Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О заблуждениях и лжи в оценках духовного наследия

Консервативная классика / 23.01.2019


Ответ на статью Сергея Фомина «О монархизме подлинном и мнимом» …

От редакции: Мы позитивно относимся к полемике между единомышленниками, когда она ведется в доброжелательном тоне. Именно в таком тоне написан ответ Андрея Коренева на статью известного православного историка Сергея Фомина. Не со всеми оценками автора мы согласны. Однако его методология, на наш взгляд, куда более продуктивна, чем методология Сергея Фомина. Сегодня одни предлагают отказаться от «мнимого монархиста» Льва Тихомирова, завтра другие подвергнут критике Константина Победоносцева за его недостаточную народность и срыв проекта созыва Земского собора, а послезавтра третьи призовут отправить на свалку истории Константина Леонтьева за его критичное отношение к славянофильству. Так неровён час мы останемся без корифеев русской мысли. Такой ригоризм никуда не годится.

Здесь случай, когда уже само название статьи вызывало у меня, как у православного мiрянина, профессионального историка и юриста, особый интерес, да и автор её - Сергей Владимирович Фомин, был ранее известен мне как составитель весьма интересного и полезного сборника «Россия перед вторым пришествием». Неприятное удивление и досада - вот результат от прочтения названной статьи и будь её автор представителем «пятой колонны», вряд ли бы я стал отвечать ему, но, поскольку он сам себя считает православным, а значит братом во Христе всем членам нашей общей Церкви, я считаю своим долгом ответить ему именно на эту статью.

Начну с того, что Христианское православное вероучение в своей неповреждённой полноте ЦЕЛОСТНО, а это означает, что в отношении к государственному устройству каждый православный человек не может быть никем иным, как только монархистом, и «православный республиканец» такой же абсурд, как например «беззвучный звук». Поэтому всех тех, кто этого не понимает, но при этом относит себя к православным христианам, остаётся только пожалеть. Лично я отношу себя к тем, кто в числе русских христианских философов, а вернее сказать - мыслителей, наилучшим образом показавших и доказавших верность и красоту идеи монархизма, почитает именно Льва Александровича Тихомирова. Оставляя в стороне разбор истинных мотивов, побудивших С.В. Фомина обвинять Л.А. Тихомирова в «мнимом монархизме», перехожу к рассмотрению приёмов и «доказательств», которыми пользуется и к которым прибегает автор критической статьи.

Давно и хорошо известно, что на своём жизненном пути большинство людей духовного склада (исключая обывателей - «симплициусов»), проходят сквозь «дебри» заблуждений, через определённые этапы возрастания, в особенности прежде чем достигнуть высот Богопознания. Примеров этому великое множество. Так, Савл, прежде чем стать великим апостолом Павлом, был ярым гонителем христиан, а великий Пушкин не раз досадовал на то, что люди, укоряющие его в сочинении «гаврилиады», недрузья ему, а злопыхатели. Поэтому не по-христиански обвинять кого бы то ни было вообще и Тихомирова Л.А. в частности, за то, что в своей молодости он был «народовольцем». По меньшей мере это неумно и непорядочно. Ещё более недостойно православного публициста привлекать на свою сторону в качестве обвинителей самого что ни на есть подлинного монархиста Л.А. Тихомирова некоторые авторитеты из числа священства и «светских» общественных деятелей, «притягивая» с этой целью цитаты и ссылки, порой, как говорится, совсем «из другой оперы». 

В качестве одного из «доказательств» отсутствия у Л.А. Тихомирова подлинной «монархичности» С.В. Фомин приводит его оценку февральской революции, как явления закономерного. Во-первых, на тот исторический момент «тайна беззакония» уже давно была в действии, о чём автор статьи должен знать хорошо, так что это трагическое событие и на самом деле стало результатом многовековой подрывной деятельности тёмных сил «мiровойзакулисы», т.е. явлением вполне закономерным. А во-вторых, признание любым человеком закономерности того или иного явления (в данном случае исторического факта), вовсе не означает его одобрения признающим лицом, что со всей очевидностью следует отнести и к оценке Л.А. Тихомировым февральской революции. Кроме того, при оценке исторических событий (в особенности тех, что находятся на значительном временном расстоянии), необходимо следовать принципу «историзма», т.е. учитывать, что сами участники этих событий, их современники, имели возможность лишь предполагать исторические последствия оных, в отличие от тех, кто имеет возможность знать таковые. Видимо в своей статье о монархизме С.В. Фомин пренебрёг этим важным принципом, а для добросовестного исследователя такое недопустимо. Обвинения Л.А. Тихомирова в том, что в своих дневниках он придаёт значение, якобы не столько самим фактам, сколько тому «что говорит народ», и вовсе представляются несостоятельными, поскольку то, что принято называть «общественным мнением», отражающим действительность, уже само по себя является историческим фактом и, соответственно, предметом научных исследований, которыми и занимался весьма успешно Л.А. Тихомиров. Кстати сказать, в настоящее время понятие «монархизма» в общественном сознании находится на уровне «мхов и папоротников» и поэтому остро нуждается в просвещении, впрочем, как и многие другие традиционные и «вечно» актуальные для исторической России понятия. 

Далее со стороны С.В. Фомина в адрес Л.А. Тихомирова следуют ещё более страшные и серьёзные обвинения. Так, поиск им «человека спасающего» при «правящем Царе-мученике» Фомин называет «подлинной слепотой» и в этом обвинении проявляется не только его отступление от вышеупомянутого мною принципа историзма (ведь так называемого «отречения» ещё не случилось, а до «Русской Голгофы, оставалось ещё более полутора лет), но и непонимание естественной для истинного православного русского патриота, каким и был приснопамятный Лев Александрович, «жажды» появления народных героев-спасителей своего земного Отечества в обстановке всеобщей утраты совести, помрачения умов и предательства представителей высших слоёв общества. Моральное право, как принято говорить в подобных случаях, на обвинения такого рода в адрес таких людей, каким был Л.А. Тихомиров, имеют право лишь те, кто реально пострадал за «Русское дело», как, например, наш современник - председатель Союза «Христианское Возрождение» Владимир Николаевич Осипов (соратником и заместителем которого я имею честь быть), человек, который за правду Божию заплатил пятнадцатью годами свободы и подвергался другим гонениями со стороны властей, но В.Н. Осипов, являясь как раз подлинным монархистом, глубоко чтит Л.А. Тихомирова за его драгоценный вклад в наше национальное духовное наследие. 

Поскольку «камнем преткновения» становятся частенько весьма существенные различия в оценках и толкованиях как «природных» явлений, так и событий общественной жизни, а также чьих-то умозаключений, для различения подлинности и фальшивости чего бы то ни было, разумеется, необходимы критерии. В этой связи, для меня совершенно очевидно, что главным критерием «православности» (монархизма в т.ч.), является приверженность православному вероучению, содержащемуся в Новом Завете и учении святых отцов Единой Святой Соборной апостольской Кафолической Церкви. Наш девиз «Православие, Самодержавие, Народность» в полной мере соответствует этому учению. Поэтому, оценивая труды Л.А.Тихомирова и, рассматриваемую в данном разе статью С.В. Фомина, я стараюсь руководствоваться именно этим главным критерием. В числе суждений, вменяемых в вину Льву Александровичу, у автора статьи значится его нелюбовь к подлинному другу и защитнику Царской семьи - Григорию Ефимовичу Распутину. Прежде чем продолжить рассмотрение этого факта, сразу заявлю, что этого человека я считаю одним из наиболее оболганных в отечественной и мiровой историографии, подобно тому как был оболган и не реабилитирован и не прославлен до настоящего момента РПЦ МП истинный священномученик Аввакум. Всей своею мощью либеральные масонские СМИ того времени возводили клевету на Распутина и государыню и очень трудно (если возможно) было понять современникам, кем же «старец» Григорий был на самом деле. Слава Богу, с недавних пор правда о нём начинает пробиваться сквозь толщу лжи и заблуждений. Здесь же, в целях защиты Л.А. Тихомирова я ограничусь тем, что напомню об отрицательном отношении к Распутину в своей земной жизни родной сестры государыни - великой княгини Елизаветы Феодоровны, которую вся Церковь чтит как преподобномученицу. Интересно, дерзнёт ли ныне С.В. Фомин обвинять иеё в отсутствии любви к Григорию Распутину? 

О том, что гибель Российской Империи была закономерной, но не безвозвратной, свидетельствовало чудо явления 2 (15) марта иконы Божией Матери «Державная»! С тех пор и посейчас она хранит Российский трон для возвращения на него Помазанника Божиего. В трудах Л.А. Тихомирова невозможно усмотреть (без умысла на то) отсутствие понимания того, что подлинным источником и покровителем царской власти является Господь Бог. При этом надо понимать, что возведение на трон может производиться Соборным решением, что и произошло у нас в 1613 году. Если Сам Христос был Богочеловеком в Своё Первое Пришествие в мiр дольний, то все помазанники Божии «стопроцентные» люди (только «должность» их сакральная). Будучи людьми, цари также подвержены страстям различным и обладают разными способностями, и могут совершать ошибки. Поэтому рассуждать о личных качествах монархов историкам не возбраняется, не забывая при этом, что ещё во времена Ветхозаветные нашим Отцом Небесным было сказано «Не трогайте помазанных Моих». По всей видимости С.В. Фомин не вполне сознаёт эту истину, если обвиняет Л.А. Тихомирова в отсутствии должного благоговения к царской власти, находя наличие такого благоговения у себя самого. Ну что же, Бог ему Судья, как и каждому из нас. Однако, это, хорошо известное многим аксиоматическое утверждение, мешает также многим уразуметь, что люди обязаны рассуждать, дабы различать добро и зло, и если осуждать, то лишь деяния, а не тех, кто их совершает, подобно тому, как надлежит ненавидеть болезнь, но жалеть страдающего от болезней.

Выше я упоминал, что, обвиняя Л.А. Тихомирова в «мнимом монархизме», С.В. Фомин призывает себе на помощь как лиц достойных, так и людей сомнительной репутации. К первым я без сомнений отношу святителя митрополита Филарета (Дроздова), святого Оптинского старца о. Амвросия, архимандрита о. Константина Зайцева, К.Н. Леонтьева, товарища обер-прокурора Священного Синода (одного из немногих убеждённых, верных слуг царя) князя Н.Д. Жевахова и некоторых других, на чьи авторитеты ссылается в своей статье С.В. Фомин. Ко вторым причислю «Нижегородского исследователя» С.В. Чеснокова, у которого «сложилось впечатление, что «правые» рассуждают о каком-то другом, <...> придуманном Тихомирове, каким хотел казаться другим сам Тихомиров». Исследователь сей договорился (дописался) даже до того, что назвал Л.А. Тихомирова «двойным ренегатом». 

В статье С.В. Фомина «О монархизме подлинном и мнимом», помимо Л.А. Тихомирова, досталось также обвинений А.С. Хомякову и современному нам (к большому сожалению ныне покойному) Владимиру Игоревичу Карпецу. Первому - за то, что он, якобы, явился «родоначальником либерального направления в русском богословии», а К.Н. Леонтьев, якобы, «не доверял его православию», которому самого Леонтьева учили его непререкаемые «Афонские духовники, Амвросий Оптинский и митрополит Филарет (Дроздов)». В защиту настоящего монархизма А.С. Хомякова скажу лишь, что, если народная воля согласна и не противоречит воле Божией, то и у Хомякова нет ошибки в его оценке выхода из Смутного времени начала XVII века. 

Второму от Фомина досталось за его переход в «единоверчество». Кстати, не считаю правильным скрывать, что и сам я, под силой неопровержимых исторических фактов с относительно недавних пор также стал приверженцем, так называемого единоверчества, ибо Древлеправославная Русская Церковь, так или иначе, была оболгана, либо подвергнута забвению и пренебрежению некоторыми нашими священоначальниками и монархами в силу их неосведомлённости и заблуждений. Одной из причин сочувствия многих «старообрядцев» (как стало принято называть без разбора всех, кто в XVII в. не взял сторону царя Алексея и патриарха Никона) разным революционерам (и, в т.ч. «большевикам») и стали как раз давнишние обиды за их гонения со стороны царской власти, причём за гонения исключительно за веру! Скрываемые, начиная с Синодального периода до наших дней истинные причины и обстоятельства Церковного Раскола середины XVII века, путём искажения, а большей частью посредством замалчивания их, В.И. Карпец глубоко знал и понимал, чего, похоже, не знает и не понимает С.В. Фомин. Я полагаю излишним воспроизводить здесь фрагменты ссылок, цитат, все доводы и выводы на этот счёт С.В. Фомина. Вместе с тем, не призывая никого принимать на веру мои настоящие умозаключения, напоминаю о возможности самим прочесть вышеназванную статью, а ещё лучше прочитать и перечитать труды самого Льва Александровича, а также Владимира Игоревича. 

Злорадство С.В. Фомина по поводу того, что ученики школы им. Горького дали Л.А. Тихомирову прозвище «Карл Маркс», на мой взгляд, свидетельствует лишь о том, что С.В. Фомин, пусть и невольно, встал на уровень этих учеников-недоумков. Ещё и ещё раз не лишним будет напоминание о том, что подлинным источником права, как и источником Богоугодной власти, является Закон Божий, что также очевидно явствует из Священного Писания и народ (в особенности русский, но не только он), не мудрствуя лукаво, действительно интуитивно в разной степени ощущал и принимал эту истину. Уверен в том, что Л.А. Тихомиров, А.С. Хомяков, В.И. Карпец каждый в своё время вполне осознанно пришли к ней и не отступали от неё до конца своей жизни земной. А некоторые отступники и предатели из числа царедворцев (министров, «думцев») военоначальников и священоначалия (лиц «недозревших» до монархической идеи это не касается), как известно, прозрели, хоть и с опозданием, и даже публично раскаялись в содеянном. Деяния их забывать не следует, а им самим, как и всем нам, окончательный вердикт будет вынесен на Страшном Судище Христовом. 

Сергею Владимировичу Фомину я искренне желаю подвергнуть серьёзной ревизии свои суждения о монархизме подлинном и мнимом. По заветам святых отцов - врагов Божиих и лжи их нам следует гнушаться, а от заблуждений избавляться, помогая в этом друг другу.

С любовью о Господе, православный мiрянин, заместитель председателя СХВ, р.Б. Андрей Коренев

20 (7) января 2019 г. от Р.Х.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Сергей Швецов : Re: О заблуждениях и лжи в оценках духовного наследия
2019-01-23 в 11:01

"каждый православный человек не может быть никем иным, как только монархистом, и «православный республиканец» такой же абсурд, как например «беззвучный звук». Поэтому всех тех, кто этого не понимает, но при этом относит себя к православным христианам, остаётся только пожалеть"

Так г-н Коренев скромно пожалел целый архиерейский собор 2000 года.

"ещё во времена Ветхозаветные нашим Отцом Небесным было сказано «Не трогайте помазанных Моих»"

А отсюда видно, что ни 1Пар.16:22, ни Пс.104:15 г-н Коренев в глаза не видел. Не быть монархистом православный человек не может, а вот не знать текстов св.Писания очень даже может. Забавное православие.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме