Сербия между Евросоюзом и Россией

Только-только наладившееся к удовлетворению США, НАТО и ЕС взаимодействие между Белградом и Приштиной вновь забуксовало. Верховный комиссар Евросоюза по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон заранее пообещала, что речь в Брюсселе на очередном раунде переговоров пойдет об обсуждении «следующих этапов, которые необходимо пройти для реализации апрельского соглашения». «Быстрая реализация» данного документа имеет "ключевую важность"», - заметила баронесса Эштон. [1] Однако встретившиеся 21 мая после некоторого перерыва премьер-министр Сербии Ивица Дачич и глава правительства Косово Хашим Тачи не смогли продолжить начатое в апреле дело. Время поджимает - уже в июне Евросоюз обещает назвать дату начала переговоров о приеме Сербии в свои ряды.

Однако уже и это срабатывает далеко не с первого раза. Позиции Белграда и Приштины вновь разошлись. Не помог и экстренный визит на Балканы министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, в ультимативной форме потребовавшего от сторон «предпринять следующий шаг» в направлении нормализации отношений [2]. И хотя в ходе консультаций, продолжившихся на следующий день, Дачичу и Тачи удалось, похоже, о чём-то договориться, всем ясно, что острота косовской проблемы для Сербии и сербов (особенно косовских) отнюдь не снята.

Происходящее в последние дни на сербской политической сцене действительно может свидетельствовать об определенной корректировке «апрельских тезисов» Ивицы Дачича и его первого заместителя Александра Вучича. Несмотря на все заверения Белграда в ключевой важности для него европейского направления, очевидно, что без проработки других направлений внешняя политика Сербии обречена на провал. А в ряду этих направлений исторически наиболее весомым и последовательным является российское. Это вновь дал понять президент Сербии Томислав Николич перед тем, как прибыть в Россию с целью подписания долгожданного соглашения о двустороннем стратегическом сотрудничестве... «Мы благодарны России за ее принципиальную позицию, заключающуюся в отказе признать так называемую независимость Косово и Метохии, - заявил сербский президент в интервью российскому информационному агентству ИТАР-ТАСС. - Для Белграда важна поддержка Российской Федерации на международной арене, где Москва выступает за мирное решение этой проблемы, на основах уважения суверенитета Республики Сербия и шагов, которые будут одинаково приемлемы для обеих сторон». [3]

Сегодня многие и на Западе, и, к сожалению, в самой Сербии в угоду спекулятивным конструкциям забывают о том, что именно позиция России еще в мае-июне 1999 года - при всей драматичности тогдашнего момента и для Белграда, и для Москвы - сыграла во многом решающую роль в спасении Югославии от полной капитуляции по Косову. Именно подписание 9 июня 1999 года согласованного с Россией важнейшего (увы, часто забываемого сегодня) Кумановского «Военно-технического соглашения между Международными силами безопасности и правительствами Союзной Республики Югославии и Республики Сербии» позволило Совету Безопасности ООН на следующий день принять резолюцию № 1244 и сохранить верховные полномочия Объединенных Наций над косовским урегулированием. Именно этот документ, а не решения Евросоюза предусматривает решение косовской проблемы на основе «существенной автономии и значимого самоуправления в Косово» и приверженности «суверенитету и территориальной целостности» государств региона. [4]

Говоря более конкретно, именно Россия добилась тогда согласия со стороны США, Франции и Великобритании на подтверждение территориальной целостности Югославии. Аналогичный характер, к слову, носило и разработанное при активном участии российской дипломатии Дейтонское мирное соглашение по Боснии и Герцеговине 1995 года. Статья первая данного документа «фактически признала территориальную целостность всех участников соглашения, признавая, следовательно, власть Югославии над Косово». [5]

А вот отправной точкой для нынешнего этапа косовского урегулирования, характеризуемого переходом полномочий от ООН к ЕС и «ползучими» уступками со стороны сербов, стало согласие именно Сербии (а отнюдь не России) на размещение в Косове гражданско-полицейской миссии Евросоюза с широкими (по сути - антисербскими) полномочиями. Премьер Дачич по-прежнему убежден, что «в интересах Сербии имплементация того, о чем стороны договорились ранее, и получение даты начала переговоров о вступлении в Евросоюз». [6] Однако вряд ли национально-государственные интересы Сербии и сербского народа этим ограничиваются. Наряду с действительно важным развитием отношений со всеми ключевыми мировыми игроками к первоочередным интересам Сербии относится и более активная защита соотечественников, оказавшихся по разные стороны государственных и тем более административных границ.

И поучиться этому можно хотя бы у тех же албанцев, не стесняющихся говорить о своем национальном единстве поверх всех границ. Еще в конце 1990-х годов тогдашний министр иностранных дел Албании Паскаля Мильо заявил, что «будущая цель всех албанцев заключается в создании албанской зоны, включающей в себя все албанонаселенные регионы юго-восточной Европы, интегрированной в евроатлантические структуры». [7] В Белграде же говорить о какой-то «сербской зоне» по-прежнему стесняются.

[1] AFP 141620 GMT MAI 13 [2] DPA 212202 GMT Mai 13 22.05.2013 02:03 [3] ИТАР-ТАСС 22.05.2013 00:31 [4] http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N99/172/89/PDF/N9917289.pdf?OpenElement [5] Hehir A. Humanitarian Intervention After Kosovo: Iraq, Darfur and the Record of Global Civil Society. Basingstoke, 2008. P.111. [6] ИТАР-ТАСС 21.05.2013 14:45 [7] Milo P. «Greater Albania» - Between Fiction and Reality. Tirana, 2001. P.45

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий