Глухим нельзя иметь детей? 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Глухим нельзя иметь детей?

Проблемы семьи и брака
Ювенальная юстиция / 13.03.2019


Петербургские ювенальщики пытаются отобрать детей у Олеси Уткиной, инвалида по слуху; общественность просит Александра Беглова остановить беззаконие …

В понедельник, 11 марта, в Санкт-Петербурге должен был состояться суд об ограничении в родительских правах инвалида по слуху Олеси Уткиной, сообщает RT. Органы опеки посчитали, что женщина, в одиночку воспитывающая двоих детей, не справляется со своими обязанностями.

Олеся Уткина утверждает, что детей у неё забрали после того, как она не открыла дверь педиатру, который пришёл к заболевшей дочери. У Олеси сломался слуховой аппарат, и она не услышала стук в дверь. Ситуация находится на контроле у уполномоченного по правам ребёнка.

Как она рассказала «Фонтанке», накануне маленький сын сломал её слуховой аппарат, а ночью она почти не спала – ребенок капризничал, и Олеся проходила с ним на руках до четырех утра. В 5:45 сделала ему ингаляцию (их надо делать несколько раз в день из-за болезни ребенка), а уже через час начала будить старшую дочь в садик. И почувствовала, что та вся горячая – градусник показывал больше 38,5. Мама вызвала на утро педиатра из местной поликлиники, прилегла с дочкой обратно в кровать и просто отключилась после бессонной ночи.

Когда педиатр пришла, то не смогла войти в парадную – домофон в квартире не работает. Она начала звонить Олесе на телефон, но та не могла его услышать. От звонка проснулась Даша, которая подняла трубку и сказала, что мама спит. В итоге дверь врачу в общий коридор квартиры открыла соседка по коммуналке, которая сказала, что Олеся якобы пьяна.

Врач передала информацию инспектору по делам несовершеннолетних, инспектор оперативно приехала в квартиру и вызвала полицию. Вместе они начали ломиться в дверь комнаты. Её открыла Даша, которая пододвинула стульчик и после этого растормошила маму словами «там тети пришли». Проснувшаяся в собственном доме в такой компании Олеся была шокирована.

«Мне сразу в лоб начали кричать, что детей сейчас заберут – допрыгалась, что-то говорить. Я им объясняла, что не слышу, показывала сломанный слуховой аппарат, просила написать мне, что происходит.  Но женщина из опеки лишь отмахнулась. Крикнула: "Придуриваешься, все ты слышишь!"» – рассказала Олеся.

Маме сказали, чтобы она собиралась и ехала в полицию. А детей оставили со специалистами дожидаться бабушки из Агалатово, которой Олеся успела отправить сообщение через Интернет. В отделении маме ничего не объяснили (или она не услышала) и отправили её ждать. «Подходило время делать следующую ингаляцию Кириллу, их нельзя пропускать. Я только просила: "Дайте мне скорее бумаги, чтобы я могла уже написать объяснительную". На что мне сказали: "Сядь и сиди". С меня взяли отпечатки пальцев, ладони и обуви. Но не сделали освидетельствование на опьянение. А потом жестами показали, что я могу идти», - рассказывает несчастная мать.

Олеся сразу же побежала домой, даже забыв паспорт в отделении, но детей уже не застала. Мама рассказала, что их увезли в больницу. До 22 февраля Олеся прожила вместе с ними в медицинском учреждении.

Когда она поехала на комиссию по слуху, чтобы восстановить инвалидность, Дарью перевезли из больницы в детский дом. А Кирилла перевели в социальную палату – отдельный бокс. На ночь он оставался там один, только на попечении медперсонала. А 4 марта и его отправили в детский дом, но не в тот, в которой увезли сестру. Олеся навещает их так часто, как может, и говорить об этих встречах без слез не способна.
 
«Они когда видят маму, то безумно радуются. Кирилла еще можно отвлечь, чтобы я незаметно ушла. А Дашу нет. Она хватает за руки, за ноги... «Мамочка, забери меня отсюда, не бросай меня здесь – я хочу домой», – рассказала Олеся.

Президент Северо-Западной ассоциации приёмных родителей «Ребёнок дома» Мария Эрмель, которая знакома с документами по делу Олеси, рассказала, что у неё за последние три года шесть составленных актов, в которых указано: «была в состоянии алкогольного опьянения». «В четырех случаях соседи вызвали в квартиру полицию и сообщали, что Олеся в состоянии опьянения. В двух случаях детей вообще не было дома – они находились у бабушки, еще в одном случае это было празднование 8 Марта, и она сама вызывала полицию, – рассказала Эрмель. – Я на комиссии прямо сказала: а вы за три года были меньше, чем шесть раз, в состоянии алкогольного опьянения? Я вот больше – на Новый год, на день рождения. Просто мне полицию никто не вызывал, а ей вызывали.
 
Олеся говорит, что 14 января пьяна не была. У нее неоднократно были конфликты с соседями по коммуналке из-за общих помещений, и поэтому они могли ввести в заблуждение госорганы. А освидетельствование не проводилось». «Они утверждают, что я пьяная, но этого не было — никаких банок и склянок при осмотре комнаты не обнаружили, их и не было. Я ходила к наркологу, все результаты анализов у меня отрицательные. Каждый человек дома может у себя выпить вина и чего-то там еще, но праздники же не каждый день. А люди обвиняют меня в том, что я тут чуть-ли, не непросыхая, употребляю алкоголь и полуобморочном состоянии валяюсь. Такого нет и не было», – убеждает женщина.

Кроме того, и спиваться ей некогда. День матери-одиночки ежедневно начинается в 5:45. В 6 часов утра она делает ингаляцию сыну. Дальше будит дочь в садик. Её отвела – пришла домой, начала уборку и готовку. Потом прогулки с Кириллом. Потом обед, в районе 18 часов надо идти за Дашей. Следом мультики, рисование, лепка. А в 21–21:30 спать, потому что утром в садик. И так каждый день. Средств улучшить условия проживания нет: Олеся не работает, пособие на дочь – 1500 рублей, а на сына – 6000. Треть бюджета уходит на коммуналку.
 
Тем временем сама мама опасается, что детей отдадут чужим людям. Их анкеты размещены в федеральной базе сирот, уже поступили заявки от семей, готовых усыновить малышей. При этом Олеся Уткина ещё не лишена родительских прав. Из-за болезни судьи заседание было перенесено на 1 апреля.

Бабушка детей Светлана Уткина рассказала RT, что старшая дочь тяжело переживает разлуку с матерью, а сын ещё слишком мал, чтобы понять, что происходит. Женщина отмечает, что Олеся не может устроиться на работу из-за проблем со слухом, поэтому у неё накопились долги по квартплате и услугам ЖКХ, её также исключили из очереди на квартиру. Сейчас семья Уткиных борется за то, чтобы вернуть пятилетнюю Дашу и полуторагодовалого Кирилла. 

Чтобы не расстраивать старшую девочку, родные сказали ей, что она отдыхает в санатории. Но Даша узнала, где находится на самом деле. Светлана Николаевна передаёт разговор с внучкой: «Она мне сказала по телефону: «Бабушка, а знаешь, что я не в санатории? Мне тётя сказала, что я в детском доме». А Кирилла нашего отправили в дом малютки».

Мать Олеси Уткиной считает, что проблемы у дочери начались после потери слуха. 

В 18 лет Олеся устроилась гражданским специалистом в воинскую часть во Всеволожске, где проработала телеграфисткой два года. В то время она слышала хорошо. В 25 лет девушка начала глохнуть. Болезнь развивалась быстро. Когда Олеся обратилась в поликлинику, профильный врач посоветовал ей «капать капельки». Бить тревогу медики начали, когда молодая женщина полностью оглохла на правое ухо. «Вернуть слух так и не удалось, — говорит Светлана Николаевна. — В 2011 году мы ей первый слуховой аппарат купили за 15 тыс. рублей. А они ломаются очень быстро».

Женщина отмечает, что из-за проблем со слухом Олеся часто громко разговаривает. По её словам, это раздражает соседей Уткиной. «Чем хуже она слышит, тем громче разговаривает. Это одна из причин её конфликтов с соседями по коммуналке. Я не знаю, кто из них первый начинал и как там было на самом деле, но когда я звонила ей по телефону, то не раз слышала раздражённые голоса: "Не надо тут орать на всю квартиру". Соседей раздражало, что из-за глухоты она громко разговаривает», — рассказывает Светлана Николаевна.

В коммунальной квартире Олеся живёт с 2005 года. Её соседи переехали туда гораздо раньше. Как отмечает Светлана Николаевна, конфликт между её дочерью и соседями обострился в последнее время. «Как поругаются, так Олеся с детьми приезжает к нам», — вспоминает женщина.

Она отмечает, что внукам очень нравилось гостить у бабушки, у неё они проводили все летние месяцы. Дома у Светланы Николаевны очень много игрушек. 
«После ссор с соседями Олеся отдохнёт у нас, да и вернётся в свою комнату в коммуналке, — продолжает Светлана Николаевна. — В очередь на жильё она вставала как инвалид. Но у неё задолженность по ЖКХ образовалась, её из льготной очереди исключили».

Мать Олеси отмечает, что дочери не по силам платить за жильё и коммунальные услуги. У неё на руках двое маленьких детей, а на работу она не может устроиться из-за того, что плохо слышит. «Дочь периодически работала продавцом то в магазине, то на рынке, — рассказывает Светлана Николаевна. — Но всё это, к сожалению, было неофициально. Устраивалась она и на официальную работу, но обычно её брали только на низкооплачиваемый испытательный срок, а потом увольняли. Как вообще её можно обвинять в том, что не работает? Куда ей идти, где найти такую организацию, которая возьмёт Олесю в штат, тем более она человек без образования?»

Женщина также подчёркивает, что её младший внук Кирилл серьёзно болен и за ним нужен постоянный уход. «Когда Кирюша родился, то он был очень маленький, весил всего 2 кг 700 г. Его сразу и надолго оставили в больнице. А он стал быстро терять вес», — говорит Светлана Николаевна.

Врачи не сразу поставили диагноз мальчику. Для этого необходимо было делать генетические анализы, все они были платными. Оказалось, что Кирилл страдает тяжёлым заболеванием. «Мальчик первый год жизни фактически провёл в больницах, — говорит бабушка Кирилла. — Когда его привезли домой, он не мог подняться, всё время лежал. Мы всей семьёй делали ему массажи, наращивали мышечную массу: у него были одни кости, обтянутые кожей. Эта болезнь — хроническая, он должен постоянно принимать ферменты. Если ему их не давать, он долго не протянет: без них у него не переваривается пища. И еду ему надо готовить нежирную, но высококалорийную». 

Светлана Николаевна говорит, что любимая игрушка Кирилла — маленькое детское пианино. Женщина радуется, что его успели передать мальчику в приют. 30 апреля ребёнку исполнится два года. Бабушка надеется, что Кирилл встретит праздник не в казённом учреждении, а в кругу семьи. «Хорошо, что Кирюша ещё не осознаёт, что происходит и почему он не дома, не с мамой. А Даше очень тяжело, — с трудом сдерживает слёзы Светлана Николаевна. — Скучает очень по маме, по братику. Спрашивает меня всё время: «Бабушка, когда вы меня заберёте?» А я её прошу: «Потерпи немножко, Дашуля, потерпи, мы постараемся вас с Кирюшей побыстрее вернуть домой». 

Тем временем, как сообщает Фонтанка, десять волонтеров и рабочих трудились все праздники, чтобы привести в порядок квартиру для детей Олеси. Их опекуном хочет стать бабушка, но состояние её жилплощади в Агалатово не устроило органы опеки. «Полностью обновили всю кухню — сняли все покрытие со стен, потолка, зашпаклевали, поклеили, покрасили. В туалете все стены и потолок обновили. Во всех комнатах удалили следы протечек от соседей. Привезли стационарную кроватку для Кирилла. Сделали все за 4 дня. Нас было 10 человек. Получилось чистенько, свежо, надеюсь, опеку это устроит, – рассказала «Фонтанке» президент Северо-Западной ассоциации приёмных родителей «Ребёнок дома» Мария Эрмель.

Специалист опеки должен в ближайшее время осмотреть обновленную жилплощадь. 

Ранее Эрмель разместила на портале Change.org петицию в адрес врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова с просьбой вернуть детей матери, сообщает РИА Новости. За две недели ее подписали более 26 тысяч человек. «Одна из самых авторитетных медиа-менеджеров России, главред «Россия сегодня» Маргарита Симоньян подключилась к делу о беспределе питерской опеки, работники которой изъяли двух детей у глухой матери Олеси Уткиной. После организованного Симоньян информационного прессинга к делу несчастной матери подключились различные фонды, в том числе с весьма неоднозначной репутацией, а местные чиновники начали "переобуваться в воздухе", отложив суд о лишении родительских прав, - сообщает РИА Катюша. - Отрадно, что опека и суды еще боятся огласки и резонансных случаев, жаль только что это слабо влияет на созданную в стране за последние годы ювенальную систему, и Маргарита Симоньян, при всем желании, не может помочь тысячам других несчастных семей, которые ежегодно становятся жертвами ювенального террора по всей стране».

В частности, главред RT Маргарита Симоньян 8 марта написала следующий пост в своем телеграм-канале: «Я желаю счастья и справедливости всем женщинам (впрочем, как и мужчинам), но больше всех сегодня я желаю счастья и справедливости глухой матери, у которой отобрали двух детей, потому что она глухая. Я отказываюсь жить в одном мире с таким живодерством и обещаю сделать все, что зависит от нашей немаленькой редакции, чтобы вернуть несчастных детей несчастной матери». 

По словам адвоката, среди претензий, которые ювенальщики предъявляют Олесе, - как раз «запах сырости, грибок в санузле и на кухне, а также отсутствие одного спального места» - все по заветам Светланы Агапитовой. Однако после вмешательства Маргариты Симоньян есть основания полагать, что Светлана Юрьевна и ее последователи не будут настаивать на лишении матери прав. И суд кончится для Олеси хорошо.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме