…

И это было чрезвычайно важно для безопасности страны и мира в целом, так как уже в сентябре — октябре 1945 Комитет начальников штабов США утвердил директивы №1496/2 «Основа формулирования военной политики» и №1518 «Стратегическая концепция и план использования вооруженных сил США», в которых главной военной целью был обозначен Советский Союз.

В директиве Объединенного комитета военного планирования № 432/д от 14 декабря 1945 года для атомной бомбардировки были намечены 20 основных городов и промышленных центров Советского Союза. Тогда предполагалось сбросить 196 атомных бомб. Это был план под названием «Peancer» (Клещи). За ним последовал целый ряд других планов с устрашающими названиями: «Жаркий день», «Испепеляющий жар» «Встряска» и т. п. В каждом из них намечалось всё больше целей для уничтожения и больше жертв. Неизбежную войну предотвращали лишь советские танковые армии, дислоцированные в Восточной Европе, которые в случае конфликта, по расчётам американских экспертов, в течение недели-двух выходили на побережье Атлантического океана.

Для «минимального» ядерного удара определены 15 привилегированных целей, и для «оптимальной» ядерной бомбардировки определены 66 городов стратегического значения. Можно посмотреть в большем разрешени.

Пыл американских генералов также сдерживали возможные огромные, до 55%, потери американских бомбардировщиков при налетах на советские города. Это какие такие честные союзники могут одновременно выдавать себя другом и одновременно  составлять планы и строить заговоры, чтобы сбросить атомные бомбы на своего союзника? Другие документы по этой теме можно посмотреть тут.

И Слава Богу, что в августе 1949 года в Советском Союзе была создана и испытана атомная бомба, а в августе 1953 года, уже после убийства Берии, была впервые в мире испытана «сухая», то есть доступная к перевозке авиацией водородная бомба. Иначе, наш мир ждала бы атомная «зима» и неизбежный закат цивилизации.

Вместе с И.В. Курчатовым Л.П. Берия — единственные Почётные граждане СССР. Было за что — в конце концов обеспечил эвакуацию и «войну ресурсов» выиграл именно он…

Народ помнит. Фреска на стене Свердловского вокзала в Екатеринбурге, появившаяся после реставрации в 2002 году, изображающая учёных, причастных к созданию атомной бомбы. Среди них можно увидеть и человека похожего на Берию, а также человека в кителе похожего на Сталина. 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий