Новое сближение мировых гигантов

Пекин и Вашингтон сделали значительный шаг навстречу друг другу

Последние несколько лет показали, что американо-китайские отношения отчаянно нуждаются в новом системном и стратегическом оформлении. Прежняя система, заложенная в далеком 1972 году Генри Киссинджером, была окончательно изжита в период первого срока президентства Барака Обамы во многом усилиями команды Хилари Клинтон.

В этот же период произошло снижение интереса к идее «Чамерики», а Китай устами своих первых руководителей отказался от поддержки политики G2, предполагавшей кооперацию двух держав для решения мировых проблем, иными словами, для перехода в разряд арбитров по их разрешению или эскалации.

Сегодня налицо дефицит каких-либо оформленных внешнеполитических парадигм, способных придать американо-китайским отношениям ту стратегическую ориентацию, которую заложили более 40 лет назад Киссинджер и Никсон.

Однако само содержание отношений двух стран настолько объемно и многообразно, что пустота, возникшая в сфере их идеологического и стратегического наполнения, неизбежно должна будет заполниться. Вопрос в том, что будет из себя представлять такая концепция: серьезный оформленный конструкт или комплекс тактических мероприятий.

Встреча без галстуков и статуса

Визит в США нового Председателя КНР Си Цзиньпина в Соединенные Штаты и его встреча с Президентом США дает основание думать, что готовится серьезная перезагрузка отношений двух мировых гигантов.

Визит, имевший характер полуофициального, состоялся 7-8 июня. Встреча двух лидеров произошла раньше предполагавшихся сроков. Ожидалось, что Барак Обама и Си Цзиньпин впервые встретятся в статусе первых лиц двух стран только в сентябре в рамках саммита G-20 в Санкт-Петербурге, но, как выяснилось, так долго стороны - в первую очередь США - ждать не захотели.

Это связано и с актуальностью проведения длительных и доверительных двусторонних переговоров и, вероятно, с нежеланием отдавать модерирующую роль России, куда, к неудовольствию Штатов, совершил свой первый официальный визит новый председатель КНР.

Что касается статуса визита, то проблема его определения возникла у многих экспертов. К примеру, некоторые китайские СМИ склонны определять встречу все-таки как «официальный визит». Кто-то, наоборот, называет это мероприятие «неофициальным визитом». Однако если обратиться к дипломатическому протоколу, для официального визита встреча не обладает рядом существенных характеристик: от собственно программы и пребывания в столице до подписания значимых документов. Неофициальным визит, согласно тому же протоколу, считается, если имеет место приезд главы иностранного государства на конференции и совещания по общественной линии, для открытия выставки, на отдых и прочее. Ближе всего прошедшей встрече подходит статус «рабочего визита», однако, принимая во внимание его значение для будущего двустороннего диалога, назвать его так просто не поворачивается язык.

Поэтому официальные лица старательно избегают четких определений и используют слова «встреча», «переговоры», «двусторонний саммит». Как бы там ни было, при всей нарочитой неофициальности это мероприятие сложно определить не только с точки зрения протокола, но и с точки зрения перспектив влияния на развитие американо-китайских отношений.

Неформальный характер и отсутствие четких целей визита, вроде подписания документов или выработки официальных позиций, были условиями китайской стороны. Такое положение дел демонстрирует не просто готовность американской стороны пожертвовать какими-то статусными вещами и интересами собственных СМИ ради обозначения ключевых позиций с основным международным партнером, но также важность выстраивания доверительных отношений с человеком, который в ближайшие 10 лет будет держать в своих руках почти все нити двусторонних отношений.

Удивил многих и выбор места проведения. Обама и Си встретились в Калифорнии в поместье Саннилэндс. Саннилэндс представляет собой бывшую усадьбу Уолтера Анненберга, известного американского дипломата и филантропа. «Уютный зеленый оазис, расположенный посреди пустыни, в стороне от шума мегаполисов ... Уолт Анненберг мечтал сделать свою усадьбу "вторым Кэмп-Дэвидом"».

Отсутствие официоза дополнилось нарочито неформальным внешним антуражем: белые рубашки без галстуков, прогулки вдвоем по лужайкам и неспешное обсуждение вопросов на скамейках. Внимание всего мира в течение этих двух дней было приковано именно к Саннилэндс, причем китайский интернет, очень пристально следящий за внешнеполитическими движениями Си Цзиньпина, повел себя особенно бурно. Градус обсуждения перспектив китайско-американских отношений на интернет-платформах вновь заставил активизироваться китайскую цензуру, и наиболее оппозиционные блоггеры были безжалостно заблокированы.

Китайская сторона

Состав китайской делегации подчеркивает серьезность намерений Пекина в отношении проведения переговоров.

Сама личность Председателя КНР, вступившего в эту должность 14 марта текущего года, внушает определенные надежды на новый формат диалога. В отличие от своих предшественников, Си Цзиньпин более склонен к выстраиванию доверительных отношений и демонстрации более «человечных» поведенческих моделей. Если, к примеру, Ху Цзиньтао обычно проводил переговоры с доброжелательным, но совершенно бесстрастным лицом, выражая свои мысли путем витиеватых идеологических клише, за которыми исследователям часто приходилось искать истинный смысл высказываний, то сейчас «китайская дипломатия», как пишет китайская официальная пресса, обретает «новый стиль».

Причем, речь идет не только о самом Си, но и о новом премьер-министре КНР господине Ли Кэцяне. Китайские СМИ пишут:

«В Москве во время выступления перед публикой Си Цзиньпин рассказал интересную теорию о "новой обуви", перед аудиторией в Танзании он упомянул популярный китайский телесериал "Прекрасное время снох и невест". В Индии Ли Кэцян спросил корреспондента, будет ли помещено его фото на первой полосе газеты, а прилетев в Германию, он по телевизору начал смотреть финал Чемпионата Европы по футболу. Си Цзиньпин и Ли Кэцян на дипломатических мероприятиях впечатлили многих этими индивидуальными моментами».

Си Цзиньпин, который посещает США далеко не в первый раз, и чья дочь Си Миньцзэ учится в Гарварде, определенно будет более гибким и прагматичным на переговорах. Какими бы различными ни были интересы США и Китая по многим позициям в двусторонних отношениях и в вопросах мировой политики, взаимосвязь этих стран такова, что умение двух лидеров спокойно и конструктивно общаться по этим вопросам, несомненно, сдвинет переговорный процесс с мертвой точки. Сам Си Цзиньпин, общаясь в Саннилэндс с журналистами, сказал, что они с Обамой намерены «проложить маршрут в будущее китайско-американских отношений и набросать эскиз этих отношений».

Помимо собственно Председателя КНР и генерального секретаря Компартии Китая Си Цзиньпина, китайская делегация включала также его супругу госпожу Пэн Лиюань; члена Политбюро ЦК КПК, заведующего Центром изучения политики при ЦК КПК Ван Хунина; члена Политбюро и Секретариата ЦК КПК, начальника Канцелярии ЦК КПК Ли Чжаньшу и члена Госсовета КНР, старшего советника по вопросам внешней политики Ян Цзечи.

Столь интересный состав делегации, видимо, показывает истинные цели визита. Все прибывшие чиновники являются экспертами по внешней политике, именно они определяют ее будущее. То есть, как бы ни утверждали пресс-службы, что фокус переговоров будет лежать в сфере экономики и киберпреступности, ни одного экономиста или специалиста в области коммуникаций не приехало. А вот идеологи внешнеполитической доктрины - присутствуют.

К примеру, Ван Хунин - тяжеловес китайской политики, одинаково близкий к различным политическим кланам, специализируется именно на американо-китайских отношениях. Он же, к слову, является одним из идеологов политики «soft power», призванной вывести Китай в мировые лидеры за счет повышения его цивилизационной, социально-экономической и культурной привлекательности.

Товарищ Ян Цзечи также прекрасно ориентируется в повестке встречи. Этот опытнейший дипломат и бывший министр иностранных дел в свое время проработал в Штатах более 13 лет. Он блестяще владеет английским, и все перипетии американо-китайского диалога в XXI веке проходили именно через него.

Ли Чжаньшу в меньшей степени является экспертом во внешней политике, однако, как протеже бывшего Председателя КНР Ху Цзиньтао он, видимо, исполняет роль «глаз и ушей» бывшего генсека и, соответственно, клана «комсомольцев», позиции которого все еще невероятно сильны.

Что касается еще одной знаковой фигуры в китайской делегации - супруги китайского лидера госпожи Пэн Лиюань, то ее роль именно в этом конкретном мероприятии была довольно скромной. Необходимо отметить, что госпожа Пэн с недавних пор стала новым козырем китайской дипломатии и воплощением той самой «мягкой силы», о которой так любят рассуждать высшие китайские номенклатурщики. Будучи популярной певицей и женщиной, завоевавшей признание всего Китая абсолютно безотносительно своего замужества, она уверенно движется к тому, чтобы стать для Поднебесной настоящей первой леди, именно в том понимании, в котором ею является Мишель Обама.

После первого же международного турне, совершенного ею в статусе супруги китайского лидера, она попала в список самых влиятельных людей мира и можно утверждать, что ее присутствие в поместье Анненберга сыграет только на руку ее рейтингу.

Однако здесь ее блеск, и так, по слухам, серьезно раздражающий многих представителей китайской элиты, целесообразно было приглушить. Именно это, как представляется, а вовсе не опасения Мишель Обамы о возможном проигрыше госпоже Пэн в стильности и величественности, о которых пишут некоторые исследователи, стало причиной того, что встречи первых леди в программе визита не было.

Супруги лидеров Китая и США - очень яркие и популярные дамы, и их совместное фото, несомненно, еще украсит первые полосы мировых изданий, однако для стратегической полуформальной встречи лидеров в формате «без галстуков» первые леди подходят не слишком хорошо. Так что Пэн Лиюань, побывавшая в рамках данного турне в ряде стран в полной силе своего статуса, в Штатах была ограничена общением с супругой губернатора Калифорнии.

Американская сторона

Американская сторона, кем бы она ни была представлена на переговорах, более интересна в контексте прошедших с начала этого года кадровых перестановок в сферах, влияющих на выстраивание внешнеполитической доктрины.

Сюда можно отнести назначение 1 февраля на пост главы Госдепартамента сенатора Джона Керри, который известен своими либеральными взглядами, гораздо более взвешенным подходом, чем тот, который практиковался Хилари Клинтон, и склонностью к выстраиванию дипломатического диалога, в том числе и на Ближнем Востоке, в противовес постоянным апелляциям к исключительной роли США и угрозам силового давления.

Этот дипломат явно будет очень внимателен и конструктивен в рамках переговорного процесса с Китаем и, можно утверждать, что ему хватит такта с уважением относиться к амбициям высшего руководства Китая, очень чувствительного к любым проявлениями пренебрежения или бескомпромиссности в рамках взаимодействия. Керри, разумеется, присутствовал на переговорах в Калифорнии и, будучи одним из лиц, организовавших эту встречу, уже успел в апреле провести переговоры и с Си Цзиньином и с Ян Цзечи.

Общая тональность его визита в Китай и азиатского турне в целом также, как представляется, ставили целью убедить руководство Китая в серьезности намерений Вашингтона к переформатированию американо-китайского диалога.

Из присутствовавших на встрече американских чиновников следует отметить советника Обамы (к настоящему моменту - уже бывшего) по вопросам национальной безопасности Тома Донилона, также приложившего значительные усилия к организации визита Си Цзиньпина. 26-28 мая он посетил Пекин именно с целью принять участие в обсуждении условий приезда китайской делегации в Штаты. Во время своей встречи все с тем же Ян Цзечи г-н Донилон прямо отметил, что «... укрепление двусторонних отношений, повышение взаимодоверия и прозрачности и создание действенного механизма для урегулирования разногласий - все это важно для развития нового типа отношений между двумя крупными державами». Тем не менее, после возвращения из Китая Донилон покинул свой пост, уступив место Сьюзан Райс, выполнявшей до этого обязанности постоянного представителя США при ООН.

Кроме того, среди лиц, подготавливавших «почву», стоит отметить нового министра финансов США Джейкоба Лью, который также недавно посетил Китай с визитом и провел ряд встреч, направленных на обсуждение основных экономических разногласий и на достижение консенсуса по поводу их решения.

Также особое значение для будущего американо-китайских отношений имеет назначение главой Пентагона Чака Хайгела, поддерживающего идею «глобального нуля», среди идеологов которой также фигурирует создатель прежней системы американо-китайских отношений Генри Киссинджер. Эта идея направлена на поэтапное сокращение ядерной гонки и перевод международных отношений в более конструктивное русло. Анализируя состав новой команды Барака Обамы, некоторые исследователи склонны полагать, что «речь идет о попытке создания новой мировой архитектуры, сравнимой с той, которую построили в Ялте в феврале 1945 года лидеры держав-союзников», где Китаю уготовлена более чем значительная роль.

В итоге новая команда Обамы, вооруженная новыми же подходами к выстраиванию всей системы американской внешней политики, сыграла роль радушных хозяев. Они не просто обеспечили своим гостям идеальные условия для переговоров, но и наполнили эти переговоры интересным содержанием. В итоге, завершение второго международного турне Си Цзиньпина в новом статусе оказалось, как представляется, наиболее важным моментом из всех совершенных визитов.

Турне по Америкам

Кстати, затронув, собственно тему турне, завершающим пунктом которого стал визит в США, необходимо отметить ряд существенных моментов. До приезда в Калифорнию китайская делегация посетила ряд стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Их выбор, на первый взгляд, выглядит очень странным. Если следовать стандартной логике, то было бы вполне закономерным включить в список стран для посещения Бразилию, как партнера по БРИКС (к слову, Россию и ЮАР Си Цзиньпин уже посетил), Аргентину или Чили, как основных, наряду с Бразилией, торговых партнеров.

Не вызвало бы удивления посещение Кубы или Венесуэлы как основных политических и идеологических партнеров, удивило скорее то, что эти государства в программу турне не вошли. Но делегация КНР посетила Тринидад и Тобаго, Коста-Рику и Мексику.

Некоторые исследователи полагают, что «визит Си Цзиньпина в Тринидад и Тобаго, Коста-Рику и Мексику - это своего рода китайский ответ на визит президента США в Бирму, по принципу - око за око, зуб за зуб. Другими словами, Пекин дает понять Белому дому, что не надо вторгаться в китайскую зону интересов, в противном случае Китай будет стремиться оказывать влияние на ближайших соседей США».

С этим трудно не согласиться, учитывая действительно специфический выбор стран для посещения. Хочется добавить, что это может быть ответом не столько на один визит в Бирму, сколько на все последние движения американской дипломатии в АТР, включая визиты в Таиланд, Камбоджу и ту же упомянутую Мьянму, которые Обама посетил в своем первом турне после избрания на второй срок. Эти посещения серьезно разозлили китайскую элиту, и в этой связи выбор стран Латинской Америки может считаться вполне достойным «ответным ударом».

Как представляется, это все означает, что экономическая повестка, как бы важна она ни была, пока отходит на второй план, уступая место расстановке политических приоритетов. В политической же области отказ от визита в Венесуэлу и на Кубу - в первую очередь на Кубу - знаменует отход от идеологических основ холодной войны и переход к демонстрации первостепенности регионального вектора.

Вообще, слово «демонстрация» кажется ключевым. Несмотря на то, что Штаты, будучи главным торговым партнером Китая, стали лишь восьмой страной, которую посетил Си Цзиньпин в своем новом качестве, есть серьезное основание полагать, что предыдущие визиты содержали своеобразные «месседжи» для Вашингтона и были «подготовкой почвы» перед решающим «неформальным визитом».

Совершив свой первый визит именно в Москву, новый китайский лидер вновь актуализировал треугольник Китай - США - Россия, показав, таким образом свои возможности для маневра. Последующий тур по союзникам Штатов в Латинской Америке и Карибском бассейне также дал команде Обамы понимание возможных средств, к которым Китай прибегнет в случае сохранения азиатских поползновений США.

Повестка встречи

Возвращаясь в Калифорнию, стоит отметить, что повестка переговоров, прошедших исключительно за закрытыми дверями, была довольно обширной. За 8 часов, из которых почти час лидеры беседовали с глазу на глаз, были обсуждены и проблемы двусторонних отношений, и вопросы международной политики.

Двусторонние вопросы

Киберпреступность. Как ни странно, в центре внимания всех СМИ оказались вопросы кибератак. Пентагон обвинил власти КНР в потворстве кибершпионажу после ряда хакерских атак в адрес американской оборонной системы со стороны Китая. Официальный Пекин эти обвинения категорически отрицает, уверяя, что у него есть доказательства кибернападений со стороны США.

Масштабы проблемы заявляются довольно значительные. Так, по данным американской независимой комиссии, США из-за действий интернет пиратов теряет около $300 миллиардов ежегодно. Последней каплей для законодателей стал скандал, возникший, когда китайские хакеры взломали компьютерные системы Пентагона и получили доступ к чертежам новейших американских систем обороны, в том числе ракетных комплексов Patriot, новейшей версии многофункциональной системы боевого управления Aegis, истребителя F-18, вертолета Black Hawk и штурмовика F-35. В целом, по данным The Washington Post, Китай взломал около 40 программ Пентагона.

Что касается «мирного» ущерба, то эксперты говорят об атаках на, как минимум, 141 американскую компанию.

По итогам встречи, на которой, как сообщается, Обама большую часть субботнего утра потратил на описывание Си Цзиньпину конкретных эпизодов кибератак, стороны не потрясли общественность готовым решением проблемы, однако было заявлено, что сама проблема признается и бороться с ней надо. В результате встречи стороны договорились создать рабочую группу в рамках китайско-американского диалога по вопросам стратегической безопасности для ее изучения.

Экономика. Также на встрече «после утренней прогулки по поместью» Си Цзиньпин и Обама обменялись информацией о состоянии национальных экономик. Обойти эту тему лидерам двух крупнейших экономик мира, было, разумеется, невозможно. Как сообщается, Си Цзиньпин уделил особое внимание проблеме либерализации правил для китайских инвесторов в США.

США, к слову, являются крупнейшим должником КНР - долг составляет $1 триллион. Кроме того, у США - огромный дефицит в торговле с Китаем, который в прошлом году достиг небывало высокого уровня в $315 миллиардов. Собственно объем товарооборота, достигший в прошлом году $500 миллиардов, является одним из основных факторов, намертво связывающих две страны.

Здесь нет необходимости вспоминать особенности двусторонних экономических отношений - это тема слишком обширна, но она явно не определяла ход переговоров. Ей будет уделено особое внимание в рамках других встреч с участием профильных специалистов. Стоит лишь отметить, что по завершении визита Си Цзиньпин подтвердил, что обе страны согласились выстраивать новый тип взаимовыгодных экономических отношений. Президент Обама в свою очередь заявил, что Америка будет только приветствовать приток инвестиций из Китая и что он, как президент, готов снять ограничения на экспорт китайских высоких технологий.

Прочее. Также СМИ сообщают о том, что Си Цзиньпин и Барак Обама обсудили совместные действия в борьбе с изменениями климата на планете, в частности, договорились о необходимости уменьшения выбросов фреона в атмосферу. Вашингтон и Пекин договорились, что гидрофторуглероды останутся под действием Рамочной конвенции ООН об изменении климата и принятого в дополнение к ней в 1997 году Киотского протокола.

Кроме того, был сделан традиционный реверанс в пользу проблемы соблюдения (точнее несоблюдения) прав человека в Китае. Еще до прилета китайской делегации Американские правозащитники призвали Обаму поговорить с Си Цзиньпином о возможном освобождении 16 известных китайских диссидентов, в том числе нобелевского лауреата Лю Сяобо. Однако это вопрос для Пекина принципиальный и, если идет речь о выстраивании общей концепции конструктивного диалога, к нему лучше не обращаться. Судя по отсутствию заявлений, Обама поступил мудро и не стал акцентировать внимание на проблеме, столь любимой, к примеру, прошлой командой во главе с Клинтон.

Международные вопросы

Как сообщается, обе стороны посвятили немало времени поиску общей позиции в решении вопросов, касающихся ядерной программы КНДР, конфликтов в Восточно-Китайском море, проблемных моментов на Ближнем Востоке, включая Иран и Сирию, а также перспективам развития Южной Азии после вывода американских войск из Афганистана.

Корейская проблема. Эту проблему сложно было обойти вниманием, и Штаты не скрывали, что, несмотря на шестисторонний формат, решать этот вопрос следует именно с Китаем. Джон Керри во время своего азиатского турне не раз подчеркивал, что Пекин имеет особое влияние на Пхеньян и может повлиять на агрессивные планы молодого Кима. Оставив, за отсутствием доказательств, в стороне концепции некоторых авторов о том, что весенняя эскапада КНДР была спровоцирована Китаем с целью устрашения возможных азиатских союзников США, да и самих Штатов, обратим внимание на следующее.

Китай заинтересован в сохранении северо-корейского режима как буфера между своими границами и Южной Кореей, где расположены американские базы, поэтому допустить военный конфликт, как и, разумеется, применение ядерного оружия, не может. Так что, учитывая спектр рычагов воздействия на Пхеньян, Китай вполне может применить массу тактических маневров для снижения напряженности на Корейском полуострове.

Здесь Китаю совершенно нет необходимости вступать в явные прения с США, его задача - сохранение относительно сильного и стабильного режима Кимов и здесь его сдвинуть будет трудно. В итоге, как заявил по окончании калифорнийской встречи Том Донилон:

«Они согласились, что Северная Корея должна отказаться от ядерного оружия, что ни одна из стран не признает Северную Корею в качестве ядерной державы, и что мы будем работать над углублением сотрудничества и диалога в целях денуклеаризации Корейского полуострова».

Восточно-Китайское море. Здесь ключевым моментом на переговорах стал непрекращающийся спор Китая и Японии по поводу юрисдикции островов Сенкаку/Дяоюйдао, в этом году обострившийся до предела. Во время переговоров Обама посоветовал китайскому коллеге принять меры по снижению напряженности вокруг архипелага, но вряд ли эта просьба будет услышана.

Китай вполне может вспомнить отсутствие реакции на собственные призывы не проводить совместные американо-японские учения по высадке морского десанта, проведение которых США и Япония запланировали в той же самой Калифорнии на 11 июня, то есть всего через 3 дня после отъезда Си Цзиньпина.

Узнав о планах проведения учений, Китай просил не проводить маневры, ссылаясь на то, что это может усилить недоверие и напряженность в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако позиция Пекина не была принята во внимание. В итоге, двухнедельные учения, в которых принимают участие около тысячи японских военнослужащих сухопутной армии, ВВС и ВМС, уже идут полным ходом. С учетом того, что «сценарий совместных учений ... предусматривает высадку совместного десанта на один из островов, который якобы занят условным противником», ждать какого-то прогресса на переговорах по этой теме было бы глупо. Однако если он все же будет достигнут, и США откажутся от явной поддержки Японии в конфликте, то напряженность в отношении Сенкаку будет заметно снижена.

Прочее. Обсуждение международных вопросов затронуло и ситуацию в Сирии. При обсуждении сирийской проблемы стороны высказали озабоченность и желание сторон прийти к «мирному разрешению» ситуации. Несмотря на возможное расхождение во взглядах на итоги такого «мирного разрешения», для данных переговоров проблемы Ближнего Востока важны не в такой мере, как проблемы Востока Дальнего.

Традиционного внимания удостоилась проблема Тайваня, являющаяся старым камнем преткновения в отношениях двух стран. Си Цзиньпин призвал США прекратить поставку оружия Тайбэю, но на успех здесь рассчитывать было бессмысленно. Тем не менее, почетный председатель партии Гоминьдан У Босюн во главе делегации партии 12 июня прибыл в Пекин, где в течение двух дней стороны обменялись мнениями по связям между КПК и партией Гоминьдан, развитию отношений берегов Тайваньского пролива и другим важным проблемам. Такой визит, как и позиция тайваньской стороны на переговорах, не может не согласовываться с Вашингтоном и, если потепление началось, то и на тайваньском направлении Китай может продвинуться очень далеко.

АТР

Однако если отвлечься от безусловно важных частностей, то основной проблемой, по которой требуется найти понимание является позиция сторон по поводу политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Исходной точкой является «поворот» внешнеполитической стратегии США в сторону АТР и активизация Вашингтона на этом направлении. Причем деятельность американской дипломатии была направлена именно на ослабление Китая за счет наращивания в регионе собственной военной мощи и поддержки тех стран, у которых не самые гладкие отношения с Китаем. В преддверие визита китайская «Жэньминь жибао» пишет:

«Соединенным Штатам Америки необходимо пояснить Китаю: влияют ли внутреннее положение дел и "поляризованная" политика на отношение к КНР и каким образом? Как выполнить обещание о встрече мощного и процветающего Китая? Каким образом объяснить, что "восстановление баланса" в АТР не направлено против КНР, а также пояснить принципиальную американскую позицию, затрагивающую коренные интересы Китая».

Китаю есть, что предъявить Обаме. В частности, военную поддержку Филиппин, которые не могут поделить с Китаем острова в Южно-Китайском море, помощь Вьетнаму, ту же поддержку Японии, претендующей на Сенкаку, активизацию военного сотрудничества с Южной Кореей.

Еще в конце 2011 года, когда в ходе своего визита в Канберру Обама договорился о расширении американского военного присутствия в Австралии, Китай начал публично высказывать свою озабоченность. Говоря тогда о причинах изменения американской политики, Барак Обама прямо назвал прежде всего растущее давление Китая на своих соседей.

Если два лидера смогли подняться над частными проблемами и посмотреть, насколько для них принципиально сложившееся столкновение интересов в АТР и как можно ослабить его накал к взаимной выгоде, то это может считаться истинным успехом переговоров и, действительно, поворотом к новому формату отношений. Запущен ли процесс нормализации, станет ясно уже в течение ближайших месяцев, и индикатором явно будет градус напряженности в регионе.

Итоги

В целом, переговоры оцениваются как крайне успешные.

«У меня сложилось впечатление, что обе стороны хотят заново оценить исходные позиции и понять, могут ли они выстроить отношения с прицелом на более длительную перспективу - иными словами, могут ли они вырваться за рамки сиюминутных проблем», - сказал Би-би-си бывший госсекретарь США Генри Киссинджер.

В пресс-релизе по итогам встречи, говорится:

«Стороны договорились совместными усилиями создавать отношения нового типа между великими державами, уважать друг друга, развертывать сотрудничество в целях достижения обоюдного выигрыша на благо народов двух стран и всего мира».

А на пресс-конференции Си Цзиньпин подчеркнул, что создание отношений нового типа между двумя державами будет беспрецедентным событием.

«В ходе активизации диалога, углубления взаимодоверия, развития сотрудничества и преодоления разногласий КНР и США должны непременно продвигать процесс создания таких отношений», - отметил Си.

Барак Обама на этой же пресс-конференции заявил, что он и Си Цзиньпин считают, что в настоящее время для двух государств представляются уникальные возможности продвижения двусторонних отношений на новый уровень, и он намерен использовать этот шанс.

Для того чтобы две страны начали спокойно и конструктивно общаться, доверие между лидерами крайне значимо, но это не исчерпывает весь список проблем, в том числе и ментального характера, которые предстоит преодолеть. И здесь речь идет не о том, чтобы все забыть и прийти к тому упомянутому «нулю», а именно к тому, чтобы по разным направлениям выйти на какой-то единый уровень и с этих позиций начать строить какую-то систему. По-другому Китай действовать не будет.

По общему признанию, саммит был исключительно успешен с точки зрения установления теплых личных отношений между лидерами двух ведущих держав. Си Цзиньпин пригласил Барака Обаму посетить Китай с ответным визитом, на что последний с удовольствием согласился.

Как представляется сейчас, стороны готовы перейти ту грань, которая разделяет прежнюю политику, сосредоточенную на тактических маневрах, к выстраиванию стратегического каркаса отношений двух стран. Показателем того, что переход начинается, как ни странно, станет именно характер тактических действий. Если они начнут вписываться в какую-то единую стратегию с вектором на сближение позиций, то мы действительно несколько дней назад наблюдали событие, сравнимое по масштабу и с ялтинской конференцией и с визитом Никсона в 1972 году.

Источник

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий