Для главных «игроков» в Закавказье приближается момент выбора

Пока сопредседатели Минской группы ОБСЕ обсуждают в Варшаве очередные шаги в направлении урегулирования нагорно-карабахского конфликта, российские эксперты, включая автора этих строк, решили сами побывать на месте событий - Армении, в Нагорном Карабахе и на приграничной реке Аракс. Серьезным стимулом к этому послужило то, президент Армении Серж Саргсян принял участие в работе саммита «Восточное партнерство» в Праге, на котором сделал заявления «знакового типа». Он еще раз напомнил, что «единая Европа должна быть без разделительных линий», а «для Армении, «это - в первую очередь разблокирование закрытой границы с Турцией». Во-вторых, он отметил, что «Нагорный Карабах имеет систему управления, основанную на европейских ценностях, соответствующую демократическим принципам», и поэтому «давно созрела необходимость закрепления де-юре фактической реализации права народа Арцаха на самоопределение». Наконец, в-третьих, Саргсян считает, что «Восточное партнерство имело определенные проблемы еще на этапе своего формирования, в частности, не было известно, по какому принципу объединили партнеров». По его словам, «мне до сих пор непонятно, по каким принципам мы и Азербайджан объединились в одно партнерство: разные возможности, разные подходы, разные устремления, и в этом причина, что этот компонент не заработал».

Ранее, как сообщил заведующий общественно-политическим отделом администрации президента Азербайджана Али Гасанов, президент Азербайджана Ильхам Алиев выразил недовольство как ходом переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, так и деятельностью сопредседателей Минской группы. Как он отметил, «сопредседатели Минской группы не оказывают серьезного давления на Армению, занимающую на переговорах неконструктивную позицию», хотя, по мнению Баку, «нет альтернативы переговорам, альтернативой может быть война». При этом Али Гасанов признал, что «в последнее время нагорно-карабахский конфликт стал актуальной темой на международной арене». Вслед за этим президент Азербайджана Алиев, выступая на 2-м глобальном форуме открытых обществ в Баку, напомнил: «Есть четыре резолюции ООН, в которых содержится требование о выводе армянских войск с оккупированных территорий: решения об этом принимали также Парламентская ассамблея Совета Европы и другие международные организации», и что «мы вернемся на родные земли, восстановим территориальную целостность страны».

Итак, перед нами два приема дипломатии. Во-первых, армянская сторона, заявляя о необходимости открытия границ с Турцией, продолжает играть на поле своих оппонентов, поскольку Анкара пока продолжает связывать ратификацию цюрихских протоколов с необходимостью решения карабахской проблемы по сценарию Баку. Во-вторых, говоря на саммите «Восточного партнерства» о закреплении «де-юре фактической реализации права народа Арцаха на самоопределение», Ереван фактически апеллирует к решению 2010 года Гаагского суда по Косово, что, кстати, стало международно-правовой основой для воссоединения Крыма с Россией. Таким образом, карабахская проблема легализуется в общеевропейском масштабе. Наконец, в-третьих, Ереван однозначно намекает на «случайное» участие Азербайджана в работе «Восточного партнерства».

Теперь обратим внимание на доводы Азербайджана. Сначала о международном фоне. Запад «после Крыма» дает понять, что «приоритетом европейской политики на Кавказе должен стать Азербайджан, который является крупнейшей экономикой Южного Кавказа и крупнейшим поставщиков энергоресурсов в Турцию, Грузию и Южную Европу». Во-вторых, Баку традиционно ссылается на четыре резолюции ООН, в которых, в том числе, содержится требование о выводе армянских войск с оккупированных территорий, но которые не являются для мировой дипломатии практическим инструментарием для выработки подходов к карабахскому урегулированию. Достаточно упомянуть хотя бы растянутые в философском смысле известные Мадридские принципы, которые лежат в основе переговорного процесса Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию.

С целью понять, что же происходит на месте, экcперты ИА REX Модест Колеров и Станислав Тарасов решили сами отправиться на приграничную для Нагорного Карабаха с Ираном реку Аракс. Вовсе не потому, что, согласно версии, Аракс - считается одной из четырех рек Библейского рая, а античные историки описывают кавказский Аракс как некую «вечную» разделительную линию. Она и сегодня является приграничной рекой. Через Аракс пролегает «Дорога жизни» для Армении из Ирана. Мы сами в очередной раз убедились в огромной интенсивности движения транспортных фур из Ирана в Армению, по которым доставляются многие товары. При этом Тегеран уже выстроил через свою территорию коммуникации из Средней Азии в сторону Армении. Наконец, в этом регионе пересекаются, с одной стороны, те транспортно-энергетические маршруты, которые проектировались по формуле «в обход России и Ирана» (TRACECA, INOGATE, нефтепровод Баку - Тбилиси - Джейхан, газопровод Баку - Эрзерум). С другой - альтернативные проекты меридиональных коммуникаций, которые короче и дешевле «обходных». Что и кто победит?

Отметим и то, что до определенного момента значимость Закавказья для мирового сообщества в целом не была четко сформулирована, хотя фактом является то, что после распада СССР в регионе стали активно проявляться себя США, ЕС, Турция, Китай, сейчас более активную позицию стал занимать и Иран. Россия вела сдержанную политику, понимая взрывоопасность этого региона, то, что «чистый» доступ к его энергетическим ресурсам и укрепление там политических позиций сопряжено с неизбежным выбором партнеров, что, в свою очередь, сопряжено с возможностями урегулирования конфликтов, но только в чью-то пользу.

До 2008 года в Закавказье существовало три региональных конфликта: один из самых «старых» - карабахский, грузино-абхазский и грузино-осетинский. Главным результатом спровоцированной Грузией кавказской войны августа 2008 года стало признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Так был сделан первый шаг в сторону укрепления военных и политических позиций России в регионе. Но тогда же появилась проблема позиционирования России в регионе: либо делать ставку - как в советские времена, - на Азербайджан, выходить через него на более тесный союз с Турцией, соглашаясь с ее конкуренцией и даже разделом сфер влияния, либо вернуться к доктрине царского времени - через укрепление позиций Армении, альянс с Ираном, интересы которого в Закавказье обусловлены исторически. Когда Иран находился в плотной международной изоляции из-за своей ядерной программы, альянс Баку-Анкара выглядел в регионе доминирующим. Сейчас ситуация меняется.

Иллюстрация: ic.pics.livejournal.com 

Иран, заявляя о приверженности принципам сохранения территориальной целостности Азербайджана, продолжает вести активную торговлю с Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой. Он все решительнее заявляет о своих интересах в Закавказье, отказывается признавать так называемые «Мадридские принципы», но вовсе не по тем причинам, с позиции которых их критикует Азербайджан. Одно время он резко выступил против предложенного в 1990-е годы плана американского аналитика Пола Гобла, который предусматривал изменение государственных границ между Азербайджаном и Арменией по принципу «обмена территорий на коммуникации», отражающего американскую концепцию создания новых железнодорожных и нефтепроводных коммуникаций «в обход России и Ирана». Напомним, что тогда говорили о «коридоре среднего течения Аракса», предлагалось, в частности, передать Мегринский коридор Азербайджану, а Садаракский район Нахичеванской автономии Азербайджана - Армении, чтобы обеспечить ей границу с Ираном. Иран это не устраивает в силу понятных опасений, что Мегринский коридор обеспечит прямую связь между Турцией и Азербайджаном, создаст предпосылки для разыгрывания в Иране тюркской «карты».

Сегодня, по имеющейся информации, Тегеран изучает проблему Мегринского коридора, но уже в своих геостратегических интересах - с выходом через Армению на Россию. В регионе, как мы лично убедились, все быстро меняется. Нагорный Карабах не имеет прямых политических контактов с Ираном. Отношения развиваются на уровне частного предпринимательства, в чем активное участие принимает сильная армянская диаспора Ирана. Но это - сегодня. А что будет завтра, когда для всех главных игроков в регионе, и в первую очередь для России, наступит момент выбора?

Степанакерт - Ереван - Москва

 

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий