Парадоксы и комплексы польской внешней политики

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский проявляет в последние дни повышенную активность. Порой складывается ощущение, что он один как орел белый бьется на внешнеполитических фронтах, в то время как два других члена правящего «треугольника», президент Бронислав Коморовский и премьер-министр Дональд Туск, переместились в тыл. Однако парадоксальность польской политики сводит на нет ее усилия.

На днях, 11 июня, глава польской дипломатии выступил перед Сенатом с ежегодным докладом. Его темой стала ситуация с диаспорой. На восточном направлении у Варшавы сплошные трудности. По словам Сикорского, «в России становится все труднее работать польским организациям», а российская пресса «преследует поляков», рассказывая, например, о «поддержке польскими властями усилий по созданию польской автономии в Житомирской области» на Украине.

При этом министр обнаружил «некоторые достижения» по обеспечению прав польского меньшинства в соседней стране. Таковыми он называл приобретение после нескольких лет блокирования сделки властями Львова недвижимости под Польский дом, а также открытие Центра польской культуры и диалога в Ивано-Франковске. Однако в целом диаспору затронуло ухудшение экономической ситуации на Украине. Польские консульства в стране работают «под угрозой со стороны пророссийских сепаратистов», иногда, как на «данный момент в Донецке даже в условиях войны». Не улучшилась ситуация в Белоруссии. В числе проблем называются отсутствие соглашения о правовой деятельности белорусского Союза поляков, препятствия в развитии образования на польском языке. Виной тому, по мнению министра, «естественно, авторитарная система правления Минска». Несколько абзацев Сикорский посвятил Литве. Он обвинил Вильнюс в нарушении прав национальных меньшинств, что не соответствует международным стандартам. Варшава предоставила в арбитраж Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств свои предложения по исправлению ситуации, но Литва не хочет даже опубликовать их.

Активизировать работу на восточном направлении МИД Польши намерен через реорганизацию средств массовой информации, ориентированных на Полонию. К тому решению министра подвигли события на Украине, а также Литве, где «сильна обманчивая пропаганда России». Внешнеполитическое ведомство в сотрудничестве с национальным телевидением решили создать новый канал под рабочим названием «ТВ Польши». Он будет предназначен не только для общины, но и для всех, кто интересуется польской идентичностью. Наиболее важной целевой группой станут поляки на  Украине, в Литве и Белоруссии. «ТВ Польши» в отличие от прежнего «ТВ Полония» не будет доступен на территории Польши, чтобы не ставить под угрозу «внутреннюю конкуренцию». Дополняющим элементом станет взаимодействие МИД и Костела за границей. Именно поэтому, подчеркнул Сикорский, «мы работаем с католическими миссионерами, религиозными орденами (францисканцами) и священниками в области социального обеспечения (Каритас)».

На западном направлении дела идут более-менее благополучно, за исключением Германии. В сношениях с Берлином наиболее важным вопросом является обеспечение права на изучение родного языка и свободного доступа к культуре в соответствии с положениями Договора 1991 года. Эта тема будет обсуждаться на очередном польско-немецком «круглом столе», в состав которого входят представители правительств двух стран, руководители польской общины в Германии и немецкого меньшинства в Польше. 27 мая в Варшаве состоялась подготовительная встреча совещания секретарей Станислава Хусковскего и Гюнтера Крингса. Среди некоторых польских политиков звучат призывы к Берлину предоставить полякам статус национального меньшинства. Однако польский МИД пока не уверен, что именно это должно стать первоочередной задачей в переговорном процессе с немцами.

На первый взгляд, все логично и реализуемо. Однако рассмотрение внешнеполитической концепции Варшавы в более широком контексте приводит к выводу, что она изобилует многочисленными парадоксами. Так, при всей радости от открытии Польского дома во Львове, нельзя не заметить, что во многих вопросах городские власти с большой настороженностью относятся к возвращению польской собственности. В то время как министр выступал в Сенате, пришло известие, что общине римско-католической прихода святой Марии Магдалины отказали в возврате помещения церкви, в котором ныне расположен Дом органной и камерной музыки. Это, во-первых. Во-вторых, Сикорский в своей речи назвал «стратегической целью» по отношению к польской диаспоре поощрение возвращения и обустройства на постоянное место жительства в Польше, сокращение административных барьеров для репатриантов. Однако в следующем абзаце он говорил о росте миграции самих поляков в Европейский союз, большинство из которых - молодые люди, «творческие и образованные». Если в стране для них нет работы, если они не видят здесь будущего, что Варшава собирается предложить потенциальным переселенцам, как планирует стимулировать их репатриацию? Загадка.

Это отнюдь не единственное, что удивляет. Сикорский вместе с немецким министром иностранных дел Франком Штайнмайером проводит переговоры с их коллегой Сергеем Лавровым в Санкт-Петербурге. Он подчеркивает необходимость «разговора с Россией», однако в интервью Radio ZET затем обвиняет Москву в «экспорте терроризма в Восточную Украину». Варшава пытается создать европейскую коалицию против России, но ее старания разбиваются о нежелание участвовать в подобном ближайших же партнеров - Братиславы, Праги, Будапешта. Как пишет Gazeta Wyborcza, еще в феврале премьеры Словакии и Чехии называли излишним ужесточение экономических санкций против Москвы. Когда в начале июня президент США Барак Обама в Варшаве говорил о военной поддержке Польши, из Праги и Братиславы донеслись возражения против присутствия чужой армии на своих территориях. «Это огромный удар для польской дипломатии, которая делает все, чтобы страны Вышеградской группы занимали общую позицию по вопросу событий на Украине», - констатировало издание.

И вот еще один связанный с этим парадокс. Даже когда Варшаве удается вовлечь в обсуждение своих действий антироссийской направленности союзников по Европейскому союзу, действительно ли это идет ей на пользу? Nasz dziennik обращает внимание на то, что министр Лавров много раз заявлял, что хотел бы поговорить об Украине в формате Россия - Украина - ЕС. По мнению издания, для Москвы это оптимальный вариант, поскольку «голос» ЕС складывается из суммы мнений ее членов, а «Берлин и Париж куда более прорусские, чем Варшава, Бухарест или Вильнюс». Поэтому в большинстве европейских политических конфигураций (например, Веймарский треугольник, состоящий из Польши - Германии - Франции) Варшава оказывается слабее, чем если бы она выступала по отдельности.

Польшу пока «выручает» следование в фарватере США. Проблема в том, что во время следования за Вашингтоном можно не вписаться в его очередной внешнеполитический «зигзаг» и вылететь на обочину. Однако польская элита не видит в этом проблемы, так как не вышла до сих пор из стиля протекторатного мышления. Было показательным, как журналист Newsweek.pl в первом же абзаце своего репортажа из Санкт-Петербурга восклицал: «Мог ли 50, 100 или 200 лет назад кто-то из нас себе представить, что польский министр будет вместе с немецким и российским коллегой сидеть в Санкт-Петербурге за столом переговоров как равный с равным». Пытаться говорить с Москвой на равных и восторгаться, что «старшие» допустили к себе - еще один пример парадоксальности провинциальной польской политики.

 

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий