Порошенко как фактор усиления рисков украинской государственности

 

Что ждёт страну в ближайшей перспективе во внутренней и внешней политике?

Основные тезисы Порошенко, озвученные им в ходе предвыборной кампании и после 25 мая, показывают как сохранение и усиление старых угроз, так и появление новых.

Порошенко подтвердил намерение продолжить карательную акцию против населения Донбасса, причём, как он сказал, завершить её следует быстро и эффективно. Это показывает настрой киевского режима на ужесточение военных действий против восставшего народа на Донбассе. 

К этому Порошенко объективно будет подталкивать вся логика ситуации, в которой он оказался.

Во-первых, объявленные им планы о досрочных выборах в ВР снова ставят под вопрос законность самой процедуры и её результатов, в случае если в выборах не будет участвовать Донбасс. Претензии на единство Украины в такой ситуации беспочвенны. Очевидно, что ни Порошенко, ни иные олигархи не мотивированы идти на реальную федерализацию в сочетании с расширением народовластия, поскольку это поставит их бизнес под контроль закона и местных выборных властей.

Во-вторых, у Порошенко после выборов развязаны руки для проведения полномасштабной карательной операции с введением ЧП и использованием всех общевойсковых средств подавления Юго-Востока без оглядки на участь мирного населения. США толкали к этому прежнюю хунту, и нет оснований считать, что они изменят свою позицию сейчас. Активизация карательных действий и нарастающая их жестокость после 25 мая, обращение Порошенко к США за военной помощью  подтверждают это предположение.

В-третьих, большинство металлургической продукции, от продажи которой за рубеж в основном и пополняются украинские золотовалютные резервы (ЗВР), производится именно на метпредприятиях Донбасса, принадлежащих преимущественно владельцу СКМ Ахметову. Утрата киевским режимом Донбасса фактически приведет почти к полной утрате этого источника пополнения ЗВР и банкротству экономики Украины со всеми сопутствующими угрозами: резким падением жизненного уровня населения, массовым  антиправительственным и антиолигархическим бунтом, протестом олигархов против центрального правительства в Киеве и пр.

При государственном подходе к разрешению кризиса и мирном диалоге Киева с представителями новых политических структур Донбасса, которые в реальности контролируют регион, вопрос о взаимовыгодных экономических отношениях Донбасса с официальным Киевом можно было бы результативно решить в контексте широкой федерализации Украины.

Но в условиях федеративной Украины у антирусских и неонацистских сил нет никаких шансов ни на власть, ни на идеологическое влияние не только на Юго-Востоке и в Закарпатье, но и в Киеве, и в центре страны, и даже в Галицко-Волынском регионе. В случае мирного исхода кризиса на Донбассе, результатом которого станет начало процесса федерализации Украины, США лишаются в лице необандеровцев главного средства: во-первых, инфицирования общества антироссийскими настроениями, во-вторых - средств для торпедирования любого неудобного для Вашингтона киевского режима. 

Ни Порошенко, ни его хозяева из Вашингтона, давшие ему легитимность, на признание волеизъявления Донбасса мирным путём не пойдут. 

По этой же, «американской», причине одним из основных рисков для украинского государства как такового остаётся антироссийская политика, которая и с Порошенко на посту президента, видимо, останется нормой. Источником антироссийской политики будет риторика о возвращении Крыма, попустительство и даже прямое поощрение неонацистской пропаганды и действий боевиков, наращивание военных связей с США, а также продвижение интересов частного бизнеса США на Украине. Последнее неизбежно связано с наступлением на законные интересы российских деловых кругов, даже ценой риска техногенных и экологических катастроф. Симптоматично в этом смысле вытеснение с рынка ядерного топлива для АЭС Украины «Росатома» и привлечение в страну американской компании «Вестингхауз». 

Кроме того, досрочные парламентские выборы существенно переструктурируют парламент. Скорее всего, туда войдут новые политсилы (партии или блоки), созданные теми участниками нынешних президентских выборов, которые прошли 5%-й барьер: партия Порошенко (усиленная партией УДАР), «Батькивщина» (Тимошенко), Украинская радикальная партия (Ляшко), а также партии Гриценко и Тигипко.

Новый парламент, в случае проведения досрочных выборов, будет однозначно жёстко антироссийским. И ни в коей мере не будет выражать интересы русской культурно-языковой группы вообще и Юго-Востока в частности.

Существенно изменилась расстановка сил между финансово-промышленными группами (ФПГ), что отразится и на их парламентском представительстве. Падение «Семьи» и госпереворот укрепили олигархов, так или иначе участвовавших в его поддержке. В новой Верховной раде Порошенко столкнётся с новыми олигархическими ставленниками и интересами их спонсоров, которые трудно будет примирить между собой и с интересами государства в условиях тяжелейшего экономического кризиса.

Пока потенциально намечается очаг конфликта по линии Порошенко-Коломойский. Не исключено, что гауляйтер Днепропетровщины претендует на большее, чем на контроль над несколькими областями Украины. Порошенко вряд ли договорился с Коломойским о разделе сфер влияния. Симптоматичным было заявление Коломойского накануне выборов о том, что Порошенко и Тимошенко имеют примерно равные шансы победить - «50 на 50». Данное заявление показало желаемый для Коломойского исход выборов. Он был не заинтересован в победе Порошенко, Тимошенко на посту президента была бы для Коломойского, видимо, предпочтительней. Напомним, что это заявление было сделано на фоне многократно публикуемых данных соцопросов, указывающих на значительный отрыв Порошенко от Тимошенко.

С остальными крупными ФПГ Порошенко пока, видимо, не имеет жёстко пересекающихся деловых интересов, а сама его победа в первом туре указывает на олигархическое согласие по кандидатуре нового президента.

Но конфликты могут возникнуть при попытках Порошенко расширить, пользуясь президентскими полномочиями, свой бизнес, а также при реализации жёстких мер по спасению экономики, что заденет интересы ФПГ. Здесь следует смотреть на то, как будет реагировать крупный капитал на законы, ограничивающие его возможности по минимизации прибыли, уходу от налогов и выколачиванию косвенных дотаций из бюджета на собственное производство. В этом смысле ситуацию прояснит отношение разных ФПГ к закону о трансфертном ценообразовании, к льготным тарифам на электроэнергию для металлургических заводов.

Одна из основных опасностей для Украины при Порошенко по иронии судьбы связана с наличием в стране массы вооруженных формирований, появившихся в результате усилий по стимулированию деятельности ультранационалистических боевиков как движущей силы госпереворота. Разного рода майданные самообороны, необандеровские боевики стали основой частных армий олигархов и бандитов от бизнеса средней руки. Или действуют по своему усмотрению. А собственных силовых, да и политических ресурсов у Порошенко нет. И улицу, образно говоря, он не контролирует.

Киевский режим, прибегая к услугам неонацистских, бандеровских сил и частных армий олигархов по подавлению антифашистского освободительного движения, попал к ним в зависимость. Маловероятно, что Порошенко сможет эту проблему решить, поскольку некоторые олигархи имеют финансовые и силовые ресурсы, вполне сопоставимые с государственными ресурсами, и не дадут возможности Порошенко их контролировать.   

Порошенко победил лишь потому, что народ ждал мира. Но он шёл на президентский пост с одобрения США, которым мир в Украине не особо нужен. Порошенко останется президентом лишь постольку, поскольку будет выполнять  взятые на себя перед Вашингтоном, в обмен на поддержку, обязательства.

Но объективно Украине необходимы шаги ровно в противоположном направлении: отстранение от США и налаживание дружественных отношений с Россией, восстановление товарооборота и производственной кооперации с её промышленностью и интеграция с экономикой создающегося Евразийского экономического союза, федерализация государственного устройства и отказ от этнонационалистической политики идентичности. 

 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий